На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Сложившаяся в Дагестане обстановка - результат коррупции, а не экстремизма

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Руслан ГЕРЕЕВ | 16.04.2011 | 18:07

Анализ религиозной ситуации в Дагестане, а на его примере и всего Северного Кавказа показывает, что ваххабитские джамааты (общины) находят широкое распространение среди молодежи, считающей все несоответствующее Корану и Сунне проявлением ширка (многобожия). Молодые мусульмане называют это движение салафизмом – ас-салаф ас-салих (праведные предки).

Р.М. Гереев

В среде дагестанской молодежи салафизм представляет собой фундаментальное религиозное движение в суннитском исламе, ставшее идейным столпом будущего мусульманского государства основанного на законах шариата. Современная молодежь, особенно студенчество, и именно его передовая часть считает салафизм объединительной идеологией, которая является средством сплочения молодежной религиозной среды против куфра (отступничества от веры).

Следует обратить внимание на крайность, которое является всеобщей бедой, так как в результате десятилетий тотальной клановости республики, господства национальных преступных синдикатов, теневой экономики, однобокости религиозной идеологии, отсутствии образованных мусульманских богословов-факихов с глубокими знаниями ислама, арабского языка, привело к полному исчезновению в Дагестане института иджтихада и фетвы.

Ограничение связей Дагестана с внешним миром способствовало порождению некоторых опасных внутриреспубликанских негативных явлений. В эти же годы происходит раскол внутри единого мусульманского сообщества Дагестана. Вместо единого дагестанского муфтията появились отдельные независимые (хотя они и не называются муфтиятами) муфтияты по национальному признаку. У каждой национальности в Дагестане есть свой национальный лидер и духовный наставник. И фактическое присутствие этих национальных духовных авторитетов, имеющих больший вес, чем официальное духовенство проявляется во всех особо значимых сферах общественно-политической и религиозной жизни.

В Дагестане, до сих пор продолжаются, а местами и усиливаются споры внутри мусульманской суннитской общины, особенно между сторонниками тарикатов и ваххабитами. Здесь ваххабизм представляет собой религиозное движение молодежи за очищение мусульманского вероучения и обрядности от многочисленных нововведений в исламе, которые с их точки зрения, получили распространение, как среди самих дагестанцев, так и среди других народов Северного Кавказа. Все большей популярностью с каждым днем пользуются труды ученых-мужтахидов, шейхов Ахмада ибн Таймиа, Ибн аль-Кайима, Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, основанных на религиозных воззрениях ученых ханбалитского толка суннизма, ибн Рушдав вопросах соотношения философии и религии.

«Китаб ат-Тухид» книга Единобожия самая востребованная и продаваемая книга в Дагестане, нехватка ее печатных изданий вызвало широкое распространение электронных версий, а Разъяснения «Книги Единобожия» шейха Мухаммада ат-Тамими забивает все форумы интернета.

Исследования состояния религии в Дагестане позволяет сделать вывод о том, что среди всех регионов распространения чистого ислама в РФ, даже в СНГ, Дагестан по уровню распространения салафизма, бесспорно, занимает первое место и является форпостом ваххабитского ислама на Кавказе, выступая в качестве самого верха пирамиды суннитского ислама в Российской Федерации.

Значительное влияние на социально-политическую обстановку в республике оказывает не наличие огромного числа мечетей, а именно господствующие в среде молодежи идеи салафизма, с которой официальная пропаганда и просвещение не могут конкурировать. Хотя в Дагестане и создана широкая сеть мусульманских учебных заведений: университетов, медресе, мактабов, очень большое (по меркам Дагестана) количество молодежи не найдя должного понимания у себя на родине ежегодно отправляется за рубеж для получения духовного образования соответствующего исламу с позиции их взглядов.

В Дагестане государственные органы до сих пор ясно не представляют, какое важное место в сознании молодых дагестанцев занимает вопрос отношения к исламу.

Мониторинг ситуации молодежной среды Республики Дагестан показывает, что официальным властям не удается остановить процессы формирования религиозно-боевых общин, так называемых «джамаатов», которые расширяют сети распространения своей идеологии и вербовки сторонников среди молодежи.

Недовольство, проводимой экономической и социальной политикой, рост безработицы, коррупции и теневого оборота всего, что только возможно усиливают в республике сепаратистские настроения и стремление определенных сил перевести их в локальный конфликт.

Ежедневные радио и телепередачи государственных и религиозных СМИ, большое количество выпускаемых исламских газет, журналов, брошюр, книг не дают ни какого эффекта в части призыва к соблюдению конституционного порядка. Проводимая в Дагестане активная пропаганда ислама и его канонов среди населения под эгидой нравственного воспитания молодежи, особенно среди школьников, зачастую делается с нарушениями Конституции и Законов РФ и РД о свободе совести и религиозных организациях. Контроль за этой деятельностью со стороны соответствующих государственных органов отсутствует, а допускаемые нарушения игнорируются надзорными структурами, хотя госорганы для этого располагают определенной финансовой базой и организованным аппаратам.

Но, к большому сожалению, от всей этой так называемой «широкомасштабной» работы, проводимой в Дагестане, количество совершаемых преступлений не уменьшается. Наоборот, из года в год в республике растет число наркоманов, насильников, убийц, похищение людей становится обычным промыслом, взяточничество приобретает катастрофические размеры. Да и сама религия превращается в предмет спекулятивных сделок среди духовных лиц. Кроме того, в Дагестане нет единодушия между суннитскими течениями, имамами, верующими, и руководителями мусульманских общин, каждый хочет занять высший пост в иерархии управления мусульманского духовенства.

Сейчас ваххабизм в Дагестане и во всем северокавказском регионе превратился в серьезную, религиозно-политическую ударную силу, которые поставили перед собой конкретную задачу - свержение в Дагестане (Кавказе) существующего конституционного строя. Возникает справедливый вопрос, почему ваххабизм в Дагестане за короткое время смог стать такой мощной и крепко сплоченной силой религиозных единомышленников?

На этот вопрос следует ответить объективно. Специалисты по религиозно-политическому исламу уверены в том, что в республике параллельно госсубъектам существуют, причем внутри каждого города, района, села открытые ваххабитские анклавы, живущие по своим законам, которые фактически и являются настоящими хозяевами муниципалитетов, где власть находится в руках джамаатов, чья деятельность с точки зрения их приверженцев, и части молодежи направлена на возрождение мусульманского духа, возвращение к мусульманскому образу жизни и соблюдению ритуалов исключительно времен Пророка Мухаммада (мир Ему).

Происходящие в Дагестане религиозные процессы имеют свою очевидную специфику, не учитывая которую любые меры борьбы с ним окажутся неэффективными. Экстремизм в нашей республике далеко не то же самое, что мы можем наблюдать в других регионах. В Дагестане накопился целый комплекс нерешенных острых социально-экономических, общественно-политических, духовно-нравственных проблем, толкающих часть молодежи на путь радикализма.

То, что в Республике Дагестан официальными властями называется разветвленной террористической сетью, которая опираясь на пособническую базу из числа приверженцев экстремистских идей, занимается противоправной деятельностью, в народе именуется повстанчеством, активно пополняющим свои ряды новыми адептами в мечетях и вузах.

Необходимо констатировать факт, что если многие мусульманские страны стремятся дать молодежи духовное и светское образование, обучить их различным отраслям современной науки и технологий, то в Дагестане наблюдается обратный процесс, когда светское образование постепенно вообще отвергается. Во многих населенных пунктах имеют места факты, когда дети не посещают общеобразовательные школы, молодежь уклоняется по религиозным соображениям от призыва в ряды вооруженных сил для прохождения срочной службы.

Следует также отметить, что в республике практически не рассматриваются вопросы посвященные проблемам молодежи, нет ни одного проекта, где мог бы реализовать себя молодой человек, а работа в этом направлении не соответствует требованиям сегодняшнего дня, отсутствует изучение и прогнозирование социальных процессов в подростковой и молодежной среде.

Правозащитники, высказывая свое мнение о сложности ситуации в Республике Дагестан, отмечают растущее число нарушений прав человека в республике, а социально-политическую обстановку в республике характеризуют крайней напряженностью.

Клановая борьба, существование вооруженного подполья, участившиеся случаи нападения на представителей государственных структур и СМИ - факты повседневной жизни, превращающие Дагестан в «плацдарм экстремизма» на Северном Кавказе.

Вместе с тем правозащитники подчеркивают, что предпринимаемые федеральными и местными властями жесткие меры в рамках кампании борьбы с терроризмом не согласуются с правовыми нормами российского и международного законодательства. Происходит фабрикация уголовных дел, давление на подозреваемых и их родственников, применение пыток и такая политика не может быть признана эффективной, а скорее наоборот, она как раз и приводит к усилению радикальных настроений в дагестанском обществе.

Уполномоченный по правам человека в Республике Дагестан не имеет авторитета и механизмов чтобы повлиять на ситуацию, от того подобные ведомства и не занимаются за ранее «проигрышными» делами.

По сведениям правозащитных центров Республика Дагестан – один из самых неблагополучных регионов России в аспекте соблюдения прав человека. Всепроникающая коррупция, тяжелая социально-экономическая ситуация, грубейшие нарушения избирательных прав граждан, полицейский произвол, а в последнее время наблюдается откровенное давление власти на прессу, на фоне чего продолжается вооруженное противостояние в Дагестане.

Здесь, к огромному сожалению, укоренилось и действует вооруженное подполье, что влияет на дестабилизацию обстановки в Дагестане. Члены подполья, осознавая, что ждет их в случае попадания в руки органов правопорядка, предпочитают умереть, чем сдастся, из-за чего многие преступления остаются не раскрытыми, что в свою очередь подрывает доверие общества к представителям власти.

Современный вооруженный конфликт в Дагестане имеет ярко выраженный религиозный оттенок. Фундаментальный ислам или ваххабизм, прочно утвердился в республике. Во многих районах республики ваххабизм имеет огромное влияние на жизнь местного сообщества.

В одном из своих последних выступлений покойный министр внутренних дел Дагестана Адилгерей Магомедтагиров признал, что ваххабизм «укрепился на дагестанской земле, постепенно вытесняя традиционный для нас тарикатизм».

Ислам салафия отличается от суфистского ислама рядом идеологических догм, выступает за упрощение религиозных обрядов и не признает «культ устазов» в исламе, в то время как таррикатисты считают себя последователями своих духовных лидеров, шейхов. Молодежные ваххабитские братства «джамааты» настаивают на буквальном толковании Корана и жестком исполнении обязанностей мусульманина - молитвы, ношения мусульманской одежды, соблюдения поста, отчисления части дохода в пользу общины, руководствуются шариатом и не признают нововведений в исламе.

Ислам в Дагестане уже давно принял политический характер, и его последователи диктуют нормы поведения другим, сторонники и тех и других течений живут и отправляют свои обряды так, как считают нужным, каждый доказывая именно свою правоту.

Не видя различий в части теологии, официальные власти фактически приравняли фанатично преданных исламу людей к террористам, а борьба с терроризмом превратился в борьбу с «ваххабизмом» как религиозным течением суннизма. В их домах регулярно проводят обыски, имеют место незаконные задержания, допросы, избиения, устанавливается слежка, прослушиваются телефоны. Массовые задержания, в ходе которых 5-10 человек без оснований доставляют в полицию, стало привычной нормой. Страдают семьи, жены и дети, живущие в постоянном стрессе.

Серьезные экспертные мнения сходятся на том, что сложившаяся в Дагестане обстановка результат коррупции, а не экстремизма. Именно коррупция тормозит развитие республики, порождает недоверие к органам власти, создает угрозу социальной и политической стабильности.

Хотя при президенте Республики Дагестан создан Совет по противодействию коррупции, принята Республиканская целевая программа по противодействию коррупции, определены ответственные за ее реализацию лица, разработаны нормативно-правовые документы, направленные на профилактику коррупции в Дагестане, все равно никаких достижений в борьбе с этим недугом нет, скорее наоборот, от всех этих «высокоэффективных» мер масштабы коррупции только растут. Проводимые руководством республики совещания по борьбе с коррупцией, напоминают бессмысленное обсуждение ежегодной подачи деклараций о доходах. Несмотря на определенную работу правоохранительных органов ни один из чиновников не лишился своего поста и ни одно «значимое» уголовное дело не дошло до суда.

По опросам общественного мнения, работа республиканских органов власти по профилактике коррупции не эффективна, с нулевым показателем результативности. Наверное, поэтому руководство Дагестана уделяет «особое» внимание борьбе с данным явлением. Никто не задается вопросом, что именно коррупция способствует росту экстремизма и терроризма в регионе и дагестанцы всерьез озабочены распространением коррупции, особенно среди чиновников. И это притом, что президент РД на регулярных заседаниях по противодействию коррупции постоянно говорит - «у нас нет неприкасаемых лиц, любой чиновник, уличенный в коррупции, должен понести наказание, вне зависимости от занимаемой им должности».

Но, тем не менее, в Дагестане очень высокий процент оправдательных приговоров по коррупционным делам в судах республики. Суммы хищений бюджетных средств растут, а наказанных за это как не было, так и нет, и вряд ли будет, потому что уличенных в коррупции тоже нет.

* * *

Президент Республики Дагестан Магомедсалам Магомедов на координационном совещании в Махачкале 06.04.2011 г. по обеспечению правопорядка в РД, где обсуждали меры по противодействию коррупции в республике подчеркнул «В тоже время, по данным правоохранительных органов, в прошлом году в Дагестане выявлено 883 преступления коррупционной направленности, портив 985 в 2009 году. Снизилось и количество выявленных должностных преступлений с 308 до 245 и фактов взятничества с 52 до 24. Количество уголовных дел по коррупционным преступлениям направленных в суд снизилось с 623 до 545».

К огромному сожалению, как это принято в Дагестане, самый главный вопрос, по какой именно причине количество уголовных дел снизилось, так и остался не затронутым.

В Дагестане коррупция питает терроризм, поскольку боевики насильно изымают нелегально нажитые деньги у бизнесменов и должностных лиц, которые за совершенные преступления не обращаются в защитные органы. В тоже время слышны громкие заявления о том, что «нам практически удалось перекрыть финансирование членов экстремистского подполья из-за рубежа, но остались внутренние источники». А все дело как раз в этих самых «внутренних источниках», которые по некоторым сведениям спонсируют борьбу за чистоту ислама уже в других регионах России и даже за рубежом.

Многие считают, для прекращения кровопролития в Дагестане нужен диалог с людьми находящимися в подполье, чтобы вернуть их к мирной жизни, без вмешательства Комиссии по адаптации боевиков, которая до сих пор ни одного истинно «джамаатовского» еще не вернула, а следовательно и не «адаптировала» к мирной жизни. Никто не говорит, что работа в этом направлении не нужна, наоборот нужна не только «адаптация» но и немедленный диалог всех общественных организаций и объединений с властью и прежде всего друг с другом.

В Дагестане, не сумели повторить опыт главы Чечни Рамзана Кадырова, который лично гарантировал «подполью» неприкосновенность и иммунитет от уголовного преследования.

Реализация этого требует исключить преследования в Дагестане людей по религиозному признаку, так как вероисповедование не основа для преследования, и требует контроля широкой общественности за возвращением людей «подполья» в гражданское русло, без чего возвращение невозможно. Но самое важное, необходим соответствующий республиканский, а лучше федеральный, закон, который бы регулировал проблему возвращения боевиков к мирной жизни и адаптации в нынешних условиях, поскольку такая ситуация характерна не только для Дагестана, но и всего Северного Кавказа.

Правозащитники считают, что ссылаясь на введение режима КТО, власти действительно не допускают массовых акций протеста, жителям запрещено собираться и протестовать, а отсутствие соблюдения Конституции Российской Федерации, гарантирующей свободу вероисповедания, вызывает противостояние между полицией и исламской молодежью, которое после недолгого затишья снова растет.

___________________________________

Гереев Руслан Маликович – руководитель группы мониторинга молодежной среды Республики Дагестан, эксперт по религиозно-политическому исламу.

Дагестан ислам Кавказ



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info