На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Правозащитные организации на Кавказе как инструмент политики

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Владислав ГУЛЕВИЧ | 11.02.2013 | 00:03

Западные страны, прежде всего Соединённые Штаты, придают большое значение деятельности т.н. правозащитных организаций на территории Российской Федерации.

К сожалению, правозащитная деятельность не является неангажированной сферой общественной активности. Поскольку защита прав человека имплицитно подразумевает разделение общества на тех, чьи права нарушаются, тех, кто эти права нарушает, постольку в ней присутствуют чёткие морально-этические установки и критерии, согласно которым и выносится суждение, и «овцы отделяются от козлищ», хотя само понятие прав человека имеет размытые границы.

Во-первых, что считать правами, а что обязанностями? В толковании этого пункта правозащитниками нет чёткой границы, разделяющей оба понятия. Если права человека равнозначны индивидуальной свободе, тогда что это за свобода – свобода «от» или свобода «для»? Финансируемые из-за рубежа правозащитные НКО делают упор на свободу «от» - от призыва в армию, от ответственности за антигосударственные поступки, от неизбежного контроля спецслужб в условиях дестабилизации обстановки на Кавказе.

Во-вторых, Вашингтон произвольно наделил себя полномочиями составлять перечень этих прав, и решать, что туда входит, а что нет. Ницше говорил, что самый тонкий вид тирании – быть автором законов. Вашингтон как раз и является автором правозащитных критериев, расставляя на свой лад акценты и точки над «і».

В-третьих, можно ли провести чёткую границу, где права человека начинаются и где они заканчиваются? Например, право на свободу передвижений пресекается западными державами сразу, как только иммигранты из стран третьего мира подают прошения о визе.

В-четвёртых, является ли ценность прав человека абсолютной? Если да, тогда ей должно быть подчинено всё остальное, а сами права человека должны распространяться на каждого смертного, вне зависимости от его интеллектуального и морального состояния (несовершеннолетние, умалишённые, террористы, маньяки). Но мы знаем, что несовершеннолетние и умственно отсталые ограничены в правах, следовательно, права человека являются не абсолютной, а произвольной категорией, определяемой культурой народа (1).

Правозащитная деятельность – это, прежде всего, деятельность информационная. Весомость и значение этой деятельности прямо пропорционально информационному шуму, который она может спровоцировать, а меткие высказывания и комментарии правозащитников – это «информационные патроны», которыми «обстреливаются» позиции оппонента.

Анализируя этот нюанс с философской точки зрения, сошлёмся на исследования Джона Лэнгшо Остина – британского философа, основателя лингвистической философии и автора труда «Слово как действие». Согласно Д. Остину, язык – средство не только описания окружающей нас реальности, но и непосредственного влияния на неё. Это влияние осуществляется т.н. перформативными высказываниями (кратко: перформативами), которые суть высказывания, эквивалентное поступку или действию.

Перформативами являются фразы, типа «я клянусь», «я обещаю», «я делаю то-то и то-то (например, защищаю права человека)» и т.п., но это грубое и прямолинейное действие. Такие утверждения равносильны действию, т.е. говорящий сообщает о своих поступках, но истинность их проверить невозможно.

Для повышения пропагандистского эффекта прямые перформативы заменяются повествовательными предложениями, но в которых содержится перформативная формула «Сообщаю тебе, что…» Впервые такое расширенное понимание перформативных высказываний сформулировал американский исследователь Джон Роберт Росс, указывая, что такая формула содержится во внешне неперформативных высказываниях, которые, тем не менее, по своей внутренней структуре являются как раз перформативами. Умело оперируя подобными фразами, субъект информационной деятельности участвует в создании выгодной ему коммуникативно-социальной реальности.

Это легко прослеживается на примере репортажей одного из самых информационно плодовитых американских аналитических центров – Джеймстаунского фонда. Примеры: «Северокавказцы и этнические русские не видят для региона перспектив» («North Caucasians and Ethnic Russians Agree on Region’s Bleak Prospects»), хотя речь в статье лишь о некоторых сегментах русского общества и их оппонентах из северокавказских республик; «Среди черкесов растёт разочарование политикой Москвы в вопросах репатриации сирийских черкесов» («Circassians Grow Frustrated with Moscow’s Handling of Syrian Circassian Repatriation Requests»), хотя подразумеваются не столько черкесы, как таковые, сколько финансируемые Западом черкесские организации;
Это – типичные примеры содержания перформативного высказывания (равносильного действию, в смысле северокавказцы и русские действительно не видят перспектив для региона в составе РФ, и все черкесы действительно разочарованы политикой РФ в отношении своих соплеменников в Сирии) в «подкладке» повествовательно-описательного предложения. На самом же деле, далеко не все коренные жители Северного Кавказа и не все этнические русские считают пребывание региона в составе РФ худшим из вариантов, и т.д. Это всё элементы информационной войны.

С началом обсуждения в России темы деятельности неправительственных фондов, получающих финансирование из-за рубежа, руководители правозащитных организаций и их спонсоры задумались о том, как вписаться в новый юридический ландшафт, не снижая правозащитной активности.

Утверждается, что своими «нелепыми» подозрениями российские власти подвергают смертельной опасности активистов правозащитного движения на Северном Кавказе в виду того, что местные кланы, не подконтрольные правозащитникам, смогут расправляться с последними, как им вздумается (2).

Далее, высказываются небеспочвенные опасения, что, даже если жизни прозападных правозащитников ничего не будет угрожать, лишённые финансовой помощи, они всё равно вынужденно прекратят свою деятельность. Это противоречит высокопарным высказываниям некоторых активистов правозащитного движения о значительной доле волонтёров, безвозмездно посвятивших своё личное время защите прав человека.

Поскольку особым вниманием таких организаций всегда пользуются стратегически важные регионы (Поволжье, Сибирь, приграничные территории), не удивительно, что особенно много обеспокоенных комментариев касается и Кавказа. И правозащитников, и российские власти тревожат дестабилизационные процессы в регионе, но конечная цель этих тревог диаметрально противоположна: властям надо навести порядок, правозащитникам надо процесс наведения порядка максимально усложнить.

Симптоматично, что западные правозащитные организации распределены согласно региональной специализации. Например, НКО, работающие на Северном Кавказе, отнюдь не случайным образом интересуются социально-экономическими и политическими событиями в ЮФО, который, с геополитической точки зрения, составляет с СКФО единое целое. Военно-политические и социально-экономические проблемы ЮФО неотделимы от ситуации в СКФО, и наоборот. За пристальным вниманием западных НКО к ЮФО и СКФО, которые вместе составляют перешеек от побережья Чёрного моря к Каспию, и комплексным подходом к анализу происходящих там процессов маячат геополитические соображения, а не озабоченность состоянием демократии.

Несомненно, с вступлением в силу обновленного законодательства об НКО сворачивать свою деятельность на Северном Кавказе правозащитные организации не собираются. Изменится лишь её формат. Он будет не таким широким и масштабным, как ранее, но правозащитное присутствие сохранится. Рассматриваются варианты работы правозащитников без привязки к конкретному юридическому адресу (без помещения и кабинетов) и создание сводных мобильных групп, в состав которых войдут юристы, журналисты и представители правозащитного движения. Такие группы будут курсировать по регионам, выезжая непосредственно на место событий, регистрировать факты и интерпретировать их для своих работодателей в соответствующем ключе. Такой вахтовый метод уже использовался в Чечне так называемым комитетом против пыток. Надо полагать, что опыт оказался для правозащитников достаточно удачным, пусть и не оправдал всех их надежд.

Особняком стоит вопрос о перспективах финансирования правозащитной деятельности местным предпринимательством. Высказываются сомнения, что ставка на местных бизнесменов не принесёт желательного результата, т.к. они не захотят вступать в конфликт с официальной властью. Но можно предположить, что, несмотря на это, зарубежные НКО всё-таки будут предпринимать попытки заручиться поддержкой местного бизнеса, где всегда можно найти недовольных текущим положением дел и распределением благ. Если деньги будут поступать от местных фабрикантов и торговцев, тогда это не будет расцениваться как иностранная финансовая помощь.

Здесь есть ещё один нюанс. Если хотя бы часть затрат на правозащитную деятельность будет погашаться местными деловыми кругами, сэкономленные средства западных работодателей будут перенаправлены не на оплату текущих расходов, а на главную цель – расследования нарушения имущественных и иных прав граждан.

Правозащитная деятельность становится камнем преткновения между Вашингтоном и Москвой. Между тем, в Соединённых Штатах за правозащитную деятельность в таком стиле, каковой свойствен западным НКО в России, можно запросто угодить за решётку. В 2004 г. в Чикаго привлекли к суду 61-летнего американца иракского происхождения Халеда Думейси, обвинённого в незаконной деятельности в качестве незарегистрированного агента иностранного правительства. Похожее событие произошло в 2009 г. в Майами, где 4 г. тюрьмы схлопотал венесуэлец Франклин Дюран (его признали виновным в нарушении американского закона о регистрации иностранных агентов).

Специально для kavkazoved.info

Примечания

1) Иммануил Валлерстайн «Непреодолимые противоречия либерализма: права человека и права народов в геокультуре современной миросистемы»
2) Paul Goble «Moscow Puts Rights Groups in North Caucasus in ‘Mortal Danger’» (Eurasia Daily Monitor Volume: 10 Issue: 16)
3) wordyou.ru/v-rossii/biznes-boitsya-finansirovat-kavkazskie-nko.html
 

Кавказ НПО



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
22.02.2022

"Очевидно, что Анкара и Баку продолжат политику...

21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2023 | НОК | info@kavkazoved.info