На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Парадигмы азербайджанского национального сознания

Публикации | Фарид АЛЕКПЕРЛИ (Азербайджан) | 23.09.2011 | 12:59

Так что же мы потеряли, и что приобрели при переходе от тюркизма к азербайджанизму? Отказавшись в 1936 г. от идеологии тюркизма, и взяв курс на азербайджанизм, мы потеряли тюркское этническое самосознание, а взамен приобрели общенациональную многоликость и универсальность.

В настоящей статье речь пойдет о парадигмах азербайджанского национального сознания. У большинства народов имеется сложившееся в результате исторического развития представление о своем месте и роли, о своей миссии в этом мире. Испокон веков краеугольным камнем общероссийского самосознания было православие, великорусская идея, плюс вера в то, что «Москва – третий Рим». В Японии до сих пор жива верность самурайским традициям, которая соседствует с тягой к научно-техническому прогрессу и модернизации. В сознании китайцев исторически главенствовало конфуцианство, как культурно-мировоззренческое учение, сочетающееся со строгим иерархическим мышлением и уверенностью в том, что Поднебесная Империя – центр Вселенной. Армянское самосознание базируется вокруг григорианской церкви – Эчмиадзина, и уверенности в том, что армяне древнейший в мире народ, несправедливо пострадавший от геноцида. В свою очередь, евреи уверены в своей уникальности, гениальности и богоизбранности, а также культивируют память о холокосте. Персы считают себя древнейшим арийским народом мира, создателями Авесты, строителями Персеполиса, творцами Ахеменидской и Сасанидской империй, законодателями в области поэзии и изящных искусств на Востоке. Арабы уверены, что их наибольший вклад в историю заключается в том, что они дали миру пророка Мухаммеда, а величайшая книга мира - Коран - написан на арабском языке. Турки, со времен провозглашения республики, следуют заветам Ататюрка, и, при всем уважении к религии Ислама, строят светское общество европейского типа. Примеры можно продолжить.

В чем же специфика азербайджанского самосознания? Каким видят свое место в этом мире азербайджанцы? Когда мы говорим о парадигме национального самосознания азербайджанцев сразу же на ум приходят две основные мировоззренческие концепции – «азербайджанизм» и «тюркизм». В настоящее время господствующее положение в официальной идеологии отведено азербайджанизму, а тюркизм занимает второе, полулегальное, но почетное место.У него немало сторонников, но в силу ряда причин, о которых будет сказано ниже, занять господствующее положение в Азербайджане он не смог. Что же касается азербайджанизма, то его суть весьма проста: «Мы – азербайджанцы, граждане Азербайджана. У нас единая Родина – Азербайджан, единая история, единая культура, единый язык – азербайджанский. Мы дружно, рука об руку, строим свое независимое государство. Мы европейская нация и проводник западных прогрессивных идей в Азии».

Однако эти общие принципы, точки отчета представляют собой всего лишь фундамент, краеугольный камень, формирующейся концепции. А если подойти к вопросу более конкретно? Какое место занимает Азербайджан среди соседних государств, в чем сущность и «бренд» этой страны, какова ее миссия в современном мире? Определенное национальное мировоззрение, видение своего места в мире у азербайджанцев, конечно же, есть. Сложилось оно естественным и стихийным образом, и назвать его можно так: «азербайджанский универсализм». Возник он не на пустом месте. Появление и развитие «азербайджанского универсализма» явилось непосредственным и неизбежным следствием, во-первых, провозглашения 28 мая 1918 г Азербайджанской Демократической Республики, и, во-вторых, переименования в 1936 г. азербайджанских тюрков в азербайджанцев. Не будь этих двух фактов, не было бы и феномена азербайджанского универсализма.

Что же такое «азербайджанский универсализм», и чем он отличается от национальных идей и мировоззренческих концепций других народов? Образно его суть можно выразить стихами великого азербайджанского поэта-мистика XIV в. Имадеддина Насими: «В меня вместятся оба Мира, но в этот Мир я не вмещусь! … Я суть, я не имею места - и в Бытие я не вмещусь. Все то, что было, есть и будет, - все воплощается во мне. Не спрашивай! Иди за мною. Я в объяснения не вмещусь!». Говоря же конкретно, азербайджанский универсализм, это стихийно сформировавшееся гибкое синкретическое мировоззрение, объединяющее в себе ориентацию на культурное наследие разных народов, цивилизаций и культур.

Говоря о феномене современной азербайджанской культуры, часто отмечают, что здесь скрещиваются Азия и Европа, христианство и ислам, зороастризм и иудаизм, арабский, тюркский, кавказский, иранский и славянский миры. То же самое касается и мировоззрения, самосознания и самопонимания живущих здесь людей. Причем все компоненты синкретического самосознания азербайджанцев находятся в относительном равновесии, и когда один из них перевешивает другой, равновесие нарушается и возникает угроза разрушения системы. Именно поэтому все попытки выбрать какой-либо один основной этнический или культурный элемент в качестве центрального стержня азербайджанского самосознания, увы, всегда терпели фиаско.

Начнем с языка и этнической принадлежности. Азербайджанский язык относится к тюркским языкам. До 1936 он в документах и конституции Азербайджана именовался «тюрк дили». Разумеется, тюркоязычный народ, независимо от особенностей его этногенеза, не может строить свои мировоззренческие парадигмы на почве, отодвигающей на третий план все тюркское и культивирующее в первую очередь, скажем, иранское начало. В таком случае возникает «химера» - непродуктивный и противоестественный синтез взаимоисключающих начал. Это понимали отцы-основатели Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920), в том числе и те, кто имел в своей родословной не только тюркские, но и иранские корни - Мамед Эмин Расул-заде, Мирза Бала Мамед-заде и др. Они понимали, что процент иранской крови, текущей в жилах азербайджанцев, и особенности их этногенеза здесь не при чем. Все народы смешаны, но в тюркоязычной стране попытки строить мировоззренческие системы без учета тюркского фактора заранее обречены на провал.

К сожалению, сейчас это не все понимают. Попробуйте сегодня официально провозгласить азербайджанский язык «тюркским языком», а азербайджанцев назвать «азербайджанскими тюрками», как они и именовались в АзССР до 1936 г.! Это, вроде бы логичное решение, направленное на возвращение нации ее этнического облика, неизбежно будет расценено определенными слоями населения, как нарушение синкретического национально-культурного равновесия и попытка покуситься на права нетюркских этнических групп.

Как только произносишь вроде бы безобидное слово «тюрк», так сразу же на тебя обижается огромная масса людей. Настораживаются влившиеся в состав азербайджанской нации малые народы, которые со словом «азербайджанец» смирились, но тюрками себя не считают, и считать не хотят. В слове «тюрк» им почему-то вечно мерещится призрак грозного пантюркизма, который, якобы, может превратить их, нетюрок, в граждан второго сорта. Противники тюркистов обычно обвиняют последних в стремлении подорвать единство полиэтнической азербайджанской нации. Другое весьма распространенное и часто несправедливое обвинение в адрес тюркистов – «вы – льстите туркам, вы - работаете на Турцию!».

Обижаются на тюркистов и некоторые русскоязычные интеллигенты, пугающиеся любых проявлений усиления этнического тюркского самосознания в обществе. Ведь если тюркские националисты усилятся, то они могут заставить оторванных от корней космополитов вернуться в лоно национальной культуры и учить родной язык! Возвращение к тюркским корням – прямая угроза культивирующемуся в обществе космополитизму. К светскому паниранизму отношение более терпимое, и понятно почему. В отличие от тюркистов, местные светские паниранисты не упрекают космополитов в плохом знании ими родного языка, а просто рассуждают о величии древнеиранской культуры в Азербайджане, о всякой мистике, зороастризме и эзотерике. Дело в том, что абстрактное иранофильство, обожание доисламского Азербайджана как части древнего зороастрийского Ирана, культивирующееся в русскоязычной среде, само по себе является космополитическим мировоззрением – оно не предполагает ни возвращения к корням, ни изучения не только азербайджанского, но даже и персидского языка. Кроме того, с точки зрения части русскоязычной элиты, «паниранизм по-азербайджански» более изящен, эзотеричен и гламурен. Важно подчеркнуть, что объектом обожания эстетствующих русскоязычных паниранистов является не современный мракобесный шиитский Иран, а древняя домусульманская Персия, родина Кира, Дария и прочих ахеменидов, сасанидов и зороастрийцев.

Способствует этому и то, что немало азербайджанцев имеют не только тюркские, но и иранские корни. Часть из них всячески пропагандирует роль иранской культуры, литературы, а также иранского («арийского», «индо-иранского», «зороастрийского») компонента в истории Азербайджана, правда, везде заменяя слово «иранский» словом «азербайджанский». Но и чрезмерное педалирование на иранство, арийство и зороастризм тоже неоднозначно воспринимается широкими слоями общества. Опять-таки, при этом слишком резко нарушаются гармония и равновесие в синкретическом азербайджанском самосознании, опирающемся не только на иранские, но также на тюркские и кавказские корни, а в религиозной среде - на недружественный зороастризму ислам. В этом случае, уже тюркисты не остаются в долгу. Они называют «паниранистами» и «тюркофобами» всех обожателей древнего Ирана, почитателей мидян, парфян, атропатенцев, зороастрийцев, вечных огней, иранских шахиншахов и мазандаранского тигра.

Итак, суть «азербайджанского универсализма» заключается в том, что в его рамках очень трудно вычленить какой-то этнокультурный компонент в качестве главного. В рамках этой парадигмы не оказывается явного предпочтения ни одному из составляющих «азербайджанизм» компонентов, т.е. ни тюркизму, ни иранизму, ни кавказофильству, ибо считается, что это может разрушить целостное синкретическое мировоззрение азербайджанцев, а в итоге – расколоть нацию. При возникновении споров на исторические темы, приходится тщательно обходить острые углы, и ловко переводить разговор в другое русло, если ситуация приобретает конфликтный характер.

Немаловажную роль играет и то, что древними насельниками Азербайджана были кавказские племена, в том числе кавказские албаны (утии, гаргары, леги, цавдеи, лпины и т.д.). Поэтому, с целью сохранения территориально-государственной и этнической преемственности, многие азербайджанцы считают себя прямыми потомками не только тюрков, скифов, ираноязычных мидийцев, но и, главным образом, кавказских албан. В этом плане, азербайджанцев по происхождению, крови и генам частично сближают как с современными кавказскими народами (грузинами, лезгинами, удинами, частью карабахских армян с кавказско-албанской кровью и т.д.), так и с древними вымершими народами (маннеями, урартами, кутиями и др.).

Азербайджанский универсализм отражается и в культурно-бытовой сфере. На азербайджанских свадьбах вы услышите и тюркскую мелодию «терекеме» и зажигательную кавказскую лезгинку, и турецкую эстраду в лице Татлысеся или Таркана, а также томные персидские мелодии, песни Элтона Джона и романсы Розенбаума. А под конец, жених с невестой станцуют «белый танец» - аргентинское танго.

Что касается религии, то и здесь частично воцарился синкретизм, правда, в гораздо меньшей степени. Прежде всего, Азербайджан – светская страна. Практикующих мусульман здесь немного, а религиозных фанатиков – и того меньше. Являясь «этническими мусульманами», многие азербайджанцы, тем не менее, считают себя духовными наследниками зороастрийцев (Азербайджан - Страна Огней!), христиан (азербайджанцы - наследники христианской Кавказской Албании) и даже иудеев (жившие в Азербайджане хазары исповедовали иудаизм).

Но синкретизм и космополитизм в культуре дают о себе знать не только на бытовом уровне. Сходную ситуацию мы наблюдаем и в плане глобального цивилизационного выбора. С одной стороны, Азербайджан – европейская страна, член Совета Европы, победитель европейского музыкального конкурса «Eurovision-2011 г.», а с другой – член Лиги Исламских Стран, а в 2009 г. Баку был торжественно объявлен «культурной столицей исламского мира».

Интересная ситуация наблюдается и с национальными героями Азербайджана. Среди интеллигенции часто возникают споры - можно ли считать национальными азербайджанским героем, скажем, афганского тюрка Надир-шаха Афшара, на том основании, что клан афшаров, к которому относится Надир-шах, сыграл немалую роль в этногенезе азербайджанцев, а язык афшаров идентичен азербайджанскому? Или можно ли считать общетюркским, в том числе и азербайджанским, героем легендарного гунна Атиллу? Или же он имеет к Азербайджану опосредованное отношение? В качестве национальных героев азербайджанец с гордостью назовет и хуррамита-зороастрийца Бабека, и удалого тюркского воина Кероглы, и массагетскую царицу Томрис, и кавказского албанца христианина Джеваншира, и афганского тюрка Надир шаха, а наиболее выраженные тюркофилы – также тюрко-монгола Чингис-хана и его потомков Хулагу хана и Тимурленга.

Расположенные в Сибири тюркские Орхон-Енисейские надписи и их рунический алфавит справедливо считаются культурным достоянием азербайджанцев, поскольку азербайджанцы – тюркоязычный народ. Наши литературные классики рассыпаны по всей культурной ойкумене Востока - это и всю жизнь проживший в Багдаде, но писавший на тюркском Физули, и всю жизнь проживший в Азербайджане, но писавший по-персидски Низами. Это и творивший тысячу лет назад арабоязычный философ Бахманьяр аль-Азербайджани, и современный русскоязычный прозаик Рустам Ибрагимбеков. Это средневековые кавказские албаны Моисей Каланкатуйский, Моисей Дасхуранский, Давдак, Мхитар Гош и Киракос Гандзакский (Гянджинский), произведения которых дошли до наших дней, увы, лишь на армянском языке. Наконец, это замечательные тюркские ашуги-поэты Азербайджана XVIII в. – Молла Панах Вагиф и Молла Вели Видади, писавшие на родном азербайджанском языке.

Причина формирования «азербайджанского универсализма» заключается в том, что азербайджанская нация складывалась из этнически разнородных, абсолютно не родственных друг другу элементов – тюркского, кавказского и иранского. Не секрет, что наряду с азербайджанскими тюрками (огузами и сельджуками), давшими азербайджанцам их язык, в формировании нации принимали участие также постепенно вливавшиеся в ее состав нетюркские местные народы - курды, таты, талыши, часть лезгин и разные горские народы Азербайджана. Каждый из них имел в прошлом свой язык, свои обычаи и свою ментальность. Теперь все это смешалось. Но для формирования однородной гомогенной смеси нескольких десятилетий недостаточно – нужны столетия. Именно за такой период сформировались все известные сегодня однородные этносы - например, французы, как результат имевшего место более 1200 лет назад смешения галльского, германского и римского элементов. То есть, у французов было достаточно времени для того, чтобы гетерогенная галльско-немецко-романская смесь превратилась в гомогенную массу под названием «французская нация». Турецкая нация этнически еще более разнородна, чем азербайджанская – туда входят ассимилированные лазы, греки, славяне, армяне, арабы и т.д. Но турков спаяла и сплотила в единый кулак этническая концепция турецкого национализма. То есть, в основе их идеологии лежит этническая идея, согласно которой граждане Турции не просто жители полуострова Анатолии, Румелии и Балкан, - а этнические турки.

В средние века существовал кызылбашский этнос азербайджанских тюрков, который успешно соперничал с османами по силе и могуществу. После того, как в 1936 г азербайджанские тюрки были переименованы в азербайджанцев, а затем брошены в общий плавильный котел с кавказцами и иранцами, этот этнос постепенно деэтнизировался и перестал существовать на территории Азербайджанской ССР. Фактически, в сталинскую эпоху, мы имели дело с этноцидом (культурным геноцидом) азербайджанских тюрков. Их уничтожили не столько в физическом, сколько в этническом и культурном плане. Способствовало этому поголовное истребление тюркской аристократии – беков и ханов, после чего сломить и ассимилировать простонародье методами Сталина-Берии было уже не столь сложным делом. Население Азербайджанской ССР было в то время немногочисленным. Для превращения народа в невежественное, бессловесное стадо достаточно было ликвидировать всего несколько тысяч наиболее храбрых и честных представителей тюркской элиты, что и было успешно сделано. Процесс уничтожения тюркской военно-феодальной аристократии, начавшийся еще в 1920-х годах, ярко показан (правда, с точки зрения советского агитпропа) в старых азербайджанских кинофильмах – «Семеро сыновей моих», «Последний перевал», «Буйная Кура». 

В итоге, азербайджанские тюрки в АзССР перестали существовать как этнос, а их деэтнизированные остатки влились в состав формирующейся полиэтнической азербайджанской нации. Хорошо ли это? Сложный вопрос. Прежде всего, не следует забывать, что деэтнизация всегда ведет к маргинализации. Поэтому не следует удивляться порой недостойным поступкам, совершаемым некоторыми деэтнизированными лицами – ведь они утратили корни, а вместе с ними и понятия о том, что такое хорошо, а что такое плохо. В этом главная проблема деэтнизированного, лишенного этнических корней общества. Отсюда проистекает и коррупция, и беспринципность, и слабо развитый патриотизм, и отчуждение личности от государства и общества. Ведь утрата старого вовсе не означает моментального приобретения нового. Объединение нескольких разнородных составляющих не сразу и не всегда приводит к возникновению новой сущности. Существует отрезок времени, когда прошлое уже утрачено, а новое еще не приобретено.

Так что же мы потеряли, и что приобрели при переходе от тюркизма к азербайджанизму? Отказавшись в 1936 г. от идеологии тюркизма, и взяв курс на азербайджанизм, мы потеряли тюркское этническое самосознание, а взамен приобрели общенациональную многоликость и универсальность. Поэтому, в отличие от этнически однородных киргизов или латышей, азербайджанцы обнаруживают больший разнобой в особенностях менталитета, ценностных ориентирах и поведении. Подогнать их под одну гребенку, универсализировать менталитет и ориентиры, сформировать единую этническую психологию, инстинктивное чувство этнического родства и спаянности, а также единую мораль, общий нравственно-этический кодекс, общенациональные модели поведения сейчас уже крайне сложно. Это сложно потому, что в современном постиндустриальном мире резко застопорились процессы этногенеза, столь бурно и активно протекавшие всего каких-либо 100-200 лет назад. Причина тому – атомизация личности в мире новейших информационных технологий и интернета. Сейчас на голову обывателя обрушился огромный поток информации со всего мира. Раньше, до того, как было изобретено телевидение, радио и, в особенности, интернет, люди в основном общались только с теми, кто живет близко – в соседних селах и городах. Поэтому отдельные части нации тянулись друг к другу и мелкие общности постепенно соединялись в нечто единое. В итоге, унифицировались языки и обычаи внутри этноса и из маленьких племен и народов складывались большие нации. Сейчас же унификация культуры протекает в русле глобализации, то есть, отдельные индивиды, перешагнув через национальные границы при помощи интернета, телевидения, скоростных поездов и самолетов, унифицируются уже не в пределах своей нации, а вливаются непосредственно в русло общемировой массовой культуры. Поэтому, в этих условиях не приходится надеяться на продолжение процесса этногенеза в таких более-менее развитых странах, как Азербайджан. Напротив, под напором глобализации неустойчивые этнические структуры размываются и разрушаются.

В Азербайджане на данный момент продолжает существовать все та же синкретичная общность, в которой ни одна из составляющих, - ни тюркизм, ни паниранизм, ни кавказофильство не играют главной роли. Как уже отмечалось, теоретически, только тюркизм был способен выполнять роль несущей конструкции внутри общности, которая говорит на тюркском языке. Это ясно. Тогда, спрашивается, а нужно ли было нам в 1936 г. отказываться от тюркизма? Был ли этот отказ неизбежен и продиктован политической необходимостью? Сложный вопрос. Есть такое мнение, что не откажись мы от тюркизма в пользу азербайджанизма, нам трудно было бы сохранить целостность азербайджанской государственности, в силу проживания на этой территории немалого числа нетюркских народов.

Совсем иначе обстоят дела в Иране, где проживает по разным оценкам от 30 до 40 миллионов тюрков. В Южном (Иранском Азербайджане), этнические азербайджанские тюрки составляют подавляющее большинство (более 95 %) населения в провинциях Восточный Азербайджан, Зенджан и Ардебиль. Причем, тамошние азербайджанские тюрки - прямые потомки воинственных кызылбашей, сподвижников шаха Исмаила, создавших в XVI в тюркскую империю Сефевидов. В иранском остане Западный Азербайджан живут также и курды, но они с тюрками не смешиваются и резко отграничены от них. Хотя у рядовых жителей, скажем Тебриза, и слабо национально-государственное азербайджанское самосознание, но тюркское этническое чувство у них сильнее, чем у азербайджанцев Азербайджанской Республики. Тебризцы до сих пор называют себя «тюрк», в отличие от нас. И это несмотря на то, что тюрки Иранского Азербайджана не имеют национальной государственности, их язык не является официальным в Иране, где в отношении тюрков проводится ассимиляторская политика. Просто в них говорит голос крови.

Причина большей уязвимости и меньшей устойчивости тюркского фактора в Азербайджанской Республике заключается в том, что Северный Азербайджан всегда отличался большей этнической пестротой населения, чем Южный. Это всегда создавало проблемы для тюрков Ширвана и Арана, которые со всех сторон были окружены всевозможными кавказоговорящими горскими народами – осколками исчезнувшей Кавказской Албании, а также этносами иранской группы – татами, курдами, талышами и т.д. Поэтому, идеология «азербайджанизма» сложилась и нашла благодатную почву именно на территории Северного Азербайджана, - там, где тюркское этническое самосознание было слабее, а противники тюркизма всегда могли опереться на многочисленную нетюркскую составляющую североазербайджанской общности. Только интеграция Северного Азербайджана с более тюркским, кызылбашским Южным Азербайджаном, могла бы разбавить нетюркские элементы внутри нации и способствовать возрождению тюркского духа, традиций и ментальности – т.е. реанимировать тюркский кызылбашский этнос, практически исчезнувший в Северном Азербайджане.

Если же отталкиваться от существующей реальности, то сегодня, азербайджанский универсализм, это тот самый единственно возможный микс, который обеспечивает монолитность и устойчивость такому сложному и многокомпонентному образованию, как азербайджанский народ. Кому-то этот универсализм может нравиться, кому-то – нет. Кто-то может сказать, что многоликость – есть своего рода безликость. Кто-то, напротив, скажет, что в многообразии наше богатство и преимущество перед другими, замкнутыми в своей скорлупе, народами. Но истина заключается в том, что альтернативы синкретическому универсализму в Азербайджане сегодня уже нет. Никакая другая доктрина или концепция здесь просто не приживается. Само азербайджанское общество инстинктивно отторгает его. Пробовали неоднократно втиснуть Азербайджан в более тесные и четко очерченные рамки, и видим результаты. Например, альтернативой универсализму мог бы стать тюркизм, который придал бы этническую наполненность азербайджанскому феномену. Но гетерогенное в этническом плане население и космополитическая элита отвергли его. Все попытки ввести какую-то парадигму, четко обозначить и конкретизировать азербайджанский феномен закончились провалом. В итоге воцарился все тот же азербайджанский универсализм. По-видимому, это уже не столько наш выбор, сколько наша судьба. Кстати, феномен азербайджанского универсализма вполне вписывается в Западный проект глобализации. Это отчасти сближает Азербайджан с современными европейскими странами, с которыми он, при благоприятном стечении обстоятельств, сможет постепенно сближаться и интегрироваться.

Фарид АЛЕКПЕРЛИ - Доктор исторических наук

Источник: Kultura.Az

Азербайджан этничность / этнополитика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info