На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

АРМЕНИЯ – АЗЕРБАЙДЖАН: РАКЕТНЫЙ АСПЕКТ КОНФРОНТАЦИИ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Михаил АГАДЖАНЯН | 12.09.2014 | 00:00

Одним из последствий летней эскалации в зоне карабахского конфликта может стать укрепление военного баланса между противостоящими сторонами. Инциденты вдоль линии соприкосновения не вышли за рамки локальных боестолкновений силами отдельных подразделений. В начале августа удалось избежать масштабных военных действий на протяжённой линии фронта, также как удалось воздержаться от применения тяжёлых вооружений и военной техники (1).

Накопленный сторонами оружейный потенциал сыграл свою роль в недопущении выхода ситуации из-под контроля, перерастания «диверсионной войны» в новую военную кампанию. Вслед за некоторым спадом напряжённости, Ереван и Баку не преминули возможностью обменяться устрашающими друг друга предостережениями. На самом высоком политическом уровне прозвучали сдерживающие противника заявления, предупреждающие его о последствиях необдуманных шагов. Центральной темой такой словесной пикировки, с привлечением военных ведомств Армении и Азербайджана, стало нахождение на вооружении сторон тактических ракетных систем. В ответ на прозвучавшие из Баку угрозы достичь любой цели на армянской территории средствами дальнего поражения, официальный Ереван отреагировал в аналогичном ключе. Руководство республики пообещало превратить любой процветающий населённый пункт противника в руины. Обмен уколами с политических верхов распространился и на страницы СМИ сторон конфликта. Предполагаемыми объектами нанесения «ударов возмездия» пресса заприметила на армянской территории Мецаморскую АЭС, на азербайджанской – плотину Мингечаурского водохранилища. В одной из бакинских публикаций, в частности указывалось, что расстояние подлёта до ГЭС в Мингечауре  не существенно разнится от расстояния между Садараком (на нахичеванском участке армяно-азербайджанской границы) и пригородом Еревана – Мецамором (2).

«Ракетная тема» в неспадающей военнополитической конфронтации сторон всплыла на поверхность летом текущего года не случайно. Преодолеть линию обороны армянских сил, которая с заключением в мае 1994 года соглашения о бессрочном перемирии прошла несколько этапов своего усиления, с каждым годом представляется для ВС Азербайджана всё более сложной задачей. Ставка азербайджанских властей на приобретение дальнобойных артиллерийских систем и ударных единиц нанесения внезапного массированного удара с воздуха и с суши имеет свои лимиты. Если бы в Баку ждали полного укомплектования своих вооружённых сил наступательными системами до того, как приступить к его использованию на линии фронта, то война была бы возобновлена уже несколько лет назад. Другими словами, у азербайджанской стороны загодя имеется на вооружении «ударный кулак» на карабахском направлении. Но применять его в нефтегазоносной республике не решаются. Для современного оружия, которое свезено в Азербайджан в последние годы интенсивной милитаризации республики, необходимы военные кадры его осмысленного применения. Здесь можно вспомнить, что одной из первых реакций военного командования Нагорно-Карабахской Республики на эскалацию в зоне конфликта стали оценки о хаотичности действий руководящего армейского звена и непосредственных исполнителей противника. Ничего нового азербайджанская военная стратегия и тактика в жаркие дни начала августа 2014 года не показала. Дефицит военных идей, усиленный внешними факторами сдерживания Баку от возобновления войны, в случае с азербайджанским руководством привёл к игре ракетными «мускулами». Быть на дистанции от противника и при этом нанести ему непоправимый ущерб – представляется в Баку единственно оптимальной на сегодня военной стратегией в карабахском вопросе.

В «ракетной теме» сходится множество линий азербайджанского понимания выгодности собственной диспозиции вокруг карабахского конфликта. С закупкой мощного оружия, предполагающего минимальное применение в дальнейшем людских ресурсов для прорыва армянских линий обороны, общественность республики получает очередной сигнал эффективной деятельности властей. О внутренней обусловленности избыточного приобретения азербайджанским руководством вооружений и военной техники (ВВТ) все последние годы говорится немало. Но «ракетная тема», помимо очередного представления гражданам «воюющей республики» свидетельств повышения её обороноспособности, имеет и чёткое внешнее звучание. Традиционные поставщики Азербайджану современного оружия готовы к поднятию военно-технического сотрудничества (ВТС) с республикой на новый уровень. Практически параллельно со сбором президентов Армении и Азербайджана в Сочи, куда главы конфликтующих государств прибыли по приглашению своего российского коллеги, в турецкой прессе прошла информация о заключённых Баку новых военных контрактах с Тель-Авивом и Исламабадом. В последнем случае речь шла о закупке азербайджанцами баллистических ракет малой дальности. У Израиля приобретаются ракеты повышенной точности «EXTRA» дальностью до 150 км (к находящимся на вооружении ВС Азербайджана ракетным системам залпового огня (РСЗО) израильского производства «Lynx EXTRA»). С пакистанской стороной предмет сделки вовсе впечатляющий. Если верить турецким источникам, предметом азербайджано-пакистанской сделки стала усовершенствованная Исламабадом версия ракеты «Shaheen – 1», дальность которой в разработке под кодовым наименованием «Hatf – 4» доведена до 900 км.

Нельзя исключать представления турецкими авторами реальности в несколько приукрашенном в пользу азербайджанских партнёров свете (в турецких первоисточниках о закупаемых Азербайджаном пакистанских ракетах дальность последних указывалась в 2 тыс. км, т.е. ракете «Hatf – 4» приписывалась средняя дальность). Тем более с учётом наложения времени выхода «сенсационной» публикации о закупаемых ВС Азербайджана баллистических ракетах на сроки проведения саммита трёх президентов в Сочи. Но между Баку и Исламабадом на самом деле вот уже достаточно продолжительное время идёт согласование условий поставок ракетной техники. Первые серьёзные утечки по данному поводу появились в конце мая текущего года, когда азербайджанские и пакистанские источники синхронно сообщили о подготовке контракта. При этом в Баку особенно подчёркивали настрой пакистанских партнёров на продвинутое оружейное сотрудничество, которое предполагает поставку и других, помимо баллистических ракет, современных наступательных систем. В трансфере высоких военных технологий Азербайджану, к которым, безусловно, относится ракетное оружие, пакистанцы не видят никаких преград. Единственное исламское государство, признающее факт обладания ядерным оружием, находится в самых доверительных отношениях с прикаспийской республикой. Исламабад, как и Анкара, не имеет дипломатических отношений с Ереваном. Более того, если турецкие власти, пребывающие в системе натовских обязательств и вынужденные соизмерять свои действия в отношении Армении с множеством исторических и современных факторов, Исламабад абсолютно свободен в выборе антиармянской модели поведения.

Закупкой огневых систем дальнего поражения у израильтян, пакистанцев и других партнёров по ВТС (3) Азербайджан, помимо прочего,  преследует свои интересы и в отношениях с Россией. Северная держава выдвинулась в лидеры стран-экспортёров ВВТ соседней республике, но от поставки в регион ракетных систем воздерживается. В Москве это объясняют нежеланием обострять и без того накалённые в Ереване опасения в связи с объёмным российско-азербайджанским оружейным сотрудничеством, а также стремлением сохранить нынешний баланс сил в регионе конфликта. Российским партнёрам азербайджанские власти дают понять, что для них нет непреодолимых барьеров в приобретении таких вооружений, какие в Баку сочтут необходимыми иметь в своём арсенале. В чём нельзя договориться с россиянами, азербайджанцы продвинут свои интересы через сделки с израильтянами и пакистанцами.

Присутствует также фактор контригры Азербайджана в «ракетной теме» российско-армянского ВТС. Как можно с уверенностью предположить, закупка Баку по сути избыточных наступательных систем является неким «превентивным» шагом на вероятное размещение на территории Армении российских оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер». На этот счёт нет достоверной информации, что вызвано объективными причинами. С недавних пор в фактор размещения на западных и южных рубежах России ОТРК «Искандер» заложен отчётливый внешнеполитический контекст. Хотя последний практически полностью определяется соображениями нарастающей геополитической конкуренции между Россией и странами Запада, тем не менее, он по касательной затрагивает интересы, к примеру, Турции и Азербайджана. Первую не может не волновать вероятность размещения «Искандеров» в российском Крыму и на российской военной базе в Армении. Для Азербайджана вторая перспектива также выглядит озадачивающей, и в этом интересы Баку и Анкары принимают новый оттенок солидарности.  

Военные эксперты оценивают вероятность незамеченного ни кем вооружения «Искандерами» 102-й российской базы в армянском Гюмри как крайне низкую. В 1-ю ракетную бригаду российской армии (Краснодар) передача ОТРК состоялась в середине ноября 2013 года. До этого, в конце июня прошлого года 107-я ракетная бригада (г. Биробиджан) полностью перевооружена поставкой того же бригадного комплекта (12 ПУ). Переоснащение ВС РФ «Искандерами» ведётся в соответствии с разработанным российским минобороны комплексным планом. В его рамках заключён долгосрочный государственный контракт до 2017 года между военным ведомством и предприятиями промышленности страны. На сегодня нет каких-либо серьёзных предположений, что «Искандеры» до указанного срока (2017 год) получат ВС другого государства. Очередным свидетельством тому стали недавние заявления российских оборонщиков. Москва не станет поставлять зарубежным партнёрам ракетный комплекс до 2016 года, сообщил замглавы управления импорта, экспорта специмущества и услуг НПО «Конструкторское бюро машиностроения», которое является головным производителем ОТРК. С его слов, все потенциальные заказчики официально, через «Рособоронэкспорт», оповещены, что до 2015 года включительно на экспорт «Искандеры» поставляться не будут.

Необходимо также учитывать, что Россия с 1995 года является участником неформального добровольного объединения стран, соблюдающих «Режим контроля за ракетной технологией». Согласно данному Режиму, страны-участники обязуются не экспортировать, в том числе, ракеты с дальностью свыше 300 км. Именно поэтому создан экспортный ОТРК «Искандер-Э» с предельной дальностью ракеты в 280 км. Впрочем, свою 102-ю базу в Гюмри Россия имеет право вооружить комплексами, ракеты которых имеют дальность до 500 км (4). Однако размещение «Искандеров» на 102-й базе является военнополитическим вопросом, нуждающимся в глубоком изучении всех возможных последствий такого шага для отношений России, например, с Турцией и Азербайджаном.

Действия азербайджанской стороны по реализации ракетных контрактов со своими доверенными оружейными партнёрами можно объяснить и под призмой ответной реакции на планы вероятного противника приобретать, а также налаживать у себя производство дальнобойных и сверхточных систем поражения наземных целей. Причём, у Еревана на этот счёт есть свои альтернативы на случай, если по объективным (указанное выше пребывание России в «Режиме контроля за ракетной технологией») или субъективным причинам Москва не пойдёт на предоставление «Искандеров» закавказскому союзнику. В классе ракетного вооружения малой дальности Россия пока не может предложить ВС Армении ничего кроме ОТРК «Искандер» (в перспективе) и уже имеющихся в распоряжении армянской армии тактических ракетных комплексов (ТРК) «Точка-У» (дальность до 120 км). Дальнобойные и сверхточные средства поражения Ереван может приобрести у Пекина, для чего уже есть двусторонние наработки. Китай является единственной страной, у которой Армения официально приобретала в формате рыночных отношений дальнобойное ракетно-артиллерийское вооружение. Достоверно известно о наличии у ВС Армении только трёх разновидностей вооружений данного класса: ОТРК «Эльбрус» (до 300 км), ТРК «Точка-У» и ракетных систем залпового огня (РСЗО) «WM-80». Последняя система – разработка китайского ВПК. В 2011 году сообщалось об оснащении китайских РСЗО ракетами с дальностью полёта до 120 км. И всё же, приобретение российских «дальнобойных и сверхточных» для Армении на порядок предпочтительнее. В первую очередь, по финансовым соображениям и с учётом перспектив налаживания с союзником по ОДКБ местной производственной базы для сборки и материально-технического обслуживания ракетной техники.

С поступлением на вооружении Армении и Азербайджана современных ракетных систем баланс сил вокруг карабахского конфликта может приобрести новую устойчивость. Появится фактор «гарантированного» нанесения противнику существенного урона, который ни та, ни другая сторона допустить не могут. Уязвимость стратегических объектов жизнедеятельности республик, при всех затрачиваемых ими усилиях, например, в виде создания эшелонированных систем противовоздушной обороны, сохранится. А с ней и действия известных возбудителей спокойствия на линии соприкосновения в зоне конфликта будут объективно сведены к периодическим всплескам диверсионной активности.

Примечания
 
(1) Все предпринятые противником действия были беспрецедентными после 1994 года, заявил министр обороны Армении Сейран Оганян, представляя на заседании правительства республики 7 августа ситуацию в зоне карабахского конфликта. В 2014 году Азербайджан предпринял 26 попыток диверсии, 15% из них пришлось на период с середины июля по август. Действия азербайджанской стороны трудно квалифицировать иначе, чем диверсионные, счёл глава оборонного ведомства республики. Однако, азербайджанская сторона предприняла и другие шаги: было введено казарменное положение, зафиксированы передвижения военной техники, активность авиации и беспилотных летательных аппаратов вдоль линии соприкосновения.
(2) Эльхан Тагиев, Тот, кто живёт в стеклянном доме, не должен бросаться камнями в других //«Xalq Qazeti», 11.08.2014.
(3) По данным азербайджанских источников, за последние 12 лет Баку приобрёл за рубежом около 1 тыс. ракетных и артиллерийских систем.
(4) Леонид Якубов, Есть ли в Армении «Искандеры»? //информационно-аналитический портал «RAZM.info», 08.01.2014.
 
Специально для «kavkazoved.info»

Азербайджан Армения безопасность воинское искусство / вооружения Израиль Россия



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2021 | НОК | info@kavkazoved.info