На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Проблемы определения численности абхазов и грузин в Абхазии в середине 2000-х годов (II)

Публикации | Анатолий ЯМСКОВ | 28.09.2011 | 00:00

Начало

Гораздо интереснее и сложнее феномен «полуурбанизации». Специфические для Абхазии условия сложились в ходе и сразу после войны 1992–1993 гг., когда подавляющее большинство грузин и значительная часть других горожан неабхазского происхождения были вынуждены бежать из республики. Это создало для сельских абхазов возможность захвата «трофейной», как говорят в республике, недвижимости (брошенных домов и квартир, в том числе разной степени разрушения из-за войны) в городах и приморских курортных посёлках. Многие этим воспользовались, но не всем досталось пригодное для проживания жильё, да и не все смогли найти источники существования в городе в условиях экономической разрухи и жёсткой блокады со стороны России, длившихся фактически до начала 2000-х гг. Поэтому в середине 2000-х гг. многие люди, формально имевшие уже жильё и прописку в городе, большую или очень значительную часть своих трудозатрат вкладывали в сельское хозяйство на усадьбах близких родственников, оставшихся в родном селе. Именно у них они жили, основную часть года или по крайней мере в периоды полевых работ, и получали соответствующую часть своих денежных доходов после продажи совместно выращенной сельскохозяйственной продукции. В Джгерде Очамчирского района и Хуапе Гудаутского района такие люди в 2005–2006 гг. составляли соответственно 12% и 5% от всей официальной численности трудоспособного населения этих селений, не входя, естественно, в их число (35).

Необходимо подчеркнуть, что речь в указанных случаях идёт не просто о родственниках сельских жителей, которые периодически приезжают к ним в село из города и при этом эпизодически помогают по хозяйству. Последних в Джгерде или Хуапе, как и в любом другом абхазском селении, неизмеримо больше, ибо практически все городские абхазы очень тесно связаны со своими родовыми сёлами и остающимися в них родственниками. Но в данном случае люди именно работали в сельском хозяйстве фактически на постоянной основе и получали от него, таким образом, существенную или наибольшую часть своих личных денежных доходов, проживая значительную часть года у деревенских родственников. Хотя при этом они официально числились горожанами, зарегистрированными в Сухуме либо в приморских посёлках курортного профиля.

В результате в ходе переписи населения 2003 г. такие лица, как в первом (формально сельчане, но работающие и в основном живущие в городе), так и во втором случае (формально горожане, которые регулярно живут в селе у родственников и работают на их участке земли), вполне могли учитываться дважды - по месту формальной регистрации и по реальному месту проживания, то есть и в городе, и в деревне. Именно отсюда и вырастает основная проблема ненамеренного завышения численности абхазов в Абхазии. И если сведения по Хуапу и Джгерде отражают типичное для Абхазии середины 2000-х гг. положение, то тогда становится понятной ведущая причина вероятного завышения численности этнических абхазов трудоспособного возраста примерно на 15% - 20%.

Другие причины завышения численности абхазов достаточно очевидны.

Во-первых, это политический заказ и вообще диктат общественного мнения. Этнодемографическая проблема является для Абхазии ключевой (36) и потому абхазские политики и управленцы любого уровня, от сельской администрации до правительства республики, в случае сомнений практически всегда выбирают самое высокое из всех возможных значений численности абхазов. Более того, они обычно стараются избегать критического анализа собранных статистических данных, который потенциально может снизить такие цифры. Поэтому на возможное завышение в ходе переписи 2003 г. численности абхазов вследствие хорошо известного в республике факта того, что многие из них как бы «зависли» между городом и селом, одновременно пребывая там и там, местные эксперты и политики смотрели сквозь пальцы.

Однако следует подчеркнуть, что в такой особой ситуации, которая сложилась в Абхазии в начале - середине 2000-х гг., даже самые педантичные исследователи вряд ли смогли бы достаточно точно определить реальную численность этнических абхазов - это действительно крайне сложная в научном и практическом отношениях задача, которая просто не имеет лёгкого решения. Более того, некоторое завышение реальной численности абхазов представляется мне в сложившихся условиях неизбежным и в принципе неустранимым. Велика также вероятность, что ситуация кардинально не изменится и ко времени следующей переписи населения Абхазии 2011 г., которая, в силу тех же самых причин, даст несколько преувеличенную цифру численности этнических абхазов в республике.

Во-вторых, столь же понятно желание руководителей сельских администраций по возможности скрывать факты недавнего окончательного отъезда некоторых жителей из села в города и приморские посёлки Абхазии или в Россию, ведь чем меньше официальная численность населения в сельском населённом пункте, тем больше сложностей с организацией в нём школьного образования, медицинского обслуживания и т.п., да и с финансированием самой сельской администрации. К тому же не секрет, что переписчики в 2003 г. чаще работали с управляющими делами (по старому - секретарями сельсоветов) или с главами сельских администраций, чем с собственно жителями сёл. Во многих случаях похозяйственные книги в 2003 г. были ещё в плохом состоянии, либо вовсе отсутствовали, и потому использовались частично подправленные книги позднего советского периода, что тоже сказалось на результатах подсчёта численности сельских абхазов.

Эти обстоятельства тоже способствовали именно завышению количества сельских абхазов, так как, например, в ходе экспедиций удалось зафиксировать процесс появления в сёлах уже после войны 1992–1993 гг. полностью заброшенных абхазских домохозяйств. Таких оказалось, от числа внесённых в похозяйственные книги, в 2003 г. в Члоу - 2%, Джгерде - 4% (оба селения - в Очамчирском районе), в Дурипше - 7%, а в 2006 г. в Хуапе - 14%, в Калдахуаре - не менее 4% (последние три села - в Гудаутском районе) (37). Весьма вероятно, что все члены этих домохозяйств в переписи 2003 г. были отмечены в качестве наличного населения, ведь они же были тогда вписаны в похозяйственные книги своих селений. Но поскольку большая их часть к тому времени уже проживала к городах и приморских посёлках, то и там их тоже, по-видимому, учли в ходе переписи населения, в чём былы прямо заинтересованы местные администрации.

Проблема корректного определения численности грузинского населения Абхазии, на мой взгляд, упирается в основном в политическое давление властей, не заинтересованных в признании большой численности этой этнической группы, сопоставимой с численностью самих абхазов. Можно предположить, однако, что за пределами Гальской зоны грузинское население было учтено вполне точно, поскольку там оно после войны 1992–1993 гг. совсем малочисленное и, в отличие от абхазов, постоянно проживает в своих родных местах - либо в селе, либо в городе.

Однако в Гальской зоне положение принципиально иное, и там тоже есть совершенно объективные причины, способные привести к существенным неточностям в исчислении местных жителей. Так, летом 2008 г. представитель президента Абхазии в Гальском районе Руслан Кишмария отметил, что примерно треть местных грузин вообще не имеет каких-либо связей с Грузией и никогда туда не ездила после войны или своего возвращения (38). Естественно, не представляло особого труда точно учесть эту часть грузинского населения, например, по записям в похозяйственных книгах селений. Однако что было делать переписчикам с оставшимися двумя третями местных грузин, которые были в той или иной степени, а некоторые и очень тесно, связаны с соседней Грузией (39) и постоянно перемещались туда и обратно через границу по реке Ингур? В Гальском районе, например, были нередки случаи, частью встречавшиеся и до недавнего времени, когда местные сельские дети учились в Грузии, проживая там у родственников, или когда взрослые члены семьи работали по найму или регулярно торговали в городе Зугдиди, подолгу живя там, или когда жители Зугдиди регулярно приезжали к родственникам в сёла Гальского района помочь по хозяйству в сезон сбора урожая, и т.д. Эта часть жителей, как считается, в большинстве своём тайно получила грузинское гражданство.

Видимо, местные власти в ходе переписи 2003 г. просто не учитывали всех таких лиц, особенно тесно связанных с Грузией, надеясь, что те в итоге окончательно туда переедут. Вследствие этого и получилась цифра в 39,3 тысячи грузин, якобы проживавших тогда в Гальской зоне (40). Впрочем, когда властям Абхазии надо было сообщить миру об успехах в возвращении беженцев в эту зону, то на свет появлялась более близкая к реальности цифра в 60 тысяч человек (41). Однако в данном случае перед нами встаёт, прежде всего, весьма непростая практическая проблема, - как корректно, а не по максимуму либо по минимуму, определить наличное грузинское население Гальской зоны в условиях его подобной трансграничной подвижности. То есть сама неоднозначная социальная действительность, с одной стороны, предоставляет властям возможность разного рода манипуляций с численностью проживающих здесь грузин, а с другой стороны - серьёзно затрудняет адекватное определение их реальной численности.

На фоне таких объективных сложностей в определении наличного абхазского и грузинского населения в Абхазии не должно вызывать удивления то, что данные переписи 2003 г. оказались не вполне корректными. Однако не стоит торопиться обвинить в этом абхазских специалистов - дело в том, что в принципе перепись населения не может быть абсолютно точной. Достаточно привести в пример Россию, где перепись населения 2002 г. проходила в несравненно более благополучных социально-экономических и политических условиях. Однако и в этой нашей переписи всё же случился вопиющий казус с «ингушами, которые в 2002 г. якобы заняли место № 22 в списке крупнейших народов Российской Федерации и тем самым продемонстрировали в 1989–2002 гг. прирост на примерно 92% - подобное невозможно в принципе и потому свидетельствует прежде всего о серьёзной ошибке переписчиков либо сознательном искажении ими информации о реальной численности ингушей в 2002 г.» (42). Отечественные эксперты указывали также на сомнительные, то есть явно завышенные, результаты переписи 2002 г. и в отношении многих других народов Северного Кавказа (43), просто ошибки там не были столь удивительными, как в случае с ингушами. На таком фоне итоги учёта населения Абхазии, проведённого в 2003 г., уже не кажутся чем-то особенным для этого региона мира, где этнодемография столь тесно переплетается с политикой.

Хочется надеяться, что к моменту проведения очередной переписи населения Абхазии в 2011 г. окончательно решится вопрос с юридическим статусом грузинского населения Гальской зоны, и станет ясно, кто из них гражданин Республики Абхазия либо может обоснованно претендовать на получение этого гражданства, а кто - нет. Только это будет способствовать стабилизации грузинского населения и облегчит его учёт во время переписи, однако вряд ли за оставшееся время подобная действительно очень сложная и политически крайне ответственная задача будет полностью решена. Следовательно, можно полагать, что и грузинское население Абхазии, как и абхазское, в 2011 г. вновь не будет учтено с требуемой точностью. Но в данном случае пока не ясно, какую именно позицию займут абхазские власти - по возможности занижать численность грузин в Гальской зоне, как это было в 2003 г., либо наоборот, учесть их по максимуму, то есть в количестве, близком к приводившейся выше оценке Руслана Кишмария. Тем не менее, можно уверенно констатировать, что в последние годы значительная часть гальских мегрелов достаточно успешно интегрируется в полиэтничное общество современной Абхазии, становясь его важной и вполне органичной частью. Уже в середине 2000-х гг. мы видели их активное включение в торговлю сельскохозяйственными и другими товарами на рынках Сухума, а в конце 2000-х гг. появились строительные бригады из мегрелов, работающие в Сухуме, а также в городах и посёлках Гагринской курортной зоны (44). Существенная часть гальских мегрелов, таким образом, несомненно стала уже частью постоянного населения Абхазии, но вот определить, какая именно их часть - задача крайне непростая как с практической, так и с теоретической точек зрения.

В заключение хочется подчеркнуть, что по возможности точное и непредвзятое определение численности основных этнических групп населения Абхазии, и в первую очередь - самих абхазов и грузин, является задачей первостепенной важности для руководства республики. Она несомненно должна быть поставлена и по возможности решена в ходе планируемой переписи населения 2011 г., ибо в условиях современной Абхазии без адекватных реальности сведений подобного рода просто невозможно проводить успешную внутреннюю и внешнюю политику страны.

Однако заметные искажения численности основных этнических групп, то есть абхазов и грузин, имевшие место во время учёта населения 2003 г., были в значительной степени вызваны вполне объективными причинами, которые, к сожалению, не могут быть полностью устранены к 2011 году. Поэтому перед абхазскими демографами и статистиками стоит сейчас очень сложная в профессиональном плане задача. Будем надеяться, что они, несмотря на возможное политическое давление, решат её на должном научном уровне, представив гораздо более обоснованные сведения об этнодемографической структуре населения своей страны, чем это было в ходе предыдущего учёта населения в 2003 г.

________________________

Анатолий Николаевич Ямсков-доцент, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Группы этноэкологии Центра междисциплинарных исследований, Институт этнологии и антропологии РАН.

Источник: Вестник МГИМО-Университета. – 2010. - №3(12)

Примечания

35. См. подробнее: Ямсков А.Н. Экономическое положение и социально-демографические особенности сельских абхазов // Этническая экология: народы и их культуры. Ред.: Н.А. Дубова, Л.Т. Соловьёва. - М.: Старый сад, 2008. С. 150–152.

36. См., например, мнения экспертов международной организации, неоднократно подчеркивавших эту0020специфическую для современной Абхазии резкую политизацию вопросов этнической демографии: AbkhaziaToday// InternationalCrisisGroup, EuropeReportNo176, 15 September2006, p. 9; Abkhazia: DeepeningDependence// InternationalCrisisGroup, EuropeReportNo202, 26 February2010, p. 8.

37. См. подробнее: Ямсков А.Н. Экономическое положение и социально-демографические особенности сельских абхазов // Этническая экология: народы и их культуры. Ред.: Н.А. Дубова, Л.Т. Соловьёва. - М.: Старый сад, 2008. С. 156–57.

38. Котенок Ю. Мед Брайзы губителен для Абхазии // Ежедневная электронная газета «Утро.ru», 23 июля 2008 г.: http://www.utro.ru/articles/2008/07/23/753994.shtml(обращение 25.04.2010 г.)

39. Именно на эту подвижность значительной части грузинского населения Гальской зоны указывали и международные эксперты - см.: Abkhazia: DeepeningDependence// InternationalCrisisGroup, EuropeReportNo202, 26 February2010, p. 9.

40. Расчёты автора по сведениям из: Национальный состав наличного населения по данным учёта населения 2003 года // Абхазия в цифрах. - Сухум: Управление Государственной Статистики Республики Абхазия, 2005. С. 15.

41. Klussmann U. “We Won't Beg for Diplomatic Recognition”. Interview with Abkhazian President Sergei Bagapsh // Spiegel, June 16, 2009: http://www.spiegel.de/international/world/0,1518,636532,00.html (обращение25.04.2010 г.).

42. Ямсков А.Н. Отработка навыков самостоятельного анализа этнодемографических процессов в регионах России в 1989–2002 гг. на практических занятиях по этногеографии в вузе // Учитель XXIвека. Качество знаний студентов: содержание, организация, контроль: Материалы VIIМежвузовской научно-практической конференции (г. Москва, 7 декабря 2007 г.). Ред.: Дмитриева В.Т. (отв. ред), Белобров В.П., Ямсков А.Н. - М.: изд. МГПУ, 2008. С. 130.

43. Тишков В., Степанов В. Российская перепись в этническом измерении // Население & Общество. Информационный бюллетень Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. № 81, Сентябрь 2004. С. 4.

44. Abkhazia: Deepening Dependence // International Crisis Group, Europe Report No 202, 26 February 2010, p. 10.

Абхазия этничность / этнополитика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2023 | НОК | info@kavkazoved.info