На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Этнология и проблемы долгожительства (опыт исследования) (III)

Публикации | Виктор КОЗЛОВ | 30.01.2012 | 00:00

Часть I, часть II

Так как в центре внимания данного исследования находились долгожители, то важной предварительной задачей было уточнение их реального числа и возраста по отдельным селам. Первичные статистические сведения были получены нами из нехозяйственных книг сельсоветов, в которых были записаны все жители того или иного села с указанием даты рождения и национальности. Такие книги вошли в обиход в первые годы советской власти, но в условиях почти сплошной неграмотности, изначально не отличались точностью. Свидетельств о рождении в дореволюционные годы не выдавалось. Переход абхазов из мусульманства в православие, начавшийся в конце XIX в. после покорения русскими войсками соседних исламизированных районов Северо-Западного Кавказа и переселения адыго-абхазских групп в Турцию, еще не закрепился, и церковно-приходские книги, в которые у православных принято записывать акты крещения и погребения, в первые послереволюционные годы были утрачены или находились в плачевном состоянии. Поэтому первые записи о возрасте жителей в нехозяйственных книгах проводились обычно со слов самих жителей или близких к ним более грамотных людей, основанных на причислении человека к той или иной традиционной возрастной группе. При этом в старшую, общественно престижную группу женатых мужчин «атахмада» включаются люди в возрасте примерно от 50 до 85 лет (среди женщин – «атакуаж» - в возрасте примерно 6о лет и старше). Возможное причисление ради престижа 50-60-ти летних людей к 80-90 летним и могло со временем дать эффект «долгожительства».

Верификация возраста долгожителей, выделенных в качестве таковых по нехозяйственным книгам сельсоветов, проводилась путем личного интервью об особенностях их жизни с привязкой биографических сведений к оставшимся в памяти событиям, датировка которых была известна заранее. Центральное место при этом занимал вопрос о том, помнит ли геронт «большой снег» - сильнейший снегопад 1911 г., во время которого большинство абхазских домов и надворных построек со скотом были засыпаны по крышу, и в снегу проходилось прокапывать траншеи. Ответ геронта, что снегопад он помнит, но в расчистке снега активного участия не принимал, так как «был еще ребенком» (до 10 – 12 лет), сразу переносил возможную дату его рождения в начало XX в. Легко сообразить, что в 1978-1979 гг., когда проводилась верификация возраста, ему не было и 8о лет, и из списка реальных долгожителей он должен был быть исключен. Всего в обследованных нами селах - Члоу, Джгерда, Дурипш и Лыхны - по нехозяйственным книгам числилось 127 долгожителей, но верификация подтвердила возраст старше до лет лишь у 44 из них (у 36%). Примерно такое соотношение «номинальных» и фактических долгожителей было установлено и в других абхазских селах, куда с той или иной целью выезжали этнодемографические отряды.

Это не нарушило общий вывод о существовании феномена абхазского группового (популяционного) долгожительства, но уменьшило его, так сказать, «яркость». Уместно заметить, что при перенесении исследования феномена долгожительства на территорию Азербайджана, там также пришлось проводить верификацию возраста геронтов, которым по данным похозяйственных книг сельсоветов было по до лет и старше. В результате верификации возраста более 150 таких геронтов число реальных долгожителей уменьшилось по сравнению с числом «номинальных» долгожителей в 4-5 раз, да и возраст их оказался не столь значительным, как считалось до верификации. В Азербайджане, как и в Абхазии, не обнаружилось ни одного долгожителя старше но лет, и этот возраст, вероятно, следует по сути считать максимальным для биологического вида «Homo sapiens». Выше я говорил о единичном случае - азербайджанце Ядигир Киши из Кедабекского района, который прошел верификацию с возрастом примерно в 125 лет, но этот случай является таким же исключительным, как рост в 2,5 метра (при достоверном рекорде в 2,7 метра), который никто из ученых не считает биологическим видовым признаком.

В ходе верификации возраста геронтов (здесь уместно отметить успешную деятельность этнографо-демографического отряда под начальством В.А. Большакова) проводилась проверка двух гипотез долгожительства. Одна из них может быть названа гипотезой «демографической волны», поднявшейся в Абхазии в последней четверти XIX в., т.е. после «замирения» этой части Кавказа и повышения рождаемости при снижении смертности. Более многочисленная в то время детская когорта могла содержать относительно большее число потенциальных долгожителей, что и привело к их более высокому проценту во второй половине XX в. Для проверки этой гипотезы были построены поло-возрастные пирамиды на села Члоу и Дурипш по данным переписей населения 1939, 1959 м 1979 гг., отраженным в похозяйственных книгах (Абхазское долгожительство, 1987, с. 40-59), но «демографической волны» обнаружено не было.

Вторая гипотеза, которая может быть названа гипотезой «репродуктивного сдвига», так как связывает долголетие абхазов с традиционными сроками их репродуктивной деятельности, была подтверждена лишь частично. Действительно, абхазские мужчины вступали в брак сравнительно поздно: в среднем, примерно в 35 лет, когда они могли завести и поддерживать собственное хозяйство. Половые связи до этого возраста у абхазов были сравнительно редки и носили случайный характер. У абхазских женщин средний возраст вступления в брак был 25-30 лет, что существенно больше, чем у их соседок грузинок и армянок, хотя возраст наступления половой зрелости у девушек всех этих этнических общностей примерно одинаков. Конец репродуктивного периода у абхазских женщин - около 45 лет - примерно такой же, как у грузинок и армянок, что и было подтверждено биографиями старых женщин. Слухи о том, что репродуктивная способность у абхазских долгожителей мужчин сохраняется до 70 - 80 лет, не подтвердились и должны быть отнесены к области мифов ради престижа. По материалам работы в селе Джгерда у мужчин долгожителей и близких к ним по возрасту лиц последние дети появились, когда им было около 50 лет. К сожалению, эта гипотеза не была детально разработана, и конкретное влияние репродукционного сдвига на долголетие осталось не до конца выясненным.

Не вполне определено влияние на долголетие и факторов природной среды. С распространенным мнением о том, что к долголетию склонны жители гор, пришлось не согласиться. Абхазские села расположены в предгорьях Западного Кавказа, на высоте от 500 до 600 метров над уровнем моря, т.е. не могут быть без оговорок названы «горными». Полезность местоположения поселений абхазов заключается в том, что уже такая высота избавила их от комаров и от малярии, которая в недавнем прошлом опустошала заболоченные приморские районы. Кроме того, даже сравнительно небольшие - в десятки и реже, сотни метров - перепады высот в пределах сёл приводила к тренировке сердечной мышцы и коронарных сосудов даже у тех, кто жил в селах безвыездно, а это положительно влияло на здоровье. Уместно заметить, что малая территориальная подвижность, постоянное пребывание в слабо урбанизированной сельской местности обеспечивали хорошую адаптацию к ней, характерную для всех геронтов. Геронтов, живущих в городах, мы не обследовали, т.к. полагали, что сможем это сделать с наименьшей затратой времени в конце работы. К сожалению, выполнить это так и не удалось, что следует отнести к недостаткам всего исследования проблемы долгожительства, не преодоленным до сих пор.

Для проверки «демографических» гипотез абхазского долгожительства необходимо было привлечение статистических материалов по соседним с ними, живущими в тех же природных условиях, «недолгожительским» этническим группам: грузинам, армянам и русским, тем более что в пределах Абхазии каждая из них в той или иной степени превышала тогда по численности абхазов. Впрочем, это относится и ко всем другим гипотезам долгожительства, в том числе к этнографическим (культурно-бытовым), разработка которых значительно усилила исследовательскую часть проекта, но, признаться, была недостаточной.

(Продолжение следует)

Источник: Современная сельская Абхазия. М.: ИЭА РАН, 2006. С. 16-38.

Абхазия долгожители этноэкология



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2022 | НОК | info@kavkazoved.info