На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Древний Азербайджан в российской историографии (I)

Публикации | Элла АЛИБЕКОВА | 15.10.2011 | 00:00

Интерес к истории Азербайджана в российской историографии возник ещё в начале первой половины Х века, что было связано с грабительскими походами в Азербайджан русов, а позднее – с частыми посещениями русскими купцами и путешественниками таких городов Азербайджана, как Дербент, Баку, Шемаха, Барда и др.

Походы русов через Каспийское море в Северный Азербайджан засвидетельствованы в арабских источниках. (1) Сообщает о них и автор Истории Албании писавший, что с севера пришли в Албанию рузики и пробыли в Барде шесть месяцев. (2)

В русской летописи Повесть временных лет (XII в.) упоминаются такие страны древнего Азербайджана как Мидия и Албания. (3)

С XI-XII вв. взаимосвязи Ширвана с русскими княжествами становятся более тесными и приобретают не только торгово-экономический, но и политический характер. На базарах Дербента, Шемахи, Баку, Барды, Ардебиля появляются русские, а на рынках России – азербайджанские купцы. Из русских летописей, а также фольклорных материалов и, прежде всего былин, явствует, что дворцы русских князей, а с XV-XVI вв. и русского царя украшали ковры и шелка, вывезенные из Баку, Шемахи и Дербента. В XV в. Ширваншах и Московский великий князь Иван III обменялись дипломатическими миссиями. Н.И.Прокофьев отмечал, что московские и тверские купцы, узнав о предстоящем обмене послами, с разрешения Московского великого князя подготовили караван для торговой поездки Волгою в Прикаспийские страны и Персию. Собрались в путь около трёх десятков русских купцов, среди которых находился и Афанасий Никитин. (4) Из сообщений последнего следует, что послом Московского князя к Ширваншаху Фаррух Ясару был назначен Василий Панин, а послом Ширваншаха в Москве – Гасанбек. (5)

Отметим, что, начиная с Афанасия Никитина, среди русских купцов и путешественников сложилась традиция описывать в путевых заметках всё увиденное в Азербайджане, освещать историю края.

Аналогичную миссию осуществляли прибывавшие в Азербайджан в последующие времена дипломаты и купцы, также оставившие путевые заметки. Наиболее ценными из них являются записи Ивана Брехова (1614-1615 гг.), князя Михаила Баратынского (1618 г.), московского купца Федора Котова (1623 г.), Артемия Волынского (1715 г.), (6) и, особенно, полковника, историка, в последующем действительного члена Российской Академии наук П.Г.Буткова, побывавшего в Азербайджане в 1796-1797 гг. В его Записках персидского похода 1796 г. или всё, что я видел, слышал, узнал имеются ценные сведения о Северном Азербайджане, его городах, реках и т.п., а иногда и экскурсы в историю края. (7) Не меньший интерес представляет Книга большого чертежа, фактически составленная в XV в. Литвиновская редакция этой книги, дополненная сведениями о Кавказе, в том числе и об Азербайджане, относится к 60-м годам XVII в. Ценность этого источника для нашего исследования заключается в том, что в нём упоминаются исторические Мидия, Атропатена и Албания. (8)

Интерес к истории Азербайджана ещё более усилился после прикаспийского похода Петра I, во время которого ему была подарена копия Дербент-наме.

Русская историография, благодаря многовековым экономическим, политическим и культурным связям с Азербайджаном, к началу XIX в. располагала достаточной базой для исследования его древней истории.

Определённый интерес для нашего исследования представляет работа С.Б.Броневского (1763-1830), участника похода русских войск во главе с генералом В.А.Зубовым в Азербайджан (1796), позже состоявшего на военной и гражданской службе на Кавказе, в том числе в качестве правителя дел канцелярии главнокомандующего Кавказа (1802-1808).

В предисловии к своей книге С.Б.Броневский писал, что работа будет состоять из двух частей - из истории и географии Кавказа. При написании автором были использованы наряду с материалами личных наблюдений, архивные и литературные данные. Книга, к сожалению, осталась незавершённой. Значительная часть его работы посвящена древней и средневековой истории Ширвана. С.Б.Броневский затронул также вопрос этногенеза некоторых кавказских народов. Причисляя албанцев к числу коренных или весьма древних жителей, он считал их предками лезгин. (9) Работа С.Б.Броневского, являющаяся первым подробным и систематическим описанием народов Северного Кавказа и Азербайджана, вместе с тем, не свободна от неточностей и ошибок.

После завершения захвата Российской империей Северного Азербайджана (1828 г.) в русской историографии стал проявляться профессиональный интерес к истории, географии, этнографии, культуре и искусству племён, населявших Кавказскую Албанию.

Одним из первых изысканий, посвящённых Кавказской Албании явилась, опубликованная в 1835 г. статья «О важности южнокавказских областей России в отношении антикварном и о Птолемее, главном писателе в рассуждении Географии сей страны», (10) написанная Ф.Крузе. Фридрих Крузе (1790-1866) – профессор Дерптского университета, специалист по истории и археологии Прибалтики, по норманнскому вопросу и происхождению русов. В указанной статье отмечалось, что под сенью хранительных крыл мощного Орла Северного открыты теперь для взоров учёного изыскателя и области, лежащие на юг от Кавказа, где была первая колыбель человеческого рода – богатые поляны Иберии, Албании, Колхиды и Армении. (11) В статье, написанной предположительно по заказу, (12) автор, отражавший интересы определённых кругов русского общества, занимавшихся проблемами освоения присоединённых к Российской империи по Туркменчайскому договору 1828 г. областей. Ф.Крузе, изучая данные источников о перевозке в древности товаров из Средней Азии по Амударье и Куре к Чёрному морю, писал - Любопытно было бы сделать исследование: есть ли возможность ещё теперь или именно теперь, при усовершенствовании искусства проведения каналов, учредить такое водное сообщение между Киром и Фазисом. (13)

Описывая плодородие древней Албании, её богатство вином и плодами, огни, выходившие из земли её, а также возможность через эту область вниз по Куре, установить торговлю во внутренности Азии, (14) Ф.Крузе пытался привлечь внимание официальной России к этой части Закавказья, отмечая хозяйственно-экономическое значение территории древней Албании для царской России.

Важным моментом для историографии XIX в. было осознание Ф.Крузе весомости археологических исследований для познания прошлого. Он писал, что именно археологические исследования поясняют иное даже в произведённых доселе изысканиях, и, показывая, чем была некогда эта земля, научают нас, чем она может сделаться под мудрым управлением. (15)

В 1835 году появились описания Нахичеванской, Елизаветпольской и других провинций, а также первый том Энциклопедического лексикона, где была опубликована довольно интересная статья анонимного автора «Об Албании азиатской, древней» (16), в которой указывалось, что территория древней Албании включала в себя часть нынешнего Дагестана и всю Ширванскую область от Дербента до Аракса. (17) В статье также отмечалось, что название Албания похоже на латинское, однако же, оно принадлежит к коренным именам этого края и ещё до римлян было известно грекам. Автор обнаруживает большую для своего времени осведомлённость и высказывает ряд интересных соображений, в частности, о северных и южных пределах Албании, о территории, занимаемой каспиями, а также о местонахождении Кабалы. Исходя из содержания статьи, можно утверждать, что автор был знаком с данными источников по истории Кавказской Албании.

В 1836 г. в Санкт-Петербурге было издано многотомное Обозрение Российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. (18) В первом томе Обозрения имеются весьма ценные сведения по отдельным аспектам истории Азербайджана. В очерках, посвящённых отдельным провинциям Азербайджана, приведены отрывочные сведения об их историческом прошлом, о территории, городах и т.д.

Интересны очерки Василия Легкобытова о Ширванской (19) и Кубинской провинциях; (20) Николая Фролова о Елизаветпольском округе (21) и Александра Яновского о Шекинской провинции. (22)

В этих очерках освещены вопросы истории, географического положения, границ и населения описываемого региона. Так, Дмитрий Зубарев, описывая Карабахскую провинцию, предпринял попытку этимологизации названия Карабах и определения состава населения провинции, придя к выводу, что это население состояло из представителей древних азербайджанских племён Джеваншир, Демирчиасанлы, Джебраил, Сараджал, Кенгерли, Имирли и др. (23) Он писал - Страна, называемая ныне Карабахом, известна была в древности под названием Рани. В ней был город Барда… (24)

Василий Легкобытов, описывая Бакинскую провинцию, отмечал, что Баку в древности назывался Хунсаром. (25)

Таким образом, материалы Обозрения, посвящённые отдельным округам и провинциям Азербайджана, явились надёжным подспорьем для дальнейшей научной разработки проблем о территории древних государств и локализации древних городов Северного Азербайджана. Это начинание было поддержано другими русскими исследователями, и вскоре появились новые, более содержательные труды.

К концу 30-х годов XIX в. относится исследование Эдуарда Ивановича Эйхвальда, русского естествоиспытателя, академика, члена этнографического отделения Русского Географического общества. В 1825-1826 гг. он совершил путешествие по Кавказу и посетил ряд районов Азербайджана. Наблюдения учёного нашли своё отражение в его работе. (26) Автором впервые была предпринята попытка изучения происхождения удин. Э.И.Эйхвальд пытался установить родство удин с народом мордва и считал удин последними остатками финнов, пришедших на Кавказ с низовьев Волги. По мнению Э.И.Эйхвальда, удины, прежде исповедовавшие христианство, и обременённые оплатой за это подати, вынуждены были принять ислам. (27) Безусловно, автор ошибался, считая удин пришедшими с севера. Последние исследования выявили, что удины, как и другие народы северовосточнокавказской семьи являются автохтонами Кавказа. Они обитали в местах своего постоянного проживания, по крайней мере, со времён мезолита или плейстоценовой эпохи. (28)

Новым явлением в азербайджанской историографии первой половины XIX в. явилась деятельность азербайджанского учёного Аббаскули-ага Бакиханова (1794-1846), написавшего труд по истории Азербайджана с древнейших времён до 1813 г.

А.Бакиханов родился в селе Амираджаны Бакинского ханства. Первоначальное образование он получил у духовных лиц Баку и Кубы, под руководством которых в течение 20 лет изучал богословие, мусульманское право, персидский и арабский языки, а также литературу Востока. С января 1820 г. он начал службу в русской армии, а в январе 1822 г. был назначен переводчиком в чине полковника при наместнике на Кавказе, где хорошо изучил русский язык. В качестве переводчика А.Бакиханов в течение 25 лет участвовал в походах русских войск в Дагестан и Азербайджан, являлся членом комиссии по демаркации границ, согласно условиям Гюлистанского мирного договора. С 1833 по 1835 гг. А.Бакиханов занимался дипломатической деятельностью. Будучи сторонником сближения Азербайджана с Россией, он поддерживал тесные отношения с такими выдающимися представителями русской прогрессивной общественности, как А.С.Грибоедов, А.А.Бестужев-Марлинский. А.Бакиханов близко сошёлся с семьёй А.С.Пушкина, а также членами его кружка. Известны весьма лестные отзывы отца поэта – С.А.Пушкина о Бакиханове. (29) В 1843 г. в качестве депутата от Кубинского и Бакинского уездов участвовал в учреждённом в то время Комитете по определению прав состояний высшего сословия в мусульманских странах Закавказского края. (30)

Написанное А.Бакихановым в 1841 г. фундаментальное исследование на персидском языке (31), в 1844 г. было переведено на русский язык самим же автором. Труд этот явился главным историческим произведением А.Бакиханова, плодом долгой, кропотливой и напряжённой научной работы, итогом многочисленных путешествий по Ширвану, Дагестану, Грузии, Кавказскому региону. При написании автором были широко использованы письменные источники – как античные, так и восточные.

«Гюлистан-и-Ирам» (32) – первый в азербайджанской историографии труд, в котором системно изложена история Азербайджана и Дагестана с древности до заключения Гюлистанского мирного договора (1813 г.). Во вводной главе автор даёт географический и этнический обзор Восточного Кавказа, в последующих главах в хронологическом порядке излагается история, главным образом Ширвана и Дагестана, с древних времён до Гюлистанского договора. В заключительной части исследования приводятся сведения об отличившихся учёностью и достоинством уроженцах Азербайджана.

Оценивая свою работу, А.Бакиханов писал: «Я собрал, сколько мог материалов, сличил разбросанные сведения, сверил предания с памятниками и, имея в виду летописи, грамоты, монеты, надписи и разные исторические записки современников и предков, по возможности старался соблюсти условия историка – описать происшествия в связи и порядке, руководствуясь строгим беспристрастием в отношении к единоверцам своим и к родине, почитая весь род человеческий одним семейством, а шар земной – общим отечеством». (33)

Попытка разрешения отдельных вопросов исторической географии была предпринята им с привлечением топографических данных. А.Бакиханов справедливо считал, что древняя Албания включала в себя Ширван и Дагестан. Большое место в труде отведено исследованию албанских племён и борьбе албан против иноземных завоевателей. Не обойдён вниманием и вопрос этимологии самого названия Албания. (34)

Одна из серьёзных работ по Кавказской Албании принадлежит профессору А.Яновскому, (35) в 1829 г. объездившему территорию исторической Кавказской Албании.

Александр Григорьевич Яновский (род. около 1798 г. - ?) в 1818 г. окончил Харьковский Университет, в 1818-1819 гг. служил переводчиком в Екатеринославской конторе иностранных поселений. В 1819 г. переехал в Петербург, где служил в Военном министерстве, в Сенате, в Министерстве юстиции и Министерстве финансов, откуда в 1828 г. был переведён на Кавказ в Казённую экспедицию Верховного грузинского правительства. В 1829 г. был командирован в Шекинскую провинцию для обозрения казённого имущества. В 40-70-х гг. Яновский жил в Петербурге, в конце 60-х гг. ушёл в отставку в чине коллежского советника. Был одним из старейших членов Русского Географического Общества. (36)

Источниковедческой базой исследования А.Яновского О древней Кавказской Албании, наряду с античными источниками, были и данные русской историографии. Статья А.Яновского, по определению К.В.Тревер (37), явилась первым в русской историографии исследованием, в котором собраны и сопоставлены сведения античных и раннесредневековых авторов о Кавказской Албании. (38) Особое место в работе отведено отождествлению имеющихся у античных авторов топонимов с существовавшими в начале XIX в. названиями городов, селений и рек.

Важно подчеркнуть, что, освещая в своём исследовании лишь ранний период истории Албании, автор справедливо отмечал, что в разные исторические периоды политические границы Албании различны, но собственно территорией Албании в древности он ошибочно считал лишь области Шеки и Ширвана. А.Яновский весьма детально проводит сопоставление упоминаемых Птолемеем 29 городов и других поселений с названиями своего времени, однако принципом его сопоставления является созвучие, а потому, как отмечала К.В.Тревер, выглядит это не всегда убедительно. (39)

Птолемеевские реки А.Яновский рассматривает как притоки Куры, вопреки общему мнению, что они впадают в Каспий. Центром Албании А.Яновский считал Нухинскую провинцию, в качестве доказательств приводя как внешнее сходство албанов с жителями этой провинции, так и идентичность их обрядов и характера. (40)

По мнению автора, Албания располагалась на левобережье Куры от Иверии до Каспийского моря. Северной границей Албании служил Кавказский хребет, однако восточные границы автором обозначены к западу от морского побережья, а не вдоль Каспийского моря – отсюда отрицание им распространения мореходства в Албании.

В работе А.Яновского имеется ряд ошибок и неточностей, например, удины упоминаются то, как жители Албании, то локализуются им на этнически смешанной границе Албании, в то время как научные исследования более позднего периода выявили, что удины составляли значительную часть населения Албании.

В отличие от других исследователей того времени, русский учёный, говоря о походе римлян через Албанию, выказывает явную симпатию к аборигенам, отмечая, что римляне по привычке всемирных победителей нанесли много вреда тамошним жителям, однако должна же быть сильная побудительная причина, заставившая албанцев напасть на римлян. (41)

В целом работу А.Яновского можно охарактеризовать как первое серьёзное исследование того времени, в котором наличествует ряд интересных мыслей, однако утверждения и выводы его не всегда могут быть приняты безоговорочно.

К этому же периоду относятся публикации Н.И.Богомолова по интересующей нас проблематике. Н.И.Богомолов был законоучителем Александропольского уездного училища, а впоследствии протоиереем собора Кавказской армии в Тифлисе. Н.И.Богомолов был прекрасным знатоком чеченского языка.

Ошибочное отождествление курдов со славянами

В 40-х гг. XIX в. в газете Кавказ Н.И.Богомоловым была опубликована статья, посвящённая этнической истории курдов, (42) в которой ставился вопрос о происхождении курдов, об их нравах, обычаях, быте. Автор, относящий курдов к числу албанских племён, предпринял попытку этимологии этнонима албан. По мнению Н.И.Богомолова, курды были полукочевым народом, населявшим с глубокой древности большую часть Закавказской Аг-Вании. Автор безосновательно относил всю территорию Албании до Каспийского моря к Курдистану. Считая курдов славянами, он ошибочно отождествлял их с албанами и булгарами, пришедшими в район озера Ван в 118 г. до Р.Х. при армянском царе Аршаке. Автор полагал, что у курдов имелось своё царство, охватывавшее большую часть территории Персии, Ассирии и Армении, которое было ликвидировано в середине VI в. до н.э. персидским царём Киром. (43)

Среди работ, изданных в 40-е годы XIX в. следует выделить опубликованный в 1848 г. в Москве труд П.Ф.Сума. (44) П.Ф.Сум, наряду с А.Калльем, Р.Нюэрупом, Х.Грамом и Я.Лангебеком, был представителем просветительско-абсолютической историографии Дании XVIII–XIX вв., основоположником которой в первой половине XVIII в. стал поэт и драматург Л.Хольберг.

В своём исследовании П.Ф.Сум главное внимание уделяет этнической истории, особенно подробно останавливается на описании печенегов и их происхождении. Исследователь называл их пацинаками, что, по его мнению, соответствовало варианту этнонима печенег в Армянской географии VII в. Близкую точку зрения недавно в Кавказском этнографическом сборнике (IX, М., 1989) высказал В.П.Кобычев (критику см. ниже, в главе «Население»). П.Ф.Сум упоминает также хазар и населённые пункты, связанные с этнонимом хазар.

П.Ф.Сум в своём исследовании касается и племени кангаров, проживавших на территории древнего Азербайджана (точное время поселения их здесь неизвестно). Автором кангары отождествлялись с гандариями, проживавшими близ Самарканда. И он, возможно, отчасти был прав, ибо часть кангаров действительно проживала на территории Средней Азии и была зафиксирована в письменных памятниках VII в. (45) П.Ф.Сум полагал, что кангары, вышедшие из Средней Азии, вторглись в Европу через реки Яик и Волгу. (46)

По мнению П.Ф.Сума, одним из гуннских племён, вторгшихся на территорию Азербайджана в первых веках нашей эры, были хазары, местом проживания которых с древности он считал Персию (Астрабад), отмечая при этом, что персами они не были. Согласно его гипотезе, в I в. н.э. хазары продвинулись из Персии на север и расположились на востоке от Волги, а затем, перейдя Волгу, расселились по западному берегу Каспийского моря до Дербента. (47) Он полагал также, что сыраки (сираки) были ассимилированы хазарами. (48) Тезис П.Ф.Сума бесспорно ошибочен, ибо хорошо известно, что сираки являются ираноязычным племенем.

В 60-е годы XIX в. появился ряд новых работ, написанных не столько профессиональными исследователями, сколько любителями, к числу которых следует отнести И.И.Шопена.

Иван Иванович Шопен (1798-1870), по происхождению француз, переехал в Россию около 1825 г., служил на гражданской службе на Кавказе. В 1829 г. Паскевич поручил ему составить описание присоединённых к Российской империи по условиям Туркменчайского договора (1828 г.) Эриванского и Нахчыванского ханств, переименованных в Армянскую область. В 1829-1832 гг. И.И.Шопен занимался обследованием Армянской области, в последующие годы был председателем Управления по доходам и казённым имуществам Армянской области. В 1838 г. переехал в Петербург, где служил в Министерстве государственных имуществ. Был членом-корреспондентом Статистического отделения совета Министерства внутренних дел.

Составленный И.И.Шопеном на основании собранных материалов труд вышел в свет со значительным опозданием под названием Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху её присоединения к Российской империи (СПб., 1852). Этот труд был капитальной работой, в которой приводилось основательное, детальное и разностороннее описание бывших Эриванского и Нахчыванского ханств, действительно ставшей своего рода памятником и доныне сохранившим историческую ценность. Представленная ещё в 1840 г. в Академию Наук работа И.И.Шопена получила положительный отзыв Броссе и Кеппена, ей была присвоена Демидовская премия. Собственно этнографическое содержание этого труда не велико. В 1839-1840 гг. И.И.Шопен посвятил исследованию этой территории ряд статей, которые позже вошли в его книгу. Перу И.И.Шопена принадлежит изданная под инициалами И.Ш. брошюра Некоторые замечания на книгу Обозрение российских владений за Кавказом (СПб., 1840). Из протоколов Кавказского отдела Русского Географического Общества известно, что И.И.Шопен работал над переводом известий античных авторов о Кавказе, собираясь издать соответствующий сборник, – идея, осуществлённая другими авторами значительно позже. И.И.Шопен также был автором книги Новые заметки на древние истории Кавказа и его обитателей (СПб., 1866). (49)

Объёмистый труд И.И.Шопена Новые заметки на древние истории Кавказа и его обитателей (50) охватывает почти все географические объекты Азербайджана. Основное место в его исследовании отведено истории Армении, однако здесь также имеется специальная глава Агования, Албания и Чога. Затрагивает автор и историю Мидийского царства. В книге предпринята весьма неудачная попытка этимологизации палеохоронимов Мидия, Атропатена, Албания, а также этнонимов албан, удин и пр. Неплохо зная античные источники и литературу по кругу освещаемых вопросов, он либо редко ссылался на них, либо манипулировал ими весьма произвольно, в силу чего выводы его часто абсурдны и не имеют под собой научной основы. Неверна его трактовка хоронима-топонима Агования, а агованцев и албанцев он ошибочно считал разноплеменными народами. Территория Албании делится автором на области Агования, Лпиния и Чога (Чора), локализуемые как по обеим сторонам Куры, так и на побережье Каспийского моря. Название страны Албания он переводит как страна или царство гор.

Наличие большого количества ошибок, неточностей и абсурдных выводов значительно умаляет достоинство работы, требует осторожности в её использовании, однако, вместе с тем, его энтузиазм и попытка создания объёмного, фундаментального исследования, когда историческая наука ещё не располагала достаточной базой знаний, не может не быть приветствована и оценена положительно.

Большой вклад в развитие научной историографии России по древней истории внесли работы Петра Карловича Услара (1816-1875), с 1850 года до конца жизни служившего на Кавказе, где он вёл военную, педагогическую и научную работу, а также интенсивно изучал языки Кавказа. На военной стезе он дослужился до звания генерал-майора, а за научные изыскания получил звание член-корреспондента Российской Академии наук.

Особенно интересны для нашего исследования две работы П.К.Услара. Его статья Начало христианства в Закавказье и на Кавказе (51) была опубликована в конце 60-х гг. XIX в. Главное место в статье отводится вопросу о насильственных выселениях евреев из Палестины, начиная с XIII в. до н.э., и расселении их в Армении, Иберии и отдельных районах Албании, в частности, на юго-западном побережье Каспийского моря. Ссылаясь на различные источники, он утверждал, что большая часть евреев смешалась с местным населением, другая часть сохранила свою религию и позже в период раннего средневековья распространилась среди некоторой части населения Кавказа и Поволжья.

В другой работе П.К.Услара (52) имеются материалы по топонимии Азербайджана, в ней упоминаются такие топонимы, как Нахичевань, Маранд, Мугань, говорится также о племенах, проживавших в сатрапиях Ахеменидской империи, о языке албанцев, об антропологическом типе албан и других кавказских народностей. Особое место в работе занимают конфессиональные вопросы, главным образом связанные с огнепоклонничеством.

Азербайджанский и грузинский народы имеют общих предков

В первой работе автор, касаясь проблемы территории Албании, пишет, что в состав её входили земли Бакинской и Елизаветпольской губерний, заалазанская Кахетия и низменная долина Куры, а также Нагорный Дагестан, отмечая, однако, что северная граница Албании для него трудно определима. (53) Во второй статье П.К.Усларом выдвигается интересная гипотеза об общем происхождении албанов и иберов. Известно, что население исторической Иберии (Картли) формировалось на базе племён и племенных групп эров, кахов и т.д., о родстве которых сообщают древнегрузинские источники. (54) В этих областях в античное время была распространена единая Ялойлутепинская культура, а население этих районов принадлежало к одной антропологической группе. (55) Это подтверждается исследованиями распространения групп крови в Закавказье во второй половине ХХ века, которые показали высокую степень однородности по генным частотам кахетинского и азербайджанского населения Алазано-Эгричайской долины и Шемахинской зоны. Обстоятельство это свидетельствует о том, что вышеуказанная область была территорией, населённой албанским союзом племён. Позднее одна часть населения указанной зоны вошла в состав грузинской, а другая – азербайджанской народности. Таким образом, гипотеза П.К.Услара о том, что азербайджанское и грузинское население упомянутого региона имеет общих предков, не лишена оснований.

В своём исследовании П.К.Услар касался и скифской проблемы, отмечая, что следы скифов прослеживаются в области Сакасена. Однако, следуя сложившейся в армянской историографии традиции, он ошибочно локализовал Сакасену в Армении, в то время как она находилась в районе Гянджи. В числе племён древнего Азербайджана, П.К.Услар отмечает и мюков, обитавших близ низовьев Аракса, этноним которых, как он ошибочно считал, сохранился в названии Муганской степи. (56) Эта ошибка является следствием народной этимологии. (57) Этногенез мюков являлся объектом внимания ряда советских учёных. К.В.Тревер считала их южными соседями албанов, (58) локализуя их севернее Аракса. И.Б.Пьянков помещал их южнее Аракса, (59) Э.А.Грантовский на основе историко-филологического анализа пришёл к выводу, что миков следует искать на северо-западе, недалеко от Аракса, на территории Мугани, (60) академик И.Г.Алиев также территорией обитания миков считает нынешнюю Муганскую степь. (61)

70-е годы XIX в. ознаменованы в российской историографии выходом в свет фундаментальной работы академика Б.А.Дорна, (62) явившейся результатом его поездки на Кавказ в 1860-1861 гг.

Борис Андреевич Дорн (1805-1881) – ориенталист. После получения звания приват-доцента в Лейпциге, был профессором кафедры восточных языков Харьковского Университета, затем – профессор истории и географии Востока в Институте восточных языков при Министерстве иностранных дел. В 1852 г. первым из европейских учёных занялся изучением истории Афганистана. Преподавал афганский язык в Санкт-Петербургском Университете. Б.А.Дорном были подготовлены Материалы для изучения иранских наречий, изданные в Санкт-Петербурге в 1866 г. В Учёных записках Академии наук были напечатаны его работы- Академик Фрэн и его учёная деятельность (1855, т. III, вып. 3), Азиатский музей Императорской Академии наук (1864, т. V, вып. 2) и Каспий. О походах древних русских в Табаристан (1875). Б.А.Дорну принадлежит также обзор новой коллекции восточных рукописей в Императорской публичной библиотеке, напечатанный в Журнале Министерства народного просвещения (1859, № 2). (63)

В труде Б.А.Дорна Каспий (64) имеется дополнение, посвящённое древней Албании по Птолемею, в котором автор отождествляет птолемеевские названия албанских городов, поселений и рек с современными ему названиями, а также, что весьма важно, приводит точки зрения предшествующих ему исследователей по данному вопросу. Более критично автором использованы сообщения древних авторов о географическом положении Кавказской Албании. Б.А.Дорн территорию Албании ограничивает Сарматией (Керавнскими горами), Иберией (по реке Алазань), Арменией (у слияния Куры и Аракса) и Каспийским морем до реки Соаны. В территорию Албании он включает Шеки, Ширван и Южный Дагестан до Дербента, а также Каспиану. По его утверждению, реки древней Албании, упоминаемые в древних источниках, впадают не в Куру, а в Каспийское море. Указано им и местонахождение столицы Кавказской Албании – города Кабала. Подчеркнём, что в целом Б.А.Дорн верно определял территорию расселения албанских племён.

Заметную роль в развитии российской историографии древней истории Закавказья и Кавказа в конце XIX в. сыграли исследования В.Ф.Миллера.

Всеволод Федорович Миллер (1848-1913) – один из крупнейших русских учёных. Среднее образование получил в лучшем учебном заведении Москвы – пансионе Эннеса, где все предметы изучались на немецком и французском языках, он овладел также английским языком. В 1865 г. поступил в Московский университет на историко-филологический факультет, где изучал греческий и латинский языки, а также санскрит, специализировался по истории народов Востока и восточному фольклору. Следует отметить, что это было время, когда изучение Востока не особенно приветствовалось правительством России, а в единственном небольшом учебном заведении Москвы – Лазаревском институте – обучались, в основном отпрыски состоятельных армян. (65) В 1870 г. по окончании историко-филологического факультета, В.Ф.Миллер был оставлен при университете, где прошёл подготовку к профессуре по сравнительной грамматике и санскриту. В 1874 г. он был направлен в Германию для более углублённого изучения санскрита и древней истории Востока. Через год он переехал в Прагу, где изучал чешский язык. В 1876 г. В.Ф.Миллер вернулся в Москву с готовой работой Очерки арийской мифологии I. Асвины Диоскуры, которую защитил на степень магистра. В 1884 г. он стал профессором Московского университета, в 1897-1911 гг. был директором Лазаревского Института восточных языков, а в 1911 г. получил звание академика.

В.Ф.Миллер, занимаясь вопросами сравнительного языкознания и сравнительной мифологии, иранистики и кавказоведения, этнографии и археологии, литературы и фольклора, показал себя в каждой из этих областей сильным мастером, полностью владеющим материалом, одинаково сильным в анализе и синтезе, обладающим высокой эрудицией. (66) В.Ф.Миллеру принадлежит создание школы кавказоведов, объединявших как учёных, разрабатывавших вопросы кавказоведения в широком теоретическом аспекте, так и краеведов, собравших обширный материал по истории, этнографии, фольклору, археологии Кавказа.

В 1879-1886 гг. В.Ф.Миллер провёл ряд научных экспедиций на Кавказ. Он является автором около 200 научных работ, в числе которых классический труд «Осетинские этюды» (67), где приводятся данные о племенах (саках, массагетах, аланах). В его работах говорится и об Албании, затрагивается вопрос этимологии этнонима албан.

Автор, допуская гипотезу Мищенко о принадлежности царских и кочевых скифов к неарийцам, доказательства его считает неубедительными. Сам же он твёрд в убеждении, что среди скифов в числе других этнических элементов, присутствует элемент иранский. (68) В.Ф.Миллер был одним из первых учёных, доказывавших на основании конкретного языкового материала ираноязычность скифов. (69)

В.Ф.Миллером была выдвинута вполне допустимая гипотеза о том, что причиной, по которой исследователи часто путают албан с аланами, могла быть допущенная переписчиком армянской географии ошибка, которую он мог сделать сознательно в виду того, что дальше упоминался народ алан, и такое повторение могло показаться ему подозрительным. (70)

В своих исследованиях В.Ф.Миллер касался также вопросов политической истории. Говоря о походах аланов в I в. он указывал, что они с разрешения царя гирканов (древнегрузинского царя – Э.А.) прошли через проход, укреплённый Александром Македонским железными вратами. Укрепление прохода никак не могло быть предпринято Александром Македонским, так как общеизвестно, что он никогда не был на Кавказе. Факт проникновения аланского элемента в Албанию (в область Камбисену) из Картли-Иберии в 70-е годы I в. н.э. и доминирование его в последней трети I в. н.э. подтверждается выявленными в зоне Мингечаура многочисленными катакомбными захоронениями, принадлежащими этим ираноязычным кочевникам. (71)

Источники

(1) А.Ю.Якубовский. Ибн-Мискавейх о походе русов в Берда’а в 943/44 гг. (Хиджры 332). Византийский временник, т. ХХIV, 1926, с. 74.

(2) Моисей Каланкатуйский. История Албании. СПб., 1861, III, ХХI.

(3) Повесть временных лет (по Лаврентьевской летописи) 1317 г., М.-Л., 1950, т. 1, с. 9, 205.

(4) Хождение за три моря Афанасия Никитина 1466-1472 гг. М., 1980, Предисловие, с. 8.

(5) Там же, с.46, 82.

(6) См. Путешественники об Азербайджане. Баку, 1961, с.187-192,199-217, 219-236, 369-385.

(7) П.Г.Бутков. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. Т. 1-3, СПб., 1869.

(8) Книга Большого чертежа. М.-Л., 1950, с. 4, 11.

(9) С.Б.Броневский. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе в двух частях. Ч. 1, М., 1823, с. 4.

(10) С.Б.Броневский. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе в двух частях. Ч. 1, М., 1823, с. 4.

(11) Ф.Крузе. О важности южно-кавказских областей России в отношении антикварном и о Птолемее, главном писателе в рассуждении географии сей страны. Журнал Министерства Народного Просвещения, ч. 5, 1835.

(12) Там же, с. 424.

(13) См. К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М.-Л., 1959, с. 24.

(14) Ф.Крузе. Указ. раб.

(15) См.К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании, с. 427.

(16) Ф.Крузе. Указ. раб., с. 430.

(17) К.В.Тревер полагала, что статья могла принадлежать перу Крузе или Яновского, однако сличение текстов к такому выводу не приводит. (См. её Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М.-Л., 1959, с. 26).

(18) См. Энциклопедический лексикон. Т. 1, издание Плюшара, СПб., 1835, с. 415.

(19) Обозрение российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. Ч. I-IV, СПб., 1836.

(20) Там же, Ч. III, с. 35-174.

(21) Там же, Ч. IV, с. 95-150.

(22) Там же, Ч. II, с. 319-401.

(23) Там же, Ч. III, с. 274.

(24) Там же, Ч. III, с. 274.

(25) Там же, Ч. III, с. 301.

(26) Там же, Ч. IV, с. 83.

(27) Путешествие профессора Эйхвальда по Каспийскому морю и по Кавказскому краю. Библиотека для чтения, ч. 25, СПб., 1838.

(28) Там же, с. 180.

(29) См. И.М.Дьяконов. Алародии. ВДИ, 1995, № 1, с. 116; К.Ренфрю. Разнообразие языков мира, распространение земледелия и индоевропейская проблема. ВДИ, 1998, № 3, с. 113.

(30) Л.Павлищев. Из семейной хроники. Воспоминания о А.С.Пушкине. М., 1890, с. 354.

(31) Кавказский этнографический сборник. Вып. I (Труды Института этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая, т. XXVI). Отв. ред. М.О.Косвен. М., 1955, с. 337.

(32) Абас-Кули-ага Кудси Бакиханов. Гюлистан-Ирам. Известия Общества Обследования и изучения Азербайджана, вып. 4, Баку, 1926; См. также Очерки истории исторической науки в СССР, т. 1, М., 1955, с. 641.

(33) А.К.Бакиханов. Гюлистан-и-Ирам. Б., 1951

(34) А.К.Бакиханов. Сочинения. Записки. Письма. Баку, 1983, с. 132.

(35) А.К.Бакиханов. Гюлистан-Ирам. Б., 1951, с. 5.

(36) А.Яновский. О древней Кавказской Албании. ЖМНП, ч. 52, 1846, с. 97-203.

(37) Кавказский этнографический сборник. Вып. I (Труды Института этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая, т. XXVI). Отв. ред. М.О.Косвен. М., 1955, с. 313.

(38) Тревер Камилла Васильевна (1892-1974) – известнейший советский историк культуры, востоковед, член-корр. АН СССР. Автор фундаментального исследования по истории Албании под названием Очерки по истории и культуре Кавказской Албании (М.-Л., 1959).

(39) К.В.Тревер. Указ. раб., с. 26.

(40) Там же.

(41) А.Яновский. Указ. раб., с. 128.

(42) Там же, с. 185.

(43) Н.Богомолов. Аг-Вания. Курды. Газета Кавказ, № 32, 1847.

(44) Там же.

(45) П.Ф.Сум. Исторические рассуждения о происхождении народов, населявших в древние века Польшу, Россию и земли между Каспийским и Чёрным морями, а также Европейскую Турцию на севере от Дуная. М., 1846.

(46) См. С.Г.Кляшторный. Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии. М., 1964.

(47) П.Ф.Сум. Там же, с. 6.

(48) Там же, с. 11; п. 3, с. 14, п. 4.

(49) Там же, с. 15, п. 5.

(50) Кавказский этнографический сборник. Вып. I (Труды Института этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая, т. XXVI). Отв. ред. М.О.Косвен. М., 1955. с. 305.

(51) И.Шопен. Новые заметки на древние истории Кавказа и его обитателей. СПб., 1866.

(52) П.К.Услар. Начало христианства в Закавказье и на Кавказе. Сборник сведений о Кавказских горцах, Вып. II, Тифлис, 1869, с. 1-24.

(53) П.К.Услар. Древнейшие сказания о Кавказе. Тифлис, 1861.

(54) П.К.Услар. Начало христианства в Закавказье и на Кавказе, с. 15.

(55) В своё время Леонти Мровели предложил концепцию единого происхождения, ближайшего родства народов Кавказа. См. В.Б.Ковалевская. Скифы, Мидия, Иран во взаимоотношениях с Закавказьем по данным Леонти Мровели. Изв. АН Груз. ССР (серия истории, археологии, этнографии и искусства), 1975, № 3, с. 63.

(56) М.Г.Абдушелишвили. Антропология древнего и современного населения Кавказа. Тбилиси, 1964.

(57) П.К.Услар. Древнейшие сказания о Кавказе, с. 465.

(58) Э.А.Грантовский. Сагартии и XIV округ государства Ахеменидов по списку Геродота (III.93). – Краткие сообщения Института народов Азии, вып. 46, Древний Восток. М., 1962, с. 237-239.

(59) К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании, с. 50.

(60) И.В.Пьянков. Массагеты Геродота. ВДИ, 1975, № 2, с. 57.

(61) Указ. раб., с. 237-238.

(62) И.Г.Алиев. Очерк истории Атропатены. Баку, 1989, с. 8.

(63) Б.Дорн. Каспий. О походах древних русских в Табаристан. Издание в приложении к Запискам Российской Академии Наук, т. 26, М., 1875.

(64) Большая Энциклопедия. Т. 8, СПб., б. г.

(65) Б.Дорн. Каспий. О походах древних русских в Табаристан. Издание в приложении к Запискам Российской Академии Наук, т. 26, М., 1875.

(66) Б.А.Калоев. Миллер – кавказовед. Орджоникидзе, 1963, с. 6.

(67) В.И.Абаев. Всеволод Миллер как осетиновед. К столетию со дня рождения (1846-1948), Известия юго-осетинского научно-исследователь-ского института, вып. VI, Сталинир, 1948, с. 19.

(68) В.Ф.Миллер. Осетинские этюды. Ч. I-III, М., 1881-1887.

(69) Там же, ч. III. М., 1887, с. 118.

(70) В.Ф.Миллер. Эпиграфические следы иранства на юге России. ЖМНП, 9, 1886. Он же. Осетинские этюды. Ч. I-III, М., 1881-1887; В.Ф.Миллер. Осетинские этюды. Ч. III, с. 109-111.

(71) И.Г.Алиев. К интерпретации параграфов 1, 3, 4 и 5 IV главы XI книги Географии Страбона. ВДИ, 1975, № 3, с. 164; См. также И.Алиев. Сармато-аланы на пути в Иран. В кн.История Иранского государства и культуры. М., 1971; И.Алиев, Г.Асланов. Племена сармато-массагето-аланского круга в Азербайджане. В сб. Древний Восток, 2, Ереван, 1976; они же. К вопросу о проникновении на территорию Азербайджана племён сармато-аланского круга в первые века нашего летоисчисления. В сб. «Материалы научной конференции по аланской археологии и истории Северной Осетии». Орджоникидзе, 1975.

По материалам: Этноглобус

Азербайджан историография Россия



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2021 | НОК | info@kavkazoved.info