На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

«Единая Абхазия» раскалывается

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Спартак ЖИДКОВ (Абхазия) | 17.06.2013 | 00:00

В Сухуме произошло событие, которого, по большому счету, ожидали уже давно. Партия «Единая Абхазия», которая на протяжении второй половины 2000-х гг. позиционировала себя как проправительственная и даже правящая (поскольку в ее рядах состояли многие абхазские чиновники) на своем V съезде, состоявшемся 12 июня 2013 года, объявила о переходе в оппозицию. Практически немедленно начался массовый выход из рядов партии сторонников президента Александра Анкваба.

О размежевании с президентом официально объявил председатель партии – Даур Тарба, один из ее фактических создателей, и его поддержало высшее руководство «Единой Абхазии», т.е. ведущие партийные функционеры. Даур Тарба известен как давний и верный сторонник второго президента Абхазии, Сергея Багапша; мало того, на его стороне выступили два других конструктора этой партии – Нугзар Агрба и Артур Миквабия. Означает ли это, что общий баланс политических сил в Абхазии изменился не в пользу президента? «Единая Абхазия» на момент проведения V съезда была крупнейшей партией в республике и вообще, кажется, крупнейшей за всю историю Абхазии: в ней насчитывалось 24 тыс. чел., что составляет примерно десятую часть населения. Это – больше (в процентном отношении), чем состояло в советское время жителей Абхазии в КПСС. Разумеется, если большинство рядовых членов «Единой Абхазии» останется в ее рядах, это будет признаком резкого падения популярности президента. Однако все не так просто.

Уже на следующий день после съезда стало известно о выходе из рядов «Единой Абхазии» целого ряда крупных чиновников: глав администраций Гагрского, Сухумского, Гульрипшского, Очамчирского, Гальского районов; сухумского мэра Алиаса Лабахуа; трех депутатов парламента – Ахры Квеквескири, Гурама Барганджия и Дмитрия Гумба (фракция «Единой Абхазии» в полном составе); четверых депутатов Сухумского городского собрания; вице-премьера Александра Страничкина и т.д. В Гульрипшском районе о выходе из «Единой Абхазии» только в день съезда объявили сразу 374 человека. Некоторые чиновники покинули партию еще раньше – например, вице-президент Михаил Логуа сделал подобное заявление еще 23 мая.

Очевидно, что массовое бегство из рядов «Единой Абхазии» будет продолжаться. Сам Даур Тарба откровенно заявил о такой возможности и на съезде даже призвал «приспособленцев» добровольно выйти из рядов партии. Эта ситуация вполне укладывается в традиции местной политической борьбы. Однако любопытно другое. Очевидно, что в процессе перехода «Единой Абхазии» в оппозицию по одну сторону барьера оказалось ее руководство в лице председателя и его ближайших соратников, по другую сторону – государственные чиновники, никогда не числившиеся в партийных активистах, для которых членство в партии было выражением поддержки главы республики.

По большому счету, еще в 2011 году «Единая Абхазия» уже не была единой. Во время предвыборной кампании 2011 года среди ее руководства уже была заметна борьба фракций, и «Единая Абхазия» несколько недель колебалась между двумя кандидатами в президенты – Александром Анквабом и Сергеем Шамба. Третий кандидат, Рауль Хаджимба, опирался исключительно на оппозиционные организации, а вот вице-президент Анкваб и премьер-министр Шамба в июне – июле 2011 года активно боролись за поддержку крупнейшей партии. Уже в то время симпатии высшего руководства партии оказались на стороне Шамба, однако выяснилось, что партийные функционеры не согласны принять этот выбор. В партии взяли верх сторонники Анкваба, и 22 июля 2011 года политсовет «Единой Абхазии» поддержал его кандидатуру.

Само собой разумеется, что после победы на президентских выборах в августе 2011 года Александр Анкваб не питал доверия к «Единой Абхазии». Хотя Сергей Шамба в 2011 году прекратил активную борьбу за власть, расхождения в «Единой Абхазии» между фракциями «шамбистов» и «анквабистов» лишь углублялись (эти названия чисто условны, но отражают позиции двух течений внутри партии, которые сложились в 2011 году и ровно два года спустя привели к ее расколу).

По большому счету, президенту Анквабу, который прекрасно знал о процессах внутри партии, ничего не стоило заблаговременно создать другую партию, куда могли бы перейти недовольные, или даже дублирующую структуру, вроде ВКП (б). Но он этого не сделал. Чтобы понять, почему, следует обратиться к истории самой «Единой Абхазии», которая насчитывает неполных десять лет.

«Единая Абхазия» была учреждена как общественно-политическое движение в конце 2003 года, накануне очередных президентских выборов, на которых должен был решиться вопрос о власти. К этому времени недовольство правительством в Абхазии было многократно выше, нежели сегодня; однако могущество правящей группировки требовало от оппозиции создания широчайшей коалиции, которая была бы способна бороться и победить. Так появилась «Единая Абхазия», которая первоначально считалась центристской. Характерно, что ее возглавляли четыре сопредседателя – Сергей Шамба, Сергей Багапш, Саид Таркил, Артур Миквабия. Шамба занимал пост министра иностранных дел, Багапш – главы госкомпании «Черноморэнерго», Таркил был директором Рицинского национального парка. Наконец, бизнесмен Миквабия в советское время был 2-м секретарем Сухумского горкома партии. Таким образом, изначально «Единая Абхазия» представляла собой оппозиционное течение внутри чиновничьего аппарата, возглавляли ее опытные руководители, которые видели необходимость перемен в условиях тяжелейшего политического кризиса, охватившего Абхазию в начале 2000-х гг.

Обстоятельства, при которых возникла «Единая Абхазия», предопределили ее дальнейшую эволюцию. Первоначально главную роль в этом движении играл Артур Миквабия, главными идеологами стали его близкие друзья – Даур Тарба и Нугзар Агрба. Но целью движения стала победа на президентских выборах, а это означало, что главной тактической целью партийцев стало выдвижение кандидата, который сумел бы консолидировать оппозиционные силы, разрозненные и нередко враждовавшие между собой. Тогда на первое место в «Единой Абхазии» и выдвинулся Сергей Багапш: его патриархальность, добродушие, репутация хорошего хозяйственника делали его наиболее привлекательной фигурой для рядового избирателя, а дипломатические способности позволяли ему примирять между собой недавних врагов. Багапш быстро добился успехов в формировании сильного политического фронта, но именно это обстоятельство привело к радикализации «Единой Абхазии». Ее лозунги при этом не поменялись, но они и вообще-то не особенно отличались от правительственных. Изменился расклад сил на политической арене. «Единая Абхазия» объединились с радикальной оппозицией – движением «Айтайра», ориентировавшейся на Александра Анкваба, и движением «Амцахара», поддерживавшем кандидатуру Станислава Лакоба. Таким образом, сама «Единая Абхазия» стремительно радикализировалась, и в результате накануне выборов-2004 она превратилась в «партию Багапша». Три других сопредседателя перестали быть таковыми: Сергей Шамба к моменту выборов и после них вернулся к союзу с правящей группировкой и ее выдвиженцем Раулем Хаджимба (осенью 2004 года он основал собственную партию – Социал-демократическую), Саид Таркил отошел от активной политики, а Артур Миквабия стал лишь одной из нескольких влиятельных фигур в объединенном штабе Сергея Багапша. Таким образом, уже к моменту победы Багапша на президентских выборах (3 октября 2004 года) «Единая Абхазия» превратилась в организацию, объединяющую его сторонников, а популярность избранного президента обусловила ее быстрый рост в количественном отношении.

В первое правление Сергея Багапша ряды партии еще больше пополнились: в нее вступали и чиновники, и рядовые граждане – кто-то из намерения продемонстрировать свою лояльность, а кто-то из желания выразить поддержку президенту, против которого группировка, потерявшая власть в результате выборов-2004, продолжала неутомимую борьбу. То и другое вместе привело к необычайному разрастанию «Единой Абхазии», преобразованной в партию в январе 2009 года: по числу своих членов «Единая Абхазия» стала больше всех остальных абхазских партий, вместе взятых.

Но именно потому, что членство в «Единой Абхазии» для рядового гражданина не было наполнено идеологическим содержанием, а считалось лишь формой выражения политических симпатий, ее поступательное развитие прекратилось. В этом она мало чем отличалась от большинства других абхазских партий, которые нередко пребывали в состоянии спячки от одного съезда до другого; только в последние годы, с усложнением политической борьбы, такая ситуация стала исключением, а не правилом. «Единая Абхазия» не выдвигала четкой программы, одноименная газета пребывала в зародышевом состоянии, и попытки ее некоторых деятелей – Даура Тарба (возглавившего партию в 2009 году), Нугзара Агрба и Вахтанга Пипия оживить партию успеха не имели. Главной причиной можно назвать опять-таки традиции абхазской политики, для которой нехарактерны громкие лозунги, уличные шествия, да и слишком жесткие нападки на оппонентов. И если для оппозиции такие действия еще могли быть приемлемыми, то для правящей партии подобный образ действий считался неприличным. Именно этим объясняется инертность «Единой Абхазии» в продолжение всего правления Багапша, т.е. в 2005 – 2011 гг.

Между тем президентские выборы в декабре 2009 года, на которых Сергей Багапш одержал победу и остался на второй срок, изменили расклад сил в правительстве республики. Александр Анкваб был избран на должность вице-президента, но усилился и его соперник – Сергей Шамба, которому Багапш в феврале 2010 года предложил пост премьер-министра. Одновременно Даур Тарба занял должность вице-премьера. Новое сближение бывших соратников оказалось, однако, недолгим. Особенно это было заметно на муниципальных выборах в феврале 2011 года, на которых была заметна конкуренция сторонников Александра Анкваба и Даура Тарба. Победу в этом заочном состязании одержал Анкваб. Неизвестно точно, в чем заключалась причина отставки Даура Тарба, последовавшей в марте 2011 года, но в итоге «Единая Абхазия» оказалась оттесненной на периферию политической борьбы.

Победа Анкваба на президентских выборах 2011 года создала новую политическую ситуацию. Новый президент сформировал кабинет министров по своему усмотрению, несмотря на призывы оппозиции к назначению коалиционного правительства. Большинство чиновников никакого недовольства не выказали, а электорат на президентских выборах в Абхазии традиционно ориентируется не на партии, а на личности, так что сама идея коалиционного правительства не нашла особой поддержки в массах. Анкваб начал править, не связывая себя компромиссами с политическими противниками, а поскольку он пользовался устойчивой поддержкой как большинства чиновников, так и рядовых граждан, эта его манера не беспокоила никого, кроме оттесненных от штурвала соперников и части среднего класса. «Единая Абхазия» в этой ситуации перестала быть необходимой президенту. С одной стороны, ее руководители проявили к нему нелояльность в разгар предвыборной кампании 2011 года. С другой – на парламентских выборах в феврале – марте 2012 года выдвиженцы «Единой Абхазии» завоевали всего три из тридцати пяти депутатских мест. В этой ситуации президент без всякого сожаления наблюдал за тем, как «Единая Абхазия» возвращается к тому состоянию, с которого и началась ее деятельность – центристской партии, занимающей промежуточное положение между правительством и оппозицией. Разница с 2003 годом заключается лишь в том, что правительство и оппозиция с тех пор поменялись местами. А также и в том, что социально-экономического кризиса, который снова и снова рисуют оппозиционеры, не наблюдается.

Видимо, поэтому Александр Анкваб и воздержался от учреждения новой пропрезидентской партии. Хотя некоторые абхазские журналисты считают таковой движение ветеранов грузино-абхазской войны «Амцахара», поддерживавшее и Багапша, и Анкваба на всех выборах с 2004 по 2013 год. Лидеры движения «Амцахара» недавно объявили о намерении преобразовать ОПД в политическую партию – а значит, открыть двери всем желающим, превратить ее из закрытой организации в массовую. Учитывая популярность движения «Амцахара», можно предположить, что ее ряды быстро пополнятся. Не исключено, что немало сторонников Анкваба, вышедших из «Единой Абхазии», уйдет в новую партию. Но подобных призывов в республике пока не слышно, и вообще дальнейшая судьба «Единой Абхазии» кажется немного смутной. Скорее всего, объявив себя оппозиционной, она де-факто окажется центристской. Для радикальной оппозиции ее функционеры – бывшие идейные враги. Уже сегодня среди сторонников Форума народного единства (самой устойчивой оппозиционной силы) заметно недовольство тем, что на оппозиционном поле им придется потесниться. Но выхода нет – после неудачного весеннего наступления на президента, снова окончившегося ничем (митинги в Сухуме в феврале-марте 2013 года), оппозицию может укрепить только союз с обновившейся «Единой Абхазией». Однако многое будет зависеть от того, какую долю своих сторонников руководство этой партии сумеет удержать в своих рядах. А пока что даже создание новой коалиции мало что дает оппозиции. До следующих президентских выборов 2016 года конституционными методами власть абхазского президента пошатнуть нельзя. К тому же Анкваб до сих пор не предпринял ни одного ответного хода – даже оборонительная тактика позволяет ему отбивать все атаки соперников. 

специально для kavkazoved.info

Абхазия выбор Кавказа политика и право



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

21.11.2017

Интервью главы Ассоциации политологов Армении Амаяка ОВАННИСЯНА.

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info