На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ГРУЗИНСКОЙ ССР [1978]. ЭТНИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ МИГРАЦИЙ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Наталья ВОЛКОВА | 16.09.2013 | 00:00

Изучение этнических процессов в советской исторической науке  в последние годы сделало значительный шаг вперед. Это прежде всего труды, в которых дается определение этнического процесса, предлагается классификация этнических процессов 1. Создание такого рода работ, а также развернувшиеся этносоциологические исследования положительно сказались на разработке  интересующей нас проблемы 2. 

Формулируя задачи данной работы, следует напомнить о существующих в современной этнографической литературе понятиях «этнические процессы». Более узкое понятие подразумевает  процессы, которые «ведут в конечном счете к изменению этнической (национальной) принадлежности людей»; второе понятие  значительно шире и относит к этническим процессам «любое изменение того или иного компонента этноса» 3. Каждая из двух  приведенных формулировок, подчеркивает Ю. В. Бромлей, отражает определенное состояние этноса: широкое понимание этнических процессов — его эволюционное состояние, узкое — скачкообразный переход этноса в новое состояние 4. 

Таким образом, более полное создание картины развития  этноса возможно лишь путем изучения этнических процессов в  обоих выше названных аспектах. При таком подходе к проблеме  сложным представляется не только ее суть, но и объем подлежащих рассмотрению вопросов. Статья, публикуемая в настоящем сборнике, характеризует два аспекта проблемы. Первый —  этнические и социальные результаты миграций. Исследуя такого  рода результаты, мы получаем возможность рассмотреть различные виды этнических процессов — объединение, слияние,  сближение, наиболее явно проявляющиеся именно в среде переселенцев, но характерные для этноса в целом. Некоторые моменты социальных последствий миграций в последние годы стали предметом изучения социологов, в частности ученых Грузии. 

Этого нельзя сказать об этнических последствиях миграций,  проявляющихся в изменении языка, самосознания и традиционной культуры. Поэтому основное внимание в первой части работы будет уделено именно этническим результатам переселений.  Другой аспект изучаемой в настоящей статье проблемы связан с важнейшей стороной этнических процессов — с развитием  многоязычия. 

Намеченные проблемы определили и выбор объектов для полевых работ. Это населенные пункты Грузии, различные по национальному составу, разной удаленности от городов и промышленных центров, поселения, образованные в разные исторические эпохи коренным населением и мигрантами. Экспедиционная работа в течение 1973—1976 гг. происходила в 15 административных районах Грузинской ССР, где было обследовано  около 70 селений грузин, армян, абхазов, азербайджанцев, осетин, греков, кистин, удин. Собранные автором полевые материалы в совокупности с литературными сведениями дают возможность оценить качественную сторону подлежащих изучению процессов и явлений. Для их количественной оценки привлекаются  материалы переписи 1970 г. и сведения, полученные социологами в ряде районов Грузии путем анкетирования. В известной  мере той же цели — получению количественной характеристики — служат и полевые данные автора, показывающие повторяемость (или однозначность) исследуемых явлений и процессов  в каждом из обследованных микрорайонов Грузии5. 

ЭТНИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ  МИГРАЦИЙ

Как и ранее, в наши дни значительно влияние миграционных  процессов на судьбы этноса или его отдельных групп 8. Принятая в специальной демографо-географической литературе классификация миграций имеет в своей основе какой-либо один признак: пространственный (переселение из села в село, в города,  с гор на равнину) с подразделением на внутренние и внешние  миграции, хронологический (исторические и современные миграции), продолжительность (сезонные, стабильные) и т. п. 7 Однако для этнографа существен еще один момент, который в демографической литературе обычно не учитывается, а именно: в какую этническую среду попадает мигрант, совпадают этническая  принадлежность переселенцев и окружающего населения или их  этнические признаки резко отличны. Под этим углом и будут  рассматриваться приводимые далее материалы, которые представлены двумя группами. Первая из них охватывает миграции, происходящие в среду, этнически однородную переселенцам,  вторая группа включает миграции в инонациональную среду.  Внутри намеченных групп материал излагается соответственно  хронологической последовательности. 

История и современность Грузии дают значительный материал не только по различным формам миграций, но и по разнообразию конечных результатов миграционных процессов. Эти  результаты выражаются нередко в изменении этнических признаков переселенцев. В итоге миграций происходят также значительные изменения социального и демографического порядка.  К числу таковых следует отнести, например, сокращение численности населения в горных районах, «постарение» жителей и  снижение естественного прироста в исходных пунктах миграций  в связи с переселением молодежи 8, быстрое сокращение рождаемости среди горцев, поселенных близ больших городов 9. Степень выражения социальных и этнических последствий миграций, как правило, различна и зависит не только от совпадения  или несовпадения этнической принадлежности мигрантов и коренного населения, но и от численности групп переселенцев,  компактности их расселения в новых местах жительства, контактов между этими группами населения в прошлом, их религии и т. п. 

Имеющиеся в пашем распоряжении материалы дают возможность выявить в среде сельского населения Грузии два основных вида постоянных миграций 10. Это движение горцев на  равнину, т. е. преимущественно в однородную им этническую, но  во многом отличную социально-культурную и природную среду,  и миграции в Грузию различных национальностей, попадавших  в иную этническую среду. Переселения грузин за 'пределы Грузии, весьма ощутимые вплоть до XIX в.11, в настоящее время  незначительны и в основном совпадают с миграциями групп  этого народа в города Советского Союза. Этот же характер принимают в настоящее время миграции и других народов, живущих в Грузии (армян, осетин, греков и др.). Например, за  1963—1967 гг. в Армению из Грузии и Азербайджана переселились 48,3 тыс. чел. (главным образом армян), 95% которых обосновались в городах, хотя только половина их была городскими  жителями до переселения. Преобладающая часть этих мигрантов — выпускники школ и техникумов, приехавшие учиться  в Армению. Как правило, такие переселенцы после окончания  учебы остаются работать в Армении 12. 

Первый вид миграций — движение переселенцев в однородную им этническую среду — предполагает движение этнографических групп основного этноса изучаемой территории. Простейшая форма такого вида миграций — это передвижение селения,  небольшой группы жителей (чаще всего родственной фамилии)  или отдельных лиц на близкие от прежнего местожительства  расстояния. Цель такого рода передвижений — улучшение условий жизни (приближение к водным источникам, к дороге, получение дополнительных пахотных земель и т. п.). Примером могут служить передвижения некоторых сванских сел с гор в ущелье р. Ыакры, мтиулов сел. Дзвели-Китохи в Гудамакарском  ущелье, ниже по склону образовавших сел. Ахали-Китохи, передвижение мохевцев сел. Гергети, в начале 1930-х годов обосновавшихся ниже по склону горы13. Некоторые селения Тирипонской долины (восточная часть Средней Картли), располагавшиеся высоко на склонах гор, в 1928 г., со строительством  Тирипоиского канала, спустилась к подножию гор и. Число подобных примеров по Грузии можно значительно увеличить.  В большинстве случаев такого рода миграции, приводя к определенным изменениям в плане улучшения жизненных условий  переселенцев, не влекли за собой более глубоких социальных,  а тем более этнических перемен. К такого рода изменениям обычно приводят миграции, при которых переселенцы оказываются в совершенно новой для них этнической, социальной и природной среде. В анализе конечных результатов таких переселений необходимо учитывать продолжительность жизни переселенцев в этих новых для них условиях. Поэтому внутри намеченной классификации следует различать миграции по времени, а также степень изменения социальных и этнических признаков мигрантов, т. е. завершились, продолжаются или только начинаются среди переселенцев определенные этнические процессы.  Письменные свидетельства и полевые данные говорят о постоянных передвижениях этнографических групп грузинского  народа. С давних времен этот процесс фиксируется в горной  Грузии. В Тушети, в Хеви, Гудамакари, Пшави встречаются хевсуры, в Хевсурети — пшавы, в Раче —сваны и т. п. Все они,  несмотря на давность переселений, помнят прежние места жительства и, как будет показано далее, сохраняют связь с прародиной. Более массовыми и длительными были и есть миграции с гор на равнину. Такого рода переселения известны как в  прошлом, так и теперь. Источники подтверждают наличие подобных миграций для всего горного Кавказа 15, и Грузия в данном вопросе не составляет исключения. 

Чтобы понять характер этнических процессов, происходящих  в среде переселенцев, необходимо представить социально-культурную и природную среду в исходных пунктах миграций, а также оценить эти компоненты в районах оседания мигрантов. Характеризуя горную полосу Грузии, следует учитывать, во-первых, трудные природные условия (длительная зима, большой  снежный покров); во-вторых, для дореволюционного времени во  многих районах — безземелье и отсутствие колесных дорог; втретьих, своеобразие культурно-бытового уклада горцев, в ряде  областей Грузии длительное время сохранявших значительную  архаичность. 

Переселяясь, горцы обычно оказывались в районах, весьма  отличных от их прежнего местожительства по социальным, культурным и природным особенностям. Нередко это были опустевшие области с жарким и засушливым (Гардабанский, Цители-Цкаройский районы) или с влажным (прибрежные районы Абхазии и Аджарии) климатом, области, имевшие свои  хозяйственные и культурные традиции. Все это осложняет процесс адаптации горцев, переселившихся на равнину. Часть горцев не хочет переселяться с гор. Более всего это проявляется в  Хевсурети; такие же факты известны в Раче и Сванети. В этом  большую роль, видимо, играет психологический фактор: привязанность к родным местам, к родине предков, к своим традициям. Для некоторых горцев (особенно старшего поколения) немалое значение имеет климатическая адаптация: переселенцы не  могут привыкнуть к более жаркому климату равнины (например, Самгори), к большей влажности (приморские районы), менее чистому воздуху и худшей питьевой воде, к новым хозяйственным условиям. Поэтому часть переселенцев через какое-то  время возвращается обратно в горы (например, отдельные сранские семьи Ушгули, часть хевсур Пирикитской Хевсурети и др.). 

Как известно, едва ли не главной причиной переселения  (особенно с гор на равнину) вплоть до 1930-х годов было сильное малоземелье горцев. Это было характерно не только для Северного Кавказа и Дагестана, но и для Закавказья 1б. Из-за малоземелья происходили миграции хевсур, тушин, пшавов, мтиулов, мохевцев, сванов и др. К 1911 г., например, у сванов  Мулахского общества в Верхней Сванети на одного мужчину  приходилось 0,11 дес. пахотной земли, в Ушгульском обществе —  0,12 дес. Самая высокая норма в обществе Бечо составляла всего лишь 0,34 дес.17 Все это рождало необходимость  покупки хлеба, который по трудным тропам на спине сваны несли из Лечхуми или Мегрелии18, массовый уход мужского населения в возрасте 20—50 лет на сезонные работы или даже переселения. Об аджарцах Кинтришского ущелья очевидец писал в 1870-х годах: «Здесь мало мест для посевов, жители с трудом  расчищают под посевы кукурузы леса на отдаленных склонах  гор, часто за 8—9 верст от жилья»19. Эти же причины — недостаток пахотной земли, необходимость ежегодной покупки  зерна у тушин из обществ Чагма и Гомецари — были главным  фактором передвижения на равнину бацбийцев (цова-тушин) 20.  Велико значение в жизни горцев дороги, поэтому отсутствие  ее в ряде районов горной Грузии также служило причиной по  стоянных переселений на равнину. В Верхней Сванети только й  1911 г. по ущелью Ингури в Мегрелию стали прокладывать  удобную вьючную тропу. Прежняя, очень опасная тропа служила дорогой лишь для нижних обществ Верхней Сванети: Чубехеви, Пари и, отчасти, Эцери. С переустройством тропа была  продолжена выше за Местиа. Строительство автомобильной дороги, столь важной для нормальной жизни Сванети, началось в  мае 1929 г. и закончилось в 1936 г. В 1930-1934 гг. было закончено строительство Пшав-Хевсуретской дороги (до Барисахо),  в 1960-х годах продолженной до Шатили. В Тушети, как и в  Сванети, имеется вертолетное сообщение, соединяющее Телави с Омало, но при всех удобствах и быстроте этого вида транспорта, в случае плохой погоды оно прерывается и нередко на  длительный срок. 

В процессе переселения с гор выявляется еще один фактор,  активно действующий и в наши дни. Это, с одной стороны, нехватка рабочих рук на равнине, с другой — недостаточная занятость в производственном процессе на протяжении части года  населения, живущего в горах. 

Рассмотренные выше факторы в различной степени оказывают определенное воздействие на миграционные процессы и в наши дни. В развитии в прошлом миграции в Грузии (как и в  других странах) следует отметить большую роль еще некоторых  факторов: политических 21, религиозных 22, социальных (крепостное право, кровная месть). Смена исторических эпох неизбежно оказывала влияние на указанные факторы. В первой половине XIX в. безвозвратно ушли в прошлое походы Ирана, Турции  и дагестанских владетелей. Конечно, в советское время нельзя  уже говорить о влиянии на миграционные процессы обычая  кровной мести или религии. 

В наши дни огромное значение в развитии миграции приобретают факторы, вызванные к жизни достижениями научно-технической революции: например, наличие в исходных пунктах переселений электрификации и кинофикации, телевидения, а также школ, больниц и т. п. Проведенная социологами в Сванети  в 1970 г. анкета-интервью включала вопрос об отношении коренного населения к месту своего жительства как в целом, так и по  его отдельным компонентам: природно-географические условия,  жизненно экономические условия (в частности, возможности занятости в трудовом процессе), функционирование культурно-бытовых учреждений (в том числе транспортное обслуживание,  электрификация и др.), контакты с городом 23. Результаты этого опроса выявили значительный процент желающих переселиться на равнину для улучшения своих жизненных условий. Такая категория людей была, в частности, в Нижней Сванети.  В Верхней Сванети в Местийском р-не в 1970 г. имелось 168  заявлений от желающих переселиться, из них 70,4% просили  переселить их в районы рядом с Тбилиси, 20,7% — в Абхазию,  7,6% — в Гурию, 1,8% — в Тамариси (селение в Марнеульском  р-не, образованное переселенцами из Имерети) 24. 

В последнее время на развитие миграций значительное действие оказывает особый фактор, который можно определить как  социально-этнический. Это стремление отдельных групп народа,  живущих в различных регионах, переселиться на родину своих  предков. В частности, подобные факты имеют место среди армян Грузии, частично переселяющихся в Армению 25. 

Таковы основные факторы в прошлом и настоящем, приводившие в Грузии к миграциям населения. Рассмотрение конкретного материала начну с переселений с гор в этнически однородную мигрантам среду. В Грузии этот процесс по своим масштабам был довольно значителен уже к середине XIX в. На  протяжении последних 150 лет в равнинной и предгорной Грузии наметилось несколько областей, куда происходили систематические переселения с гор. В Кахети это Алвани, Ширак и  Эрцо-Тианети (современные Ахметский, Тианетский и ЦителЦкаройский районы); в Картли — Самгори (Гардабанский р-н)  и отдельные местности в современном Душетском р-ие. В советское время основные миграционные потоки направлялись также  в Месхет-Джавахети (Ахалцихский, Адигенский, Аспиндзский,  Ахалкалакский районы), 'прибрежные территории Аджарии и  Абхазии. 

Исходные районы миграций охватывали практически всю горную Грузию: Тушети, Хевсурети, Пшави, Хеви, Мтиулети, Рачу,  Сванети, Верхнюю Аджарию. 

На востоке Грузии тушины постепенно переселялись на равнину Алвани, где первоначально образовали небольшие фамильные поселения. В дальнейшем, в 1920-е годы, этими переселенцами было создано два крупных селения — Земо и КвемоАлвани. Аналогичная ситуация складывалась и в соседних с Тушети горных областях Грузии. В отличие от тушин, образовавших два населенных пункта, хевсуры, пшавы и мтиулы расселялись довольно широко по Центральной и Восточной Грузии. В 1850—1870-х годах в Эрцо-Тианети поселились хевсуры,  число которых к 1886 г. составляло около 900 чел.26 В настоящее время потомки этих переселенцев живут в Тианети, Ахалсопели, Гулилеби, Годжианеби, Чиаури, Надокра и других селах Тианетского р-на. В течение второй половины XIX в. - 1920-х  годов часть хевсур — жителей Лебаискари, Колотана, Ахиели,  Уканхаду, Гудани, Шатили, Хахмати и других населенных пунктов — уходила в Кахети в сел. Тетрицклеби, в сел. Пичвиани  на р. Иори, в Ширак 27. 

В названные районы переселялись также пшавы и мтиулы.  В сел. Квемо-Кеда в конце XIX в. наряду с хевсурами обосновались мтиулы и пшавы. Первые переселились из селений Макарта и Хорхи в Гудамакарском ущелье, из сел. Джагмаидзе  около Кайшаури, из сел. Кемлиани Каспского р-на; пшавы —  выходцы из селений Матура, Чичо, Уканапшави, Цабаурта,Удзилаурта, Гоголаурта и др., находящихся в Пшави, а также из селений Артани и Хаиши в Тианети. Из Нижней Рачи (например,  сел. Урави) до революции жители уходили в Кахети, где устраивались на купленных ими княжеских землях 28. 

Миграции групп населения в однородную им этническую  среду происходили также среди аджарцев. Здесь, как и среди  горцев Грузии, преобладал принцип вертикального движения:  основной поток переселенцев направлялся вниз из горной Аджарии (современные Хулойский, Шуахевский, Кедский районы) и  верхней части Кинтришского ущелья (ныне Кобулетский р-н).

Такого рода переселения были характерны, в частности, для  1880—1890-х годов. В сел. Бобоквати (Кобулетский район)  живут потомки переселенцев из местности Кеда. В другом селении этого же района — Кобулети живут выходцы из селений Хулойского и Шуахевского районов, обосновавшиеся здесь еще  до революции. В том же Кобулети поселялись жители Кинтришского ущелья. Например, из сел. Цхемваии, где сейчас живет  одна семья, в начале 1890-х годов жители уходили в Кобулети и  другие прибрежные селения Аджарии. Уходила обычно молодежь, а старшее поколение оставалось жить в горах. В сел. Чахати живут переселенцы 1880-1890-х годов из сел. Цхмориси  (Кедский р-н). Следует отметить, что движение аджарцев с гор  па побережье до революции было эпизодическим и невелико  по числу переселенцев. В значительной мере это объяснялось  плохими климатическими условиями в районе Кобулети (болота, малярия) 29. 

Традиционные миграции в указанные районы Грузии продолжались и после революции. В 1919 г. в Шираке в сел. Архилоскало поселились пшавы из сел. Хоми Душетского р-на (в  Архилоскало прежде находились их зимние пастбища). В 1921 г.  в сел. Квемо-Кеда переселяются мтиулы из сел. Чирики (Душетский р-н). В Кахети продолжались миграции населения из  Нижней Рачи. В 1930-х годах такого рода миграции усиливаются. С этого времени в Квемо- и Земо-Кеда и в Архилоскало живут переселенцы-мтиулы из сел. Цхзедиати (Гудамакарское  ущелье). В Архилоскало в 1934 г. пришли пшавы из селений  Апшо, Шуапхо, Арахиджа (горная Пшави) и из сел. Чаргали в  Тианети 30. 

Наибольшей интенсивности эти миграции достигли в 1940 - 1950-х годах, когда часть переселений проводилась в плановом  порядке. В течение 1940-х годов значительными были миграционные процессы в Западной и Юго-Западной Грузии. Жители  некоторых селений Боржомского, Богдановского и Ахалкалакского районов обосновались в селах Адигенского и Ахалцихского районов. В те же годы в Адигенском и менее в Ахалцихском районах поселялись выходцы из Имерети. В сел. Мохе  Адигенского р-на в 1944 г. была устроена часть жителей сел.  Чиора (Верхняя Рача). Жители другого верхнерачинского селения Геби, а также нижнерачинских селений Урави, Лихети и  Абари в 1948-1949 гг. устраивались в Абхазии в Гудаутском  р-не 31. 

К 1940-м годам относится начало плановых переселений сванов в предгорно-равнинные районы Грузии и Абхазии. В дальнейшем миграции сванов в равнинные районы республики активизировались. В 1950-1960-х годах 243 семьи из Нижней Сванети обосновались в селах Махарадзевского, Цулукидзевского и  Цхалтубского районов республики 32.

В 1950-х годах плановые переселения осуществлялись в новые районы Грузии. Так, рядом с Тбилиси возник переселенческий район Самгори. Сюда, в поселок Гамарджвеба, начиная с  1951 г., происходило плановое переселение жителей горных селений. Это 240 семей хевсур из Шатили, Хахмати, Лебаискари  и других селений Хевсурети. В течение 1953-1955 гг. сюда же  переселились 212 семей кахетинцев из Черемского ущелья 33.  В сел. Сартичала Самгорской долины в 1950-х годах из 1053 семей было 800 семей переселенцев, в том числе хевсур из Тианетского р-на. Кроме хевсур и кахетинцев в Самгори живут так  же переселенцы — пшавы, мтиулы, рачинцы, жители Месхет-Джавахети, а с 1968-1969 гг.— и сваны, переселившиеся из Верхней Сванети 34. Переселения хевсур в 1950-х годах не ограничивались только Самгори и охватили более широкую территорию. Часть их устраивалась в селах Цител-Цкаройского р-на,  часть — в Тианетском (сел. Сиони) и Ахметском (сел. Тетрицклеби) районах. 

К 1950-1960-м годам относятся основные миграции населения горной зоны Аджарии. В этот период 300 семей из районов  Хуло, Шуахеви и Кеда получили возможность устройства в селениях Бобоквати, Хуцубани, Кобулети, Дагва, Ферия, расположенных на Черноморском побережье. В конце 1960-х годов в  этой зоне в значительной мере был исчерпан земельный фонд,  и поэтому в дальнейшем переселения из горных населенных  пунктов стали совершаться только по разрешению местных Советов. В последние годы аджарцы поселяются также в Гурии:  в чайных совхозах Махарадзевского р-на, в сел. Мшвидобаури  и др.35 

Таковы основные направления миграций, происходящих в  среде грузинского народа в однородную этническую среду. К настоящему вермени горная полоса Грузии (за исключением Сванети и Рачи) в основном опустела. В Тушети живут сезонно,  только летом. Факты такого же рода известны в Хеви среди мохевцев и мтиулов. Постоянное население в Хевсурети (в ее северной части — Пирикитской) состоит из единичных семей 36. Происходит непрерывный процесс уменьшения численности  населения в горах. На 36% территории республики (горная  часть Грузии) живет 4,6% ее населения. Плотность населения  республики в низменных районах на 1 кв. км составляет 100 чел.,  а в горах — менее 5 чел. 37 

Теперь рассмотрим некоторые факты миграций, в результате которых переселенцы оказывались в иной этнической среде.  Анализируя такого рода процессы, следует отметить большую  роль тех же факторов, которые действовали при переселениях  в этнически однородную мигрантам среду: численность переселенцев (семьи, группы, массивы), характер расселения, фактор времени, наличие исторических контактов между переселенцами и коренными жителями, религия и т. п. Однако при указанных равноценных факторах в контакт уже вступают  разноэтнические коллективы, что, естественно, приводит к более  ощутимым изменениям в этническом облике переселенцев. Так,  потомки мигрантов, переселившихся семьями или небольшими  группами, нередко в третьсм-четвертом поколении ассимилируются коренным населением. Этого нельзя сказать в отношении  больших инонациональных массивов, живущих в окружении коренного этноса данной территории. Здесь воздействие последнего на культуру и этнический облик переселенцев ощущается  значительно слабее. 

Материалы по Грузии дают возможность представить миграции различных народов, происходившие в ее пределы. Факты одних миграций относятся к средневековью, других — к новой эпохе, третьих — совсем к недавнему времени. Живя в иной  этнической среде разные периоды времени, переселенцы весьма  различно сохраняли свои этнические признаки: язык, самосознание, традиционную культуру. Некоторые группы осетин, переселившиеся в средневековье на южные склоны Кавказского  хребта и постепенно спускавшиеся в равнинные районы Грузии, в основном утратили эти показатели 38. То же следует сказать и в отношении части армян, предки которых в средневековье обосновались в районе Тбилиси и в некоторых местностях Кахети и Имерети 39. 

Другие результаты мы получаем при рассмотрении более  поздних по времени миграций. Например, армянское сел. Хачин  (Болнисский р-н), образованное в конце XVIII в. переселенцами  из Карабаха 40. Считается, что сейчас в селении живет шестое  поколение потомков первопоселенцев. В 1827-1828 гг. по Туркманчайскому мирному договору из Хоя (Иран) в Хачин перешли новые переселенцы-армяне. Затем в 1870-х годах в селе  обосновались армяне — выходцы из Эрзерума, а в 1895-1918 гг.  в Хачине поселились новые группы армян — мигрантов из  Западной Армении 41. Видимо, многочисленность переселенцев  и компактность их расселения, а также непрерывное пополнение новыми переселенцами — носителями армянского языка и  традиционной культуры — в значительной мере способствовали  тому, что в настоящее время потомки первопоселенцев Хачина, пришедшие сюда около 200 лет тому назад, не утеряли своего этнического облика. В советские годы укреплению этнических признаков жителей этого села способствуют средства массовой информации и школьное образование, проводимое па армянском языке, связи с Арменией, куда молодежь после окончания школы уезжает учиться в институты и техникумы.  Родной язык и традиционную культуру сохранили также армянские переселенцы 1828 и 1877—1878 гг., обосновавшиеся в селениях современных Ахалцихского, Ахалкалакского и Тетри-Цкаройского районов Грузии. Здесь армяне живут компактно,  большими по численности массивами, пополнявшимися новыми  группами переселенцев. Все это создавало определенную устойчивость этнического облика мигрантов. Вполне понятно, что у  поздних по времени переселенцев этнические признаки в настоящее время сохранились лучше. Примером этого могут служить армяне сел. Паладаури Болнисского р-на, переселившиеся  из Западной Армении в 1918 г., и жители сел. Сабатло Цител-Цкаройского р-на, пришедшие сюда в 1918 г. из Карабаха 42.  Другие результаты переселений прослеживаются при рассмотрении армянского населения, обосновавшегося в грузинских селах менее многочисленными группами, а главное — не  имевшего более поздних пополнений. Потомки таких переселенцев встречаются, в частности, в селениях Тетри-Цкаройского  р-на. В сел. Кода, например, многие из армянских переселенцев  в документах в настоящее время пишутся грузинами, однако  еще три поколения тому назад в таких семьях говорили по-армянски, ходили в армянскую церковь и старые надгробные надписи на местном кладбище писались по-армянски. В наши дни  в Кода, где живут грузины и армяне (так они записаны в паспортах), среди армян имеются весьма различные по этническим  признакам группы: 1) с грузинскими фамилиями, не знающие  армянского языка, но армяне по этническому самосознанию; 2) с грузинскими фамилиями, не знающие армянского языка  и осознающие себя грузинами, но по происхождению армяне; 3) с армянскими фамилиями, говорят только по-грузински и  осознают себя грузинами. Аналогичные примеры встречаются в  другом селении этого же района — в Диди-Энагети, где также  живут грузины и армяне43. 

В сел. Вардис-Убани Дманисского р-на живут грузины и  армяне. Последние имеют армянскую форму фамилии (Минасянц, Микаэлянц, Аваков(ян), Маркаров(ян) и др.) и в паспортах записаны армянами, что в общем совпадает с их этническим самосознанием. Армянского языка эти армяне не знают  (их родной язык грузинский), и их культурные традиции связываются с грузинской, а не с армянской культурой. Учитывая эти факты, можно было бы предположить ассимиляцию армян грузинами в области родного языка и культуры. Однако  дело обстоит совсем не так. При расспросах выяснилось, что все  живущие здесь армянские фамилии по происхождению грузины, переселившиеся около 100 лет тому назад из разных районов Грузии. Так, предками Микаэлянца и Минасянца были грузины Тетрадзе из Дигоми, откуда они ушли три поколения тому назад. Предки Маркаровых считаются по происхождению из  Гори. Их грузинская фамилия Менабдишвпли. Интересно, что  и сейчас в Вардис-Убани их фамилию (точнее патронимию) называют Менабдиани, а не Маркаровыми. В памяти современных жителей Вардис-Убани сохраняются рассказы их отцов и  дедов о том, что переселявшимся сюда грузинам местный помещик-армянин, которому принадлежали окрестные земли, давал армянские фамилии 44. 

Поселения азербайджанцев в Грузии, в частности в южных  районах Картли, относятся к XV-XVII вв., т. е. здесь налицо  факты массовых миграций 500-300-летней давности. Казалось  бы, что за такой длительный срок в этническом облике переселенцев должны были произойти огромные изменения. Однако  этого не случилось. И ныне азербайджанцы Грузии, потомки  тех давних переселенцев, сохраняют этническое самосознание,  язык, во многом традиционность в культуре. Изменения в последней — это результат не переселений, а коренных социальных  перемен, происходящих в советские годы. 

Что же создавало условия для подобной стойкости этнических признаков? Во-первых, очень большая численность переселенцев и компактность их расселения. По данным посемейных списков 1886 г., в Грузии насчитывалось свыше 30 сельских  обществ с компактным азербайджанским населением, численность которого составляла около 46 тыс. чел. Это создавало  определенные условия для консервации языка и традиционной  культуры. Другая, не менее важная причина — это религия. 

Ислам не способствовал установлению тесных контактов с христианским населением. Имел значение также и следующий  факт. Азербайджанский язык, в прошлом выполнявший функции языка общения на обширной территории (в том числе и  части Грузии), нередко знало соседнее азербайджанцам грузинское население, тогда как азербайджанцам в хозяйственном  общении с другими народами не было большой необходимости  в знании грузинского языка. 

Факты этнической ассимиляции азербайджанцев в сельских  местностях Грузии до сих пор не известны даже в среде небольших групп этого народа. Например, в армянское сел. Хачин в 1970-х годах административно вошло небольшое (22  семьи) азербайджанское село, находящееся территориально рядом с Хачином. К настоящему времени изменения этнических  признаков среди азербайджанского населения этого поселка не наблюдается, хотя в дальнейшем при развитии тесных контактов с местным армянским населением этот процесс вполне возможен 45. В другом армянском селении — Самхрети (Тетри-Цкаройский р-н) живут 13 семей азербайджанцев, которым в 1962-1963 гг. продали свои дома местные жители, переселившиеся в Тбилиси, Ереван, Рустави, Ставрополь, Краснодар.  Эти азербайджанцы перешли из азербайджанского сел. Шихало (в 6 км от Самхрети). В 1973 г. в Шихало было 90 хозяйств, однако число жителей здесь постоянно уменьшалось:  многие уходили в другие селения из-за отсутствия дороги, дальности родника и т. п. Дети азербайджанцев, обосновавшихся в  Самхрети, ходят в армянскую школу, и это, конечно, в дальнейшем может послужить весьма решающим моментом в изменении этнических признаков во втором поколении азербайджанских переселенцев 46. 

Осетины Грузии, разновременно переселявшиеся на южные  склоны хребта 47, оказывались в весьма различных для развития этноса условиях: в горах они жили компактными, этнически однородными массивами, в предгорных и равнинных районах — смешанно с грузинами. К середине XVIII в. осетины занимали горные территории по рекам Большой и Малой Лиахви, Джоджори, Меджуди, Лехури, Ксани, в Трусовском  ущелье. Но уже в этот период наблюдается интенсивное переселение осетин на равнину и в предгорья (например, в Ксанском ущелье). В нижней части Ксанского ущелья осетины к настоящему времени утратили свои этнические признаки и слились с грузинами 48. Однако нередко в среде таких переселенцев и сейчас сохраняется память о своем осетинском происхождении. В том же Ксанском ущелье, в его нижних селах,  где грузины и осетины живут смешанно, имеются группы  осетин, еще сохраняющие национальное самосознание, осетинский язык и традиции в культуре. Но все они настолько свободно двуязычны, что на вопрос о родном языке нередко затрудняются отдать предпочтение осетинскому или грузинскому, в равной мере используемых в их семейном быту 49. 

Наиболее интенсивные переселения осетин с гор происходили в течение XIX в. Выходцы из Джавского, Ксанского и Лехурского ущелий нередко поселялись на землях грузинских  феодалов в пределах Душетского, Горийского и других уездов  Тифлисской губ.50 Подобные переселенцы живут, в частности,  в селах вокруг грузинского сел. Мчадиджвари Душегского  р-на. Около 100 лет тому назад их предки, переселившись из верховьев р. Ксани (сел. Джамури, Сапершете и др.), купили  здесь у мухранского князя землю, на которой и обосновались компактно несколькими селами в ближайшем соседстве с грузинами. Благодаря многочисленности и компактности поселения  местные осетины до сих пор сохранили этническое самосозна-ние и родной язык, а также культурные традиции. Довольно  длительные и тесные контакты с грузинским населением создали условия для полного двуязычия — все осетины свободно  владеют грузинским языком. В наши дни этому способствует  единый грузино-осетинский колхоз, общий Мчадиджварский  сельский Совет, в который входят грузинские и осетинские  села, и школа, где преподавание ведется на грузинском языке. Роль последней особенно значительна: осетинские дети  школьного возраста, зная осетинский язык, нередко и дома говорят на грузинском языке. По окончании школы они едут  учиться в институты и техникумы Тбилиси и Душети 51. 

Иное положение в этническом плане наблюдается среди осетин, давних переселенцев с Северного Кавказа, компактно живущих в горных районах Кударо, Джавы, Лехури. Здесь не  только сохраняется этническое самосознание, родной язык и  традиционная культура — население в отличие от предгорных  и равнинных осетин значительно менее двуязычно и, за исключением отходников и части осетин по границе с Рачей,  в большинстве не знает грузинского языка. 

Греки, переселившиеся в Грузию из Турции (их селения имеются в Цалкском и Тетри-Цкаройском районах, в Аджарии и  Абхазии) 100-150 лет тому назад, при наличии значительных  контактов с грузинским населением до сих пор полностью сохранили родной язык, этническое самосознание, элементы традиционной культуры, распространенной у них до переселения в  Закавказье 52. Это же характерно и для абхазов, появившихся в Аджарии в 1870-х годах 53. Абхазские переселенцы, более чем за  100 лет своей жизни в Аджарии, несомненно, испытавшие значительное воздействие грузинского языка и культуры, благодаря  компактности поселения к настоящему времени сохранили родной язык и этническое сомосознание, а также элементы традиционной культуры 54. 

Приведенные примеры характеризуют преимущественно  миграции в Грузию различных национальностей. Но факты переселений в другое этническое окружение известны также и в  среде грузинского народа, в частности среди сванов, рачинцев,  мегрелов и аджарцев. В 1940-е годы помимо переселений сванов в равнинные районы Грузии (об этих миграциях говорилось  уже выше) сваны поселялись также в Абхазии. Так, в 1949 г.  92 семьи из Лентехского р-на в Нижней Сванети (сел. Луджи, Сасаши, Хелети, Зесхо и др.) поселились в абхазских сел.  Чинши Гульрипшского р-на и в сел. Бзыбь Гагрского р-на55.  Сюда же перешли жить сваны из Верхней Сванети (из Мулахи, Ипари, Бечо). В 1952 г. 56 семей из Ушгули и Лентехи  обосновались в сел. Отхара Гудаутского р-на Абхазии. Миграции сванов продолжаются и в настоящее время. Они селятся  компактно не только в некоторых районах Грузии (Зугдидском, Цаленджихском, Хобском, Гардабанском, Телавском), но  и в Абхазии (Очамчирском, Сухумском, Гудаутском, Гагрском  районах) 56. 

Кроме сванов в Абхазию переселялись также мегрелы и рачинцы. Примером может служить сел. Ахалсопели, возникшее  в конце 1930-х годов в Гудаутском р-не. До 1937 г., когда в  этих местах стали поселяться абхазы из сел. Дурипш (оттуда  ушло 60 хозяйств), здесь жили абхазы и русские, работавшие в  овоще-цветоводческом хозяйстве. В 1937 г. в Ахалсопели перешла часть жителей абхазских селений Звандрииш, Мгудзырхва, Благыхва, а в 1939-1949 гг. поселились рачинцы. С 1944-1945 гг. в селе живут мегрелы. В 1974 г. в Ахалсопели было  641 хозяйство, в том числе 471 хозяйство рачинцев и мегрелов,  135 хозяйств абхазов и 35 хозяйств русских 57. 

Приведенными фактами, конечно, не исчерпываются все  происходившие в Грузии миграции. Но уже на этих примерах  можно выявить некоторые тенденции в этническом развитии  переселенцев. О родном языке и этническом самосознании уже  гоЕорилось. Не рассмотренной осталась еще одна важная сторона этноса: традиционная культура. Как изменяется она под  влиянием новых условий, в которые попадают переселенцы? Наконец, какие стороны культуры более всего подвержены изменениям: хозяйство, материальная культура, семейный быт? 

Как уже говорилось, переселенцы чаще всего оказываются в  среде, резко отличной от их прежнего местожительства и характеризующейся иными социально-культурными традициями,  новыми природно-хозяйственными условиями, а нередко и иным  этническим окружением. С переселением начинается сложный процесс приспособления мигрантов к новым условиям. Этот  процесс не всегда заканчивался удачно, и переселенцы иногда  возвращались обратно та родину. В какой-то мере об этом говорят факты переселения хевсур в Самгори, сванов — в прибрежные районы Абхазии, имеретин — в Ахалцихский р-н  и т.п. Более удачные результаты видны при переселении горцев  в среду, более близкую им по некоторым показателям: хозяйственным традициям, историческим связям, климату и т. п. Таковы, например, переселения хевсур в Эрцо-Тианети — район, куда они успешно мигрировали в XIX в. и продолжают  переселяться до сегодняшнего дня. 

В процессе освоения природно-хозяйственных условий в новых районах расселения в среде мигрантов прежде всего начинается перестройка хозяйственного быта и материальной культуры, т. е. сфер культуры, наиболее связанных с природными  условиями. Аджарцы, например, занимавшиеся в горах животноводством, полеводством, садоводством и пчеловодством, после  переселения в прибрежные районы автономии стали заниматься цитрусоводством, чаеводством и разведением технических  культур. Активное развитие этих хозяйственных отраслей в  низменных районах Аджарии в свою очередь способствовало  новым переселениям из горных районов Аджарии 58. У рачинцев, жителей верхних сел, занимавшихся в горах преимущественно животноводством и отходничеством, после переселения  их на равнину более всего развились полеводство, садоводство  и виноградарство 59. 

Примеры коренного изменения хозяйственного профиля переселенцев встречаются также в Месхет-Джавахети. Так, в сел.  Верхнее Схвилиси Ахалцихского р-на живут переселенцы из  сел. Двири. (Боржомское ущелье). В Боржоми они занимались  преимущественно овцеводством, менее — полеводством, а также лесозаготовками. Переселившись в Ахалцихский р-н, характеризующийся совершенно иными природно-хозяйственными условиями, мигранты были вынуждены очень быстро изменить  направление своего хозяйства. В Ахалцихском р-ке полеводство  возможно только поливное. Отсутствие здесь пастбищ привело  к утрате животноводства, а отсутствие леса — к исчезновению  лесозаготовительной специализации. В настоящее время переселенцы из Двири работают в Схвилисском совхозе, с 1962 г.  имеющем овоще-плодоводческое направление хозяйства 60.

Подобные примеры встречаются и в других селах Ахалцихского р-на. В сел. Клде, например, живут две группы переселенцев: имеретины и жители некоторых сел Ахалкалакского  р-на. Природно-хозяйственные условия последних близки к таковым в Ахалцихском р-не, и поэтому изменение хозяйства  ахалкалакских переселенцев не требовало большой перестройки.  Этого нельзя сказать о других жителях села — имеретинах. Для последних в Имерети было характерно виноградарство и неполивное земледелие. С переселением в Ахалцихский р-н было  необходимо освоить новые технические приемы, принятые в поливном земледелии и неизвестные переселенцам. Все это затрудняло налаживание хозяйства мигрантов. В течение первых  двух лет имеретины получали плохие урожаи, что привело ч  уходу в 1946 г. части имеретин из Клде обратно в Имерети.  Направление хозяйства оставшихся имеретинских переселенцев  изменилось. Отсутствие в Клде необходимых для виноградарства природных условий заставило их заняться садоводством и  огородничеством 61. 

В корне изменилось направление хозяйства горцев, переселившихся в Самгори. Со строительством в 1951 г. первой очереди Самгорской оросительной системы (Сионское водохранилище, Тбилисское море) здесь стало возможным развитие полеводства (прежде земли Самгори использовались под зимние  пастбища и сенокос). На орошаемых землях этого района разводят сады, выращивают виноград, овощи, хлебные злаки и  некоторые технические культуры 82. Направление хозяйства  грузинских горцев до их переселения в Самгори было иным.

Мтиулы, пшавы и хевсуры занимались скотоводством (в основном крупный рогатый скот) и менее — горным земледелием.  У имеретин и кахетинцев преобладали полеводство, виноградарство и садоводство. В организации производственной деятельности в Самгори учитывались эти особенности хозяйства переселенцев. Горцы работали преимущественно в животноводстве и в полеводческих бригадах, имеретины и кахетинцы —  в полеводстве, виноградарстве, садоводстве, огородничестве63.  Однако работа в животноводстве (главным образом на фермах) стала сферой деятельности только хевсурских женщин, работавших там доярками. Мужчина-хевсур не смог найти себе  место в новой для него сфере сельскохозяйственной деятельности: в бахчеводстве, виноградарстве, огородничестве 64. 

Конечно, с годами в какой-то мере происходил процесс освоения горцами новых форм ведения хозяйства. Для хевсур и  пшавов, например, совершенно новой отраслью хозяйства стало виноградарство. Освоение ее происходило с помощью переселенцев из Кахети (черемцев). Все хевсуры в настоящее время на приусадебных участках имеют виноградники, делают  виноградное вино, которое хранится в бочках в специальном  помещении (марани). Новым для горцев в Самгори стало и  разведение помидор, а характерное для их хозяйства в горах  разведение картофеля ввиду иных климатических условий в  Гамарджвеба не практикуется 65. 

Трудности производственной адаптации горцев-переселенцев в Самгори привели к тому, что часть хевсур-мужчин, жителей сел. Гамарджвеба, ушла из совхоза и работает на  птицефабрике (находится недалеко от села) и в Тбилиси на  производстве. По данным проведенного в Гамарджвеба социологического обследования, 51% глав хевсурских семей занимались несельскохозяйственным трудом 66. 

Факты изменения хозяйственного профиля горцев известны  также в Юго-Восточной Грузии, в Цител-Цкаройском р-не. Хевсуры, поселившиеся здесь в 1950-х годах, живя до этого  в Рошки, занимались животноводством (крупный рогатый скот)  и полеводством. Направление их хозяйства после переселения  в сел. Архилоскало — полеводство, виноградарство и овощеводство. В том же селении живут пшавы и мтиулы, основное направление хозяйства которых в горах было овцеводство и сравнительно небольшое по объему полеводство. Кроме того, мтиулы занимались отходничеством. Переселившись в Цител-Цкаройский р-н, мтиулы и пшавы стали заниматься полеводством,  овощеводством и садоводством, а с 1940-х годов — и виноградарством. Среди переселенцев-мтиулов исчезло отходничество.  Правда, в последние годы молодежь стала уезжать на временные работы на строительство в районы РСФСР. 

В соседнем с Архилоскало сел. Квемо-Кеда живут грекиурумы, переселившиеся сюда в 1936, 1940—1941 гг. из сел.  Саркинети Дманисского р-на. Если в Саркинети у них было  развито животноводство (крупный рогатый скот) и разведение  картофеля и менее — полеводство (пшеница), а также сезонное  отходничество, то переселившись в Квемо-Кеда, греки, как и  другие переселенцы, в силу новых природных условий стали заниматься только полеводством, а с 1950-х годов — садоводством и виноградарством. Отходничество среди греков КвемоКеда не практикуется. В последние годы некоторые из них на  личных участках, уменьшив посадки винограда, стали выращивать лук и чеснок, который они везут на продажу в Тбилиси и в другие города Грузии 67. 

Не столь разительные перемены в хозяйстве переселенцев  наблюдаются в случае близости природных условий районов  поселения мигрантов и исходных областей миграций. Так, удины, переселившись из Варташена в Восточную Грузию (сел.  Октомбери Кварельского р-на), оказались в сходных природно-хозяйственных условиях. В Азербайджане они занимались полеводством, виноградарством, шелководством и рисоводством.  В Кахети, куда они переселились, благодаря сходным природным условиям и местным традициям эти отрасли их хозяйства  (за исключением рисоводства) сохранились. Греки-ромеи (сел.  Ивановка и Ирага Тетри-Цкаройского р-на) до переселения в  Закавказье занимались преимущественно полеводством и отходничеством (каменщики). В настоящее время они по-прежнему  предпочитают заниматься этими же видами хозяйственной деятельности. Поэтому в животноводстве, которое сейчас составляет основное направление местного хозяйства, используются  рабочие-отходники (в основном азербайджанцы). В отличие от  тетри-цкаройских греков греки-ромеи, оказавшиеся в условиях  субтропической зоны (например, в Аджарии сел. Дагва), резко  изменили свой хозяйственный профиль и стали заниматься виноградарством и разведением чая и цитрусов. У греков Аджарии исчезло отходничество 68.

Как и хозяйство, в новых условиях изменяется и жилище  переселенцев. Часть мигрантов устраивалась в селениях, остававшихся от населения, жившего в этих местах ранее и в силу  различных причин покинувших эти районы. Таким образом, переселенцы как бы получали в наследство исторически сложившийся тип жилища, характерный именно для данной природной и этнографической зоны. Подтверждением сказанного могут служить греки, поселившиеся в Аджарии. Здесь они устраивались в деревянных домах традиционного аджарского типа.  Такого плана дома не были характерны для греков до их переселения в Закавказье. Живя в Турции, греки строили каменные  жилища, причем эта традиция в сходных условиях сохранилась  и после их переселения (например, в селениях Тетри-Цкаройского р-на). Переселенцы из Имерети, имевшие традиции деревянного жилого строительства, оказавшись в условиях Ахалцихского безлесного нагорья, получили в наследство от прежнего населения совершенно противоположный тип дома — полуподземиое жилище (мицури сахли) с плоской земляной крышей и реже жилище типа дарбази. В этих непривычных для  них домах имеретины жили первое время, что отрицательно  сказалось на процессе их адаптации. Новые дома имеретины  начали строить в 1950-х годах. Но это были уже не деревянные  дома, характерные для Имерети, а каменные двухэтажные дома  нового типа. Часть жителей современного Клде — это переселенцы из сел. Апниа Ахалкалакского р-на. В Апниа они жили  в домах типа мицури сахли и поэтому после переселения оказались более приспособленными к условиям жизни в Клде.  Еще один пример в том же Ахалцихском р-не. Жители сел.  Двири (Боржомское ущелье) жили в деревянных домах. Переселившись в Верхнее Схвилиси, они заняли имевшиеся там  жилища полуподземного типа, оставшиеся от прежнего населения, а позднее стали возводить двухэтажные каменные  дома с шиферной крышей в9. 

Другая группа переселенцев, устраиваясь на пустых местах,  должна была заново строить жилище. Однако мигранты, приспосабливаясь к новой природио-хозяйствениой среде и оказываясь в ином этническом окружении, возводили не свое традиционное жилище, а дома, характерные для мест их нового местожительства. Примером может служить жилище переселенцев-горцев в Шираке. Мтиулы, живя в Гудамакарском  ущелье, имели одно-двухэтажные каменные дома горского  типа с плоской земляной крышей. Переселившись в Ширак  (полустепной район), они начали строить плетеные, обмазанные  глиной жилища или дома типа мицури сахли. Чеченцы из горного общества Майсты, в 1840-х годах обосновавшиеся в Панкиси (Кахети), уже не строили каменных домов и башен, характерных для их жизни в горах, но быстро заимствовали способ постройки домов от рачинцев, работавших в этих местах плотниками. Новые дома чеченцев возводились из толстых досок красного бука на сваях и имели черепичную крышу. Жители Нижней Рачи, до переселения жившие в деревянных домах, оказавшись в Кахети (сел. Сабуэ) и в прибрежной Абхазии (сел. Ахалсопели), стали строить каменные дома, хотя  традиция возведения деревянных жилых домов в селах Нижней Рачи сохраняется и в наши дни 70. 

В отличие от жилища, которое у переселенцев в большинстве изменяется весьма интенсивно, традиционный костюм в течение некоторого времени сохраняется мигрантами. И это вполне понятно. Редко кто из переселенцев в состоянии увезти на  новое местожительство жилой дом и хозяйственные постройки  чхотя такие примеры и встречаются). Наоборот, одежду не  только берут с собой на новое местожительство, но могут сшить  и там, придерживаясь принятых традиций. Последнее связано  с тем, что костюм не в такой мере, как жилище, зависит от  природно-хозяйствеиных условий. Хевсуры, поселившись в  Джуте около двух веков тому назад, носили традиционный  хевсурский костюм до 1940-х годов, чему способствовали тесные и постоянные связи джутских хевсур с Хевсурети. Этого  нельзя сказать в отношении пшавов и хевсур, обосновавшихся  в середине XIX в. в Эрцо-Тианети и утративших традиционный  костюм еще в прошлом веке. Причины этого, видимо, кроются  в меньшей изоляции этой части Грузии от остальных ее районов. Хевсуры, поселившиеся в Тианети в 1940—1950-х годах,  в течение нескольких лет носили традиционную одежду. То же наблюдалось и среди хевсур Ширака. Часть их, до переселения  живя в горах, в Рошка (до 1952 г.), одевала несколько измененный под влиянием городской одежды хевсурский костюм.  Оказавшись в Архилоскало, молодежь сразу перестала носить  традиционную одежду; старики одевали ее в течение 7—8 лет,  а женщины — несколько дольше. В сел. Гамарджвеба в Самгори шатильские хевсуры носили традиционную одежду в течение 1-2 лет. Сейчас старики изредка одевают лишь перанги  (хевсурская рубашка с расшитой вставкой). Думается, что более быстрая утрата традиционного костюма в этом случае объясняется влиянием на местный быт больших городов и промышленных центров — Тбилиси и Рустави, находящихся рядом с  Самгори 71. 

Традиционный костюм различных народов, поселявшихся в Грузии в разные исторические эпохи, также видоизменялся. Например, армяне, выходцы из Эрзерума, обосновавшиеся в селах Ахалцихского и Ахалкалакского уездов Тифлисской губ.  в течение более столетия сохраняли и носили свой традиционный костюм. Лишь в 1930-х годах в русле общего процесса социальных изменений началась и замена здесь традиционного  костюма городской одеждой: в мужском костюме появились  галифе, фуражки, сапоги. Однако первое время элементы городского костюма сочетались с традиционной одеждой. Например, гимнастерка и фуражка одевались местными мужчинами  с традиционными шароварами. Женщины в эти годы надевали только традиционное платье 72. 

Столь же устойчивым оказался традиционный костюм греческих переселенцев. И здесь только в 1930-х годах он стал  постепенно вытесняться одеждой городского типа, однако длительное время сохранялись элементы традиционного костюма:  мужской головной убор из черного материала наподобие повязки (куккула) в некоторых греческих селениях перестали носить  только и 1960-х годах. Пожилые женщины-гречанки из сел. Саркинети в 1930-х годах носили традиционный головной убор на  деревянной основе (колота), украшавшийся на лбу монетами.  Часть саркинетцев, переселившаяся в Квемо-Кеда (Ширак),  перестала носить этот головной убор. Гречанки стали покрывать голову платком, тогда как в Саркинети и в 1976 г. можно  было встретить пожилых (70—80 лет) женщин, одевающих колота. Осетины Грузии до революции носили костюм грузинского типа. Однако и в 1930-х годах в некоторых осетинских селах  сохранялись элементы традиционного костюма. В сел. Менкалиси (Тетри-Цкаройский р-н), например, это была женская  шапочка, одевавшаяся невестой под платок. В конце 1930-х  годов, как рассказывают местные жители, такая шапочка в селе была всего одна, поэтому ее каждый раз передавали в тот  дом, где происходила свадьба 73. 

Костюм азербайджанских переселенцев во многом сохранял  свою специфику вплоть до 1940-х годов. В настоящее время  мужчины носят костюм городского типа. Из традиционного у  пожилых людей сохраняется лишь папаха. Женский костюм в  различных азербайджанских селах Грузии сохранился в разной степени. Например, в сел. Капаиахчи (Болнисский р-н)  женщины одевают только традиционный костюм: ярких цветов юбки в складку, особые повязки на голове, нижняя часть лица  закрыта платком (яшмаг). В сел. Атагла Гардабанского р-на,  находящемся рядом с Рустави и близко от Тбилиси, преобладающее большинство женщин носит городской костюм. Здесь в  отличие от Капаиахчи мужчины, за исключением чабанов, не надевают папахи, которая еще в конце 1930-х годов была основным головным убором местных азербайджанцев 74. Традициоиность и костюме сохраняли вплоть до 1930-х годов вайнахские поселенцы Грузии. Ингушки сел. Гвслети носили ингушский национальный костюм, чему, несомненно, способствовала территориальная близость данного селения к Ингушетии и  многообразные связи с ее населением. То же следует сказать  и в отношении другой группы вайнахов — кистин, жителей сел.  Джоколо и Дуиси. Отдельные элементы их традиционного костюма сохранялись еще в 1930-х годах. Сейчас кистины носят  одежду городского типа, однако в мужском костюме сохраняется традиционный головной убор (папаха) и в целом облик  их костюма более сближается с северокавказским современным костюмом (китель, сапоги, галифе, папаха) мужчин среднего и старшего поколения, нежели с городской одеждой грузинского сельского населения 75. 

Наименьшим изменениям по сравнению с хозяйством и материальной культурой подвергаются семейный быт и народные  верования переселенцев, длительное время сохраняющие традиционные черты. Но и в этих наиболее интимных сферах быта  под воздействием новых социально-экономических условий всегда происходили существенные перемены. Более того, миграции  усиливают и убыстряют воздействие на семейный быт переселенцев социально-экономических факторов. И если сравнить семейный быт двух групп одного народа — мигрантов и непереселенцев, то нельзя не увидеть значительной разницы в степени сохранения у них некоторых традиционных обычаев.  Это относится, например, к таким сторонам семейного быта,  как бослоба 76, обычаям люлечного обручения и избегания, свадебного и похоронного циклов. Жители сел. Чабарухи в Мтиулети, переселившись в это село в конце XIX в. из горного  мтиульского сел. Ципори, перестали строить специальные босели (аналогичное хевсурскому самревло) для рожениц, но не  отказались от обычая не оставлять женщин на время родов в  доме: женщины уходили рожать в хлев. В 1920-е годы среди мтиульских переселенцев в этом обычае стали наблюдаться  значительные перемены. Некоторые мтиулы уже не соглашались отдавать замуж своих дочерей в семьи, в которых полностью сохранялся этот обычай77. Среди мтиулов, поселившихся в сел. Хеоти Ахалцихского р-на и в Шираке (Квемо- и Земо-Кеда, Архилоскало), обычай строительства самревло и ухода рожениц из дома быстро исчез. Хевсуры, имевшие в  горных селениях в 1950-х годах самревло, перестали его строить, оказавшись в эти годы в Самгори и в Шираке. В Самгори, несомненно, сыграла большую роль близость крупных промышленных центров. Близость большого районного центра и  наличие хорошей шоссейной дороги сыграли значительную роль  в изменении быта хевсур Ширака. Имело значение и то, что  местные жители населенных пунктов, где расселились хевсуры,  еще в конце 1930-х годов перестали строить самревло. Несколько дольше этот обычай сохранялся среди хевсур Тианети, поселившихся здесь в 1940-х — начале 1950-х годов и живших в  небольших населенных пунктах (Чиаура, Кудро и др.). Отсутствие автомобильной дороги и затрудненная связь с районным  центром, несомненно, способствовали консервации отдельных  сторон быта местных хевсур 78. 

Существенно менялись у переселенцев и другие стороны семейного быта. Остановлюсь на обычае избегания 79. У хевсур  Рошки и Шатили до переселения на равнину были приняты  следующие сроки избегания: невестка не имела права говорить  со свекром 3—4 года, со свекровью — до 1 года; муж и жена  в присутствии кого-либо не разговаривали 2-3 года. После  переселения хевсур в Архилоскало и в Гамарджвеба в течение  5-6 лет они еще придерживались этого обычая. Однако сроки  избегания сократились сразу. Теперь обычай избегания за редким исключением не выполняется 80. 

Частичные изменения наблюдаются и в свадебном ритуале  переселенцев, причем эти изменения коснулись самых различных сторон свадебного цикла и были вызваны самыми разнообразными причинами. Например, исчезновение некоторых моментов свадебного цикла тесно связано с изменениями в традиционном жилище, происходившими в 1920-1930-х годах. В частности, замена центрального очага (кера) камином (бухари)  или железной печью в большинстве привела к исчезновению  обычая обведения молодых вокруг этого очага. Яркие изменения в традиционной свадьбе прослеживаются на примере свадьбы хевсур-переселенцев. У хевсур в горах во время свадьбы  невеста и жених находились в разных комнатах. Поселившись  в Архилоскало, хевсуры выполняли этот обычай в течение 4-5 лет. Теперь, как и у остального местного населения, в хевсурской свадьбе жених и невеста сидят за столом вместе.  Изменились также сроки проведения хевсурской свадьбы.

Если прежде свадьба проходила в течение пяти дней, то после  переселения ее сроки сократились до двух дней (как это принято у местного населения Лрхнлоскало, Квемо- и Земо-Кеда,  Гамарджвеба). Однако здесь значительно возросло число гостеп, увеличилась сумма расходов па свадебное угощение, а также на подарки, которые делает жених невесте. В Гамарджвеба,  например, па одной из свадеб 1975 г. подарки жеииха-хевсура оценивались в 1 тыс. руб. Для сравнения укажу, что на свадьбе  1920-х годов подарки и все свадебные расходы хевсура из Шатали составляли: один баран, водка и одежда для невесты —  традиционный хевсурский костюм. По обычаю у хевсур и пшавов после свадьбы невестка уходилч к своим родителям. У хевсур срок се пребывания в доме родителей составлял год, у пшавов ограничивался чаще несколькими днями. Пшавы, поселившись в Архилоскало, быстро утратили этот обычай. У хевсур  этого же селения он сохранялся несколько дольше. Например,  в хевсурской свадьбе 1957 г. невестка, как и в горах, уходила к  своим родителям на год. В свадьбах 1960-1970-х годов этот  обычай уже не выполнялся 81. 

Изменения коснулись и похоронных обрядов переселенцев.  У мтиулов, когда они жили в горах, во время похорон было  принято приносить мелкие монеты, клавшиеся на гроб и использовавшиеся затем на покупку свечей. У тех же мтиулов в Шираке этот обычай выполнялся только до 1950-х годов, а позже  стали составляться списки лиц, приносящих на похороны деньги. У хевсур в горах по обычаю на похороны приносили только  пиво и водку. Этого хевсурские переселенцы придерживались  в течение почти 10 лет. Позже они, как и окружающее население, стали приносить на похороны деньги. В Гамарджвеба, например, принято давать по 5-10 руб., двоюродные братья покойного дают до 100 руб. Сроки поминок, принятые в горах  (2-, 7-, 40-й день и годовщина), сохраняются среди переселенцев и в настоящее время. Следует, однако, отметить, что неизменность этих сроков, видимо, объясняется тем, что у других групп переселенцев (мтиулов, рачинцев, кахетинцев), живущих вместе с хевсурами, приняты такие же сроки поминовения. У хевсур в горах, в отличие от многих других районов  Грузии, не принято громкое оплакивание покойника. После  переселения в Самгори и Ширак среди хевсурских женщин, как  и у других групп местного населения, стал распространяться  обычай оплакивания. Не надевали хевсуры и траурной (черной) одежды. Лишь пестрая вставка на мужском костюме обшивалась материалом черного или, чаще, красного цвета. Сразу после переселения хевсуры в знак траура стали прикреплять  к своему костюму черный бант, а хевсурские женщины — надевать черное платье. Наконец, среди хевсурских переселенцев исчез обычай, по которому после похорон одежду покойного раскладывали на кровати и таким образом держали в течение года 82. 

Помимо уже рассмотренных выше факторов, способствующих в среде мигрантов сохранению или исчезновению традиционности, немалое значение имеют контакты переселенцев со  своей прародиной. Таковые могут осуществляться несколькими  путями. Во-первых, путем установления реальных контактов (хозяйственно-торговые, брачные и др.). Во-вторых, через систему традиций, вынесенную переселенцами со своей прародины, а также путем сохранения родного языка и самосознания.  В-третьих, эта связь переселенцев с прародиной может осуществляться путем сохранения в памяти переселенцев своего происхождения. 

Реальные контакты переселенцев (особенно хозяйственные,  брачные) с их прежней родиной быстро утрачиваются. Осетины Кударского ущелья во второй половине XIX в. экономически  тяготели к Нижней Раче, откуда они вывозили пшеницу, а рачинцам продавали скот, сыр, шерстяные ткани. С Нижней Рачой осуществлялись и постоянные брачные связи. Контакты с  Северной Осетией ограничивались редкими случаями отходничества туда кударцев 83. 

Значительно дольше среди переселенцев связи с прародиной осуществляются при исполнении ими праздников, связанных с  традиционными верованиями. Однако традиционная сущность  этих праздников в настоящее время в некоторой мере сохраняется только в обрядовой стороне, тогда как их внутренний  смысл изменился. Теперь традиционные праздники воспринимаются главным образом как одна из возможностей съезда  всей фамилии, участия ее в праздничном веселье и т. п. Память о родине заставляет и сейчас хевсур, живущих в Гудамакарском ущелье, идти в Хевсурети, чтобы отметить некоторые  традиционные праздники. Например, праздник пудзис ангелози жители сел. Думацхо отмечали обязательно в Хевсурети. На  праздник атангеноба к Архотскому хати приходили пожилые  хевсуры, выселившиеся из этих мест и живущие сейчас в Кахети 84. Среди переселенцев-хевсур в Самгори летом часть стариков возвращается в горы для проведения там традиционных  праздников амаглеба, атангеноба, цминда Георгий и др. Сохранению этой традиции, возможно, способствует то, что скот  переселенцев находится на летних пастбищах в горах Хевсурети 85. На атангеноба (27 июля) на родину едет часть пожилых  хевсур, живущих сейчас в Архилоскало. Хевсуры из фамилии  Давиташвили (эта фамилия была взята ими уже после переселения из Хевсурети), живущие сейчас в сел. Годжианеби в  Тиаиети, издавна не ездят в Хевсурети на традиционные праздники, поскольку считается, согласно преданию, что там живут  их кровники. В этом предании рассказывается, что предок этой  фамилии Бабуа, живший в Хевсурети, по обычаю кровной мести вынужден был бежать в Южную Осетию. В сел. Арбо он посетил святилище св. Георгия, которое ему «помогло» в бедах  и болезнях. С тех пор его потомки считают необходимым бывать в этих местах на празднике Георгоба86. 

Фамилия Джагмаидзе, сейчас живущая в сел. Кайшаури,  справляет праздник амаглеба в своем старом селе, находящемся высоко над Кайшаури. На этот праздник съезжается вся  фамилия, многие из которой живут в Кахети, в Тбилиси и других местах Грузии. Мтиулы сел. Цхведиати (Гудамакарское  ущелье) ходили в сел. Ахо в Хевсурети на праздник ахоба.  Переселившись в Квемо-Кеда, некоторые из них продолжают  ездить на этот праздник в горы Хевсурети. Часть пшавских  переселенцев из Тианети до сих пор ездит в Уканапшави на праздник ломиса (в августе) 87.

Такого рода контакты со своей прародиной переселенцы сохраняют очень длительное время, иногда на протяжении нескольких столетий. Например, кварельцы, в начале XIX в.  жившие в Заалазанской Кахети, за несколько столетий до этого, по данным источников, находились в верхнем ущелье  р. Иори. В XIX в, эта группа в хозяйственно-культурном отношении полностью слилась с кахетинцами. Однако длительное  время кварельцы ездили в Морское ущелье на поклонение своему племенному патрону Лашари 88. Хевсуры Джуты, не менее  двух веков живущие в отрыве от Хевсурети, и сейчас сохраняют традиционные праздники, отмечаемые ими в Хевсурети в сел.  Гудани89. 

Связь переселенцев с прародиной выражается также в сохранении ими в своей памяти представлений о своем происхождении, что отражается в исторических преданиях народа. Небольшие группы сванов, поселившиеся в Балкарии и Карачае  6—7 поколений тому назад, не знают сванского языка, считают  себя и записаны в документах балкарцами и карачаевцами,  в прошлом все они мусульмане. Однако эти же сваны, как и  окружающее население, помнят, что их предки вышли из Сванети. Отдельные фамилии, расселившиеся в различных областях Грузин, не только сохраняют в своем представлении общность происхождения, но не прекращают связей в области культа предков и до сих пор соблюдают взаимные экзогамные запреты. Это, в частности, прослеживается у тушин фамилий  Сисаури, Алудаури и Басхаджаурн, некогда переселившихся  из Хсвсурети 90. Такого же рода связи прослеживаются во  взаимоотношениях тушин Гулелаури, хевцев Хулслидзе и хевсур Кистаури, считающихся по происхождению родственными  фамилиями. Фамилии Бурдули и Бучукури, живущие в мтиульских селениях Нижние Млети, Квсшети, Лрахвети, считаются родственными фамилиям Бурдули и Бучукури из Кмосте  и Сабарце в Хсвсурети (последние, по преданию, выходцы из Мтиулети) и поэтому обязаны соблюдать взаимные экзогамные  запреты. Осетины Менкалисн, одно-два поколения тому назад  вышедшие из Архот (около Манглиси), где у них имеются родственники, стойко сохраняют с последними связи, что более всего сказывается при исполнении похоронных обрядов 91. Заимствуя повое, перестраивая в новых условиях свой быт,  переселенцы, как было видно из приведенных материалов, сохраняют немало черт своей традиционной культуры. Более устойчивыми в культуре оказываются семейный быт и традиции  народных верований, в хозяйстве и материальной культуре сохраняется только то, что соответствует новым природпо-хозяйственным и социальным условиям, в которые попадают переселенцы.

(Окончание следует)

Примечания не приводятся.

Источник и полная версия статьи (с примечаниями):  Этнические и культурно-бытовые процессы на Кавказе. М.: Наука 1978. Электронная версия: apsnyteka.org

Грузия миграции СССР



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

21.11.2017

Интервью главы Ассоциации политологов Армении Амаяка ОВАННИСЯНА.

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2018 | НОК | info@kavkazoved.info