На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Время политической зрелости. Армения отмечает знаменательную дату – 20-летие независимости

Публикации | Михаил АЛЕКСАНДРОВ | 20.09.2011 | 23:24

Это важный праздник для армянского народа, хотя его восприятие имеет определенную специфику. Армения – одно из редких государств, которое могло бы отмечать День независимости многократно. Боюсь, сейчас никто не возьмется точно подсчитать, сколько раз Армения была независимой страной, а сколько находилась в составе различных империй. Но что интересно: как только появлялась возможность, армянский народ сразу же возрождал собственное государство. Так произошло и в момент распада Советского Союза. То есть, несмотря на длительные периоды вполне благополучного имперского существования, как, например, в составе Византии или Российской империи, армяне отдавали предпочтение собственному национальному государству. В этом, видимо, проявляется характерная для всех народов тяга к независимому национальному существованию.

Не менее очевидным является, однако, тот факт, что, хотя к независимости стремятся все народы, далеко не все из них способны такую независимость реализовать. Не случайно в мире существует несколько тысяч этнических групп, но международно признанных государств – всего около двухсот. Да и среди этих стран добрая половина не имеет устойчивой государственности. Мне, например, доводилось бывать на островах южной части Тихого океана. И то, что я там увидел, скорее можно отнести к родоплеменному обществу, получившему инъекцию современной цивилизации в виде отелей, аэропортов, инфраструктуры и формальных атрибутов государственной власти – парламента, правительства, суда… Но стоит исчезнуть внешней подпитке в виде капиталовложений, технологий, квалифицированных кадров – и данные общества неминуемо вернутся к традиционным родоплеменным отношениям.

В различных частях мира мы в последние 20 лет имеем возможность наблюдать опасную тенденцию – увеличение числа т.н. «несостоявшихся государств» (failed states). Это либо страны, погрязшие в перманентной гражданской войне, либо те, которые не могут существовать без значительной экономической помощи извне. Искусственно созданные на карте мира уходящими колонизаторами, эти государства были изначально недееспособны. Некоторое время они могли существовать в условиях «холодной войны», когда ресурсы противостоящих блоков поддерживали такие государства на плаву в интересах расширения своей сферы влияния. Но «холодная война» в виде блокового противостояния ушла в прошлое, и поток ресурсов иссяк.

Какое-то время эти государства продолжали функционировать по инерции, зачастую благодаря существованию в них жестких авторитарных режимов. Но как только такие режимы ослабевали, либо в силу естественной смерти диктаторов, либо под внешним давлением, то государственность таких стран оказывалась под вопросом. Такой процесс мы сейчас наблюдаем в Ливии. Смещение режима полковника Каддафи породило хаос, который без внешней помощи устранить не получится. Благо, у Ливии есть чем платить за внешнюю помощь. Поэтому у нее имеется шанс сохраниться как единое целое. Но у многих других стран, типа Сомали, нет ни нефти, ни газа. И их дальнейшая участь незавидна.

Надо заметить, что данный процесс не обошел стороной и постсоветское пространство. После распада СССР здесь также образовалась группа государств, которые оказались потенциально несостоявшимися. Они быстро проели и промотали советское наследство и сейчас держатся на плаву только за счет значительной внешней помощи. Наиболее близко подошла к опасной черте Киргизия, погрязшая в межплеменных и клановых разборках. Близко к ней стоит Таджикистан, не способный обеспечить работой большую часть своего молодого поколения. Несостоявшимся государством является Грузия, в которой не было ни одной законной передачи власти со времен независимости и которая поддерживает функционирование государственных институтов только благодаря значительной экономической помощи Запада. По пути превращения в несостоявшиеся государства идут Молдова и Украина. Даже среди бывших советских республик, вступивших в Евросоюз, есть два кандидата на роль несостоявшихся государств. Это Литва и Латвия. Причем последняя уже находится на грани финансового краха, от которого она удерживается только благодаря масштабной помощи Евросоюза и МВФ. Но сколько это еще продлится?

На этом фоне Армения как независимое постсоветское государство смотрится очень неплохо. Можно прямо сказать, что в Армении сложилась устойчивая национальная государственность. И вот почему. Армянская государственность рождалась в чрезвычайно сложных условия – в противоборстве с соседним тюркским миром. В начале 90-х годов прошлого века армянская нация, в отличие от других бывших республик СССР, вела борьбу за выживание. И эту борьбу выиграла. Это, кстати, отличает нынешнюю армянскую элиту от их исторических предшественников времен Первой республики. Тогда армянская элита допустила стратегическую ошибку – понадеялась на помощь Запада и тем самым поставила выживание своей нации под смертельную угрозу. Если бы не вмешательство Советской России, то мы сейчас имели бы в Закавказье не независимые государства, а новый Тюркский каганат.

Таким образом, нынешняя армянская государственность закалилась в реальной борьбе. Не случайно за время независимости она успешно преодолела несколько острых кризисов. Это и смещение Левона Тер-Петросяна с поста президента, и террористическое нападение на национальный парламент, и события 1 марта 2008 года. Ни одно из этих событий не привело к дезорганизации государственного управления или к гражданской войне. А ведь все это время армянскому руководству приходилось решать целый ряд очень сложных внутренних и внешнеполитических задач, маневрировать на дипломатическом поле, обеспечивать внешние условия для национального развития. И армянские руководители, особенно представители карабахской элиты, в тот момент оказались на высоте.

Первое, что им удалось сделать – это избежать чрезвычайно опасной ошибки – поссориться с Россией и русским народом. А ведь соблазн такого развития событий был велик. Когда Горбачев стал давить национальное движение Нагорного Карабаха, когда он начал операцию «Кольцо», возмущению армян не было предела. Эта волна недовольства союзным центром могла легко перекинуться на Россию и русских. А это бы внесло непоправимый раскол между двумя нациями. Возможно, что Горбачев этот раскол вполне сознательно провоцировал. Но к чести армянской элиты надо сказать, что она тогда воздержалась от необдуманных шагов и слов. Добрые отношения с Россией были сохранены.

Вторым правильным шагом армянской элиты того периода было решение не форсировать выход из Советского Союза, несмотря на сильное раздражение союзным центром. Декларация о независимости, принятая Верховным Советом Армянской ССР в 1990 году, предусматривала лишь «начало процесса утверждения независимой государственности» Армении, то есть рассматривала приобретение независимости как процесс, а не как одномоментный акт. На этом пути Армения, в отличие от некоторых других союзных республик, стремилась действовать в рамках процедур, установленных законом о порядке выхода из СССР. Поэтому Армения не оказалась в первых рядах разрушителей Советского Союза. Напротив, она провозгласила независимость уже после августовского путча, а не до него, как это сделали прибалты и грузины. Тем самым армянам удалось не только сохранить хорошие отношения с либеральными кругами российской элиты, но и не допустить антагонизма со стороны русской патриотической общественности и силовых структур. А это сыграло в пользу Армении несколькими годами позже.

Третьим правильным решением армянской элиты стал отказ от односторонней ориентации на Запад, как это было сделано во времена Первой республики. Можно сказать, что Армения, при всем прозападном настрое Левона Тер-Петросяна, ориентировалась на Россию даже больше, чем на США и Евросоюз. В рамках этого курса Армения одобрила нахождение на своей территории российских войск и в 1992 году заключила с Россией соглашение об их правовом статусе. А это предотвратило вмешательство Турции в карабахскую войну на стороне Азербайджана и в конечном итоге обеспечило победу армян в борьбе за Нагорный Карабах. В 1997 году военный союз между Россией и Арменией был закреплен в Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Таким образом, сделав правильный выбор в области внешней политики, Армения не только обеспечила безопасность своей собственной территории, но и способствовала образованию еще одного армянского государства – Нагорно-Карабахской Республики.

Правильные решения были приняты и в сфере внутренней политики. Самое важное из них состоит в том, что армянам удалось сохранить те демократические завоевания, которых добился советский народ в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века. Сейчас в России существует много пересудов и критики периода «демократии», поскольку он ассоциируется с личностью Ельцина и его политикой. Но виновата в преступлениях того периода вовсе не демократия, а те люди, которые использовали демократические институты, чтобы прорваться к власти и захватить общенародную собственность. Им удалось обмануть доверчивый русский народ и другие народы СССР, не имевшие политического опыта в условиях демократии. Поэтому, осуждая политику ельцинизма, не следует «выплескивать с водой ребенка» и отказываться от демократии, как формы общественного устройства. Завоевание демократических свобод – безусловное достижение позднесоветского периода, которое, к сожалению, смогли сохранить далеко не все постсоветские страны.

Армения с этой точки зрения отличается от большинства бывших республик СССР, включая даже те, которые вступили в Евросоюз. В Армении действует реальная, а не искусственная многопартийная система. В Армении существуют реальные конкурентные выборы. Правительство в Армении формируется на коалиционной основе, и там, следовательно, отсутствует монополия на власть одной партии. В Армении – широкая свобода СМИ, включая телевидение и радио. В Армении отсутствуют политические заключенные. (К числу таковых я не отношу участников попытки государственного переворота 1 марта 2008 года.) В России же, например, число осужденных по 282-й статье за выражение своих взглядов исчисляется тысячами человек. Помимо России, политические заключенные имеются в Белоруссии, Азербайджане, Грузии, среднеазиатских республиках и даже в европеизированных странах Прибалтики. В Литве, Латвии и Эстонии сажают бывших омоновцев, антифашистов, героев Второй мировой войны и участников акции протеста против сноса «Бронзового солдата». Более того, в Латвии и Эстонии фактически создана система апартеида, когда значительная часть русских жителей этих стран просто лишена избирательных прав. В якобы демократической Украине в День Победы запрещается вывешивать красный флаг, а распоясавшиеся молодчики во Львове могут безнаказанно нападать на людей и срывать с них георгиевские ленточки. В Киеве по надуманным уголовным делам преследуют бывших министров, премьеров, а скоро, возможно, будут сажать и бывших президентов. Ну о какой демократии можно говорить, если родителей ребенка, зарезанного крымско-татарским шовинистом, привлекли к суду за эмоциональные антитатарские высказывания на похоронах убитого мальчика?!

На этом фоне уровень демократии в Армении смотрится очень и очень неплохо. К тому же надо учитывать, что армянская демократия складывалась в довольно сложных внешних условиях – во время карабахской войны и последовавшего за ней неустойчивого перемирия. То есть военная угроза для армянского государства присутствовала постоянно. В такой непростой обстановке у политических элит всегда велик соблазн консолидировать общество путем использования авторитарных и даже диктаторских методов руководства. Так, собственно, и случилось в соседних Азербайджане и Грузии. Но власти Армении не пошли по этому пути, видимо, правильно оценив преимущества демократической системы в долговременной перспективе. В этом проявилась политическая зрелость армянского общества. Ведь исторический опыт свидетельствует о том, что авторитаризм и диктатура могут дать какие-то сиюминутные преимущества, но в долгосрочной перспективе ведут к разложению элиты и всего общества, к деформированию системы государственного управления и к последующему неминуемому краху государственности.

В то же время армянское руководство не допустило другой крайности – не позволило демократическим процессам выйти из-под контроля и повести общество по пути анархии и беззакония. Такие процессы мы совсем недавно наблюдали в Киргизии и Молдове, а чуть ранее в Грузии и на Украине. В этом плане самым серьезным вызовом для армянских властей стали события 1 марта 2008 года. Тогда государственная власть реально зашаталась, но все же устояла. И надо отдать должное руководителям Армении, что подавление оппозиционного мятежа не привело к свертыванию демократии и установлению диктаторского режима.

Подводя итог развития Армении по пути демократии, я скажу вещь, за которую меня кое-кто, возможно, попытается осмеять: Армения вполне может служить для всего постсоветского пространства примером того, как следует организовать демократическое управление страной. И если бы у нас в России был бы такой же уровень демократии, то это можно было бы только приветствовать. Конечно, и в Армении есть определенные недостатки в данной области. И, наверное, было бы неправильно все рисовать в радужных тонах. Однако, критики должны понимать простую вещь: идеальной демократии не существует нигде, даже на Западе. И вряд ли такая демократия вообще возможна. Поэтому им следует осмотреться вокруг себя и объективно оценить окружающий мир. В этом мире Армения будет выгодно отличаться от многих других стран.

Впрочем, наиболее противоречивой темой при оценке нынешнего положения Армении является не демократия, а экономика. Большинство граждан страны, скорее всего, недовольны ее экономическим развитием и хотели бы гораздо большего. Но кто сейчас вообще доволен? В условиях мирового экономического кризиса нет ни одной страны, где люди испытывали бы удовлетворение своим экономическим положением. Такого нет ни в наиболее развитых странах Запада, ни в динамично развивающемся Китае. От кризиса пострадали все в той или иной форме. На первый взгляд, Армения пострадала больше других, но это не совсем верная оценка. Действительно, в 2009 году экономика страны упала на 14%. Но честно говоря, трудно представить, что можно было бы сделать, чтобы избежать такого печального результата. Страна сильно зависит от экспорта, и если на мировых рынках резко упал спрос, то ничего не поделаешь. Продать более того, что готовы купить ваши торговые партнеры, просто невозможно. Конечно, можно было бы начать надувать различные пузыри на фондовых рынках, как это было сделано в США, или на рынке потребительского кредитования, как в Китае. Но сейчас очевидно, что данные механизмы только отсрочили неминуемый экономический коллапс (а возможно, и усугубили его) этих двух экономических гигантов и никоим образом не решили структурные проблемы их экономик.

По-моему, было бы гораздо честнее и рациональнее дать экономике упасть до равновесного состояния, чтобы затем она могла начать подъем на новой основе. Именно так поступили власти Армении и, похоже, не прогадали. В 2010 году начался экономический рост порядка 5%, а в первой половине этого года он ускорился, достигнув рекордных 12,8%. Таким образом, послекризисное восстановление армянской экономики идет вполне успешно на фоне явной стагнации на западных рынках. К тому же, благодаря этой жесткой линии, Армения избежала тех проблем в банковской сфере, с которыми столкнулись экономики некоторых малых стран Евросоюза, погрязшие в неподъемных внутренних и внешних долгах. Армения осталась свободна от этого бремени, которое будет еще висеть как дамоклов меч над несколькими поколениями европейцев. Ее государственный внешний долг составлял в прошлом году 30,8% ВВП ($5,2 млрд), что вполне прилично по нынешним международным меркам.

Следует, однако, отметить, что все экономические колебания, связанные с мировым финансовым кризисом, на самом деле не так важны для анализа экономического развития Армении за прошедшие 20 лет. Ведь мировой финансовый кризис – это глобальное явление, и Армения на него никак повлиять не может, так же как не может повлиять на ураганы, засухи и цунами. А если посмотреть на чисто армянскую экономическую историю в постсоветский период, то она очень похожа на динамику экономики России и большинства других стран СНГ. В 90-е годы Армения пережила серьезное падение промышленного производства, размывание социальных гарантий, разрушение инфраструктуры. Все это было связано с развалом общесоюзного рынка, нарушением хозяйственных связей и либеральными экономическими реформами. Надо, однако, учитывать, что Армения оказалась в гораздо худшем положении, чем большинство других государств СНГ. Помимо вооруженного конфликта с Азербайджаном, Армения оказалась в жестких тисках экономической блокады, причем блокады фактически с трех сторон. Точнее говоря, со стороны Азербайджана и Турции осуществляется полная блокада, а со стороны Грузии – частичная. Со стороны Ирана хотя блокады и нет, но это не очень помогает, так как основные коммуникации Армении с внешним миром идут через Грузию и Азербайджан.

Наличие блокады – важнейший фактор, который следует учитывать любым критикам состояния армянской экономики. Блокада ведет к существенному удорожанию экспорта и импорта, а Армения живет, главным образом, за счет внешней торговли. В связи с этим испытываешь искреннее удивление, как армяне вообще могут выживать в такой ситуации. Тем не менее, армянская экономика выстояла, и более того, в первое десятилетие XXI века в стране начался мощный экономический подъем. Рост экономики составлял более 10% в год, опережая многих соседей по СНГ. Такой результат явился следствием некоторых правильных решений правительства Армении в области экономической политики.

Первым из таких решений было создание зеленой улицы для российских инвестиций в армянскую экономику. Не имея внутренних источников для крупных капиталовложений, армянские власти пошли на продажу многих крупных объектов российскому капиталу. Российские инвестиции были направлены в энергетический, банковский, горно-металлургический и строительный секторы, отрасли связи и информационных технологий. В итоге Россия уверенно вышла на позиции главного иностранного инвестора в экономику Армении. Это привело к восстановлению целых секторов армянской промышленности, создало новые рабочие места, расширило налоговую базу государственного бюджета и имело ряд других благоприятных экономических эффектов.

Вторым правильным шагом явилась сделка «собственность в обмен на долг», когда Армения в счет полного погашения своего госдолга перед Россией передала в ее собственность 5 предприятий. Это позволило Армении сбросить непосильное финансовое бремя в обмен на активы, которые она сама все равно не смогла бы эффективно использовать. А каких-либо других зарубежных инвесторов, кроме России, в эти активы не просматривалось.

Позитивно сказалась на армянской экономике и грамотная политика в оборонной сфере. Заключение договора о взаимопомощи с Россией и развертывание на территории страны российской военной базы позволило Армении существенно сократить собственные оборонные расходы. В противном случае ей пришлось бы держать под ружьем гораздо больше людей и тратить на закупки военной техники и подготовку военных кадров гораздо большие средства. К тому же военно-техническое сотрудничество в рамках ОДКБ дает возможность Еревану закупать вооружения и военную технику по внутрироссийским ценам. А это позволяет прилично экономить на военных закупках и успешно конкурировать с Азербайджаном, имеющим военный бюджет, в разы превышающий армянский.

Поступательный рост армянской экономики продолжался до предкризисного 2008 года. Тогда ВВП Армении по паритету покупательной способности достиг $19,14 млрд (или $6400 на душу населения). Для сравнения: ВВП на душу населения в Грузии в том же году составил всего $4700, в Молдове - $2500, в Узбекистане - $2700. ВВП Армении на душу населения оказался близок к украинскому, составлявшему в 2008 году $7500. Заметим, что ни одна из перечисленных стран не находилась в состоянии экономической блокады, а следовательно, имела гораздо более благоприятные условия для экономического развития, чем Армения. Что касается ВВП Азербайджана, то он превысил армянский на существенную величину и составил $9700 на душу населения. Но это было достигнуто исключительно благодаря резкому росту экспорта нефти после введения в строй нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан в 2006 году. Поэтому данное достижение носит временный характер. По оценкам экспертов, нефтяные запасы Азербайджана к 2020 году сильно истощатся. И что эта страна будет тогда делать со своей экономикой, не совсем понятно.

К этому следует добавить, что существенным подспорьем для армянской экономики является трудовая миграция в Россию. Это, с одной стороны, частично решает проблему безработицы в Армении, а с другой – позволяет повысить национальный доход страны за счет денежных переводов. Армянские трудовые мигранты в России считаются квалифицированной рабочей силой и стоят недешево. В большинстве своем они на достаточном уровне знают русский язык, владеют инструментами и техникой, поэтому неплохо зарабатывают. По оценкам экспертов, размер частных трансфертов из России в Армению достигает около $1 млрд в год. А это сопоставимо с половиной годового бюджета Армении. Таким образом, если национальный доход Армении составлял в 2008 году $11,1 млрд ($3700 на душу населения), то если сюда приплюсовать денежные трансферты из России, получается $12,1 млрд (или $4033 на душу населения). А это уже существенно превышает национальный доход Азербайджана на душу населения, составлявший тогда $3038. Правда, азербайджанцы тоже работают в России, но сумма их трансфертов пропорционально численности населения значительно меньше, чем в Армении.

Понятно, что процесс эмиграции из собственной страны воспринимается в Ереване неоднозначно, причем как среди оппозиции, так и во властных кругах. Но здесь надо разобраться с тем, о какой миграции идет речь. Конечно, в идеале было бы желательно, чтобы из страны никто вообще не уезжал и все имели работу дома. Но при капитализме такое невозможно. Спрос на рабочую силу диктуется рынком, а внутренний рынок в Армении чрезвычайно мал. Для его насыщения имеющаяся рабочая сила избыточна. Занять ее можно только через развитие экспортных отраслей. Но здесь не все зависит от Армении. Надо еще найти рынки сбыта для своей продукции и источники внешних инвестиций для создания предприятий, производящих такую продукцию. А как их найдешь, если Китай уже все заполонил?

В то же время у Армении есть отличные возможности для экспорта рабочей силы, которая востребована в России. И чем это хуже, чем экспорт товаров? По-моему, ничем. Свои экономические преимущества следует использовать, и Армения это преимущество эффективно использует. В конце концов, трудовая миграция в Евросоюзе – вещь широко распространенная, и никто по этому поводу особо не переживает. Естественно, это в том случае, если люди не переезжают в другие страны на постоянное жительство, со своими семьями. И здесь важно различать временную трудовую миграцию и эмиграцию на ПМЖ. Второй процесс, конечно, для Армении нежелателен. Хотя если иметь в виду перспективу более тесной экономической интеграции, например, в рамках Единого Экономического Пространства (ЕЭП), то эта проблема утратит свою остроту. Переезд на ПМЖ станет просто ненужным, так как все трудящиеся на территории ЕЭП будут иметь равные права. Впрочем, Армения пока раздумывает, присоединяться ли к этому интеграционному объединению.

Эмиграция – не единственный вопрос, в котором у армянского общества есть претензии к властям. В стране все громче звучат требования ослабить административный пресс на малый бизнес, ограничить монополизм олигархических структур, покончить со всеобъемлющей коррупцией. Надо сказать, что общественность выдвигает такие требования практически во всех странах СНГ. Перечисленные недостатки являются родимыми пятнами постсоветских экономик, включая уже интегрированную в Евросоюз Прибалтику. Так, например, в июне сего года президент Латвии Валдис Затлерс распустил национальный парламент, обвинив парламентские партии в коррупционных связях с олигархическим капиталом. Армения с этой точки зрения не хуже и не лучше других стран постсоветского пространства.

Сказанное, однако, не означает, что все надо оставить как есть. Реформы экономической системы необходимы. Но их невозможно осуществить быстро. И смена власти в стране вовсе не означает, что произойдут коренные изменения в экономической системе. Наглядным примером может служить Украина, где за время независимости уже сменилось несколько режимов, но коррупционно-олигархический характер экономики остается неизменным. Такие вещи не меняются в одночасье. Здесь нужна длительная, кропотливая работа гражданского общества по изменению сознания людей. И кстати говоря, наличие демократических институтов и процедур создает благоприятные условия для постепенного принуждения бюрократии и экономических субъектов к более адекватному поведению. Поэтому у Армении есть хорошие шансы построить современную рыночную экономику.

Подводя общий итог, можно сказать, что за прошедшие 20 лет Армения с честью выдержала экзамен на независимость, продемонстрировала свою способность существовать и развиваться как самостоятельное государство. Это первый вывод, который следует из приведенного анализа. Второй вывод, который тоже лежит на поверхности, состоит в том, что независимое существование Армении, ее безопасность и экономическое развитие были бы невозможны без тесного военно-политического союза и экономической интеграции с Россией. На первый взгляд, эти выводы противоречат друг другу. Но это кажущееся противоречие. Российская помощь устраняет лишь внешние угрозы для армянской государственности, а с внутренними проблемами армяне вполне справляются самостоятельно. В этом принципиальное отличие Армении от несостоявшихся государств. Последние не могут решить именно внутренние проблемы, не имея при этом заметных внешних угроз.

Михаил Александров, политолог, по материалам: «Ноев Ковчег»

Армения Россия



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2021 | НОК | info@kavkazoved.info