На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Семейные и фамильные традиции в современной Абхазии (I)

Публикации | Любовь СОЛОВЬЕВА | 06.05.2012 | 00:00
1 комментариев

Изучение семьи и связанных с этим социальным институтом многообразных проблем, в том числе вопросов клановой / фамильной структуры и родственных взаимоотношений, постоянно находится в сфере интересов этнографов. Столь пристальное внимание к этой проблематике неслучайно: семья, с одной стороны, отражает все происходящие в обществе изменения, но, с другой стороны, она же выступает фактором сохранения (или изменения) традиций, способствуя стабильности (или изменчивости) семейно-бытовой сферы, преемственности поколений. К изучению различных аспектов семейной и фамильной организации абхазов этнографы обращались неоднократно (см., например: Инал-ипа, 1960; Смирнова 1955, 1961, 1982, 19823, 1987; Бигвава, 1983, 1988; Бахиа, 1986; Маан, 2003; и др.).

Данная статья основана на материалах, собранных во время экспедиционной работы в абхазских селах Очамчирского (села Члоу и Джгерда) и Гудаутского (села Дурипш и Лыхны) районов Республики Абхазия в 2004-2005 гг. В ней представлен современный этнографический материал, отражающий развитие абхазской семьи в последние постсоветские десятилетия, которые были осложнены в этом регионе длительным периодом тяжелого и кровопролитного вооруженного конфликта и нелегкого послевоенного восстановления.

Дом и усадьба

Этнологи, предлагая различные варианты классификаций обществ, нередко подразделяют их на «закрытые» и «открытые» (Арутюнов, 2ооз, с. ii-iy; Меликишвили, 2003, с. 18- 23) Возможно, абхазское общество с его в значительной степени традиционалистской направленностью по целому ряду характеристик можно причислить к разряду «закрытых» обществ. Но, как свидетельствуют полевые материалы, этого никак нельзя сказать об абхазской семье. Внешне она всегда демонстрирует открытость - родственникам, соседям, односетьчанам, ближним и дальним гостям. Об этом свидетельствуют даже такие детали, как устройство дома, особенности приусадебного участка. Говоря об абхазском доме, вряд ли можно употребить английскую пословицу «Мой дом — моя крепость». Как известно, в абхазских селах (а также во многих равнинных регионах соседней Западной Грузии - Мегрелии. Имерети, Гурии) нередко дома находятся на значительном расстоянии один от другого, иногда несколько усадеб располагаются практически посреди леса. Но тем не менее они ничем не напоминают крепость, которая готовится отразить осаду неприятеля.

Напротив, забор, окружающий усадьбу, как правило, невысок, за воротами пришедший видит чудесную зеленую поляну - газон, за чистотой которого тщательно следят. В Очамчирском районе, значительная часть которого в годы войны 1992-1993 гг. была зоной активных боевых действий, не раз приходилось слышать рассказы о том, что на поляны перед домами падали бомбы и там образовывались огромные воронки. Но сейчас уже нет никаких следов этих бедствий - все выровнено, закрыто дерном и поросло зеленой травой. В центре поляны нередко сажают дерево, при этом предпочитают то, которое вырастет раскидистым, с густой листвой, и будет давать хорошую тень в жаркое время года (орех, лавровишню и т.п.): здесь можно отдохнуть, спасаясь от палящего зноя.

Размер поляны также небезразличен для абхазского сельчанина: если она обширна и красива, то хозяин обязательно как бы невзначай, но с вполне понятной гордостью заметит: «Да, двор у меня большой», если же по каким-то причинам пространство перед домом сравнительно невелико (по местным меркам), то, почти что извиняясь и испытывая чувство неловкости, хозяин может сказать: «К сожалению, двор-то совсем маленький, пришлось на таком месте дом строить, так уж получилось». В.Л. Бигуаа, отмечая, что у абхазов «ансамбль жилых построек нельзя себе представить без просторного двора ашта, покрытого в любое время года тщательно ухоженной зеленой травкой», делает заключение, что в Абхазии «культ двора не ослабевает до сих пор» (Бигуаа, 2004, с. 258).

Следует сказать, что поляна перед домом, на мой взгляд, имеет как чисто практическое, утилитарное, так и символическое значение. Утилитарное значение состоит в том, что большая по размеру, ухоженная, ровная поляна дает возможность устраивать рядом с домом многочисленные в абхазском быту собрания большого числа людей (это различные события семейного или общественного масштаба - свадьба, похороны и поминки, моления семейные и фамильные и т.д.). В холодную или грозящую дождями погоду на поляне для гостей строят навес, иногда его роль выполняет увитая виноградными лозами беседка из металлических опор, которую в случае необходимости покрывают брезентом.

Помимо всего сказанного выше, поляна перед домом – это «визитная карточка» семьи, которая говорит и о ее достатке, и о чистоплотности, аккуратности и трудолюбии ее членов. Не случайно в абхазском фольклоре высмеивается ленивая хозяйка (Ленивая женщина, 2003, с. ид), которая не содержит в чистоте свой дом и усадьбу:

«...Мести начинает - позади остается мусор. А двор и вовсе не убирает...»

Как отмечает А.Э. Куправа, традиционный абхазский двор отражает стремление абхазов создавать вокруг себя красоту, осваивать, обживать землю: «В просторном дворе находим отражение широты души, а в красоте пейзажа двора и всей усадьбы выражалась красота души крестьянской» (Куправа, 1998, с. 16).

Посторонний человек не всегда способен понять, Дочему хозяйка может быть так озабочена и обеспокоена по поводу того, откуда вдруг на поляне появился неведомый сорняк, и всерьез обсуждает эту проблему. Конечно, сорняк будет безжалостно уничтожен, даже если у хозяйки немало и других безотлагательных дел. Ночью траву на поляне «подравнивает» загоняемый туда скот. Рано утром с поляны обязательно убирают навоз (нередко это считается обязанностью детей или подростков). Чтобы трава на поляне была идеально ровной, некоторые наиболее беспокойные хозяйки даже подрезают оставшиеся одиноко торчащие высокие стебли ножницами. Когда мне довелось услышать рассказ об этом от одной женщины, весьма загруженной и домашними делами, и работой в школе в должности завуча, я окончательно осознала, насколько серьезно относятся к этой проблеме в Абхазии. В связи с этим вспоминаются слова Маленького принца из знаменитой книги Сент-Экзюпери: «Есть такое твердое правило. Встал поутру, умылся, привел себя в порядок – и сразу же приведи в порядок свою планету». Абхазы, судя по всему, что «твердое правило» – привести в порядок свою «планету», т.е. потяну перед домом, соблюдают неуклонно.

Конечно, следует добавить, что порядок соблюдается не только на дворе, но и в доме. Причем особенно тщательно его поддерживают в «гостевых» комнатах, которые, как правите, находятся на втором этаже и обставляются лучшей мебелью. Поскольку в Абхазии довольно влажный климат, то каждое утро в хорошую погоду хозяйки стараются прогреть на солнце постель, подушки, одеяла и т.д., и все это выставляется и вывешивается на балконе второго этажа.

Интересен и такой момент, который говорит об открытости абхазской семьи. Даже сейчас, хотя уже давно основным средством передвижения стали автомобили, во дворе нередко можно увидеть коновязь - символ готовности принять гостя, который еще лет 50-60 тому назад нередко подъезжал к дому на коне. Характерно, что подобное же символическое значение коновязи отмечается и у других народов Кавказа. Так, у осетин «наличие во дворе каждого хозяина коновязи» служило свидетельством «строгого соблюдения закона гостеприимства» (Калоев, 2004, с. 295).

Как правило, на усадьбе располагаются один или два жилых дома и несколько хозяйственных построек (апацха - плетеная постройка с открытым очагом, кукурузник на высоких сваях, хлев, курятник и т.д.). Обычно в доме имеется водопровод, но тем не менее нередко поблизости располагается и колодец. Следует отметить, что практически все дома в абхазских селах построены еще в советское время, когда сельские жители имели довольно высокие доходы за счет оплаты труда по сбору чая, табака и цитрусовых, выращиваемых в колхозах и совхозах. В настоящее время мало у кого есть материальная возможность заниматься новым строительством.

В современном быту абхазов сохраняется традиция совместного проживания на одной усадьбе нескольких (двух или трех) семей, члены которых находятся в близком родстве -например, нескольких внуков - потомков одного деда, родных или двоюродных братьев и т.п. В этом случае двор остается в общем владении. Конечно, хозяйство такие семьи ведут совершенно самостоятельно, независимо друг от друга, но, как правило, сохраняют между собой интенсивные и прочные контакты.

Взаимоотношения в семье

Сельская абхазская семья продолжает оставаться той социальной ячейкой, где наиболее полно и стабильно сохраняется традиционный этикет, особенно в тех семьях, где живут старшие члены семьи. До настоящего времени сохраняются обычаи избегания, более строгие в Бзыбской Абхазии (Гудаутский район) и менее строгие - в Абжуйской Абхазии (Очамчирский район). Видимо, меньшая строгость традиций избегания в этом районе связана с грузинским влиянием.

Как известно, эти обычаи в значительной своей части имеют отношение прежде всего к пришедшей в семью невестке. Обычаи избегания нередко воспринимаются в народе с долей юмора: так, неоднократно приходилось слышать в Абхазии изложение «бродячего сюжета», распространенного у многих народов Кавказа, о том, как свекор зарезал быка, чтобы невестка начала с ним говорить, а вскоре, не выдержав ее разговорчивости, зарезал двух быков, чтобы она перестала с ним разговаривать. Тем не менее, к невестке, которая соблюдает эти обычаи, относятся очень уважительно, считая, что она тем самым выказывает свое «почтение» к старшим. Следует отметить, что соблюдение данных обычаев в значительной степени зависит от возраста свекра и старших родственников, с которыми живут молодые, от локального своеобразия - степени сохранности этих обычаев в селе, поселке, в конкретной семье.

В настоящее время невестка со свекровью начинает разговаривать практически сразу после свадьбы. В отношении свекра в большинстве случаев разговорный запрет хотя бы какое-то время соблюдается (в Гудаутском районе - нередко в течение года, а порой и многие годы и десятилетия). Если деверь старше невестки на два-четыре года, невестка может начать с ним разговаривать, если тот ее попросит. При этом он должен быть очень настойчивым, чтобы она с ним заговорила - как говорят информанты, долго «лекцию ей читает». Сразу соглашаться с предложением деверя считается «неприличным». Если деверь старше лет на десять - невестка (особенно в селах Гудаутского района) долго с ним не разговаривает. С золовками, даже теми, что старше ее по возрасту, невестка, как правило, уже не должна соблюдать разговорный запрет.

Невестки из Гудаутского района, даже оказавшись в более «либеральной» Абжуйской Абхазии, тем не менее, не отказываются от привычных им порядков. Для иллюстрации можно привести следующий пример. В селе Члоу зафиксирован случай, когда в одной семье, где было четверо братьев (с родителями оставался жить младший сын), две невестки – жены старшего и младшего - были из Абжуйской, а еще две - из Бзыбской Абхазии. Невестка старшего брата уже 13 лет не разговаривала со свекром, младшая невестка была замужем 6 месяцев и не начала разговаривать ни со свекром, ни со старшими деверями, хотя свекор уговаривал ее сделать это. Невестки же из абжуйских сел соблюдали этот обычай в течение краткого срока - от одного до трех лет.

По прошествии определенного периода (обычно по инициативе свекра) режут быка (или устраивают более скромное угощение), собирают близких родственников, после чего свекор и невестка начинают разговаривать друг с другом. Невестка (особенно в селах Гудаутского района), как правило, соблюдает разговорный запрет и по отношению к старшим соседям – мужчинам своего квартала, как говорят информанты, «стесняется с ними разговаривать».

Интересно, что свекровь тоже имеет право голоса при решении этого вопроса. Так, мне встретилась в одной из семей в селе Дурипш ситуация, когда и свекор и невестка не прочь были начать разговаривать друг с другом (невестка пришла в эту семью около 20 лет тому назад и в последние годы супруги жили в России), а свекровь не разрешала им этого: по ее словам, муж был не очень здоровым человеком, мог вспылить и неосторожным словом обидеть невестку. Поэтому свекровь считала более безопасным соблюдение традиций избегания. Вообще подобное обоснование данного обычая можно услышать довольно часто (особенно в Бзыбской Абхазии) Так, по мнению одной из наших информанток из села Лыхны, «лучше, если невестка не разговаривает. Когда разговаривают невестка и свекор - могут поссориться, обидеть друг друга».

В меньшей степени традиции избегания затрагивают отношения мужчины и родителей его жены, хотя в ряде случаев и между ними некоторое время соблюдается разговорный запрет.

Необходимо отметить также следующее обстоятельство, не всегда упоминаемое при изучении данного вопроса, а именно - демонстрация уважительного отношения не только со стороны младших по отношению к старшим, но и со стороны старших по отношению к младшим. Так, по словам информанта из села Члоу. когда невестка что-то подает старшему деверю (с которым она не разговаривает), тот в знак уважения обязательно встает. В селе Лыхны 75-летний мужчина рассказал, что по соседству с ними живут пять-шесть молодых невесток, которые (как и его собственная невестка) с ним не разговаривают. Когда они приходят в его дом. он обычно старается уйти куда-нибудь (в огород, или отдохнуть, полежать) - чтобы не смущать женщин, чтобы они «спокойно посидели, выпили кофе».

Современная молодежь с удивлением слушает рассказы старших женщин о том, что еще в 1950-1960-е годы невестка не могла лечь спать раньше старших членов семьи. Все время застолья она должна была стоять на ногах с кувшином вина (даже поставить его она не имела права, не говоря уже о том, чтобы самой присесть), следить за порядком тостов и подливать вино по мере необходимости. Все это ушло в прошлое.

Такие традиции, как перемена имени невестке, уже практически не встречаются, хотя об этом хорошо помнят люди старшего поколения (невестке давали новое имя, если ее собственное совпадало с именем свекрови или другой старшей родственницы мужа и т.п.). Только в самых «строгих» семьях, или же там, где имеются старшие родственники весьма почтенного возраста, изредка соблюдается запрет родителям брать в их присутствии на руки маленьких детей. Но в целом это лишь «осколки», оставшиеся от некогда незыблемого айсберга - обширного комплекса обычаев избегания, которые быстро «подтаивают» и вскоре, видимо, совсем исчезнут.

Тем не менее, хотя ритуализованная форма отношений «старших» и «младших» уходит из быта, общественное мнение всецело стоит за то, чтобы согласие в семье поддерживаюсь прежде всего за счет подчинения младших старшим. Конечно, при обязательном учете интересов младших поколений. Молодежь практически свободна в выборе сферы своей деятельности, это зависит только от материальных возможностей семьи.

В абхазском обществе образование считается престижным. Огромное внимание уделяется тому, чтобы дети получили профессию (в высшем или в среднем учебном заведении), несмотря на то, что нередко на это уходит значительная доля доходов семьи.

Разделение труда в семье продолжает отчасти сохранять некоторую тендерную специфику, но оно не является строго обязательным. Неоднократно приходилось слышать от мужчин, что в случае необходимости они выполняют и «женские работы». То же самое можно сказать и о разделении домашних работ между свекровью и невесткой. Это разделение в каждой семье зависит от конкретных обстоятельств (работает ли кто-либо из женщин семьи, каково состояние их здоровья, какое хозяйство в семье и т.п.).

И в семье, и в обществе сохраняется традиция уважительного отношения к старшим, во всяком случае, на демонстративном и декларативном уровне. Особое внимание проявляется в семье к пожилым, больным людям. Невестка (или незамужняя дочь) следит, чтобы старики были опрятно и красиво одеты, вовремя и в соответствии с их вкусами покормлены. Их мнение учитывается во многих вопросах семейного быта. Так, нередко именно для них хотя бы раз в день готовят абысту (молодые не все готовы есть ее каждый день); учитывая их привычки, не готовят блюда из свинины (хотя молодежь практически вся ест такую пищу) и т.д.

В последние годы (возможно, тут сыграла свою роль и война, где основная роль принадлежала молодым людям) молодежь не всегда принимает в расчет недовольство старшего поколения их поступками. В частности, это проявляется в том, что молодежь в традиционно мусульманских семьях принимает крещение, хотя старшие в семье могут быть против этого.

Большой проблемой для многих абхазских семей стало в последние годы то обстоятельство, что многие молодые люди (и девушки, и юноши) очень долго не вступают в брак. В селах немало неженатых мужчин 30-40 лет. Даже с учетом того, что для абхазов в целом всегда был характерен высокий брачный возраст, это вызывает большую обеспокоенность родителей и родственников. Если девушкам традиция предписывает в этом вопросе быть относительно пассивными, то юношам и в семье, и на фамильных сходах постоянно приходится выслушивать настойчивые нарекания старших, призывающих их создать семью. Один из наших информантов из села Лыхны рассказал, что он по данной причине целый год не разговаривал со своим сыном. Затем собрались родственники и также его «прорабатывали», после чего сын наконец-то «украл» невесту и через полтора месяца в доме сыграли свадьбу.

Возможно, одна из причин такой ситуации - отсутствие в селах достаточного числа рабочих мест. В силу этого вся молодежь стремится в города Абхазии и России. Девушки к тому же не всегда охотно выходят замуж в село, так как повседневный быт там довольно тяжел из-за необходимости заниматься подсобным хозяйством. Поэтому младшим сыновьям, которые по традиции должны оставаться в родительском доме и не могут уехать в город, оставив престарелых родителей одних, бывает нелегко найти себе невест.

(Продолжение следует) 

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, исследовательский проект № 05-01-010693 «Медико - антропологические и демографические последствия социально-культурных изменений конца 198о-х - начала 2000-х гг. в сельской Абхазии» (рук. - А.Н. Ямсков).

Источник: Современная сельская Абхазия. Сборник статей. М.: 2006.

Абхазия этноэкология

     
 

Комментарии

 
     
 
Гость | 28.11.2013 | 20:48
 
 
 

К сожалению, о современных внутрисемейных отношениях автор похоже узнала очень немного.Могу сказать,что даже 40 лет назад,когда я вступала в брак с одним из жителей с.Члоу,там давно уже никто не придерживался такого рода отношений.(Избегания и т.д.) Создается впечатление,что просто прочитали книгу ,в которой описывался быт как минимум 20 гг 20 века.Своих наблюдений нет.

 
     
  ответить  
     
 
 


Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2021 | НОК | info@kavkazoved.info