На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Цова-тушины (I)

Публикации | Роланд ТОПЧИШВИЛИ (Грузия) | 22.05.2012 | 00:00

Грузия, так же как и целый ряд европейских стран, состоит из множества историко-этнографических краев, жители которых говорят на разных диалектах одного (в данном случае грузинского) языка. С этой точки зрения, для Грузии, как и для многих других стран, характерна еще одна особенность: разговорный язык нескольких этнографических групп Грузии коренным образом отличается от литературного грузинского языка. В частности, речь идет о мегрельском и сванском говорах, на которых на протяжении веков общаются только в семьях, между собой. По сути эти языки с социолингвистической, этнологической и исторической точек зрения всегда представляли и сегодня представляют собой диалекты грузинского языка. Этнографическая группа мегрелов обитает в Причерноморье, а сваны – на южных склонах Главного Кавказского хребта, на северо-западе страны. Что касается цова-тушин, или бацбийцев, как их называют в научной литературе, они, как известно, говорят на одном из вайнахских языков. В прошлом цова-тушины (бацбийцы) обитали в историко-зтнографической горной области Грузии – в Тушети, а сегодня они живут на Кахетинской равнине (Восточная Грузия). Цова-тушины являются неотъемлемой частью грузинского народа.

Таким образом, грузинский этнос, сформировавшийся много веков тому назад, состоял из неоднородных этнографических и территориальных (локальных) единиц, говорящих как на близких к грузинскому литературному языку, так и на сравнительно отдаленных от него наречиях. Исключение представляла собой только этнографическая группа цова-тушин, хотя речь ее представителей была насыщена грузинскими лексическими единицами. В общей этнологической и языковедческой литературе наречие цова-тушин с социолингвистической точки зрения отождествлено с различными диалектами грузинского языка (Арутюнов 1989: 45; Джорбенадзе 1995: 20; Ониани 1997; Курдиани, 1997). На протяжении всей истории Грузии и для мегрелов, и для сванов, и для двалов, и для цова-тушин грузинский язык являлся государственным, литературным и богословским языком. Они никогда не были пассивными элементами в грузинской этнической структуре, напротив, всегда вносили свой вклад в развитие грузинского языка и культуры. Можно даже утвердительно сказать, что вышеназванные этнографические группы были гораздо теснее интегрированы с единой грузинской культурой, экономикой и социальной системой, нежели некоторые более близко стоящие к грузинскому литературному языку этнографические группы. То же можно сказать и о религиозном (вероисповедальном) аспекте. Так, например, все известные документы Сванети, относящиеся к XIIIXIV векам, составлены преимущественно местными жителями, и у лингвистов есть немало аргументов в пользу этого факта.

Этнолог С. А. Арутюнов о сванах и цова-тушинах писал следующее: «В горной Грузии базбийцы и сваны по всем этнографическим меркам должны бы считаться особыми народами, со своими особыми обычаями, совершенно обособленными языками, но и те, и другие требуют, чтобы их считали грузинами» (Арутюнов 2002: 437). Автор прав, когда пишет, что и сваны, и цова-тушины считают себя грузинами. Но он ошибается, говоря об этом в том аспекте, что якобы сваны и цова-тушины требуют принимать их за грузин. Дело в том, что вопрос о принадлежности или непринадлежности к грузинам среди сванского и цова-тушинского населения никогда и не ставился. Их признание разными этносами входило только в интересы Российской империи. В XIX веке и цова-тушины, и сваны, конечно, требовали, чтобы их считали грузинами. С. Арутюнов отмечает также, что этнографически как сваны, так и цова-тушины должны считаться особыми народами. Заметим, что именно в этом плане – с этнографической точки зрения – сванов и цова-тушин нельзя считать особыми народами, так как их этнографический быт почти идентичен быту других грузинских этнографических групп, а те или иные их отличительные особенности обусловлены природногеографической средой обитания. В этнографическом аспекте цова-тушины (их хозяйственный быт, материальная и духовная культура, социальные отношения) почти ничем не отличаются от тех же грузиноязычных тушин и других этнографических групп горной Восточной Грузии.

На сегодняшний день ареалом проживания цова-тушин является историко-географическая область Восточной Грузии – Кахети, а точнее одно из ее больших сел – Земо Алвани (Ахметский район). Исторически цова-тушины населяли один из уголков кахетинского нагорья – Тушети, расположенный в северной части Главного Кавказского хребта. Тушети, с этнографической точки зрения представлявший собой однородный край горной Грузии (ныне он почти полностью обезлюден), имел свои особенности, в частности в языковом отношении.

Согласно письменным источникам и этнографическим материалам, Тушети состоял из четырех общин (обществ), или территориальных единиц (еще раньше из восьми общин): Цова, Гомецари, Чагма и Пирикити. Проживающие в общинах (территориальных единицах) Гомецари, Чагма и Пирикити тушины говорили и говорят на тушинском диалекте грузинского языка. Что касается тушин Цовати, они двуязычны. Их семейным, домашним языком был и остается цовский (цоватский, цова-тушинский), или, как принято его называть в языковедческой литературе, бацбийский. Вне дома же они говорят на подобном кахетинскому диалекту наречии грузинского языка. В остальном эти две группы тушин ничем не отличаются друг от друга. Естественно, подобно грузиноязычным тушинам, и цова-тушины считают себя этническими грузинами.

Если сравнить несколько более ранние статистические данные со статистикой 1886 года, окажется, что в Тушети было всего 49 селений, а цова-тушины описаны только в четырех из них (Индурта, Сагирта, Царо и Этельта). Что касается грузиноязычных тушин (которых, в отличие от цова-тушин, нередко именовали чагма-тушинами), они проживали в 45 селах. Общая численность последних составляла 4 174 человека в пересчете на 830 дымов. На цова-тушинском языке говорили 1 533 человека – в общем счете 337 семей. На одну семью цова-тушин в среднем приходилось 4,54 души. К 1886 году говорящих на тушинском диалекте грузинского языка тушин было почти в 2,7 раза больше, чем говорящих на цова-тушинском. По сведениям 1873 года, численность цова-тушин немного возросла и составила 1 571 человек. Согласно переписи 1831 года, число дворов цова-тушин составляло 278, а численность населения – 1 531 человек. Таким образом, в XIX веке на протяжении приблизительно 55 лет численность цова-тушин почти не изменилась, оставаясь в пределах 1 500 человек. Сегодня численность цова-тушин составляет около 2 000 человек (Шавхелишвили 2001: 10).

Кроме вышеупомянутых четырех цова-тушинских селений, в научной литературе называются еще четыре – Назарта, Надирта, Мозарта и Шавцкала, которые довольно рано превратились в селища. Цовы (цовцы) первыми из тушин переселились на Кахетинскую равнину. В научной литературе называется разная дата их миграции, но, на наш взгляд,более всего реальности соответствуют 1830-е годы. В переписи 1831 года цова-тушины попрежнему описаны в четырех населенных пунктах Цоватского общества (Сагирта, Индурта, Этельта, Царо). Только в отношении двух семей по фамилии Накветаури сделана приписка о том, что они проживают в равнинной части Кахети, в селе Бахтриони (последнее находится вблизи от селения Земо Алвани – нынешнего местожительства цова-тушин). Спустившиеся с гор цова-тушины не сразу поселились в Земо Алвани, где они живут сегодня. Миграция цова-тушин из горных районов – родных мест предков была обусловлена двумя причинами: в 1830 году селение Сагирта сильно пострадало от обвалов, а жители других поселений в тот же период стали жертвами чумы. Согласно этнографическим материалам, именно эти обстоятельства – стихийное бедствие и эпидемия – вынудили цова-тушин мигрировать в низинные районы.

Как уже было сказано выше, в 1831 году цова-тушины попрежнему числятся жителями селений Цовати. Такое же положение отражено и в архивных материалах 1841, 1873 и 1886 годов. Более того, согласно «Кавказскому календарю» 1910 года, официально цова-тушины еще не регистрированы как жители равнинного села Алвани (это село вообще не было внесено в список переписи), они по-прежнему приписаны к четырем цоватским селениям (Царо, Этельта, Индурта, Сагирта). По данным 1907-1908 годов, цова-тушин было 1 904 человека. Согласно этнографическим сведениям, после 30-х годов XIX века цова-тушины поднимались в горы только на летний период (именно тогда и проводились переписи). Их временная стоянка располагалась около Тбатана, в верховьях реки Алазани. Со временем Тбатана превратилась только в летнюю стоянку, а зимой цова-тушины стали отправляться на зимние пастбища тушин, расположенные в предгорье, на территории современных сел Земо Алвани и Квемо Алвани, где они строили временные жилища для зимовья. До поселения в Земо Алвани тушины зимовали в нескольких равнинных селениях Кахети: Бахтриони, Хорхели, Кистаури – и в Панкисском ущелье.

Таким образом, как видим, цова-тушины вели полукочевой образ жизни, который был обусловлен высоким уровнем развития у них овцеводства начиная еще со средних веков. Для выгона многочисленных отар овец нужны были как зимние пастбища (на равнинных лугах), так и летние (горные) пастбища. Цова-тушины не кочевали семьями – овцеводством занимались только мужчины.

Поэтому подобная форма овцеводства в научной литературе именуется полукочевой. Таким образом, наряду с оползнями и чумой, причиной миграции цова-тушин с гор являлась специфика их хозяйственной деятельности – полукочевое овцеводство. Кроме вышеупомянутых, в научной литературе называется еще одна причина переселения цова-тушин из Цовати. В частности, набеги кистин (чеченцев) – соседней этнической единицы негрузинского происхождения (Бочоридзе 1993: 14).

Строить дома в Алванской долине цова-тушины начали на рубеже XIX-XX веков, и часть их к этому времени уже зимовала здесь. Несмотря на то, что для цова-тушин ведущей отраслью хозяйства издавна являлось овцеводство, они успешно занимались и земледелием. Примечательно также, что мигрировавшие на равнину (в Земо Алвани) цова-тушины соблюдали обычай расселения, принятый у них в горах, они селились по фамильному принципу.

Упоминание Тушети и тушин встречается уже в первых грузинских исторических источниках. Повествуя об обращении Грузии в христианство в начале IV века, Леонтий Мровели отмечает, что одна часть грузинских горцев – пховелы – не приняла христианство. Царскому чиновнику (эристави) даже пришлось применить силу оружия. Однако пховелы-язычники, не признававшие новую веру, переселились в Тушети (КЦ 1955: 125). В следующий раз тушины упоминаются историком Джуаншером при описании царствования Арчила в VIII веке (КЦ 1955: 243). Еще раньше тушины под именем «туски» встречаются в сочинении Птолемея Клавдия (II в. н. э.). Первые сведения относительно цова-тушин находим у автора первой половины XVIII века Вахушти Багратиони, который повествует об их языковых особенностях, а именно о присущем им двуязычии. В грузинских исторических памятниках цова-тушины впервые упоминаются в одном из правовых документов 1754 года. В нем речь идет о том, что тушинский моурави (государственный чиновник) Зураб явился в село Сагареджо (Гаре Кахети) с тем, чтобы выяснить обстоятельства поимки местным жителем, неким Элизбаром некоего цова-тушина Анта Ауашвили (ПГП 1972: 425). В этом же документе, кроме Анта Ауашвили и его брата Чума, перечислены и другие цова-тушины: Ути Швелашвили, Сандаур Муштркалишвили, Уджи Берукашвили, Сагир Уджишвили. Здесь же упоминаются и два других говорящих на тушинском диалекте тушин – Гота Готадзе из Дочви и Давид Хеладзе из Шенако. Зарубежные авторы тоже не обошли тушин вниманием. Так, например, в 1771 году в Грузии путешествовал немецкий ученый Иоганн Антон Гюльденштедт, который в своей книге пишет о цова-тушинах, что они говорят «на кистинском с примесью грузинского».

Уже давно в научной литературе существуют разногласия по поводу цова-тушин. Кто они: коренные жители или мигранты? Почему одна этнографическая группа одного народа (этноса) лингвистически разделена на две разные части? Почему цова-тушины двуязычны? Некоторые исследователи в первую очередь подчеркивают то обстоятельство, что проживющие в нагорье Грузии (Тушети) цова-тушины упоминаются в исторических источниках и документах довольно поздно – лишь с VXIII века. Однако этот факт вовсе не свидетельствует о том, что они поздно (причем, с указанного периода) поселились в Тушети. Если они пришли с Северного Кавказа (как полагают некоторые исследователи, из Ингушети), то когда это произошло? В то же время возникает вопрос: с каких пор они стали двуязычными? Бесспорно одно, что до переселения в равнинные районы Грузии, еще в период их обитания в горах (Тушети), цова-тушины были двуязычны. В пользу этого соображения говорят и сведения Вахушти Багратиони и Иоганна Гюльденштедта. В Тушети цова-тушины жили в окружении грузиноязычных тушин. Две трети (т. е. основная часть) населения Тушети, как уже отмечалось выше, говорили на тушинском диалекте грузинского языка. Жизнь и быт цова-тушин нельзя представить вне связи с ними. Об этом свидетельствует и тот факт, что для цова-тушин и остальных тушин характерны одинаковый этнографический быт, традиции и обряды. Исторически у обеих этих этнографических групп были интенсивные контакты и хозяйственно-экономические отношения с равнинным регионом. Уже несколько столетий цова-тушины являются двуязычными. Как видно, взаимосвязи цова-тушин с грузиноязычными тушинами, а затем и с населением равнинных районов Грузии имеют давние традиции, поскольку, как уже отмечалось выше, две трети их языка составляет грузинская лексика, а для этого им потребовался бы длительный период общения с грузинским этносом. Этнограф А. Шавхелишвили пишет: «Грузинский язык всегда был родным языком цова-тушин. Это еще раз подтверждается той огромной духовной литературой, которая хранится в краеведческом музее села Алвани. Население одинаково владело и грузинским и цова-тушинским языками» (Шавхелишвили 2001: 155). Известный этнограф 30-х годов XX века С. Макалатия же отмечал, что «цова-тушины говорят на цовском языке. По происхождению их язык галгайский (т. е. ингушский. – Р.Т.) и родствен кистинскому. Но в этом цовском языке много укоренившихся, заимствованных из грузинского языка слов. Цовцы любят свой родной язык и дома и вне его между собой разговаривают на нем. В их семьях цовский знают все не знать язык просто стыдно. Дети цова-тушин начинают говорить на цовском и уже потом учат грузинский» (Макалатия 1983: 109).

(Окончание следует)

Источник: Топчишвили Роланд. Кавказоведческие исследования.  Тбилисский государственный университет имени Иванэ Джавахишвили. Факультет гуманитарных наук. Издательство «Универсал». Тбилиси, 2011. с.239-254.

Грузия цова-тушины этничность / этнополитика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2020 | НОК | info@kavkazoved.info