На главную страницу Карта сайта Написать письмо

ИНТЕРВЬЮ

ИНТЕГРАЦИОННЫЕ РЕАЛИИ И ВОСПРИЯТИЯ СОБСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАН «ВОСТОЧНОГО ПАРТНЕРСТВА» - 2015

ИНТЕРВЬЮ | Коллектив авторов | 01.06.2015 | 23:30

Лаура Багдасарян 24 May, 2015 | 20:17:30

О конференции

Интернет - конференция «Интеграционные реалии и восприятия собственной безопасности стран «Восточного партнерства» – 2015» проходила три дня – 25 -27 мая 2015 г. на сайте Центра «Регион» (www.regioncenter.info).

Конференция организована в рамках проекта «Актуальные диалоги о новой интеграционной повестке Армении».

Этот проект Исследовательского центра «Регион» поддержан посольством США в Армении.

Об участниках

В конференции приняли участие:

Александр Крылов (Россия) - президент Научного общества кавказоведов,

Арман Меликян (Армения) – чрезвычайный и полномочный посол в отставке,

Валерий Осталеп – бывший замминистра ИД Молдовы, директор Института дипломатических исследований и вопросов безопасности,

Елена Хоштария (Грузия) – учредитель Ассоциации реформ Грузии (GRASS).

Конференцию будет вести Лаура Багдасарян – директор Исследовательского центра «Регион» (Армения).

Лаура Багдасарян 24 May, 2015 | 20:37:19

ПОВЕСТКА КОНФЕРЕНЦИИ

I день 25 мая: Тема дискуссии – Рижский саммит «Восточного партнерства»: ожидания стран участников и итоги

• Интеграционные повестки стран «Восточного партнерства» накануне Рижского саммита (21-22 мая 2015г) и ожидания от него.

• Итоги саммита как реально возможное для участников сегодня?

II день 26 мая –Тема дискуссии – Безопасность стран «Восточного партнерства» на фоне геополитических процессов в их и сопредельных регионах

• Новые вызовы безопасности для Армении, Грузии, Молдовы, России в контексте интеграционных процессов: кто еще продолжает пребывать в режиме сложного выбора?

• Каковы восприятия интеграционных проектов России и ЕС в странах «Восточного партнерства» сегодня, есть ли изменения в этих восприятиях с момента их публичного провозглашения?

• Уроки и воздействие украинского кризиса на интеграционных повестках других стран.

III день 27 мая – Тема дискуссии – Перспективы и итоги дискуссии

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 03:58:30

Приветствие

Здравствуйте, коллеги! Приветствую приглашенных экспертов из Армении, Грузии, Молдовы и России на нашей площадке.

Нам предстоит трехдневный обмен мнениями по проблемам наших стран в сфере безопасности. Контексты европейских (Восточное партнерство как часть Политики соседства) и евразийских (ЕАЭС) интеграционных процессов продолжают держать на поверхности наиболее острые вопросы и вызовы, связанные с обеспечением безопасности стран-участниц.

Такая ситуация сложилась в большей степени из-за несоответствия имеющегося коллективного инструментария в сфере обеспечения безопасности с геополитическими реалиями, с которыми сталкиваются наши страны. Тогда, когда в 5 из 6 стран Восточного партнерства есть неразрешенные конфликты.

После первой волны жесткого выбора страны сгруппировались согласно своим интересам: Армения, Беларусь – это члены ЕАЭС, но в то же время и участники Восточного партнерства. Украина, Молдова, Грузия – группа стран направляющиеся в сторону ЕС без оглядки на ЕАЭС. Азербайджан – страна, с амбициями на особые двухсторонние отношения, как с ЕС, так и с Россией, считающая, что ей и так хорошо без всяких интеграционных союзов.

С моей точки зрения наступает новая фаза между до сих пор сталкивающимися интеграционными процессами – европейским и евразийским. И в ней возможно доминирование сравнительно умеренных тонов, чем мы наблюдали в течение последних полтора года.

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 04:21:15

Первые вопросы для дискуссии

Коллеги, это - начало нашей дискуссии, которая в целом будет посвящена интеграционным реалиям наших стран и их восприятиям на данный момент.

В течение первого дня, как можно узнать из повестки нашей трехдневной работы, я бы просила вас выступить по теме Рижского саммита «Восточного партнерства». А именно, обрисовать ожидания ваших стран от него и итоги для каждой из них в отдельности, и в целом, как интеграционного проекта.

Итак, мои первые вопросы ко всем участникам.

- С какими повестками поехали руководители стран-участниц на саммит, каковы были ожидания от этого саммита?

- С какими ожиданиями организовывали страны -члены ЕС этот саммит и что вышло на практике?

- Каковы итоги, сухой остаток от саммита для участников ВП, и что на практике может означать более дифференцированный подход к ним?

Надеюсь на вашу активность и желаю всем интересного обсуждения.

Арман Меликян 25 May, 2015 | 11:00:56

Добрый день, друзья. Рад нашей встрече на этой площадке и надеюсь на содержательный обмен мнениями.

Александр Крылов 25 May, 2015 | 11:18:17

Здравствуйте, уважаемые коллеги. Здравствуйте Лаура, благодарю за возможность еще раз принять участие в столь нужном и актуальном мероприятии. Полностью согласен с Вашей вводной частью: действительно страны ВП разделились на три обозначенные группы. С доминированием умеренных тонов в ближайшей перспективе можно согласиться в том плане, что принцип «или - или», на котором прежде жестко настаивал ЕС, теперь сменился принципом «и - и» (здесь можно поздравить армянскую дипломатию, много лет настаивавшую именно на этом принципе). Будем надеяться, что ситуация будет развиваться в этом направлении и Европейский и Евразийский интеграционные проекты будут в итоге дополнять друг друга, а не находиться в конфронтации. Однако не исключены и менее оптимистичные варианты конфронтационного характера и возврат к принципу «или - или».

Теперь по поставленным Вами вопросам:

- Россия не участвовала в мероприятии в Риге, у нее не было на нем своей повестки дня.

- Ожидания стран ЕС были продиктованы общей утратой первоначального оптимизма по поводу проекта ВП в условиях нарастания проблем на международной арене и внутри Евросоюза. В этой ситуации готовность ЕС нести материальные издержки по проекту ВП явно уменьшается и его руководство стремится ограничиваться неопределенными по своему характеру обещаниями. Со временем проект ВП может повторить судьбу проекта ГУАМ и других когда-то громких проектов. Однако более вероятно, что проект будет сохранен как инструмент политики ЕС на постсоветском пространстве, правда в куда более скромном варианте, чем он был первоначально. Уже в настоящее время ЕС в отношениях со странами ВП действует по формуле: «давать поменьше, получать побольше». Саммит в Риге проходил по этой формуле, этим обусловлены и его скромные результаты. Думаю, что и в будущем эта ситуация сохранится.

- Главный итог в том, что страны ЕС согласились на дифференцированный подход к странам ВП. Это отвечает реальности и подобный отказ от «общей гребенки» для столь разных стран можно оценить только положительно. Это же дает надежду, что ЕС будет более внимательно относиться к проблемам и позициям самих стран ВП, научится слышать своего партнера и перестанет играть прежнюю роль ментора, дающего конфетку или наказывающего своих неразумных учеников в зависимости от степени их послушания. Подобная модель отношений вряд ли может быть плодотворной. Надеюсь, что принятый ЕС дифференцированный подход пойдет на пользу странам ВП и самому ЕС.

Арман Меликян 25 May, 2015 | 11:33:08

По сути, участие возглавляемой г-ном Сержем Саргсяном делегации Армении в работе рижского саммита стала возможной благодаря смене акцентов, использовавшихся ранее нашими партнерами, поскольку жесткую однозначность формулировок сменила более мягкая и не содержащая былого императива риторика. Можно говорить о том, что Армения присутствовала на саммите потому, что до того удалось согласовать принципы перезагрузки отношений с ЕС и снять ненужные преграды.

Валерий Осталеп 25 May, 2015 | 12:28:16

Всем добрый день!

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 12:39:15

Александру Крылову

Приветствую Вас, Александр Борисович, вновь на нашей площадке. Да, Россия не участвовала в саммите, она в принципе временно (?) не участвует в работе других евроструктур, членом которых является, и в первый период даже слышны были призывы о том, что вообще нужно будет прервать это членство России.

Относительно России в моем первом вопросе (- С какими повестками поехали руководители стран-участниц на саммит, каковы были ожидания от этого саммита?).

Было бы интересно ознакомиться с Вашим мнением, по ожиданиям России от этого саммита. Если вспомнить заявления МИД РФ, сделанные накануне и сразу после окончания этого саммита, то в принципе риторика не изменилась. Особенно, касательно положения об аннексии Крыма в итоговой декларации саммита. Также и накануне звучали заявления о том, что и Рижский саммит направлен против интересов России, хотя судя по предварительным ситуациям накануне, никаких сенсационных итогов по большому счету ожидать не приходилось. Эксперты даже сходятся к некоторому, с моей точки зрения, слегка циничному мнению о том, что единственная страна, для которой этот саммит стал ощутимо плодотворным, это Армения. Во всяком случае - накануне ЕС выдал мандат своим структурам для начала формирования нового пакета договоров.

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 12:40:17

Объявление технического характера

Коллеги, пока участники из Грузии и Молдовы - Елена Хоштария и Валерий Осталеп собираются подключаться к работе, хочу попросить всех НЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ КНОПКУ ОТВЕТИТЬ, которая видна под каждым мессиджем участников. Накануне мы обнаружили некоторую неисправность этой кнопки, а именно, когда участники хотят отреагировать именно на конкретный мессидж через кнопку ОТВЕТИТЬ, то в результате этот ответ потом улетает куда-то не туда на этом листе, на котором в принципе мессиджи располагаются по временному принципу, четко по времени их интеграции на листе.

Когда появляется необходимость реакции на конкретные пассажи других участников, то предлагаю просто в начале своего выступления написать к примеру «Лауре Багдасарян» и дальше уже по конкретному вопросу. Так мы сможем избежать неразберихи при ознакомлении с тем контекстом, который был интегрирован на листе другими участниками в наше отсутствие.

Прошу прощения за такое небольшое неудобство.

Интеграционные реалии и восприятия собственной безопасности стран «Восточного партнерства» - 2015

От 22 May, 2015 до 27 May, 2015

Диалоги

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 12:57:45

Арману Меликяну

Приветствую г-н Меликян. По сути в отличие от других участников ВП из первой группы ассоциантов, у Армении особой отчетности не было (что сделано за прошедшее после Вильнюса время). Но, в то же время, согласитесь, для Армении этап прохождения по острому лезвию безопасности, еще не пройден. Я бы просила Вас обратиться к этому аспекту в особенности.

Валерий Осталеп 25 May, 2015 | 13:00:40

Относительно поставленных вопросов.

У молдавского руководства и молдавского общества не было иллюзий по поводу Рижского Саммита. Молдавию сотрясают коррупционные скандалы, жестко раскритикованные Европейским Союзом. Молдавия уже получила безвизовый режим с ЕСи ратифицировала Договор об ассоциации. Поэтому на фоне экономической деградации, коррупции и конфликтов внутри страны, объективно, Молдавии не на что расчитывать на данный момент с ЕС. Поэтому никаких ожиданий от этого саммита ни у руководства Молдавии, ни у общества, не было. ЕС попал с Молдавией в собственный капкан. Пять лет они закрывали глаза на любые нарушения, для того чтобы хвастаться историей успеха в Восточном Партнерстве, а теперь не знают что с этой «сказкой» делать.

Александр Крылов 25 May, 2015 | 13:51:49

Уважаемая Лаура, вы правы:

Россия не участвовала в саммите, она в принципе временно (?) не участвует в работе других евроструктур, членом которых является, и в первый период даже слышны были призывы о том, что вообще нужно будет прервать это членство России.

Это отражает ту непростую ситуацию, которая сложилась в отношениях России со странами ЕС и США. Призывы не участвовать в работе евроструктур звучат не только в Европе, но и в России со стороны тех, кто не считает членство России в этих структурах для нее полезным. Пока более вероятно, что Россию не изгонят (или она не уйдет сама) из большинства евроструктур. Такое может произойти только в условиях нового раздела Европы еще одним железным занавесом. Пока такой перспективы не просматривается, хотя в современной ситуации не следует исключать и самых трагичных сценариев, достаточно посмотреть что творится в еще недавно спокойных регионах Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. Будем надеяться, что ситуация в Европе все же не пойдет по этому пути.

По ожиданиям России от этого саммита. Думаю, что у Кремля были опасения по украинскому поводу: единодушное осуждение политики РФ всеми участниками саммита в Риге имело бы очевидные негативные последствия для позиций России на международной арене. Эти опасения не оправдались: в итоговой декларации говорится о приверженности принципу территориальной целостности Украины включая Крым не всех участников встречи (как в других параграфах), а только Евросоюза. Показательно и то, что президент Армении С.Саргсян в своей речи на саммите вновь подтвердил позицию по карабахской проблеме и подчеркнул, что Нагорный Карабах не имеет никакого отношения к территориальной целостности Азербайджана, так как никогда не входил в его состав. Тем самым он продемонстрировал, что у разных государств могут быть разные оценки тех или иных территориальных конфликтов.

Не совсем понимаю почему мнение о том, что Армения получила выгоды от прошедшего саммита является «слегка циничным» (если можно разъясните свою позицию). Если в результате процессов, которые имели место накануне саммита в Риге и после него произойдет активизация диалога Армения-ЕС по формированию нового пакета договоров это будет полезно не только для властей, но и для всего армянского общества. Тем более, если этот диалог действительно будет строиться на принципе «и - и», о чем мы говорили ранее.

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 13:52:23

Приветствую г-н Осталеп! Однако, Молдова первой получила безвизовый режим, и с этой точки зрения считается лидером в группе стран, подписавших договор по Ассоциированному членству в ЕС. Как Вы объясните такой подход со стороны ЕС? В принципе в Молдове самое непонятное, вернее двоякое отношение к более тесному интегрированию с ЕС. Когда часть населения выступает за эту интеграцию, а другая часть - за интеграцию с ЕАЭС. Есть две конфликтные зоны - Приднестровье и Гагаузия. И комплекс проблем, о чем вы уже написали в телеграфном стиле. Нам интересны подробности.

Валерий Осталеп 25 May, 2015 | 14:04:36

По поводу политики ЕС.

Нужно подчеркнуть, что Молдавия по своему менталитету, в любом случае делает определенные прогрессы, касающихся и демократии, и прав человека, и собственного развития. Общество развивается. Не стоит смешивать нормальное развитие государства и, якобы,европейская помощь и еще хуже европейская интеграция. Глупо ститать, что все что происходит в Молдавии «за» или «против» европейской интеграции, а именно этот миф пытаються создать авторы Восточного Партнерства.

Молдавия получила безвизовый режим с ЕС, ратифицировала Договор об ассоциациии пытается внедрять определенные европейские стандарты. Это долгосрочный процесс, который не нельзя путать с европейской перспективой. Чем больше популизма будет позволять себе ЕС, тем меьше будет у него популярности в Молдавии. Инфантилизм политических деклараций и обещаний привел к самому низкому уровню поддержке ЕС в Молдавии.

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 14:10:11

Александру Крылову!

«Эксперты даже сходятся к некоторому, с моей точки зрения, слегка циничному мнению о том, что единственная страна, для которой этот саммит стал ощутимо плодотворным, это Армения».

Я имела ввиду то обстоятельство, что в отличие от других стран, которые претендовали на большее, но получили подписанные документы с меньшим, Армению, без материально существующего соглашения , а лишь с путевкой на возвращение в строй, считают максимально получившей свои дивиденды. Грузия, которая пошла далеко в вопросах реформирования и соответствия требованиям в отличие от той же Молдовы, которую, как писала выше, считают лидеров в тройке ассоциантов, только получила обещание на безвизовый режим через года два. Кстати, по заявлениям президента Порошенко, Украина получила максимум, что могла от саммита, - тоже обещание на безвизовый режим и инвестиции на 1,8 млрд. евро. Даже в случае с Украиной, когда еще непонятно что будет с ее восточными границами - давать такие обещания, считаю тоже итогом, действительно. Надеюсь ответила на Ваш вопрос. У кого есть другие соображения, ПРОШУ, высказываться.

Арман Меликян 25 May, 2015 | 14:12:29

Лауре Багдасарян

Согласен с тем, что Армении на данном промежуточном этапе удалось соблюсти должный баланс в формулировании своих подходов и, вопреки давлению с разных сторон, выдержать паузу, позволившую и другим в определенной степени пересмотреть и смягчить свои запросные позиции.И соглашусь с тем, что это только начало пути - дальше будет, пожалуй, сложнее. На данный момент есть три основных источника угроз безопасности Армении, без комплексного учета которых нельзя будет принимать взвешенных и продуктивных решений. Наиболее чувствительной для нашей безопасности проблемой является азербайджано-карабахский конфликт, логика попыток урегулирования которого диктует Армении определенную позицию в вопросе признания, а точнее непризнания государств, после распада СССР провозгласивших независимость. Названный конфликт является и поводом к тому, чтобы Турция, в подкрепление своей политики отрицания Геноцида армян в Османской Турции и под предлогом поддержки позиции Азербайджана, продолжала держать на замке армяно-турецкую границу и отказывалась от установления дипломатических отношений с Арменией. То есть Турция активно участвует в блокаде Армении и является угрозой ее безопасности почти в той же степени, что и Азербайджан. Вторым источником угрозы безопасности Армении являются иррегулярные военные действия, охватывающие все новые территории и государства в регионе Ближнего Востока. События в Сирии и Ираке не только происходят в относительной близости к границам Армении, что чревато опасностью вовлечения РА, но и уже затронули проживающую в этих странах армянскую диаспору - беженцы оттуда уже прибывают в Армению.Третьим и наиболее многоплановым источником угрозы безопасности Армении является процесс масштабного геополитического сдвига - изменение баланса сил и переформатирование политического пространства по периметру границ России (частично завершенного на западном направление - возможна вторая фаза эскалации насилия в Украине и не только). В принципе все отдельные конфликтные зоны можно рассматривать и в контексте единого процесса, однако возможно, что Армении придется искать отдельные решения по каждому направлению, да еще и учитывать необходимость гармонизации решений по отдельным направлениям таким образом, чтобы успешные подходы на одном из них не создавали дополнительных или непреодолимых проблем по другим направлениям.

Арман Меликян 25 May, 2015 | 14:16:40

В Армении практически до самого последнего момента не было ясности по поводу того, поедет ли в Ригу господин Серж Саргсян. После этапа длительных переговоров ЕС-Армения по согласованию всех деталей соглашения об ассоциации РА и деклараций по поводу отсутствия каких-либо противоречий по ним, действующий руководитель Армении вдруг принимает единоличное решение о присоединении страны к Евразийскому Союзу и делает об этом публичное заявление 3-го сентября 2013 года. Многих в Армении такая резкая смена приоритетов шокировала. Было много критики.

Чиновники от ЕС чуть ли не с издевкой стали говорить об Армении и практически заявляли, что страна может забыть о перспективе построения особых отношений с ЕС. Им вторили представители других стран-членов программы ВП. Украинский кризис, приведший к смене власти, фактической потере Крыма и началу полномасштабных боевых действий на юго-востоке страны, вынудил всех взглянуть иначе и на решение, принятое в Армении. Поэтому, если поначалу наши европейские друзья утверждали, что Армения должна сделать выбор между евроассоциацией и вступлением в ЕАС, то, видимо, под влиянием горьких украинских уроков тональность стала меняться и ранее заявленная Арменией позиция о целесообразности развития отношений по обоим направлениям стала восприниматься адекватно.

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 14:56:21

Арману Меликяну!

Спасибо за определение вызовов безопасности для Армении. В принципе, это - тема нашего второго дня работы. Но поскольку все взаимосвязано, а вернее - зависимо друг от друга, конечно, ничего, чтобы и сегодня мы писали об этом также. Ноя бы ставила вопрос иначе, как с Арменией, так и с «цирком»с Молдовой, о котором пишет Валерий. Именно, что с моей точки зрения вопрос сводился не к потере Армении как участника ВП, а потере одного из 6 участников ВП. В той же мере можно говорить и об участии Беларуси, а тем более Азербайджана, которые в отличие от Армении вообще не разрабатывали документов для ассоциированного членства.

Согласна с Валерием Осталепом в том, что для ЕС недопущение провала ВП - архиважно в противостоянии с Россией и в конкуренции с ней по интеграционным проектам. И поэтому, удерживание в этой группе, к примеру, Азербайджана яркое свидетельство.

Инструментарии ЕС в отличие от инструментариев и методов России не столь влиятельны и не так однозначны. Это - моя точка зрения.

Вот почему, я полностью согласна, что опыт Армении (я бы здесь все же написала - история с Арменией, поскольку возвращение Армении в ВП не считаю победой дипломатии страны, а итогом стратегической необходимости для ЕС в споре с Россией, что просто совпало с интересами Армении на этот момент) даст возможность другим также «в определенной степени пересмотреть и смягчить свои запросные позиции». Я понимаю эту формулировку Армана Меликяна как - наоборот, смягчить запросы и усилить торг с ЕС. Кто что думает на этот счет?

Мы по прежнему ЖДЕМ ПОДКЛЮЧЕНИЯ Елены Хоштария, что сделает нашу дискуссию многогранной и наполненной контентом по Грузии.

Елена Хоштария 25 May, 2015 | 16:04:34

добрый день, и извините за позднее включениев диалог.

Грузия находится в том числе стран, которые делают полную ставку на евро-атлантическую интеграцию. Это подкрепляется полной общественной и политической консолидацией вокруг этого решения. Для Грузии европейский выбор - цивилизационный и ценностный выбор, а не конюнктурный. Война в Украине и аннексия Крыма, только усилили эти настроения, понимая, что без гарантии безопасности жить рядом с агрессором невозможно.

В течение последних лет у нас накопился достаточно богатый опыт общения с Брюсселем. Мы понимаем логику бьюрократии и логику созревания политических решений. Особых ожиданий и иллюзий у нас не было в отношении рижского саммита. два вопроса, над которыми мы работали - это безвизовый режим и конкретные формулировки о перспективе членства. В процессе консультаций еще до саммита стало ясно, что эти вопросы не будут решены на самите, хотя до конца года мы расчитываем на решение по визам.

Мы понимаем, что агрессия России в регионе требует определенных тактических корректировок в действиях ЕС и резких движений сечас делать не будут; но также понимаем, что угрозу России для всей европейской безопаснтси после событий в Украине четко понимают в Брусселе и наша интеграция совершенно необротимый процесс. Угрозы и шантаж со стороны России усиливают наши аргументы и позиции.

Валерий Осталеп 25 May, 2015 | 16:06:40

Лауре Багдасарян

Хочу добавить несколько слов по вопросу о визах для Молдавии.

Как это ни парадоксально звучит для других участников безвизовых режимах с ЕС, случай с Молдавией имеет больше символический смысл. Географическое расположение Молдавии, 3.5 миллиона населения, упрощенный визовый режим который мы имеем давно, двойное гражданство, наличие по 2-3 европейских паспортов граждан Молдавии (гражданство Румынии, Болгарии, Италии) - благодаря всему этому, виза для ЕС была символической проблемой.

По сути, ЕС приняв этот шаг просто легализовало существующий порядок вещей. Для жителей Молдавии давно уже поездки в Европу не были проблемой. ЕС абсолютно ничем не рисковал отменив визовый режим для Молдавии и прошедший год это доказывает. Никакой дополнительной миграции в ЕС не произошло. В то же время, это был мощнейший бонус для поддержки про-европейских политиков в Молдавии, которые стремительно теряли свой авторитет и работают исключительно в фарватере европейской политики, не обращая внимания на нужды населения, и занимаясь европейским «очковтирательством» - флажки ЕС на административных зданиях, митинги за ЕС, постоянная риторика необратимого европейкого курса.

Необходимо отметить, что неотъемлемой частью этой про-европейской политики была анти-российская риторика. Чем больше ты критикуешь Россию, тем больше ты «европеец». Это абсолютно абсурдное поведение закончилось тем что Молдавия потеряла российский рынок, не имеет никакого политичексого диалога с Россией, экономика деградирует, а число сторонников евроинтеграции упало до исторического минимума. Вряд ли ЕС может гордится таким результатом.

Арман Меликян 25 May, 2015 | 16:17:16

Я вполне разделяю мнение, что промежуточный выигрыш Армении был не столько результатом ее виртуозной дипломатии, сколько следствием неприемлемой и непреодолимой в ее случае жесткости условий, предъявляемых ей со стороны ЕС. То есть, у нее не было реальной разумной альтернативы, а время все расставило по своим местам. Вместе с этим хотелось бы отметить следующее - Беларусь, являясь полноправным участником программы ВП, вместе с Россией и Казахстаном стала соучредителем Евразийского союза, о присоединении к которому Армения заявила месяцы спустя после его основания. В результате, вместо того, чтобы выставлять претензии Беларуси, ЕС предпочло поглумиться над Арменией, что, возможно, было целесообразно для того, чтобы создать соответствующую атмосферу в Украине в отношении далекого отказника и не фокусировать внимание на важном ближайшем соседе. Как бы то ни было, отказ Армении подписывать соглашение об ассоциации привлек гораздо больше западного внимания, чем последовательный курс официального Минска на создание ЕАС.

Елена Хоштария 25 May, 2015 | 16:21:07

отдельно хочу подчеркнуть, что вопрос виз для Грузии стал особо важным в силу того, что усиливается российская пропаганда в стране, с целью распространения скептических настроений. В этом смысле безвизовый режим, тот положительный фактор, который поможет почувствовать присутсвие ЕС и даст ощутимый результат населению.

Арман Меликян 25 May, 2015 | 16:26:14

Я вполне разделяю мнение, что промежуточный выигрыш Армении был не столько результатом ее виртуозной дипломатии, сколько следствием неприемлемой и непреодолимой в ее случае жесткости условий, предъявляемых ей со стороны ЕС. То есть, у нее не было реальной разумной альтернативы, а время все расставило по своим местам.

Вместе с этим хотелось бы отметить следующее - Беларусь, являясь полноправным участником программы ВП, вместе с Россией и Казахстаном стала соучредителем Евразийского союза, о присоединении к которому Армения заявила месяцы спустя после его основания. В результате, вместо того, чтобы выставлять претензии Беларуси, ЕС предпочло поглумиться над Арменией, что, возможно, было целесообразно для того, чтобы создать соответствующую атмосферу в Украине в отношении далекого отказника и не фокусировать внимание на важном ближайшем соседе. Как бы то ни было, отказ Армении подписывать соглашение об ассоциации привлек гораздо больше западного внимания, чем последовательный курс официального Минска на создание ЕАС.

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 17:19:17

Приветствую, Елена! Вы привели интересное наблюдение по поводу угроз и шантажа со стороны России, чем их больше, тем это делает сильнее позиции стран, стремящихся подальше от России и поближе к евроструктурам. Однако это - был тренд, с моей точки зрения прошлых лет. практика с Украиной, да и с Грузией после войны 08.08.08 свидетельствует, что позиции Украины и Грузии могут укрепляться по мере ожесточения риторики и давления со стороны России только до определенных пределов. Этот предел - обещания на переход от ассоциативного членства в действительное членство. Устами канцлера Германии накануне этого последнего саммита было раз заявлено, чтобы никто не держал в себе несбыточных надежд.

У меня к Вам конкретный вопрос. Как реагируют в Грузии на то, что в декларации Рижского саммита не было ни слова об интеграции России и Ю.Осетии, России и Абхазии, что делает еще сложнее вопрос возвращения этих образований под юрисдикцию Грузии?

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 17:24:31

Александру Крылову!

По поводу позиции Беларуси и Армении в вопросе Крыма. Да, у каждой из стран, и особенно у Армении есть свои позиции в вопросе конфликтов. По понятным причинам - есть неразрешенный Карабахский конфликт, и позиции Армении строятся на праве народов на самоопределение. Отношение России к Карабахскому конфликту - несколько отличается от отношения России к вопросу Крыма. Все время подчеркивается, что Карабах - это совсем другое дело и отличается от Крымских дел. Так что совпадение в данном случае позиций Армении и России в Крымском направлении - нужно считать чисто техническим моментом. Так ли это?

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 17:31:05

Дорогие коллеги. Это - вечерний раунд первого дня. Я бы просила выступить по вопросу являются ли итоги Рижского саммита для каждой из стран и в целом для ЕС максимально возможными на данный момент, и с чем это в принципе связано?

Конечно, я также ожидаю ответов на мои обращения к участникам, что вывесила буквально пару минут назад. Вообще же, у нас царит удивительная атмосфера непонятной мне солидарности. А что у участников нет никаких вопросов друг к другу, и со всем, что пишется все вы согласны? Напоминаю, что это- свободный формат обсуждения, и вы можете также обращаться к тем аспектам темы, о которых я как ведущая не упоминала еще. Буду за это благодарна.

Валерий Осталеп 25 May, 2015 | 18:02:53

Лауре Багдасарян

Читая мнение коллег, не могу не подчеркнуть важность консолидированного понимания, что такое европейская интеграция и в чем она заключается. Коллега Елена Хоштария отметила очень важную вещь. В случае, если это правда, что у грузинского общества евроатлантическая интеграция это согласованная цель по которой существует консенсус у большинства, мы искренне можем порадоваться за наших коллег, потому что ситуация упрошена до минимума. и все зависит от самой Грузии. Если грузинский народ понимает что хочет и что для этого нужно делать, вопрос евроатлантической интеграции Грузии - это вопрос времени, и ничто и никто не сможет помешать.

В случае с Молдавией, вопрос по сложнее. Модавии в нынешних границах, никак не удасться сделать резкий крен ни в одну сторону геополитической ориентации. Молдавия не вступит в Таможенный Союз, потому что это не реально и, вряд ли, по этому поводу будет общенациональный консенсус.

Но настолько же нереалистично говорить и о перспективе вступления в ЕС, что подтверждают и сами еврочиновники, в том числе на последнем Рижском Саммите.

Как мне продставляется, для обеспечения стабильности Молдавии, нужен акцент на реаличтичное внедрение реформ с целью укрепления экономики, внедрение той части об ассоциации которая соответсвует нашим интересам, и учитывать при этом интересы российской Федерации в регионе. Я не знаю ситуацию всех наших коллег, но например, молдаван в России работают приблизительно 500.000. Просто инфантильно игнорировать что полмиллиона людей поехало работать не в ЕС (Румынию, которая находиться в 20 минутах езды от Кишинева), а в Россию. Абсурдно игнорировать, что сельхозпродукцию мы можем продавать в Россию, и вряд ли кто то нас ждет со своими яблоками и черешней в ЕС.

Последнее политическое расширение ЕС закончилось на Румынии и Болгарии. Больше неподготовленных членов туда принимать не будут. Поэтому основным приоритетом наших стран а отношении с ЕС, мог бы быть честный, неполитизированный диалог по поводу того что реально мы можем делать вместе. Ибо если мы выбрали европейские стандарты как свои ориетиры развития, ЕС нам не мешает, и все проблемы не в мнимых внешних врагах, а в нас самих.

Экономика, высокие стандарты, давление на коррумпированных чиновников - все это в наших руках, и никакие внешние факторы не могут этому помешать. В конце, отмечу что в Молдавии, европейская «болтология» подходит к концу, и люди перестают воспринимать только разговоры. Уверен, что это пойдет на пользу и Молдавии, и ЕС. А лучшее что может сделать ЕС, это максимально критически и честно оценивать как наши недостатки, так и наши успехи.

Александр Крылов 25 May, 2015 | 19:08:18

Уважаемая Лаура, мне кажется, что дело все же не в особой атмосфере дискуссии, которая действительно имеет место и это отрадно. Скорее здесь осознание того, что переубедить собеседника невозможно. Когда-то на это надеялись и пытались делать в дискуссиях разного формата. Теперь позиции совершенно четко обозначены, принципиальны и нет никакой надежды, что те, кто занимают иную позицию (по Крыму, Карабаху, Абхазии, Южной Осетии, Косово, Сирии, Ираку и пр.) могут воспринять чужую точку зрения. Это печальная реальность, поэтому вряд ли плодотворно будет вновь повторять уже известные позиции, которые часто являются противоположными у разных государств (здесь было бы упрощением все сводить только к нынешним сложностям в отношениях России с США и ЕС).

Вы пишите, что Грузия пошла далеко в вопросах реформирования и соответствия требованиям в отличие от той же Молдовы, «которую считают в числе лидеров в тройке ассоциантов» ..... У меня есть большое сомнение, что отношение к той или иной стране определяется ее соответствием тем или иным требованиям ЕС. Турция уже полвека стремится соответствовать разным требованиям, уже кажется вот-вот получит свое вожделенное членство в ЕС. И потом опять выдвинаются новые требования и бег по кругу продолжается.

Мне это напоминает историю с признанием США геноцида армян 1915 года: когда кандидат в президенты от оппозиции обещает обязательно геноцид признать в случае своей победы, а потом этого не делает по причине имеющихся у США интересов в Турции. И повторяется это много раз, и, что самое удивитедльное, каждый раз работает и дает нужный результат в виде голосов представителей армянской диаспоры в США. Нечто подобное происходит со странами ВП: им много обещали, они верили, потом были разочарования и новые надежды.

Бегать по кругу можно бесконечно, реальной перспективы вступления в ЕС, в НАТО у желающих этого стран ВП в обозримом историческом будущем не просматривается. Поэтому куда полезнее было бы не ожидать манны небесной от гипотетического членства, а заниматься реальными социально-экономическими проблемами и строительством успешных во всех отношениях государств. Пример республики Кипр свидетельствует о том, что это можно делать даже имея острые проблемы в отношениях с соседями и не контролируя 40% территории своего государства.

Оторванная от реальности политика ведет к печальным результатам, тут я совершенно согласен с Валерием Осталепом, который написал: «неотъемлемой частью этой про-европейской политики была анти-российская риторика. Чем больше ты критикуешь Россию, тем больше ты «европеец». Это абсолютно абсурдное поведение закончилось тем что Молдавия потеряла российский рынок, не имеет никакого политичексого диалога с Россией, экономика деградирует, а число сторонников евроинтеграции упало до исторического минимума. Вряд ли ЕС может гордится таким результатом». Хочу подчеркнуть: речь идет о наиболее продвинутой с точки зрения соответствия европейским нормам и пр. государстве, однако это, как справедливо указывает Валерий, не ведет к решению реальных проблем общества. Да и в самом ЕС ситуация характеризуется нарастанием проблем и далека от того безмятежного рая, которым он представлялся накануне своего расширения в 2004 г.

Здесь логично перейти к мнению Елены Хоштария: «отдельно хочу подчеркнуть, что вопрос виз для Грузии стал особо важным в силу того, что усиливается российская пропаганда в стране, с целью распространения скептических настроений. В этом смысле безвизовый режим, тот положительный фактор, который поможет почувствовать присутсвие ЕС и даст ощутимый результат населению».

Думаю, что первичны все же настроения в самом обществе, иное мнение легко записывать в разряд российской пропаганды и в этом видеть главную проблему. Но проблема не в пропаганде, а в том положении, в котором оказались постсоветские государства в результате своего уже достаточно длительного развития после распада СССР. Часть государств оказалась достаточно успешной, другие находятся в куда более сложном положении. Можно винить в этом внешние силы - Кремль или не исполняющий своих обещаний ЕС или США. Но проблема собственной состоятельности и ответственности за свою судьбу заслуживает не меньшего внимания именно в тех государствах, которые являются ныне наиболее «проблемыми». Без анализа собственных ошибок вряд ли можно выработать адекватный курс и найти нужные ответы на все новые вызовы нашего неспокойного мира.

Лауре Багдасарян:

«Отношение России к Карабахскому конфликту - несколько отличается от отношения России к вопросу Крыма. Все время подчеркивается, что Карабах - это совсем другое дело и отличается от Крымских дел. Так что совпадение в данном случае позиций Армении и России в Крымском направлении - нужно считать чисто техническим моментом».

Отличие Крыма от Нагорного Карабаха очевидно, как и различие позиций РФ и Армении по данным проблемам. Я не писал о «совпадении позиций Армении и России в Крымском направлении», это не соответствовало бы реальности. Но определенный намек на известные обстоятельства в речи С. Саргсяна увидеть можно в плане того, что разные государства имеют разные позиции по проблемам подобного рода. Примеры перечислять не буду, они общеизвестны. В полной мере это относится и к Крыму.

Арман Меликян 25 May, 2015 | 20:29:20

В недалеком будущем нам в Армении неизбежно придется решать вопрос необратимой качественной трансформации нашей системы государственного управления - такова сверхзадача в контексте которой появится возможность внести необходимые коррективы и в наши подходы по ряду внешнеполитических проблем. Сейчас же наступил удачный момент для форсирования отношений с ЕС и власти страны должны бы суметь воспользоваться шансом, который предоставляет рижский форум и совместно с европейскими коллегами определить основные направления сотрудничества. По итогам саммита уже были озвучены заявления как представителей ЕС так и армянской стороны, содержащие определенный оптимизм по этому поводу и в том числе были высказаны определенные прогнозы относительно снятия визового режима ЕС для граждан РА. Я думаю, что по крайней мере для Армении большего ожидать и не стоило. Вместе с тем я не стал бы принижать влияние глобальных геополитических тенденций на процвссы происходящие в отдельных государствах-участницах ВП.

Лаура Багдасарян 25 May, 2015 | 21:02:01

Вопросы Александру Крылову!

1. У обычного человека в Армении и в Нагорном Карабахе при озвучивании положения о том, что «отличие Крыма от Нагорного Карабаха очевидно, как и различие позиций РФ и Армении по данным проблемам», возникают вполне резонные на мой взгляд вопросы, которые просила бы Вас все же более детально осветить.

А в чем собственно очевидная разница между позицией Армении по отношению к карабахскому конфликту и позицией России в отношении Крыма? Если оба образования в свое время были по решению советских властей переведены в ведение другой республики, если в силу определенных обстоятельств в обеих регионах были проведены референдумы, результаты которых известны. Если официальные аргументы Армении и России в вопросах соответственно Карабаха и Крыма основываются на том, что отделение от Азербайджана и Украины - результат волеизявления населения. И главное, как в Карабахе в свое время, так и в Крыму вставал вопрос возможного физического уничтожения местного населения - соответственно армянского в Карабахе и русского в Крыму? Ну если оставить в стороне все политологические и другие аргументы, которые к данной сути не имеют никакого отношения и скорее приводятся в силу определенных конъюнктурных соображений.

2. Мне не совсем понятна болезненная реакция России к вопросу большего сближения скажем тех же стран, подписавших Ассоциативные договоры с ЕС, если как Вы утверждаете, действительного вхождения в эту организацию и в НАТО им при нашей жизни, не светит. Вот реакцию 11 летней давности, когда произошел последний этап расширения и в эти организации вступили прибалтийские страны, восточноевропейские страны, я понимаю - это действительно подступ НАТО к границам России с запада.

Арман Меликян 25 May, 2015 | 23:16:40

Не всегда представляется возможным связать текущие геополитические и внутригосударственные процессы с некими отправными точками, послужившими исходным стимулом для их запуска и дальнейшего развития. Вероятно покажется странным сегодня, если будет сказано, что действия политических элит западного мира в 1998-1999гг. предопределили судьбу Владимира Путина в качестве будущего президента РФ, в отношении которого официальные Вашингтон, Лондон, Брюссель и т.д., сегодня заняли позицию довольно жесткого неприятия и отторжения. Дело в том, что события, происшедшие в России в течение 1998 года, стали своего рода подготовкой-прологом к тому, чтобы президентская власть в РФ от партийно-номенклатурного политика, каким был Борис Ельцин, перешла к новому лидеру - Владимиру Путину и группе лиц – выходцев из органов безопасности. В 1998 году в России запахло экономической катастрофой. 17-го августа был объявлен дефолт. За месяц до этого Владимир Путин занял кресло главы ФСБ и срочно занялся ее реорганизацией. Он продолжал занимать этот пост и в правительстве Евгения Примакова, вплоть до отставки последнего в мае 1999г. В результате дефолта экономический потенциал России был практически обнулен, а за пределы страны было переправлено порядка 1,2 триллиона долларов. В марте 1999 года наступил час икс – 12-го числа Чехия, Польша и Венгрия официально стали членами НАТО, а 24-го числа того же месяца руководство РФ было проинформировано о том, что принято решение бомбить Югославию. 26-го марта Владимир Путин принял пост секретаря совета безопасности РФ и уже к началу мая президент Ельцин принял решение сделать его своим преемником, а 16-го августа назначил его на должность главы правительства. 31-го декабря Борис Николаевич подал в отставку, а Владимир Владимирович стал и.о. президента РФ. Подготовка к расширению НАТО велась в открытую и не один год – этой цели послужила реализация программы «Партнерство во имя мира», однако, судя по всему, в России очень долго не могли поверить тому, что западные партнеры доведут дело до конца. Дефолт лишил Россию необходимых финансово-экономических инструментов эффективного противодействия этому процессу, а обострение ситуации на северном Кавказе вынудило российское руководство сконцентрироваться на внутренних проблемах страны. В итоге – Запад получил новых членов НАТО и, тем самым, заранее заручился их поддержкой в вопросе Югославии, а Россия получила команду руководителей-державников, вынужденных сконцентрировать свои усилия на сохранении территориальной целостности страны. Видимо поэтому сегодня так часто российские лидеры упрекают Запад в несоблюдении данного обещания об отказе от расширения НАТО за счет стран бывшего соцлагеря, однако дело уже сделано и хотя возврата к реалиям прошлого ожидать не приходится, процесс фактического расширения НАТО и ЕС содержит пока еще не задействованный потенциал, чреватый для Европы, помимо прочего, еще и неприятными сюрпризами в сфере безопасности. По-видимому, расширение НАТО стало обоснованием идеи спасения России от вражеских происков, а спасителями должны были стать относительно молодые, патриотически настроенные, энергичные и идейные люди, прошедшие школу службы в КГБ СССР, которым пришлось действовать в ситуации военно-политического и экономического цейтнота, в наши дни постепенно трансформирующейся в глобальный геополитический цугцванг.

Александр Крылов 26 May, 2015 | 00:44:56

Вновь согласен с Валерием Осталепом в молдавской части его последнего выступления. Сомнение вызывает одно: «Если грузинский народ понимает что хочет и что для этого нужно делать, вопрос евроатлантической интеграции Грузии - это вопрос времени, и ничто и никто не сможет помешать». Танго танцуют вдвоем, уже поэтому не все зависит от евроатлантического выбора грузинского народа. К тому же последние социологические опросы в Грузии не показывают полного единства мнения общества по данной проблеме, прежде всего по поводу результатов евроатлантической ориентации.

Согласно данным соцопроса американского Национально-демократического института (National Democratic Institute, NDI), для 31% опрошенных приемлемо вступление Грузии в инициированный Россией Евразийский экономический союз. По результатам опроса, проведённого в августе 2014 года, когда респондентов спрашивали, что они предпочитают, Евросоюз или ЕАЭС, 20% высказались в пользу Евразийского союза, 59% - за интеграцию в ЕС. В ноябре 2013 года выбор жителей республики в пользу ЕАЭС и ЕС измерялся соответственно 11% и 68%.

После проведённого в августе прошлого года аналогичного опроса, с 40% до 23% упало количество тех респондентов, кто считает, что Грузия развивается в правильном направлении. По мнению 34%, Грузия «вообще не меняется».

Показательны данные о падении привлекательности европейского выбора для рядовых граждан, которое произошло в первый же год участия Тбилиси в Ассоциативном соглашении с Брюсселем. Грузия подписала этот документ вместе с Соглашением о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA) 27 июня 2014 года. Данные режимы распространены на республику с 1 сентября 2014-го, но с оговоркой, что они действуют в формате временного применения, прежде чем все 28 стран-членов ЕС не ратифицируют в своих парламентах ассоциацию с Грузией. Таким образом, пока календарный год действия, пусть и частичного, Соглашения об ассоциации и его неотъемлемой части в виде DCFTA не миновал. Но уже сейчас общественное мнение Грузии становится все более критическим по отношению к данному Европейскому проекту.Показательно, что после выхода данных соцопроса NDI президент Маргвелашвили стал настойчиво призвать к большей консолидированности тех сил, которые привержены идее европейской и евроатлантической интеграции Грузии.

По мнению Нино Бурджанадзе, полученные американским институтом данные не отражают реальности и ситуация для приверженцев евроатлантического выбора намного хуже: «Ни одна из цифр в исследованиях, проводимых в Грузии по заказу американского Национального демократического института (NDI), не соответствует реальности: количество населения, симпатизирующего Евразийскому экономическому союзу, т может быть больше, чем показано в исследовании.»Я хорошо знаю, что практически ни одна из цифр в исследовании не соответствует действительности, и точно знаю, зачем приводится та или иная цифра. Все последние исследования, особенно те, которые проводятся по заказу организаций США, отображают несуществующую в стране реальность, а ту, что желают США, чтобы была в Грузии. Америка, разумеется, не хочет, чтобы в Грузии был 31% сторонников т.н. Евразийского союза, однако, эта цифра, заверяю вас, может быть гораздо большей, если провести исследование более объективно», — отметила Бурджанадзе в интервью оппозиционной телекомпании «Рустави 2» (источник).

Данные соцопросов американского Национального демократического института (NDI) могут содержать неточности. Мнение Н. Бурджанадзе можно не разделять и даже зачислить ее в кремлевские пропагандисты, но вполне очевидно, что никакого полного единодушия по поводу евроатлантического выбора не существует и это обстоятельство необходимо учитывать прежде всего его приверженцам в Грузии.

Можно разделить мнение Армана Мелиняна о том, что для Армении наступил удачный момент для форсирования отношений с ЕС и власти страны должны бы суметь воспользоваться шансом. Хорошо бы при этом в ходе дальнейших переговоров с ЕС на деле следовать принципу «и - и», который был продекларирован на рижском саммите. Надеюсь, что переговорный процесс Армении с ЕС не превратится в игру в руках недобросовестных политиков.

Лауре Багдасарян:

1. Вы перечислили общее между Крымом и Нагорным Карабахом. Отличие в том, что (при этом многом общем) правительство РФ пошло на такие шаги, на которые правительство Армении так и не пошло. Не могу судить о конъюнктурных соображениях кого-бы то ни было, для российского руководства его действия были продиктованы принципиальными соображениями и эта позиция была поддержана большинством российских граждан. Многие страны оценили все произошедшее как аннексию, это их право. В России подобная оценка большинством населения не разделяется. По отношению к Нагорному Карабаху Азербайджан и его союзники используют другой термин «оккупированные Арменией территории Азербайджана». И они имеют на это право, однако мне кажется, что подобная оценка вряд ли может быть принята властями, населением Армении и армянской диаспорой.

2. Дело не в какой-то особо болезненной реакции России к вопросу большего сближения стран, подписавших Ассоциативные договоры с ЕС. Подписание тех или иных договоров неизбежно меняет прежние правила игры (таможенные тарифы, правила перемещения людей, грузов и пр.) для всех участников процесса и для России, если она связана системой договоров с участниками данного процесса.

Когда представители России указывают на то, что правила для соседних государств могут измениться после заключения ими соответствующих договоров с ЕС, это зачастую расценивается как шантаж и недопустимое давление. Но вряд ли реалистично рассчитывать, что в скором будущем какое-то государство сможет одновременно получать выгоды от своего одновременного участия в двух разных интеграционных объединениях. По крайней мере до тех пор, пока не будет заключена система договоров, которые урегулируют основные проблемы в отношениях между ЕС и ЕАЭС и определят для всех общие правила игры.

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 07:55:54

II день

Доброе утро, уважаемые коллеги. Это - второй день нашей конференции. И как можно ознакомиться из повестки нашей дискуссии, сегодня я бы хотела попросить вас разобрать вопросы текущих процессов в регионах стран ВП и сопредельных регионах по безопасности. Вчера уже были обращения к данной проблематике, в частности, Арман Меликян обрисовал некоторые проблемы безопасности для Армении. И другие участники (А.Крылов, В. Осталеп) в своих выступлениях упоминали некоторые аспекты безопасности в контексте интеграционных процессов наших стран.

Тема сегодняшнего дня - Безопасность стран «Восточного партнерства» на фоне геополитических процессов в их и сопредельных регионах.

Первые вопросы для выступлений:

• Уроки и воздействие украинского кризиса на интеграционных повестках других стран.

• Новые вызовы безопасности для Армении, Грузии, Молдовы, России в контексте интеграционных процессов.

Арман Меликян 26 May, 2015 | 12:17:28

Здравствуйте коллеги и хорошего всем дня.

Вне всякого сомнения украинский кризис внес существенные коррективы в отношение стран-членов ВП к процессу форсированной евроинтеграции. Для кого-то события в Украине стали весомым поводом требовать от ЕС более быстрых и предметных решений по обеспечению ускорения названного процесса, Азербайджан же, поддерживавший Украину по всем вопросам, в том числе и по вопросу Крыма, по сути отказался от дальнейшей такой формализации отношений с ЕС, помимо прочего возможно еще и опасаясь возникновения серьезных угроз своей безопасности. Армения свой выбор сделала еще задолго до начала украинского кризиса и в ее случае можно говорить лишь о временных негативных последствиях морально-политического характера, имевших место вследствие отказа подписывать соглашение об ассоциации на предложенных условиях. Мне кажется, что несмотря на относительную стабилизацию военно-политической ситуации на юго-востоке Украины и достижение минских договоренностей, украинский кризис все еще обладает колоссальным потенциалом углубления конфликтности и значительного расширения территориального охвата. В этом отношении роль детонатора может сыграть Приднестровье, ибо в возобновление там вооруженного противостояния Кишинева и Тирасполя в нынешних условиях может привести к росту центробежных настроений в Одесской и Николаевской областях Украины, а витоге и к потере Киевом контроля над всем югом страны. Возможно такой сценарий покажется слишком радикальным, однако придерживаюсь того мнения, что сегодня сохранение территориальной целостносто Украины интересует внешних акторов даже меньше, чем в момент отлучения президента Януковича от власти, когда было очевидно, что если он покинет Киев, то начнется неминуемые процесс территориальной фрагментации страны. Взявшая власть часть украинской элиты тогда оказалась не в состоянии что-либо противопоставить негативным тенденциям, а сегодня она находится в гораздо худшем положении и, судя по всему, не обладает достаточным кредитом доверия своих граждан.

Елена Хоштария 26 May, 2015 | 13:15:41

определенное недовольство было из-за отсутствия записи по поводу аннексионных процессов в наших регионах. Хотя это объясняется общей неэффективностью нынешнего правительства, в том числе дипломатии. Несмотря на это, роль ЕС, как в Женевском процессе так и в других формах, остается определяющим фактором решения конфликта с Россией.

Арман Меликян 26 May, 2015 | 13:19:58

Лауре Багдасарян

В порядке реплики. Хочу особо подчеркнуть еще рая - для Армении украинский кризис никака не мог послужить стимулом к отказу от предложенной ей формулы евроинтеграции по той причине, что Армения заявила о своем намерении вступить в Евразийский Союз за месяцы до начала Майдана в Киеве.

Александр Крылов 26 May, 2015 | 13:34:48

Уважаемая Лаура, все написанное Вами сегодня действительно имеет место, в целом полностью разделяю Ваше мнение. К проблемам безопасности еще можно добавить вызовы и потенциальные угрозы с юга, которые имеют для Южного Кавказа первостепенное значение (куда большее, чем для остальных членов ВП), но о которых часто забывают слишком увлекаясь другими сюжетами (типа соответствия европейским критериям и пр.). И эти сюжеты имеют важное значение, но все, что происходит совсем рядом с границами ЮК просто ужасает, конца этому не видно, зона действий приверженцев радикального ислама и построения Всемирного халифата неуклонно расширяется. Коллективный Запад смог разгромить военным путем ряд государств региона, но теперь не в состоянии оказать эффективного противодействия исламским радикалам.

Готовы ли государства Южного Кавказа противостоять этой угрозе, в какой мере могут гарантировать их безопасность внешние силы, прежде всего НАТО, США, ЕС? На фоне происходящих в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке трагических событий и нынешнего периода взаимного непонимания в отношениях России с США и ЕС я не вижу здесь поводов для особых надежд и оптимизма. Должна ли эта проблема учитываться при выработке политики государств ЮК по отношению к ЕС и ЕАЭС? По справедливому выражению Лауры, многие государства сейчас рады бы просто переждать бурю, пока не снесло их крыши. Действительно, характер угроз безопасности в настоящее время беспрецедентно высок, и есть вероятность, что желающим просто пережить бурю не удастся этого сделать потому, что буря сама может прийти в их дом. Поэтому особенно важно определить государственные приоритеты и искать реальные пути нейтрализации потенциальных угроз.

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 14:08:03

Пока участники соберутся на второй раунд дискуссии, хочу предложить свое видение вопросов в качестве затравки на сегодня.

С моей точки зрения украинский кризис развивается в двух внешнеполитических измерениях. Это противоречия между Украиной и Россией, и противостояние между Россией и так называемым собирательным Западом. В обоих случаях есть ряд вызовов, которые могут подорвать систему безопасности других стран, имею ввиду основные их составляющие.

Есть довольно укоренившееся утверждение, что согласись Украина на вхождение в ЕАЭС, Армения, как страна не стала бы столь важным претендентом для России на данной стадии формирования Евразийского Союза. Будь это иначе, настойчивость в отношении к Армении проявилась бы еще на стадии формирования и функционирования ТС. Решение официального Еревана развернуть свое направление от ЕС в сторону ЕАЭС - одна из очевидных проявлений воздействия украинского кризиса на интеграционную повестку Армении.

Другой наиболее сильный раздражитель для такого решения - возможность разморозки Карабахского конфликта. Участившиеся инциденты на линии фронта в Карабахе, беспрецедентные по участию сил, характеру, географии столкновений между армянскими и азербайджанскими ВС, которые происходили в течение всего 2014 года и продолжались до последнего времени с определенной периодичностью в первую очередь служили сигналом о возможности такой разморозки. Вызывает тревогу и то обстоятельство, что противоборство между Россией и западным миром может проявиться и в карабахском направлении, где сохранение режима прекращения огня при отсутствии миротворческих сил все же было возможно из-за многослойного и сложного баланса сил геополитических акторов, самих сторон конфликта и т.д. Этот баланс может быть разрушен.

Вообще, проблема разморозки конфликтов - вопрос наиболее актуальный, если учесть то обстоятельство, что сейчас каждая из сторон глобального противостояния в наших регионах преподносит свои внешнеполитические шаги как реагирование, а не - действие, исходящее из своих планов и интересов. Такой принцип держит в заложниках другие страны, которые как мне кажется сейчас рады бы просто переждать бурю, пока не снесло их крыши. Но не у всех это получается в силу разных причин.

Другая интрига - возможность разморозки Приднестровского конфликта. Как известно, Россия и Украина выступают как гаранты сохранения статус-кво. Более того, до последнего времени транзит российских военных в Приднестровье (миротворческие силы) осуществлялся через территорию Украины. И вот, в день открытия Рижского саммита 21 мая парламент Украины объявил о денонсации всего пакета документов по этому вопросу - транзиту сил и средств для располагающихся в Приднестровье российских миротворцев. Следом стало известно о решении Кишинева допустить использование аэропорта только в случае оповещения об этом за месяц вперед.

Референдум в Гагаузии, подписание интеграционных документов между Россией и Ю.Осетий, Россией и Абхазией. Все это продолжает ряд примеров, которые лично у меня вызывают те вопросы, о которых писала выше. Что вы думаете по этому поводу?

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 14:17:08

Реплика на реплику Александра Борисовича.

Ну не будем же мы теперь, дорогой коллега, утверждать, что вообще сам кризис во взаимоотношения между Украиной и Россией начался ровно час в час с началом Майдана, и что Украина до майдана с восторгом отнеслась к вопросу вступления в ЕАЭС, и что до этого долго не сопротивлялась и ТС? У меня совершенно другая точка отсчета начала всего того, что принято называть украинским кризисом.

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 14:37:51

Полностью согласная с Александром Крыловым по части новых вызовов, исходящих регионов, расположенных к югу и востоку от ЮК. Удручает пока что безостановочная фривольность так называемых радикальных исламистов, с которой они как чума проникают беспрепятственно в города и регионы и уничтожают мирных граждан. Вот где, с моей точки зрения можно скооперироваться противоборствующим геополитическим акторам, и возможно общая угроза отформатирует взаимоотношения и даст стимул иначе относиться к состязанию в евроазиатском континенте.

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 14:40:14

Мы в принципе ждем подключения Валерия Осталепа и Елены Хоштария и их мнений по поставленным вопросам. Буду также признательная Арману Меликяну и Александру Крылову за выступления конкретно по выдвинутым вопросам по своим странам.

Александр Крылов 26 May, 2015 | 14:43:25

Лаура, по моему об Украине писал Арман Меликян, вполне убедительно. Вы уверены, что Ваша реплика адресована мне?

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 15:00:20

Да, пардон, я напутала, реплика моя адресована Арману Меликяну. Спасибо, Александр Борисович за то, что открыли мне глаза)))

Елена Хоштария 26 May, 2015 | 15:46:37

Хочу отозваться на скепсис в отношение слоченности Грузинского населения вокруг европейской идеи.

Все очень просто, не надо знать сложные бюрократические понятия для того, чтобы сделать выбор между Западом и тем что предлагает Россия. Тот образ жизни, подход к человеку и те ценности, на которых основан Запад просто близки и привлекательны. Запад - это образ образования, свободы, развития, а Россия - это насилие, причем не абстрактное, а насилие, которое коснулось всех поколений.

При этом, у нас образовалась очень сильная прозападная политическая элита.

В течение более десяти лет поддержка ЕС и НАТО не опускалась ниже 65 процентов. Максимум пророссийских сил - это 10 процентов. В последних данных NDI были допущены методологические ошыбки. Многие просто не знали что такое евразийский союз.

Скоро вернусь с вопросами безопасности

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 16:02:03

Валерию Осталепу

Валерий, у меня вопросы относительно двух моментов Вашего мессиджа:

1. «для меня совершенно очевидно, что или Киев или другие игроки просто пытаются Приднестровье для давления на Россию, что конечно же не соответствует ни интересам Кишинева, ни интересам Приднестровья и в конечном итоге никак не способствует стабильности в этом регионе» - в чем резон запада разжигать очаг конфликта в стране, которая в принципе не сопротивляется более тесным отношениям с евроструктурами? Кому нужен еще один горячий очаг в зоне интересов и запада тоже и таким образом еще больше тормозить вообще продвижение программы ВП вперед, если, как Вы сами писали вчера, «Пять лет они закрывали глаза на любые нарушения, для того чтобы хвастаться историей успеха в Восточном Партнерстве»?

2. «Мое мнение, подводя итог, что начиная с 2008 года, Запад предпринял попытку ограничить политическое и экономическое влияние в нашем регионе. « - Очевидно имеете ввиду влияние России?

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 16:11:08

Елене Хоштария просьба технического характера

Дорогая Елена, приятно видеть Вас в нашем дискуссионном зале снова. Буквально несколько минут назад я обнаружила ваш ответ на мой вчерашний вопрос, который вы послали через кнопку ответить прямо под моим вопросом. Это тот случай, о котором я писала еще вчера и просила НЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ эту кнопку, так как ответы на вопросы садятся прямо под предыдущими мессиджами и как-то уплывают от внимания других участников. Пожалуйста, просто пишите свои ответы как обычные послания, чтобы было не сложно следить за всеми выступлениями участников.

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 16:26:32

Валерию Осталепу вопрос

Насколько сильны настроения и силы в Молдове, выступающие за объединение страны с Румынией. И считаете ли Вы лично такую перспективу вызовом безопасности для Молдовы?

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 16:30:09

Вопрос ко всем участникам

Если попробовать сгруппировать угрозы безопасности вашей страны на так называемые традиционные и новые (традиционные угрозы Армении, Грузии, Молдовы, России это .........), (новые угрозы Армении, Грузии, Молдовы, России это ...), то которые из них наиболее острые на сегодня для населения?

Арман Меликян 26 May, 2015 | 16:31:10

Лауре Багдасарян

Боже меня упаси, конечно, претендовать на абсолютно точную датировку начала кризиса в российско-украинских отношениях.Просто термин «Украинский кризис» вошел в обращение в результате того, что на фоне отказа президента Януковича подписывать соглашение о евроассоциации, в Киеве свергли действующую власть и начался процесс фрагментации Украины.Именно при таком понимании дискутируемого обозначения (а сам я его использую только в этом узком контексте) можно говорить о том, что данный кризис никак не мог повлиять на принятие 3-го сентября 2013 года действующим руководством Армении решения о вступлении в Евразийский союз.

Валерий Осталеп 26 May, 2015 | 16:41:16

Добрый день, уважаемые друзья.

В первую очередь не могу не отметить здравый подход нашего коллеги, Александра Крылова, который, на мой взгляд, точно отметил причину серьезных дебатов. Скорее всего, для тех, кто видит вопросы, которые мы вчера обсуждали, через призму идеалистичного подхода Запад или Восток, будет очень сложно воспринимать аргументы и детали, касающиеся необходимости работы кропотливого и ежедневного улучшении ситуации в своем государстве.

Надеюсь, что Александр и другие коллеги поняли, что я специально подчеркнул в случае с Грузией, что если там на самом деле существует такой консенсус по поводу евроатлантического выбора, то никто и ничего не помешает. Естественно, это была провокация с моей стороны, потому что, очевидно, что для самой Грузии, как и для Украины, Армении и Молдавии, совершенно неоднозначен факт, что именно поддерживает большинство населения. Я очень сомневаюсь, что большинство населения в наших странах понимают, что такое евро - и евроатлантическая интеграция, что для этого нужно делать и какова цена этим процессам. А если ты не понимаешь, то, как ты можешь быть в пользу или против чего-то? Поэтому перед, чем как говорить, что та или иная страна сделала свой выбор, необходимо в первую очередь узнать кто эти люди, которые определили этот выбор и на основе чего. Насколько я знаю ни в одной из стран Восточного Партнерства, никаких референдумов и никаких серьезных опросов никто не делал. А все заявления в ту или иную сторону, как правило, результат политики тех или иных деятелей.

Заканчивая эту тему, хочу лишь подчеркнуть что Евросоюз, на мой взгляд, нанес себе, и своим интересам непоправимый ущерб, попробовав продвигать такую политику, свидетелями и субъектами которых мы являлись в последние шесть лет, вместе с этим Восточным Партнерством. Обещая направо и налево «молочные реки», в это же время закрывая глаза на тех политиков, которые в самих этих странах занимались как раз что обратным, чем те ценности которые проповедует Евросоюз, ЕС добился того что люди в большинстве этих стран не будут воспринимать европейскую интеграцию как то что соответствует их интересам. Я уверен, что в ближайшем будущем подобные разочарования одна за другой ждет все страны Восточного Партнерства. К слову сказать, евроскептицизм продолжает нарастать и в самих странах ЕС, а наши соседи, Румыния, Болгария, Венгрия, Словакия, для тех, кто реально интересуются положением дел в стране, совсем не так красиво рисуют ситуацию в своей стране, как это было дл вступления, а сейчас все чаще и чаще занимаются лишь одним вопросом, куда бы эмигрировать из своих стран.

Переходя к вопросам, которые поставила Лаура для сегодняшнего дня дискуссий.

Происходящие события в Украине, я лично рассматриваю в еще более широком формате. Речь идет о противостоянии США – Китая и России, которой одно из главных целей было именно ослабление России и недопущение создания в евразийском пространстве нового консолидирующего фактора, имеющего определенную точку зрения по определенным процессам, и это касается не только европейского континента и генерировало конфликтную ситуацию лично для В. Путина и для самой России. С моей точки зрения наивно полагать, что между Россией и Украиной могут существовать какого-то рода конфликты которые могут решаться путем тяжелой артиллерии и танков и истреблением своих городов, и который нельзя было бы решить путем мирного диалога. Я высказываю свою сугубо личную точку зрения, но события, произошедшие в прошлом году в Украине и то, что продолжает происходить, вряд ли соответствует каким то европейским или международным стандартам, касающимся как смены власти так и решения конфликтов, какими бы они не были. Я не считаю, что конкретно между Россией и Украиной существуют какие-то неразрешимые вопросы, которые можно решить только путем оружия, поэтому военного конфликта между Россией и Украиной не существует. Я это воспринимаю как одну из форм конфликта между США и Россией, в котором Украина, к сожалению, играет роль пассивного исполнителя.

Можно вспомнить саммит в 2013 году, когда Януковича хватали за руки в прямом смысле чтобы, он подписал Договор об ассоциации, как будто бы от этого Договора зависело судьба всего континента. Мы можем вспомнить что произошло, после того как он отказался это делать. После того как Украина уже прописала этот Договор об Ассоциации, мы не видим чтобы Евросоюз особо тщательно бы интересовался уровнем коррупции который нисколько не уменьшился и какими то правами человека или демократией в Украине, и считает что происходящее в Украине либо нормально, либо соответствует европейским стандартам.

По поводу Приднестровья. Таким же образом проецируется и ситуация по Приднестровью. Напомню, что никакой особо конфликтной ситуации между Кишиневом и Тирасполем не существует. По прошествии времени, существуют формальные индикаторы того что Приднестровье самостоятельно вырабатывает свою политику. В то же время никакой конфликтности нет и никаких причин для возникновения конфликтов нет в природе, кроме как если кто-то это захочет сделать специально. Подчеркиваю, что между Кишиневом и Тирасполем, межу людьми, самой стране не существует абсолютно никаких проблем. Беспокоит то, что именно с Запада все чаще и чаще происходят какие-то события, которые могут провоцировать подобный конфликт, и более чем удивляет позиция Украины по данному вопросу, так как большинство их действий касающихся Приднестровья не только никак не скоординированы ни с Тирасполем, ни с Кишиневом, но вряд ли могут помочь решению этой проблемы, и для меня совершенно очевидно, что или Киев или другие игроки просто пытаются использовать Приднестровье для давления на Россию, что конечно же не соответствует ни интересам Кишинева, ни интересам Приднестровья и в конечном итоге никак не способствует стабильности в этом регионе. Мое мнение, подводя итог, считаю что начиная с 2008 года, Запад предпринял попытку ограничить политическое и экономическое влияние России в нашем регионе. Те страны, которые согласились быть инструментом в этом процессе, все либо уже проиграли, либо их ждет масса турбулентности в ближайшем будущем. Искренне надеюсь что Молдавия сумела выйти из этой ситуации с минимальными что пока потерями, хотя на данный момент все чаще слышны попытки со стороны Румынии объявить о своих претензиях относительно Молдавии, Украина в своих действиях пытаться дестабилизировать Приднестровье, а в самой Молдавии экономическая ситуация деградирует с каждым днем. Главными событиями пяти лет проевропейской власти Молдавии, которую поддерживает Евросоюз это то, что украден публично 1 миллиард евро главнейшими политиками нашей страны.

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 16:45:10

По поводу социологических исследований

Это не новость, когда специалисты, придерживающиеся разных, порою противоположных позиций, с недоверием относятся к результатам различных соцопросов, особенно по предпочтениям и настроениям населения стран при выборе различных векторов развития. Вот кажется кто-то из участников использовал формулировку «серьезное исследование», что лично у меня, как представителя организации, которая также занимается различными исследованиями вопросов дискурса и т.п., вызывает вопрос- а по каким критериям вообще определяют это исследование серьезное, или не очень? Если часто индикатором таких оценок служит то, совпадают ли результаты с политическими взглядами оценщиков, или не совпадает? Согласитесь, это - серьезная проблема для современных аналитиков.

Лаура Багдасарян 26 May, 2015 | 16:48:20

И предложение для вечернего раунда

Я бы просила сегодня также обратиться к вопросу о восприятиях интеграционных проектов России и ЕС в странах «Восточного партнерства», есть ли изменения в этих восприятиях с момента их публичного провозглашения?

О чему это я, если отчасти в своих выступлениях почти все участники обращались к этому аспекту? С точки зрения (не) реализованности планов и ожиданий, усугубления/или возможно (если таковые есть!) укрепления ситуации с безопасностью, вообще на уровне развивающихся в странах и между странами дебатов по поводу европейскости или проросийскости и т.д.

Я о дискурсе, о наиболее распространенных в последнее время терминах - проевропейский, пророссийский? Какими смыслами наполняются эти термины в ваших странах на уровне общественных публичных дискурсов? Что является конъюнктурой?

Валерий Осталеп 26 May, 2015 | 17:06:32

Да, уважаемая Лаура, я имел в виду влияние России. Я ужу исправил это в своем мессидже.

Теперь относительно Вашего первого вопроса.

Когда в условиях «болтологии» и «ничегонеделания», усугубленные коррупцией на самом высшем уровне (повторяюсь, при попустительстве высшего руководства страны), был украден 1 млрд. евро у налогоплательщиков Молдовы из банка, все это ЕС называет «историей успеха» ВП.

Какая причина для Запада спрашиваете Вы? А какая причина была у Запада не заметить 2 мая в Одессе в прошлом году, какая причина у Запада не замечать обстрел городов и сел из тяжелой артиллерии?
К ЕС все больше и больше претензий к тем стандартам, которые они употребляют: для себя одни, для других другие. Я искренне радуюсь за тех экспертов, которые считают, что евроатлантические процессы в их странах необратимы. Меня удивляет, почему результаты такие сомнительные? В Молдове, Европейский Союз пять лет покрывал коррумпированных политиков, всячески их поддерживал. Сегодня, когда их уровень поддержки подходит к нулю, ЕС заявляет, что европейской перспективы нет. Удивительная последовательность. А расшатывает Приднестровье Запад, по той причине, о которой я говорю 2 дня. Это попытка вытолкать Россию из этого региона.

Валерий Осталеп 26 May, 2015 | 17:40:27

Число этнических румын в Молдавии составляет 5%. Число голосующих за партии правого толка, говорящих об объединении с Румынией - приблизительно 7%, то есть реальная роль этих людей несущественна.

Но Румыния делает воинствующие заявления и постоянно провоцирует Молдавию. Безусловно, хоть это и провокация, но является угрозой в наш адрес. К тому же можете себе представить, как реагирует Приднестровье на подобные заявления со стороны Румынии. А если учесть что Румыния – член НАТО и ЕС, то насколько дружественны эти действия по отношению к нейтральной Молдавии?

Главной угрозой для Молдавии все-таки являются не внешние, а внутренние факторы: абсолютно коррумпированный политический класс и разваленная экономика. Эти два фактора не дают развиваться Молдавии и позволяют политическим игрокам использовать это в своих интересах.

Арман Меликян 26 May, 2015 | 17:45:26

Для рядового гражданина страны участие Армении в тех или иных интеграционных проектах оценивается исходя из их непосредственного воздействия на уровень его материального благосостояния и параметры качества жизни. Вопреки данным обещаниям и сформировавшимся на их основе ожиданиям, экономический спад в Армении в этом году налицо. И людям, вобщем-то, не важно отчего этот спад в действительности происходит – для многих эти негативные тенденции в экономике увязываются с решением о вступлении в Евразийский союз. На уровне экспертного сообщества часто звучат высказывания о бесперспективности интеграции в рамках названного союза в силу неспособности правящих элит стран-участниц организовать дееспособную бизнес-среду, способную создавать высококачественые и конкурентные на мировом рынке товары и услуги. К этому мнению следует прислушаться. Без понимания того, что соответствующая бизнес-среда может существовать лишь при качественно иной, отличной от доставшейся в наследство всем постсоветским странам, системе государственного управлени, никакие интеграционные проекты не дадут желаемого положительного результата. У меня сложилось такое впечатление, что действующие власти Армении от довольно-таки политизированного решения о вступлении в Евразийский союз ожидали получения определенных экономических преференций в первую очередь со стороны России. Не думаю, что эти ожидания имеют под собой реальную почву.

Александр Крылов 26 May, 2015 | 17:59:55

Уважаемый Валерий Осталеп поднял ряд интересных тем. По поводу европейского выбора и его соответствия реальности: действительно ситуация совершенно другая, чем 10-15 лет назад. Тогда все казалось легким и крайне привлекательным: господствовало представление, что вступить в ЕС - значит быстро решить все проблемы и обеспечить себе счастливое существование уже при жизни и еще на этом свете. Опыт новых членов ЕС и стран, устремленных в ЕС свидетельствует о том, что эти надежды не имели достаточного основания.

Почему ЕС ведет себя именно так и почему внутри ЕС отношения между разными государствами складываются столь непросто? Почему западные демократические лозунги часто совершенно не соответствуют реальной политике ЕС и его отдельных членов? Прежде всего потому, что имеются совершенно реальные интересы, которые не заявляются публично, но которые достигаются путем политической демагогии и игрой привлекательными лозунгами.

Почему ЕС не замечает или делает вид, что не замечает тех или иных упомянутых Валерием явлений, бед и трагедий? Причин много: не вполне самостоятельная политика ЕС, сильное внешнее влияние на эту политику; конкретные интересы евробюрократов, отдельных стран-членов, интересы бизнеса и пр., и пр. Перечислять можно до бесконечности, но в итоге все сведется к старой американской формуле: «он сукин сын, но это наш сукин сын».

Чтобы стать таким привилегированным сыном нужно проводить совершенно определенные действия и произносить совершенно определенные фразы. Делать это гораздо выгоднее и проще, чем искать реальный путь реформирования конкретных обществ в конкретных государствах и в конкретных условиях. Отсюда вытекают многие современные проблемы в Европе, большинстве стран ВП, да и в мире в целом.

Европейский выбор (опять же в продолжение написанного Валерием) это вовсе не осознанный выбор, какой-то совершенно определенный «столбовой путь» в светлое будущее с подробно прописанной картой всего пути. Для большинства это мечта о счастливом будущем, люди имеют право на мечту и здесь не следует искать рациональных объяснений. Но для других это способ политического существования, решения собственных проблем даже при осознании того, что произносимые красивые лозунги в принципе невыполнимы. В моральном плане все это весьма непривлекательно, но понятно с практической точки зрения. Если политик вместо мечты (Всемирной Коммунии, Всемирного халифата, Европейского выбора и пр.) будет говорить о том, что людям нужно добиваться счастливого будущего тяжким и упорным трудом, переживать беды, лишения и всевозможные невзгоды, - то есть говорить совершеннейшую правду, - никаких перспектив как у политика у него не будет. Людям нужна мечта, они «обманываться рады», но с годами у многих это проходит и они начинают смотреть на жизнь без розовых очков.

Полностью согласен с Валерием в том, что коллективный Запад разыгрывает страны ВП (и другие страны) в своей игре против России. И эта игра обусловлена совершенно конкретными интересами определенных государств и бизнеса. Но надеюсь, что подобная игра будет утрачивать свою остроту в условиях наступления новой разрядки. Это не завтра произойдет, но именно этот сценарий представляется куда более вероятным, чем дальнейшее обострение вплоть до совсем горячих форм взаимного непонимания.

Елена Хоштария 26 May, 2015 | 18:02:26

Основные угрозы безопасности Грузии сложились после распада Советского Союза и качественных изменений не претерпели

Первый блок угроз связан с притязаниями России на суверенитет Грузии в различных проявлениях: территории, поддержка сепаратистов, прямое вмешательство, оккупация и попытки аннексии; попытки вмешательства во внутренюю политику: поддержка политических сил и отдельных политиков, НПО, пропаганда с целью повлиять на внешнеполитический курс

В этом блоке угроз война в Украйне представляет новый этап: 1. Стало ясно, что Россия готова идти достаточно далеко для восстановления влияния в регионе; появились новые формы действий - гибридная война, «зеленые человечики», мягкая сила и т.д. 2. Европа и США впервые осознали, что Россия все еще представляет угрозу европейской безопасности и всерьез задумались о новой стратегии отношений. Эта ситуация в краткосрочной перспективе резко усиливает угрозы со стороны России, хотя открывает шансы болЬшей консолидации Запада и болЬшей вовлеченности в регион.

Второй блок угроз связан со строительством государства и демократических институтов. Несмотря на то, что последние годы были интенсивными с точки зрения реформ, и Грузия превратилась в позитивный пример трансформации в постсоветском пространстве, нет гарантий необротимости процессов.

Валерий Осталеп 26 May, 2015 | 20:38:37

Давно не слышал такого грамотного анализа. Подписываюсь под каждым словом уважаемого Сергея Крылова. Остается лишь добавить, что в большинстве стран ВП, существующие проблемы безопасности, не могут решаться не «из-за России» и не из-за «отсутствия европейской перспективы». Не Путин мешает бороться с коррупцией и не Меркель приедет наводить порядок в финансах и кумовстве. Пока мы в своих государствах не наведем порядок и не начнем решать главные проблемы сами, нам так и будут рассказывать то о скорой европейской интеграции, то об ее отсутствии. И чем больше правды и реализма будет в словах политика, тем больше будут утверждать, что он анти-европейский. Германия и Голландия вообще не понимает таких слов, но порядку и конкуренции нам надо у них научиться. А если совсем коротко: Норвегия и Швейцария - страны с самым высоким уровнем в Европе. Однако в ЕС не вошли, но как-то решили свои проблемы без Восточного Партнерства. В краю угла наших взаимоотношений должны быть конкуренция и компетентность.

Арман Меликян 26 May, 2015 | 21:01:37

Затрагивалась тема глобального противостояния в формате США - Россия+Китай. В философско-мировоззренческом отношении это противопоставление отражает и определенное понимание собственной безопасности и если для США и их союзников обеспечение безопасности понимается в качестве глобального доминирования и контроля, то для потенциальных оппонентов эта безопасность сводится к предотвращению любых посягательств на вмешательство во внутренние дела и недопущению игнорирования их основополагающих интересов. Для более наглядного понимания масштабов процесса стоит дать более широкую панораму ресурсов и возможностей сторон, а также расширить список основных акторов.Для того, чтобы составить лучшее представление о масштабах и некоторых параметрах соперничества мировых силовых центров в наше время, вероятно стоит иметь в виду то обстоятельство, что США, Великобритания, Канада, Австралия и Новая Зеландия, так или иначе составляющие ядро группы государств, совместно продвигающей проект глобализации, непосредственно контролируют 27.5 миллионов квадратных километров суши планеты, имея при этом население, чуть превышающее 433 миллиона человек. Нацеленная на противодействие реализации данного проекта Россия, вместе со своими наиболее, по ее мнению, вероятными и желанными союзниками – Китаем и Индией, контролирует около 29,9 миллионов квадратных километров суши, тогда как совокупная численность населения этих трех гигантов составляет примерно 2,670 миллиарда человек. При этом, если группировка стран – сторонниц глобализации достаточно однородна с точки зрения своих лингвистических, культурных и религиозно-мировоззренческих характеристик, а также имеет общую историю образования институтов государственности и правосудия, то государства-антиглобалисты характеризуются своей абсолютной разностью по всем перечисленным выше параметрам самоидентификации. Следует отметить и то, что глобалисты обладают несоразмерно большим влиянием на страны Африки, Южной и Центральной Америки, Ближнего Востока и Океании, чем потенциальное содружество противников глобализации. Приведенные выше данные, несомненно, впечатляют, однако отнюдь не являются однозначным свидетельством того, что исход разворачивающегося соперничества или возможного жесткого противостояния предопределен – удача,скорее всего, будет сопутствовать той стороне, которой будет под силу определить и эффективно внедрить такую новую повестку формирования глобального миропорядка, которая будет способна расстроит единство противного лагеря и лишит смысловой нагрузки основные преследуемые им цели.

Елена Хоштария 26 May, 2015 | 22:11:21

Интересы, в том числе геополитические есть у всех, в том числе у Европы и США. Но главное отличие запада от России в том, что в реализации этих интересов соблюдаются определенные правила игры. Хороший пример переговоры между Грузией и Россией по вступлению в ВТО. Несмотря на заинтересованность США вскорейшем вступлении России в ВТО, на Грузию никто не дaвил и в переговорах пришлось учесть и наши интересы.

Александр Крылов 27 May, 2015 | 00:55:31

По поводу последнего сообщения Армана Меликяна:

При сопоставлении совокупной мощи формирующихся полюсов современного мира необходимо учитывать, что один из этих центров осуществляет проект всемирного масштаба, который уязвим уже в силу нереальности поставленных целей. Оппоненты ставят куда более скромные, но реальные цели регионального масштаба и на роль всемирного вершителя судеб пока не претендуют (и, надеюсь, не будут претендовать в будущем).

Неверно определенная цель делает бесполезными самые героические усилия по ее достижению - отсюда американские провалы в разных регионах мира (ББВ, Северная Африка, Латинская Америка). Справедливо ли говорить о несоизмеримо большем влиянии США и их союзников в регионах, где их политика привела к всеобщей анархии, а также в Латинской Америке с ее новым «левым маршем» и антиамериканизмом?

В самих США многие политики рассматривают результаты американской политики как совершенно катастрофические, среди них хорошо известный на территории б.СССР сенатор Маккейн. Вряд ли здесь дело только в том, что нынешний президент США из Демпартии, а Маккейн республиканец.

О возможном исходе возможного жесткого противостояния: как раз стремление к мировому глобальному масштабу является ахиллесовой пятой сторонников глобализации во главе с США. Ситуацию можно охарактеризовать следующим образом: «Идиотизм политики наших властей с лихвой компенсируется идиотизмом политики США всемирного масштаба». Но если цель состоит в создании ситуации всеобщего хаоса и достижения таким образом своих собственных целей, во всем происходящем можно увидеть не идиотизм и постоянные провалы, а определенную логику.

Другим проектом всемирного масштаба является Всемирный халифат - «зеленый интернационал», который пришел на смену другому всемирному проекту - красному коммунистическому интернационалу. Это еще один формирующийся полюс современого мира и во многом от него будет зависеть будущее направление развития современной цивилизации.
В итоге мы можем получить систему трех мировых полюсов, в состав которых войдут (или будут к ним тяготеть) остальные страны, которые не слишком преуспели в своем развитии и которые часто называют мировой периферией. Страны ВП сейчас находятся в ситуации витязя на перепутье: «Направо пойдёшь – коня потеряешь, себя спасёшь; налево пойдёшь – себя потеряешь, коня спасёшь; прямо пойдёшь – и себя и коня потеряешь». Важно не забывать, что в итоге все будет зависеть от готовности самого витязя решать встающие перед ним проблемы, а не от обещанной ему помощи непредсказуемых и коварных волшебников и чародеев.

Лаура Багдасарян 27 May, 2015 | 09:22:34

III день

Доброе утро, коллеги. Это - последний день нашей дискуссии. Хотела бы просить всех действовать по следующему распорядку.

Сначала я бы просила выступить по вопросам (последняя порция), выдвинутым мной вслед за этим сообщением.

В силу специфики нашей работы это вы, конечно, можете сделать в удобное для себя дневные часы. А также выступать или обменяться мнениями по тем вопросам, которые считаете важными, но по разным причинам, не были подняты.

Но прошу, чтобы ближе к вечеру (учитывая разницу во времени в наших столицах) не указываю конкретный час, вы сделали бы свои итоговые резюме данной конференции.

По традиции я прошу участников также ответить на два конкретных вопроса по ходу и специфике данного формата, что помогает нам в дальнейшем организовывать такие дискуссии, надеюсь, с большей пользой для участвующих специалистов.

В конце дня, в районе 21-22 часов по Еревану и Тбилиси, и 20-21 часов по Москве и Кишиневу, я выступлю со своим итоговым резюме и официально объявляю о завершении нашей работы.

Лаура Багдасарян 27 May, 2015 | 09:49:50

Распорядок дня и вопросы

(1) Перспективы

- Какие факторы могут повлиять на наметившуюся разрядку в отношениях между Россией и США/европейскими странами и структурами как в плане ее укрепления, так и в плане срыва?

- Как с вашей точки зрения может отразиться на программу ВП в целом и на главные ожидания ваших стран от этой программы заявленный принцип дифференцированного подхода и сотрудничества с членами ВП?

- Какие геополитические, военно-политические и другие процессы и события, проходившие в ваших и соседних регионах наиболее сильно могут отразиться на безопасности ваших стран?

- Какой градус «самочувстия безопасности» для ваших стран вы бы определили по 5 бальной шкале?

(2) Итоговые резюме

(3) Вопросы по ходу конференции

- Что конкретно дала вам данная дискуссия как специалистам - новую информацию по теме, новое знакомство с коллегами, материал в целом, который может быть использован в вашей дальнейшей работе и т.п.?

- Насколько был (не)удобен и (не)эффективен данный формат работы лично для вас?

(4) Завершение конференции с выступлением ведущего.

Желаю всем во всех смыслах удачного дня.

Арман Меликян 27 May, 2015 | 10:19:24

Я воздержусь называть нынешний этап российско-американских отношений в качестве пролога к разрядке существующей напряженности - это, скорее, некая временная смена «теплового» и «скоростного» режима взаимодействия, в ближайшей перспективе не содержащая предпосылок к серьезным изменениям качественного характера. В США уже идет подготовка к следующим президентским выборам и не исключно, что отношения с Россией в контексте украинского кризиса станут предметом конюнктурных спекуляций конкурирующих кандидатов. При этом миротворцев среди уже известных претендентов на место хозяина Белого дома я пока не вижу.Другое дело, что если понадобится начать вторую фазу украинского кризиса, скажем, по описанной мною выше схеме, то у действующей администрации больший выбор - она может сама стать инициатором, а может и передать право на реализацию и ответственность за последствия следующему президенту США.

Елена Хоштария 27 May, 2015 | 10:58:54

До выборов 2016 года в США никаких существенных изминений в отношениях США и России не будет. Уже ясно, что внешняя политика будет играть важную роль на этих выборах, в том числе провалившаяся перезагрузка и агрессия России в регионе. Динамика отношений будет зависеть от развития событий в Украйне; отчасти, также, от ситуации на Ближнем Востоке.

В отношениях наших стран с ЕС, в кроткосрочной перспективе ожидать резких изминений не стоит. И Из-за внутренних прцессов и из-за переоценки отношений с Россией ближайшее время мы будем сконцентрированы на развитие уже существующих форматов. Целесообразно развить большую координацию ьежду Грузией, Украиной и Молдовой, как ьежду странами АС. К началу следующего года Украина и Грузия получат безвизовый режим. Конечно же, это направление тоже зависит от дейсвий России в Украине и какую тактику действий решит выбрать Россия. Новый веток вооруженных действий может ускорить определенные решения. Также на процесс повлияет внутриполитическая ситуация в наших странах.

Самое сильное влияние на безопасность Грузии будет иметь внутриполитическая ситуация в России и развитие событий в Украине. Также важна роль Турции.

Градус «самочувствия безопасности» - 4

Александр Крылов 27 May, 2015 | 11:58:49

Приветствую всех участников дискуссии. Вопросы Лауры столь серьезны, что они достойны того, чтобы отвечать на них по пунктам.

1 Перспективы

- Какие факторы могут повлиять на наметившуюся разрядку в отношениях между Россией и США/европейскими странами и структурами как в плане ее укрепления, так и в плане срыва?

В пользу наметившейся разрядки могут сыграть следующие факторы:

- общая угроза России, США и ЕС со стороны ИГ и радикального ислама в целом

- президентские выборы в США 2016 г. могут способствовать более адекватной оценке политики США и корректировке курса в сторону большего прагматизма и соответствия реалиям современного мира (более не однополярного)

- негативное влияние на экономику и социальную сферу режима взаимных санкций. Преодоление этих негативных последствий для России, США и ЕС возможно только в условиях новой разрядки и нормализации отношений

- проблемы связанные с последствиями последнего расширения ЕС. Их решению препятствует конфликт ЕС и РФ, они могут решаться куда более успешно в случае нормализации отношений с РФ

- нарастание проблем внутри ЕС: противоречия по поводу будущего развития ЕС (все большая степень централизации или наоборот), между государствами спонсорами и государствами реципиентами, проблемы энергобезопасности, утраты доступа на российский рынок, проблемы роста численности неинтегрированных в общество этнических и конфессиональных сегментов населения, рост влияния радикального ислама, неуправляемый поток беженцев из нестабильных регионов и пр. В сложной ситуации внутри ЕС с явной тенденцией к ее дальнейшему обострению конфронтация с Россией очевидно противоречит интересам ЕС и это будет способствовать отходу от прежнего конфронтационного курса

- тенденция к нормализации конфликтов в приграничных с Россией странах (Украина, Молдова, Южный Кавказ), успешное развитие мирного процесса с перспективой нахождения взаимоприемлемого компромисса

- непрогнозируемые изменения глобального и регионального характера

- непрогнозируемые изменения российской политики против наметившейся разрядки могут сыграть следующие факторы:

- президентские выборы в США 2016 г. могут вызвать рост воинственных настроений и привести к более радикальной политике США по обеспечению мирового доминирования с ужесточением конфронтации с теми государствами, которые этот курс не считают для себя приемлемым

- нарастание конфронтации и трансформация имеющихся или формирующихся полюсов современного мира в системы противостоящих друг другу военно-политических блоков

- сохранение высокой степени зависимости политики ЕС от США

- неготовность США и ЕС учитывать интересы России в соседних странах и в мире в целом, их принципиальное неприятие российской политики в мире и на постсоветском пространстве

- тенденция к обострению конфликтов в приграничных с Россией странах с постепенным ее втягиванием в эти конфликты и их возможным распространением на приграничные россйские регионы (Украина, Молдова, Южный Кавказ), нарастанием степени вовлеченности в эти конфликты США, ЕС, НАТО, ИГ и других радикальных организаций

- интересы влиятельной части американского бизнеса в переориентировании ЕС на поставки энергоносителей из США в контексте сланцевой революции. Ужесточение курса на вытеснение с европейского энергетического рынка традиционных российских поставщиков путем дальнейшего обострения отношений и ужесточения санкций против России

- непрогнозируемые изменения глобального и регионального характера

- непрогнозируемые изменения российской политики

- Как с вашей точки зрения может отразиться на программу ВП в целом и на главные ожидания ваших стран от этой программы заявленный принцип дифференцированного подхода и сотрудничества с членами ВП?

Только сугубо положительно при условии, что на деле будет задействован принцип «и - и», с должным учетом их интересов и существующих в каждой из стран ВП реалий. Если же будет доминировать стремление использовать страны ВП как разменную карту в геополитических играх - вряд ли проект пойдет на пользу странам ВП и будет иметь историческую персективу (подобно ГУАМ и др.).

- Какие геополитические, военно-политические и другие процессы и события, проходившие в ваших и соседних регионах наиболее сильно могут отразиться на безопасности ваших стран?

Основными угрозами безопасности России на глобальном уровне являются нынешний конфликтный характер ее с США, ЕС, НАТО и нарастание активности сил радиккального ислама (ИГ и пр.) с вероятностью их скорой активизации в приграничных государствах и на территории РФ. Причины глобального характера оказывают негативное влияние на зоны конфликтов в приграничных с Россией странах, что также превращается в угрозу безопасности РФ.

- Какой градус «самочувстия безопасности» для ваших стран вы бы определили по 5 бальной шкале?

Здесь определяющим представляется не характер угроз безопасности государству (которые всегда были и будут многочисленными), а способность государства противостоять этим угрозам и степень поддержки политики властей со стороны населения, степень готовности населения при наихудшем сценарии идти на жертвы и лишения.

Современная Россия коренным образом отличается от Франции 1940-года или от России 1917-го с ее массовой партией «пораженцев». Уже поэтому нынешняя Россия имеет высокий градус «самочувствия безопасности».

В настоящее время, несмотря на все наши российские внутренние и внешние проблемы, я могу оценить ее 5 баллами. Очевидно, что такая оценка может показаться многим коллегам слишком оптимистичной. Необходимо подчеркнуть, что для властей России критически важно суметь сохранить высокий уровень поддержки со стороны населения, что в нынешней ситуации является весьма сложной задачей.

Валерий Осталеп 27 May, 2015 | 13:44:27

Добрый день, уважаемые коллеги.

Извините за позднее включение в дискуссию. По вопросам Лауры Багдасарян:

- Какие факторы могут повлиять на наметившуюся разрядку в отношениях между Россией и США/европейскими странами и структурами как в плане ее укрепления, так и в плане срыва?

Не вижу причин для подобных утверждений, не вижу мотивов, по которым можно было бы заявлять, что между США и Россией наметились какие-то перспективы смены нынешнего положения. Я поддерживаюсь мнения, что существующий на данный момент конфликт нужно воспринимать под другим углом: США-Китай и Россия, и то, что на данном этапе разменной монетой является Украина, еще не означает что завтра - послезавтра этой разменной монетой не может оказаться Кавказ, Казахстан или другие станы, стратегически важные для безопасности России. Поэтому мой прогноз более пессимистичен, и я считаю, что в ближайшее время Украина будет «сбитым летчиком» и «сыгранной картой», а на очереди и другие.

- Как с вашей точки зрения может отразиться на программу ВП в целом и на главные ожидания ваших стран от этой программы заявленный принцип дифференцированного подхода и сотрудничества с членами ВП?

Этот принцип ровно из той же категории «болтологии» что доминировал в Восточном Партнерстве и до сих пор. Можно подумать, что с 2008 года Европейский Союз подходил к ВП как к единому союзу. Отдельные акценты и специфические методы, и свой собственный подход к каждой отдельной стране, мы имеем, начиная с 2009 года. Сейчас просто ЕС исчерпал все другие популистские заявления, чем может кормить эти страны, и использует практически последний, абсолютно пустой метод, который не несет в себе никакого реального заряда, потому что и до сих пор принцип дифференциации был во главу угла этого ВП и поэтому никакого абсолютно нового эффекта или нового изменения ждать не приходиться. И вообще я хочу подчеркнуть: ВП это мертворожденный ребенок с самого начала, никакого эффекта он дать не мог и мы с вами становимся свидетелями как потихоньку этот проект просто сворачивается. Мы можем посвятить отдельную конференции теме того что ЕС предложит в обозримом будущем, сразу после ликвидации ВП, или как будет выглядеть новое ВП «релоудед», но мой прогноз, что сама эта программа больше уже никому ничего не принесет, кроме того, хочу подчеркнуть что Украина в ближайшем будущем никакого безвизового режима не получит. По поводу Грузии, в моих самых оптимистичных сценариях - через 2 года, да и то если ничего не поменяется что то с политической точки зрения.

- Какие геополитические, военно-политические и другие процессы и события, проходившие в ваших и соседних регионах наиболее сильно могут отразиться на безопасности ваших стран?

Молдавия находиться на стыке геополитических процессов и в следующих годах основной угрозой для нас будет возможный распад Украины, постоянный угрозы со стороны Румынии, и конфликт между США и Россией, в котором Молдавию постоянно будут пытаться перетягивать то на одну, то на другую сторону.

- Какой градус «самочувстия безопасности» для ваших стран вы бы определили по 5 бальной шкале?

Градус «самочувствия безопасности» - 2, исходя из угроз о которых я говорил в предыдущем вопросе, плюс тяжелая экономическая ситуация, и высокий уровень коррупции в стане.

Арман Меликян 27 May, 2015 | 15:08:41

Заявленный ЕС принцип дифференцированного подхода к участникам программы ВП по региону Южного Кавказа будет иметь следствием определенное смещение акцентов и большую свободу и автономность взаимодействия соответствующих структур ЕС со всеми субьектами данного региона - членами ООН Азербайджаном, Арменией, Грузией, с частично признанными Абхазией и Южной Осетией, а также с никем не признанной Нагорно-Карабахской Республикой. Ранее, пока ЕС предпочитало рассматривать наш регион в качестве единого сегмента, а прямые контакты с его полупризнанно-непризнанными субъектами были минимальны и крайне затруднительны. Возможно теперь в этом отношении ситуация изменится.

Арман Меликян 27 May, 2015 | 15:21:29

Пока что главной и непосредственной угрозой безопасности Армении остается агрессивная политика Азербайджана, постоянно угрожающего решить карабахский конфликт посредством применения военной силы, а также составляющая органичное продолжение этой политики угроз инициированная официальным Баку гонка вооружений. С сожалением должен констатировать, что из трех стран-сопредседателей (Россия, США, Франция) Минской группы, взявших на себя посредническую миссию по урегулированию этого конфликта только Россия осуществляет крупные поставки вооружения в Азербайджан. В том же контексте определенную угрозу содержит также и осуществляемая Турцией против Армении транспортная блокада.К категории потенциальных угроз можно причислить действия ИГ, а также возможные эксцессы, связанные с вероятностью осуществления проекта независимости Курдистана, в том числе и за счет граничащих с Арменией юго-восточных курдонаселенных регионов современной Турции.

Арман Меликян 27 May, 2015 | 15:23:07

На данный момент градус «самочувствия безопасности» для Армении я бы оценил в 3 балла.

Александр Крылов 27 May, 2015 | 17:47:13

Уважаемые коллеги, по-видимому все пожелавшие уже высказали свое мнение по поводу последней порции поставленных Лаурой вопросов и пришло время переходить к заключительной части.

Что конкретно дала вам данная дискуссия как специалистам - новую информацию по теме, новое знакомство с коллегами, материал в целом, который может быть использован в вашей дальнейшей работе и т.п.?

Дискуссия была полезной по нескольким причинам.

Поставленные вопросы посвящены важнейшим проблемам для наших стран и свидетельствуют о высоком профессионализме организаторов.

Принципиально важно, что большинство приглашенных экспертов откровенно высказывали свое мнение по сложным современным проблемам, а не занимались повтором заезженных пропагандистских штампов (что было весьма распространено в недавнем прошлом).

Откровенность и профессионализм коллег из Армении и Молдовы дала возможность сопоставить мои представления об основных проблемах наших стран с другими мнениями. Несмотря на имеющиеся различия в оценках (они при прочтении текстов вполне очевидны) степень близости позиций и самого видения современной ситуации с Арманом Меликяном и Валерием Осталепом меня приятно удивила.

Надеюсь, что это отражает те процессы, которые происходят в экспертной среде, и что тенденция к ослаблению пропагандистской составляющей и преобладанию профессионального, самостоятельного и предметного анализа будет получать дальнейшее развитие. Это пошло бы на пользу всем представленным в дискуссии странам.

- Насколько был (не)удобен и (не)эффективен данный формат работы лично для вас?

В дискуссии участвовали три из шести стран ВП. Сложности с приглашением экспертов из АР на фоне арестов и длительного пребывания в заключении наших азербайджанских коллег понятны. По этому поводу можно высказать только глубочайшее сожаление и надежду на то, что в итоге эта ненормальная ситуация закончится благополучно для наших азербайджанских коллег и они будут освобождены.

Острота ситуации на Украине, в том числе в экспертной среде, также вызывает понятные оргсложности. Но думаю, что участие эксперта из РБ можно было обеспечить и белорусский взгляд был бы весьма полезен. Возможно, было бы полезным участие представителя или представителей Евросоюза, который играет как минимум весьма важную роль и участвует в проекте наряду с шестью странами ВП.

Предложенный формат был удобен, технических проблем не возникало. В плане эффективности предложенного формата организаторов можно только поздравить. Надеюсь, что они продолжат свою работу на столь же высоком профессиональном уровне при поддержке посольства США в Армении. За эту поддержку хочу выразить особую благодарность посольству США в Армении и выразить надежду, что их российские коллеги из посольства РФ в Ереване сумеют использовать положительный американский опыт и не менее успешно взаимодействовать с экспертной средой.

Елена Хоштария 27 May, 2015 | 20:07:37

Спасибо за дискуссию. С точки зрения организации и модерации все было отлично. Конечно же обсуждение интеграционных процессов в регионе без Украины не дает полноценную картину и было бы желательно соблюсти баланс позиций и представит все стороны.

С точки зрения соденжания, еще раз убедилась, что наши позиции с Россией совершенно несовместимы. Но было интересно еще раз послушать аргументацию. Также, дискуссия демонстрировала различия в оценках и целях между странами региона, которые в разной степени стоят перед серьезными вызовами безопасности.

Валерий Осталеп 27 May, 2015 | 20:31:14

В качестве резюме хотелось бы добавить:

ВП это инструмент ЕС который не хуже и не лучше предыдущих. Просто впервые ЕС используется для вытеснения России из стран бывшего СССР, посредством мифов и фантазий. Если бы Грузия, Армения, Молдавия и т.д.- могли бы развивать самостоятельно свою экономику, решать проблемы безопасности - мы были бы независимы. Я не считаю свою страну независимой - не молдавский народ решает какой должна быть его политика - внутреняя и внешнея. Пока мы не станем суверенными - ни ЕС ни ТС не будут являтся опцией или осмысленным выбором. ЕС это понимает но настаивает что знает лучше. И поэтому ничего существенного от этого вранья не ожидаю. Извините за прямоту.

Также хотелось поблагодарить всех участников дискуссии за честный и откровенный разговор, а также организаторов за предоставленную возможность обменяться видениями на обсуждаемые вопросы. Был очень рад пообщаться с вами, надеюсь на продолжение контактов.

Арман Меликян 27 May, 2015 | 20:36:18

Хочу поблагодарить коллег из Грузии, Молдовы и России за откровенный и содержательный диалог по довольно широкому спектру вопросов. Действительно, настало время для предметного разговора по существу и любые затертые штампы были бы лишь во вред. Особая благодарность модератору - уважаемой Лауре Багдасарян, за организацию всего процесса и умение фокусировать внимание участников на действительно важных аспектах той или иной проблемы. С технической точки зрения никаких проблем не возникало - все было просто. Был рад поучаствовать в совместной работе и еще раз всем большое спасибо за такую возможность пообщаться.

Лаура Багдасарян 27 May, 2015 | 21:27:02

Заключительные итоги

Уважаемые коллеги, участники дискуссии. Темы и вопросы, которые были предложены вам для обсуждения, всего лишь часть всего комплекса аспектов, формирующих нынешнюю ситуацию безопасности наших стран, регионов и безопасности с более широким географическим охватом. Мы ведь не обращались к таким составляющим безопасности, как экономическая, внутренняя, коммуникационная, военно-политическая и т.д.

Но даже в этом ракурсе (интеграционном, как наиболее актуальном в течение последнего времени для наших стран, и наиболее часто артикулируемом на публичном уровне) и с участием всего по одному представителю только лишь из 4 стран, открылся целый спектр позиций и толкований одних и тех же вопросов. Вообще должна заметить (и, как пояснение того, почему именно из этих стран, и не было Беларуси, Украины, Азербайджана), что мы посчитали интересным участие представителей стран, подписавших с одной стороны соглашения по Ассоциированному членству (Грузия, Молдова), а с другой стороны – (Армения, Россия), являющихся членами Евразийского Союза. Интрига заключалась в этом. Не уверена, что выбор страны как участника дискуссии может обеспечить баланс позиций в ходе дискуссии. И наша дискуссия и выраженные в ней позиции – тому подтверждение этой.

Не буду разбирать все совпадения и разъезды на 180 градусов позиций по всем разобранным нами вопросам и аспектам в течение прошедших трех дней. Остановлюсь только на последней порции вопросов, которые в принципе суммируют контент в целом.

Самый интересный и симптоматичный с моей точки зрения был вопрос по «самочувствию безопасности», так как, повторяю, отвечали на вопросы представители стран из двух пока что вербально конкурирующих интеграционных проектов (подчеркиваю, проектов, как интеграционных схем по экономическому и политическому взаимодействию).

Даже при учете сугубо субъективному подходу к этому вопросу и наполнению этого «самочувствия» разным воприятием со стороны участников, все же оценки (Молдова - 2, Армения - 3, Грузия - 4 и Россия - 5) действительно симптоматичны. У Молдовы, проблемы безопасности которой до последнего времени больше исходили из ситуаций внутреннего характера, самая низкая оценка.

У Армении, для которой самые сильные раздражители исходят от внешнего мира, почти серединное состояние. И даже стратегическое партнерство с Россией, военно-политическое сотрудничество с ней в силу известных и отмеченных и в нашей дискуссии причин, не внушает уверенности и оптимизма. Хотя, если взять за основу опять же умение населения идти на осознанные лишения и другие сложности, должна без ложной скромности подчеркнуть, что с этой точки зрения в принципе у нас может быть и более высокое «самочувствие».

Для Грузии, у которой, как подчеркнула Елена Хоштария (и в этом она – не исключение в Грузии), самая большая угроза исходит от России (в принципе которой сейчас некогда заниматься Грузией из-за известных причин), уровень самочувствия по безопасности – 4.
И лучше всех себя ощущает Россия, на все 5 баллов, потому что, как подметил Александр Крылов, она ощущает собственные силы реагировать на угрозы безопасности и имеет поддержку со стороны населения.

С удивлением должна заметить, насколько разнопланово восприняли участники мой вопрос по дифференцированному подходу ЕС к странам ВП, и к чему это может привести в будущем.

Так, В. Осталеп уверен, что ни к чему новому, дифференцированный подход – не новость, и вообще он – скептик в вопросе евроинтеграционной «болтологии». А.Крылов усматривает в этом возможность участия и в евроинтеграционных и евразийских проектах, чему примером может служить Армения. Правда, он не говорит о России и в целом взаимодействии между двумя проектами, но не исключаю, что такой сценарий может быть у ряда российских специалистов и политиков в уме. Для А. Меликяна – это возможность установления контактов между ЕС и частично признанными и не признанными образованиями. Что ж, это чересчур сложный сценарий, но в наше трудно предсказуемое и калейдоскопическое время возможно и такое в не знаю каком будущем. Для Елены Хоштария большая дифференциация должна проходить между первой и второй группой стран ВП. И это – справедливо с точки зрения представителя страны, которая пошла на многие лишения ради вступления в европейскую систему в качестве полноправного ее члена.

Лаура Багдасарян 27 May, 2015 | 21:35:34

Послесловие

Коллеги, это - официальное завершение нашей дискуссии.

Хочу поблагодарить всех за сотрудничество и приятные высказывания в адрес нашего центра.

Это пространство будет закрыто через пару часов, а материал будет выставлен на первой странице нашего сайта и доступен всем пользователям. Должна информировать вас, что в течение прошедших дней мы постоянно распространяли некоторые выдержки материала в Фейсбуке. Через дней 10-12 материал в сокращенном виде будет распространен в очередном номере нашего электронного бюллетеня на армянском, русском и английском. языках среди более чем 400 специалистов из разных стран, занимающихся проблемами наших регионов.

Желаю всем удачи.

По материалам: regioncenter.info

Азербайджан Армения безопасность Грузия дипломатия Евросоюз Россия



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2021 | НОК | info@kavkazoved.info