На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

АЗЕРБАЙДЖАН – ИЗРАИЛЬ: «ИСТОРИЧЕСКИЙ ВИЗИТ» И СДЕРЖАННАЯ РЕАКЦИЯ ИРАНА

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Михаил АГАДЖАНЯН | 29.10.2014 | 00:00

Международная выставка оборонной промышленности «ADEX», состоявшаяся в Баку 11-13 сентября, стала хорошим поводом для упрочнения Азербайджаном отношений с одним из своих приоритетных партнёров в сфере военно-технического сотрудничества. Стороннего наблюдателя уже трудно удивить очередным свидетельством доверительных связей руководств Азербайджана и Израиля. Но в середине прошлого месяца подобный случай представился. Столицу прикаспийской республики посетил министр обороны Израиля Моше Яалон. Визит был приурочен к участию высокого израильского гостя в работе «ADEX», однако, вышел далеко за рамки сугубо представительских целей. Глава израильского военного ведомства был удостоен аудиенции президента Азербайджана, что на нынешнем этапе процессов в регионах Кавказа и Каспия не могло не носить демонстративный в отношении иранского соседа характер.

Первый за все последние годы азербайджано-израильских отношений визит главы минобороны Еврейского государства в Баку был назван «историческим». Пребывание израильского министра в Азербайджане получило резонанс в СМИ обоих государств, что также указывает на взаимный интерес Баку и Тель-Авива акцентировано представить продвинутый характер их отношений, в особенности по военно-политическим и оборонным вопросам. За каждой встречей в азербайджано-израильских верхах, тем более, если в них присутствует военный компонент сотрудничества, из Тегерана традиционно следовали предупредительные в сторону Баку заявления. Чаще всего это выражалось в предостережениях начальника генштаба Исламской республики. Но по итогам визита Яалона в Баку иранская сторона отреагировала скорее молчанием. Во всяком случае, громких заявлений высших армейских чинов Ирана не последовало, а некие дипломатические сигналы через иранскую дипмиссию в Баку или напрямую из МИД Ирана уже давно как не имеют на азербайджанское руководство сдерживающего влияния.

В связи с этим возникает несколько вопросов, ответы на которые позволят более адекватно представить текущий этап отношений между углами условного треугольника «Азербайджан – Израиль – Иран». Почему Тегеран посчитал неуместным вновь «отдёрнуть» Баку от слишком тесного сближения с Тель-Авивом? А также – почему власти Азербайджана решили поставить под вопрос наработанный за предыдущие несколько месяцев позитив в их непростых отношениях с южным соседом? За апрельским визитом президента Азербайджана в Тегеран этого года, заметным оживлением контактов по торгово-экономической линии проведения межправительственных встреч у многих создалось впечатление надвигающегося «ренессанса» в азербайджано-иранских отношениях. Выбить взаимные политические подозрения экономическим инструментарием – на постановку такой совместной цели соседствующих по южному Каспию стран указывали их последние межгосударственные контакты. Но после тёплого приёма израильского министра обороны в Баку, отношения Азербайджана и Ирана вновь отброшены на прежние рубежи взаимного недоверия. Жёстких заявлений из Тегерана не последовало, дабы не усугублять ситуацию в отношениях с Азербайджаном перед Каспийским саммитом в Астрахани. Иранские власти также сочли это неуместным на общем фоне потепления их отношений с западными державами. Перед шиитской державой стоят куда более важные задачи на Ближнем Востоке, которые требуют приоритетного внимания.

По поводу продолжения тесных контактов Баку и Тель-Авива у Тегерана нет иллюзий в том плане, что их удастся повернуть вспять действиями лишь одной иранской дипломатии и задействованием других ресурсов влияния Исламской республики. Если угроза салафитского экстремизма всё же серьёзно затронет Азербайджан (первые симптомы назревающих в республике стычек на почве религиозной нетерпимости уже имели место, но носили локальный характер и были нейтрализованы властями), то в борьбе с ней продвинутые отношения с Израилем будут для прикаспийской республики не того чтобы бесполезными, а в определённой мере даже обузой. Ведь дружба с Еврейским государством для любой мусульманской страны – это не только позитив, материализующийся в военно-технической и экономической сферах. Это и существенная нагрузка на внутреннее общественное мнение, одним из консолидирующих факторов которого могут стать настроения исламской солидарности и вытекающие из неё претензии к политической элите. Разворачивающаяся на Ближнем Востоке «геополитическая драма» борьбы спонсоров (США и примкнувшие к их новой коалиции страны) с их бывшими клиентами (так называемый «экстремистский интернационал») демонстрирует особые позиции Ирана в регионе. Отвлекаться последнему на уже ставшие во многом «региональной частностью» тесные азербайджано-израильские отношения нет особой надобности. Вероятное разрастание ближневосточного кризиса, с охватом новых прилегающих к обширному региону территорий, неминуемо вернёт Азербайджан в круг нуждающихся в иранской поддержке государств.

Ответ на другой поставленный выше вопрос – интерес Азербайджана спровоцировать новые подозрения у Ирана – может быть дан с учётом неудавшейся весной этого года попытки Баку привлечь Тегеран на свою сторону в Южнокавказском регионе. Визит азербайджанского лидера в Иран одной из целей преследовал отвлечение иранцев от их партнёрских отношений с Арменией. Нечто подобное, опять-таки с выдвижением всех возможных экономических преференций, Баку предпринял на российском направлении осенью 2008 года, добиваясь благосклонности Москвы вокруг азербайджанского видения карабахского урегулирования. Ни тогда, ни теперь, уже в случае с иранцами, азербайджанскому руководству не удалось заручиться поддержкой. Осенью 2008-го погоду на южнокавказской политической сцене делали последствия «пятидневной войны» в зоне югоосетинского конфликта. Весной 2014-го – активный поиск дополнительной опоры в регионе азербайджанцам диктовали развития после Крымского референдума в частности и нарастающая конфронтация между Россией и Западом вокруг Украины в целом. Если Тегеран ответил нам отказом, то пусть впредь не удивляется, если мы будем принимать с «историческими визитами» в Баку новых высоких израильских гостей, такой сигнал решили отправить южному адресату азербайджанцы.   

Отношения Азербайджана и Израиля достигли своего потолка роста, за которым они могут развиваться лишь в экстенсивном режиме, без обнаружения неких точек для прорывов на качественно новых межгосударственных направлениях. Азербайджанская нефть вносит значительный вклад в дело обеспечения энергетической безопасности Израиля (до 40% своих внутренних потребностей в нефти израильтяне покрывают поставками каспийских углеводородов). В свою очередь, Израиль решительно поддерживают планы пополнения военных арсеналов Азербайджана современными вооружениями и военной техникой. В этой межгосударственной системе «сообщающихся сосудов», когда потраченные израильтянами доллары на апшеронскую нефть затем возвращаются к ним уже с высокой добавленной стоимостью за поставку азербайджанцам оружейной продукции, очевидно, кто получает преимущественную выгоду. У Израиля в партнёрах на сегодня только две мусульманские страны, с которыми он имеет продвинутые контакты по политической и военной линиям. Это Египет и Азербайджан. Причём, первый в отличие от второго, всячески сторонится опубличивания темы его кооперационных связей с израильским руководством, будь то взаимодействие спецслужб или армейского командования. Даже давний и традиционно последовательный партнёр израильтян в регионе, Иордания, ныне дистанцировалась от близкого с ними формата политических сношений. Не в последнюю очередь, дабы не провоцировать радикальные исламистские элементы на своей территории.

Выгоды же Азербайджана от нефтяного и военно-технического сотрудничества с Израилем носят ограниченный во внешнеполитическом плане характер. В Баку стремятся распространить наработанный за годы партнёрства с Тель-Авивом потенциал на более высокие политические материи, но, как можно понять, без особых успехов. Попытки азербайджанских властей получить доступ к ресурсам влияния израильского лобби в Конгрессе США продолжаются. Впрочем, подобные усилия не трансформировались в системность действий, а остаются на уровне эпизодических всплесков активности. Некоторые инициативы американских конгрессменов, в рядах которых легче всего найти недружественные по отношению к Ирану силы, были блокированы внешнеполитическим ведомством США даже на пике противостояния Запада с Ираном. В 2012 году Азербайджану при поддержке Израиля не удалось продвинуть проект инсталлирования на южных рубежах прикаспийской республики средств радиоэлектронного слежения за иранской территорией. Сделку азербайджанцев с американскими компаниями-поставщиками соответствующей аппаратуры тогда заблокировал госдепартамент.  

Освещая визит министра обороны Яалона в Баку, израильская и азербайджанская прессы часто приводили факт его состояния в должности главы военной разведки Израиля в 1995-1998 годы. Именно с этого периода, когда в Израиле, как и теперь, действовал кабинет министров под руководством Биньямина Нетаньяху, зародились доверительные отношения Еврейского государства с политической элитой далёкой закавказской республики. Израильские эксперты в связи с этим любят вспоминать визит премьер-министра Нетаньяху в Баку в августе 1997 года и его встречу с президентом Гейдаром Алиевым. Отношения двух стран за прошедшие 17 лет выросли до уровня многопланового партнёрства, но не переросли в некий двусторонний альянс, в рамках которого партнёры готовы при любых условиях продвигать интересы друг друга на международных площадках и в важных для них центрах глобальной силы. Каким для израильтян и азербайджанцев, безусловно, являются Соединённые Штаты. В свою очередь, ценность для американцев укрепления азербайджано-израильской связки в качестве сдерживающего Иран на Южном Кавказе фактора заметно снизилась. Превращение южных районов Азербайджана в «разведывательный плацдарм» сбора информации по Ирану, создание которого при содействии израильской стороны особо и не утаивается Баку и Тель-Авивом, американцы склонны считать двусторонним делом израильтян и азербайджанцев. Участие в этих «проектах слежения» с явной демонстративной составляющей американцам всё менее интересно. Отношения Вашингтона и Тегерана стоят на пороге важных прорывов, первые предпосылки для которых уже развёрнуты на ближневосточном театре ведения совместной борьбы с «экстремистским интернационалом».

Специально для kavkazoved.info

Азербайджан безопасность Ближний Восток воинское искусство / вооружения Израиль Иран политика и право



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2020 | НОК | info@kavkazoved.info