На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ВОИНСКАЯ ДИСЦИПЛИНА У ЧЕРКЕСОВ В XVIII – XIX ВВ. (I)

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Анзор ОСТАХОВ | 25.07.2013 | 00:00

Ключевым элементом в системе общей организации вооруженных сил является воинская дисциплина. У адыгов она была основана на следующих элементах: личность полководца (бойцовские качества, воинская слава, боевой опыт), адыгские национальные традиции и этикет («адыге хабзе»), боевая клятва, феодальный адыгский адат («уорк хабзе»). Первые три элемента присутствовали у всех адыгских племен (демократических и аристократических), а четвертый – только у аристократических, благодаря этому дисциплина в их войсках была на более высоком уровне. Другими словами, особенности социально-политического устройства адыгских племен оказывали существенное влияние на уровень развития воинской дисциплины. 

Адыгские народные традиции, основанные на принципах свободы личности и ярко выраженного индивидуализма, шли вразрез с принципами организации и дисциплины. Поэтому личность полководца была одним из ключевых элементов, на основе которого строилась вся воинская дисциплина черкесов. Полководец должен был обладать определенными бойцовскими качествами (сила и ловкость, храбрость, мужество, отвага, решительность, щедрость, красноречие), вызывавшими у всех воинов уважение к его личности. Это являлось ядром его авторитета, который стимулировал адыгских воинов подчиняться предводителю и исполнять его приказы [1].

Но это подчинение носило ограниченный характер, из-за народных традиций, которые позволяли черкесам не исполнять приказы предводителя. Поэтому он вынужден был побуждать остальных к действию личным примером: полководец постоянно находился впереди войска, первым бросался в атаку и всегда присутствовал в гуще боя. 

Наряду с бойцовскими качествами, полководец должен был обладать воинской славой, обеспеченной немалым количеством успешных военных походов. Это не только обеспечивало широкий приток добровольцев в войско, а также было залогом крепкой дисциплины: среди воинов, не без участия полководца, распространялось мнение, что предводитель прекрасно знает свое дело и ему сопутствует удача, поэтому чтобы поход закончился успешно, следует беспрекословно подчиняться его приказам. Если хотя бы один из его походов заканчивался трагически, то полководец и его славные дела быстро предавались забвению [2]. 

Так, убыхский полководец Хаджи Берзек был широко известен в горах своими боевыми подвигами. Для его предприятий собирались многочисленные войска, т.к. недостатка в добровольцах не было. Часто его походы сопровождались жаркими кровопролитными боями с русскими войсками, потому что он любил предаваться безрассудной храбрости вместо благоразумной осторожности. Но, по свидетельству Д.Лонгворта, после серии кровавых походов Хаджи-Берзека, в которых горцы понесли большие потери, количество желающих участвовать в его набегах значительно уменьшилось [3]. 

Нередко во время походов возникали непредвиденные ситуации, которые разрушали дисциплинарный порядок или вообще разваливали войско. В таких случаях полководец должен был проявить всю свою смекалку и изворотливость, чтобы восстановить порядок в войске. Один из таких случаев описал Т.Лапинский. В 1842 г. черкесы предприняли штурм крепости Чепсин, одного из объектов Черноморской береговой линии. Ночью адыгское войско незаметно стало подкрадываться к крепостным стенам, но находящийся в его рядах шпион, выстрелил из ружья, подав сигнал русскому гарнизону. Русские открыли по черкесам картечный огонь, отбросив их на исходные позиции. Черкесы предприняли новую атаку, но и она была отбита с большими потерями. В войске начался беспорядок, горцы не подчинялись приказам предводителя, открыто обвиняя его в неудаче, а некоторые попытались даже убить его. Войско стало разваливаться: адыги начали расходиться по своим аулам, не обращая внимания на приказы военачальника. Тогда предводитель, прекрасно зная традиции и менталитет черкесов, произнес речь, в которой сделал упор на то, что будет трусостью и большим позором вернуться домой, не отомстив врагу за своих погибших собратьев и нарушив боевую клятву. Многие воины, опасаясь позора или испытывая чувство стыда после этой речи, остались в войске и были готовы к новому сражению. Помимо этого, некоторых нарушителей порядка предводитель застрелил, показав остальным воинам свою решительность в использовании альтернативных методов поддержания порядка. В итоге он восстановил дисциплину. Далее черкесы снова штурмовали крепость и после ожесточенного рукопашного боя с русским гарнизоном захватили ее [4].

Адыгские военачальники прекрасно знали, что одной из черт менталитета черкесов является суеверие [5]. Поэтому они разнообразными способами использовали его в качества средства поддержания дисциплины в войске. Один из них был засвидетельствован в мемуарах Д.Лонгворта. В январе 1838 г. черкесский полководец Мансур-бей собирал войско для нападения на объекты Кубанской линии с целью возмездия за набеги казаков на адыгские аулы. Когда большая часть воинов явилась на место сбора, началось заседание военного совета. По окончании заседания Мансур-бей выступил с речью перед всеми собравшимися бойцами, в которой он объяснял мотивы похода и призывал всех принять в нем деятельное участие. Далее он сделал акцент на то, что беседовал со святым стариком-отшельником, который предсказал успешное завершение похода, только при условии беспрекословного исполнения рядовыми воинами всех приказов военачальника [6]. О суеверности черкесов хорошо знал и русский генерал Засс Г.Х., который виртуозно использовал ее в своих целях [7].

Немаловажным средством поддержания дисциплины в черкесском войске была боевая клятва. Полководец в обязательном порядке перед выступлением в поход принуждал всех воинов дать клятву на верность ему лично и выполнение всех его приказов. Чтобы церемония принятия присяги возымела должный эффект, военачальники, зная о суеверности черкесов, проводили ее с особой торжественностью. 

У черкесов существовало несколько обрядов боевой клятвы: «зэпэбаш», «цава-карар», клятва на Коране [8]. Обряд «зэпэбаш» проводился следующим образом. Предводитель произносил клятву, после чего все проходили по одному между двумя воинами, державшими на уровне груди ружейные присошки. Прошедшие между ними воины считались принявшими присягу. Одновременно с этим полководец подсчитывал количество воинов, и таким образом узнавал точную численность своего отряда [9]. Несколько иным образом проводился обряд «цава-карар». Старшина, являвшийся по совместительству имамом, вскакивал в середине собрания на лошадь и произносил краткую молитву, в которой просил благословения Аллаха на успех предприятия. В конце молитвы все собравшиеся воины хором произносили «аминь». После этого старшины становились по двое от каждого племени в ряд и вызывали воинов лично исполнить клятву. Каждый из них приближался по порядку к старшинам и ударял по рукам. Это означало, что священное обещание ни в коем случае нельзя взять назад. После этого военный совет старшин распускался и в силу вступало командование избранного военачальника. Клятва «цава-карар», девизом которой были слова «победить или умереть», использовалась черкесами, только в самых опасных боевых предприятиях, когда надеяться на одну только храбрость горцев было недостаточно. Неисполнение данной клятвы влекло за собой большой позор [10]. Наличие у черкесов нескольких видов боевой клятвы, еще раз подтверждает тот факт, что клятва была немаловажным средством укрепления воинской дисциплины.

Другой основой воинской дисциплины у адыгов был их национальный этикет, истоки которого лежали в адыгских народных традициях. В адыгском обществе отсутствовал институт государства, поэтому в качестве регулятора общественного порядка, устанавливавшего нормы поведения для каждого члена, выступали народные традиции [11]. Данное положение распространялось и на их воинскую дисциплину. 

В основе адыгского этикета лежали следующие правила поведения: уважение и подчинение старшим по возрасту, личная сдержанность, почтительное отношение к собратьям по оружию, прекращение кровной мести во время войны, запрет на употребления алкогольных напитков в походе [12]. Данные нормы ставили каждого черкесского воина в определенные рамки, ограничивавшие свободу его действий. Благодаря этому в черкесском войске не было никаких беспорядков на бытовой почве. Дисциплинирующую роль этикета в адыгском войске подметил Д.Лонгворт: «Между тем беспорядок в войске был совсем не большой, и обязанности Мансура как генерала <…> не были столь трудными, как можно было ожидать, учитывая полное отсутствие дисциплины и субординации в черкесском воинстве. Обходительность вождей и привычная уравновешенность людей обеспечивали порядок, который в такой беспокойный момент был совершенно необычным» [13:506-507]. 

При управлении войском черкесские полководцы всегда учитывали особенности адыгских народных традиций. Так, на должность дежурных по войску предводитель обычно назначал людей старших по возрасту, чтобы остальные черкесы, руководствуясь соответствующими этическими нормами, беспрекословно подчинялись их приказам [14].

Дисциплина в войсках аристократических адыгов резко отличалась от дисциплины у демократических племен. Это было обусловлено наличием у первых, помимо всех выше указанных элементов дисциплины, феодального адыгского адата – «уорк хабзе», являвшегося мощным дисциплинирующим средством. Он устанавливал для князей и дворян четкую систему прав и обязанностей, формировавших устойчивую служебную иерархию и традиции строго подчинения и субординации. Таким образом, свобода действий каждого воина существенно ограничивалась [15].

В среде демократических адыгов феодальный адат практически отсутствовал (точнее, не играл особой роли в общественных процессах), поэтому их воинская дисциплина имела ряд существенных недостатков: каждый воин имел право в любой момент отказаться от участия в походе и покинуть войско; воин мог не выполнять приказы предводителя; полководец не имел права наказывать нарушителей дисциплины; он мог принимать серьезные решения в походе, только с согласия военного совета; военачальник должен был постоянно присутствовать на передовой и в самых опасных местах сражения. В свою очередь данные недостатки во время похода влекли серьезные последствия: обезглавливание войска, резкое уменьшение его численности, отсутствие спаянности в коллективных действиях горцев, преобладание безрассудной храбрости над умеренными организованными действиями. Рассмотрим каждое из них более подробно. 

(Окончание следует)

Источник: Университетские чтения-2010. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Часть XV. – Пятигорск: ПГЛУ, 2010. – С.83-90.

воинское искусство / вооружения историография Кавказская война черкесы



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

21.11.2017

Интервью главы Ассоциации политологов Армении Амаяка ОВАННИСЯНА.

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info