На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ПРОБЛЕМА ПАСПОРТИЗАЦИИ МИНГРЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АБХАЗИИ: ЗА И ПРОТИВ (I)

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Василий ШИБАНОВ | 29.04.2014 | 00:00

В 2013-2014 годах одной из центральных проблем внутриполитической ситуации в Абхазии стал вопрос о так называемой паспортизации грузинских жителей Юго-Восточной Абхазии – Очамчырского, Ткуарчальского и Галского районов. 

Паспортизация – это де-факто и де-юре прием в абхазское гражданство лиц грузинской национальности, проживающих в вышеуказанном регионе Абхазии. Совершенно очевидно, что такой процесс не может не иметь не только социальных последствий (новые граждане Абхазии получают права на абхазские пенсии, пособия и т.п.), но и последствий политических (получение прав голосовать на выборах, в том числе президентских). Таким образом, в приграничных с Грузией районах Абхазии образуется достаточно мощная не просто социально-этническая, но и политическая сила, численность которой оценивается примерно в 50 тысяч человек. Из этих 50 тысяч к настоящему времени паспортизировано (то есть получили абхазское гражданство) примерно 25 тысяч человек.

К сторонникам паспортизации относятся представители нынешней абхазской власти во главе с президентом Александром Анквабом и руководство Галского района во главе с Бесланом Аршба. Их аргументы вкратце можно свести к следующему: мингрельские жители Галского, Очамчырского и Ткуарчальского районов живут люди, которые никуда уезжать не собираются, они готовы быть лояльными гражданами Абхазии в обмен на политические и социальные права.

К противникам паспортизации относятся представители оппозиции действующей власти. В основном, это члены партии Форум Народного Единства Абхазии (ФНЕА) во главе с бывшим вице-президентом Абхазии Раулем Хаджимба. К ним примыкают и члены некоторых других оппозиционных групп. Более того, против паспортизации выступает и бывший секретарь Совета Безопасности Абхазии Станислав Лакоба.

Основные аргументы противников предоставления мингрельскому населению таковы:

Во-первых, у большинства паспортизируемых мингрелов есть гражданство Грузии.

Во-вторых, создается угроза того, что рано или поздно этнодемографический баланс сложится не в пользу абхазов. Как выразился один из противников паспортизации, «такими методами рано или поздно Абхазия станет вторым грузинским государством».

В-третьих, по мнению противников паспортизации, ситуация «второго грузинского государства» приведет к тому, что в перспективе возникнет угроза либо прямого отпадения Галской зоны от Абхазии, либо реинтеграции всей Абхазии бывшей метрополии.

Кроме того, по мнению противников паспортизации, нынешние власти Абхазии стремятся использовать мингрельский электорат в своих целях. При этом они обращают внимание на то, что наибольшее число паспортов было выдано в 2011 году – году досрочных президентских выборов, на которых победил Александр Анкваб. Из этого делается недвусмысленный вывод (насколько он справедлив – вопрос отдельный): нынешний глава государства пришел к власти во многом за счет мингрельского электората. Подобные обвинения со стороны оппозиции звучали и в адрес покойного президента С.Багапша.

Реакция на начавшуюся паспортизацию привела к созданию парламентской комиссии по проверке законности выдачи жителям мингрельским жителями Абхазии абхазских паспортов, а также к конфликту президента Анкваба с теперь уже бывшим секретарем Совбеза Лакоба. Этот конфликт сначала был обозначен во время заседания Совета Безопасности 30 апреля 2013 года, а полгода спустя – 28 октября 2013 года – Лакоба был отправлен в отставку.

Что касается правовых последствий этой полемики, то здесь следует указать на два постановления абхазского парламента – от 18 сентября 2013 года и от 4 апреля 2014 года.

В постановлении от 18 сентября 2013 года дается поручение нескольким государственным ведомствам:

«1. Генеральной прокуратуре Республики Абхазия: 

а) провести в срок до 31 декабря 2013 года сплошную проверку паспортно-визовых служб Министерства внутренних дел Республики Абхазия на предмет соответствия выдачи общегражданских паспортов законодательству Республики Абхазия за период с 1 января 2006 года по настоящее время; 

б) в случае выявления в процессе проверки, указанной в пункте «а» части 1 настоящего Постановления, нарушений направить представление министру внутренних дел Республики Абхазия об аннулировании незаконно выданных паспортов; 

в) выявить должностных лиц, причастных к незаконной выдаче паспорта гражданина Республики Абхазия, и принять меры по привлечению их к ответственности». 

А уже 4 апреля 2014 года Народное Собрание Абхазии, вернувшись к своему сентябрьскому постановлению, приняло новое постановление. В нем говорилось буквально следующее:

1. Паспорта гражданина Республики Абхазия, выданные с рекомендациями комиссий, созданных в нарушение Закона Республики Абхазия «О гражданстве Республики Абхазия» в Галском, Очамчырском и Ткуарчалском районах, считать выданными с нарушением установленных процедур и не могут подтверждать гражданство Республики Абхазия.

2. Комитету Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками вынести для рассмотрения на ближайшее заседание сессии Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия проект Закона Республики Абхазия «О правовом положении иностранных граждан».

Министерству внутренних дел Республики Абхазия: 

а) при определении правового статуса лиц, подпадающих под действие части 1 настоящего Постановления, строго руководствоваться Законом Республики Абхазия «О гражданстве Республики Абхазия» и законодательством о правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства.

Таким образом, фактически речь идет об аннулировании паспортов мингрельского населения и нового определения их политико-правового статуса.

Чтобы разобраться в этом сложном и достаточно запутанном вопросе более подробно, необходимо определиться в политико-географических и этнических дефинициях.

Как уже говорилось выше, речь идет о получении абхазского гражданства жителей трех районов республики – Очамчырского, Галского и Ткуарчальского. Исторически эта территория соответствует такой абхазской исторической области, как Самурзакан.

Само возникновения Самурзакана как территориальной и административно-политической единицы связано с событиями XVII века, когда абхазский владетельный князь Квапу Чачба передал эту территорию в качестве поместья своему сыну Мурзакану Чачба. 

Самурзакан – область, пограничная с соседней Мингрелией, что наложило отпечаток на её этнодемографическую динамику. В первую очередь, на землях Самурзакана (примерно соответствовавшего Гальскому району в советских границах) разворачивалось соперничество между двумя владетельными домами – абхазскими Чачба и мингрельскими Дадиани. При этом не будем забывать, что Абхазия и Мегрелия были разноэтническими образованиями.

Напомним, Абхазия была заселена родственными адыгским народам Северо-Западного Кавказа абхазами. А Мегрелия – мегрелами, которые считаются субэтносом грузинского народа. Однако некоторые ученые (например, выдающийся британский лингвист Джордж Хьюитт) считают, что мегрелы являются картвелоязычным, но отдельным от грузин этносом. Вследствие этого своего утверждения британский ученый, кстати, женатый на абхазке, имел крупные неприятности в перестроечной Грузии. В 1989 году его избили в Тбилиси.

Есть и еще один чувствительный момент. Самурзаканское мингрельское население нельзя считать однозначно мингрельским. Специалисты-этнологи указывают, что многие галские мингрелы на самом деле – «омингреленные» абхазы.

Более того, сторонники паспортизации приводят в пользу своей позиции аргументы, связанные именно с биэтничностью населения Галской зоны. Они, в частности, обращают внимание на тот факт, что мингрельское население не является однородным, разговаривая на мингрельском, а не на грузинском языке. Кроме того, до половины мингрел Самурзакана имеет абхазские этнические корни. Также имеют место ссылки на некоторые обстоятельства прошлого: жители Самурзакана отличались своей лояльностью к абхазскому владетелю Чачба, более того, в значительной степени оно пополнялось мингрелами, бежавшими туда от мингрельского же правителя Дадиани.

Отметим, что после прихода в регион Российской империи мингрельские правители Дадиани активно пытались подчинить Самурзакан себе.

Так, в 1805 году правитель Мингрелии Леван Дадиани, воспользовавшись раздорами в семье Чачба, привел владетеля Самурзакана Манучара Чачба к присяге российскому императору. Тем самым мингрельский правитель пытался не столько передать Самурзакан под власть русского царя, сколько сделать царскую администрацию своим союзником, а в какой-то степени и проводником собственной политики.

В 1813 году Манучар Чачба погиб, а два его наследника были несовершеннолетними. И абхазский владетель Сефер-бей вынужден был согласиться на то, что Леван Дадиани как опекун малолетних самурзаканских владетелей будет получать доходы с Самурзакана. 

Однако и этого показалось мингрельскому правителю мало. Он пытался не только де-факто, но и де-юре присоединить Самурзакан к своим владениям.

В 1828 году при его активном участии был сослан в Сибирь старший сын Манучара Чачба – Александр Чачба.

В 1832 году был убит второй сын Манучара Чачба – Дмитрий Чачба.

Мингрельский правитель при активной поддержке российской администрации взял Самурзакан под свой контроль, которая признала юридические права 

В свою очередь, правитель Абхазии Михаил Чачба предъявил на этот край свои претензии. В 1834 году он вторгся в пределы Самурзакана и захватил село Илор, однако позже вынужден был оставить пределы края под давлением царской администрации.

В 1836 году Михаил Чачба вновь вынашивал планы похода на Самурзакан.

При этом важно отметить, что местное население в большинстве своем активно поддерживало именно абхазского правителя, идентифицируя себя при этом с абхазами, а не с мингрелами. 

В 1840 году царская администрация создала Самурзаканское приставство, находившееся в непосредственном управлении России, а не имеющих автономию Мингрелии и Абхазии. Таким образом, в Самурзакане была предпринята попытка создать буферную территорию между Абхазией и Мингрелией, и тем самым, нейтрализовать борьбу Чачба и Дадиани.

В 1847 году Самурзаканское приставство было подчинено кутаисскому генерал-губернаторству.

В 1857 году была упразднена автономия Мингрелии, и Самурзакан был передан ее управляющему Мингрелией.

В 1865 году упраздняется автономия Абхазского княжества, а Самурзакан оказывается в составе Сухумского военного отдела, который объединил территорию бывшей абхазской автономии.

В 1918 году территория края оказалась вместе со всей территорией Абхазии была оккупирована меньшевистской Грузией.

В 1921 году Самурзакан становится часть ССР Абхазия, а с 1931 года – частью Абхазской АССР в составе Грузинской ССР.

Отметим, что к моменту установления советской власти изначально абхазское население Самурзакана было подвергнуто ассимиляторскому мингрельскому влиянию во время борьбы Чачба и Дадиани. И действительно в регионе возникла уникальная ситуация абхазо-мингрельского двуязычия. А уже после русско-турецкой войны 1877-1878 гг., вызывавшей в Абхазии самую мощную волну махаджирства, грузинская миграционная и ассимиляторская политика усилилась, достигнув своего апогея в советское время (особенно в сталинско-бериевский период).

В этом контексте укажем, что такой выдающийся абхазский лидер, как Нестор Лакоба, рассматривал проект строительства города Ткуарчал (в советские годы – Ткварчели) как своего рода барьер на пути грузинского миграционного потока.

В годы грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. Самурзакан являлся одним из центров противостояния. Город Ткуарчал был блокирован грузинской армией, а в Галском и Очамчырском районах действовали абхазские партизаны.

В октябре 1993 года мингрельское население Самурзакана покинуло Абхазию, однако в конце 1994 года начался процесс его массового возвращения.

К этому моменту произошли и административные изменения. В 1994 году было принято решение о выделении из состава Галского района Ткуарчальского района с административным центром в городе Ткуарчал. При этом само образование района прошло посредством выделения некоторых населенных пунктов из состава Очамчырского и Галского районов. Так, из состава Галского района в новое административное образование были переданы населенные пункты Ткуарчал и Агубедиа, а из состава Очамчирского – Бедиа, Чхуартал, Окум, Первый Гал, Махур, Царча, Гумрыш, Речху. Соответственно утраченные территории были компенсированы Очамчырскому району за счет населенных пунктов Галского района.

Причиной такой перекройки административных границ являлось стремление реабилитировать город Ткуарчал, сильно пострадавший во время грузино-абхазской войны. 

В мае 1998 года территория Самурзакана оказалась в центре вооруженного противостояния. Местные грузинские партизаны, поддержанные регулярной армией, попытались осуществить аннексию Галского района в пользу Тбилиси. Военные действия привели к новому потоку беженцев. Затем абхазская сторона в одностороннем порядке возобновила возвращение беженцев в Галскую зону.

(Окончание следует)

специально для kavkazoved.info

Абхазия Грузия Мегрелия политика и право Россия Самурзакано этничность / этнополитика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
24.07.2016

И. Алиев в своем выступлении на саммите в Варшаве высоко оценил «поддержку...

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

19.07.2016

Мэр Кисловодска Александр КУРБАТОВ: «Я стараюсь выстраивать политику города в таком направлении, чтобы...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
2016 год на Южном Кавказе:

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...

МИГРАЦИЯ И ЯЗЫК. ПУШТУНЫ В ПАКИСТАНСКОМ ВЫСОКОГОРЬЕ
Анализ миграционных процессов и этнолингвистической ситуации в различных частях иранского мира могут дать дополнительное понимание реалий Кавказского региона. Работа немецкого исследователя Маттиаса Вайнрайха, изданная Кафедрой Иранистики Ереванского государственного университета, посвящена вопросам языка и языковой среды пуштунских мигрантов севера Пакистана. Основная цель работы  - анализ роли пуштунских мигрантов в многоязычной среде региона и влияния этой среды на выбор модели коммуникации и языка общения. Книга, практически целиком основанная на полевом материале автора, может представлять интерес для широкого круга востоковедов, социологов и социолингвистов.



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2017 | НОК | info@kavkazoved.info