На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

СТАВРОПОЛЬСКОЕ «ПРИГРАНИЧЬЕ»: ДАВНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПОТЕНЦИАЛ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Алексей ЧИЧКИН | 04.07.2016 | 00:00

Ставропольский край, как и Северный Кавказ в целом, характеризуется полиэтничным составом населения, стихийной миграцией, политической нестабильностью, социально-экономической неустроенностью (1). Вхождение Ставрополья в 2010 году в Северо-Кавказский федеральный округ привело к определённым позитивным подвижкам, однако копившиеся на протяжении длительного периода проблемы и нерешенные задачи оказывают негативное влияние как на социальное самочувствие, так и на степень адаптации многих категорий населения к динамично меняющимся социально-экономическим условиям.

После почти 15-летнего тренда сокращения численности населения демографическая ситуация в Ставрополье улучшается. Однако в районах края, примыкающих к национальным автономиям, она по-прежнему близка к стагнации. Кроме того, не следует сбрасывать со счетов фактор переселенцев в сопредельные районы края из соседних субъектов Российской Федерации, в частности – из Республики Дагестан (вследствие более благоприятных в этих же районах условий трудоустройства, соцобеспечения и т.п.) Между тем, уровень экономических связей края с соседними автономиями, по данным торговой статистики этих субъектов Федерации, к настоящему времени составляет не более 70 % от уровня 1988 года.

По последним данным «Росстата», на 1 октября 2015 года численность населения Ставропольского края составляет 2 миллиона 801 тыс. человек. Это на 7,3 тысячи больше, чем в прошлом году (2). Данный прирост можно рассматривать как условный, особенно если учитывать обширную территорию края и «разбросанность» сравнительно крупных демографических центров по всей его территории. Например, в 20111 году 

численность населения увеличилась на 1,5 тыс. человек. Сокращение численности населения произошло в 21 территории края. Процесс депопуляции в большей степени затронул сельские районы, в 2011 году численность сельских жителей сократилась на 6,9 тыс. человек. В условиях естественной убыли населения, которая в 2011 году составила 1,4 тыс. человек, рост числа граждан обеспечен за счет миграции. Объем зарегистрированного миграционного прироста населения в 2,1 раза превысил естественную убыль (3).

По данным Министерства труда и социальной защиты края (май 2016 г.), число многодетных семей в крае за 2015 г. возросло примерно на 2600. Но около 70 % этого прироста достигнуто в восточных и южных районах края, причем почти столько же таких семей приходится на переселенцев (количество которых с конца 1990-х – начала 2000-х ещё более увеличилось) из соседних автономных республик. По тем же данным, «в рамках Концепции повышения рождаемости в крае, малоимущие семьи с детьми имеют возможность получения государственной социальной помощи как на общих основаниях, так и на основании социального контракта. А с января 2013 года в крае введена дополнительная мера социальной поддержки нуждающихся семей, в которых после 31 декабря 2012 года родился третий или последующий ребенок. Это ежемесячная денежная выплата в размере величины прожиточного минимума для детей в крае. На 1 октября 2015 года ежемесячную выплату получают более чем 15 тысяч семей. Еще одна мера социальной поддержки многодетных семей, – награждение многодетных матерей медалью «Материнская слава» с выплатой в размере от 30 до 70 тысяч рублей» (4). Все эти цифры, конечно, «успешные», но не столь значительные для такого крупного региона, как Ставрополье.

В то же время, «...негативным фактором является сдвиг родов к более позднему возрасту, что может стать причиной преобладания семей с одним ребенком. Для поддержания положительной динамики в демографии недостаточно даже двух детей в семье. Уже сегодня показатель рождаемости в крае значительно ниже необходимого для устойчивого роста населения - 1,617 при необходимом - в 2,1–2,5» (5).

Подчеркнем, что в районах, примыкающих к национальным республикам, доля населения старших возрастов (45 лет и более) приближается к 70-75 %, причем это относится в основном к коренному (русскому) населению. А среди переселенцев с их стабильно высоким уровнем рождаемости, преобладает молодежь, зачастую без каких-либо профессиональных навыков в плане конкретной производственной работы. Потому доля торговли и смежных видов деятельности (т.е. сектора услуг) в приграничных районах края в их ВВП к 2016 г., согласно статистическим данным, превысила 35-45 % (Андроповский, Апанасьевский, Арзгирский, Левокумский, Курский, Кировский, Предгорный районы).

Заметим, что внешние границы Ставрополья за советский период (с 1921 г.) менялись 4 раза, причём неизменно в сторону уменьшения его территории. Так, ко второй половине 1950-х край был «отделён» от Каспийского моря (эти районы были распределены между Астраханской, Грозненской областями и Дагестаном). В тот же период и немного позже ряд высокоплодородных земель сельхозназначения края были переданы Карачаево-Черкесии, Чечено-Ингушетии, Калмыкии, Северной Осетии. Оспаривать соответствующие решения Москвы, принятые и реализованные Москвой, вряд ли целесообразно. Вместе с тем, стоит констатировать, что  вышеуказанные факторы на деле стали первичным звеном в постепенном нарастании социально-экономических, в т.ч. внешнеэкономических и демографических проблем в Ставрополье (6).

 

Ставропольский край в 1957-1991 гг.

Так, по данным администрации Кировского района (сопредельного с Кабардино-Балкарией и Северной Осетией), «...бюджеты муниципальных образований Кировского района дотационные; муниципалитеты при принятии решения об участии в каких-либо общекраевых программах сталкиваются с проблемой изыскивать дополнительные средства. При этом отсутствуют гарантии по включению в программу даже при выполнении всех условий. Данная проблема касается не только Кировского района, но и всего Ставропольского края. Из 330 муниципальных образований Ставропольского края 135 имеют очень высокую степень дотационности (более 70%). И, если поселение участвует в одной-двух краевых программах, то из-за недостаточности средств приходится отказываться от участия в других немаловажных программах» (7).

А вот выводы рабочей группы при правительстве Ставрополья (создана в 2011 году) по развитию восточных (соседних с Калмыкией, Дагестаном, Ингушетией и Чечней) районов края: «...На территории восточных районов по-прежнему преобладает теневая экономика. Реальных цифр по сельхозпродукции мы не имеем, поскольку всё (или большая часть) реализуется в теневом порядке. Овощеводство, бахчеводство – всё находится в тени. Жители Дагестана, Калмыкии, Волгоградской области приезжают на территорию края, вывозят отсюда молоко, мясо, и тоже всё это в теневом порядке. Кроме того, федеральные госструктуры поэтапно «уходят» из отдаленных районов края. 

В частности, за последние годы существенно секвестировали краевые отделения миграционной и налоговой служб, Росреестра, Роспотребнадзора, БТИ, Сбербанка, как и лесхозы, «Крайводоканал». Ранее существовавшие в приграничном Курском районе, сопредельном с Дагестаном, Чечней, Ингушетией, Северной Осетией и Кабардино-Балкарией, филиалы этих учреждений выводятся в соседние, более крупные (и при этом отдалённые. прим. ред.) города – Георгиевск, Новопавловск, Зеленокумск. С одной стороны, правильно: нужно сокращать чиновничий аппарат. В то же время, район теряет квалифицированные кадры, а вместе с ними и налогооблагаемую базу. А, главное, – вдумчивое внимание к местной проблематике» (8).

С 29 мая с.г. возобновилось железнодорожное сообщение Ставрополье (г. Дивное) – Элиста. Тема несостыковок или «консервации» железных дорог, что уже не первое десятилетие ущербно для социальной сферы и экономического развития Северного Кавказа и Нижнего Поволжья, была рассмотрена ранее в ряде публикаций (9). Возможно, что постоянная работа этой важной межрегиональной артерии остановит социально-экономическую стагнацию ряда сопредельных районов Ставрополья и Калмыкии. Собственно, для активного развития этих районов данная артерия и была построена в 1968-1969 годах. Но с середины 1980-х ее работа периодически прерывалась. Тем не менее, с начала 1950-х годов без движения находится и ряд других транспортных проектов, нацеленных на комплексное социально-экономическое развитие не только Ставрополья, но также и Дагестана, Ростовской области, Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии. 

Кроме того, некоторые эксперты небезосновательно отмечают, что в крае (как и в ряде других регионов) ещё к середине 1980-х годов сложился «переизбыток» местных административных районов, в большинстве своем дотационных и экономически малодееспособных. Этот фактор затрудняет оперативное управление / регулирование социально-экономическим развитием Ставрополья и ряда соседних территорий. Порой складывается впечатление, что либо чиновников надо хотя бы как-то трудоустроить, либо в «центре» существует нежелание что-либо менять из опасений появления в некоторых субъектах федерации сравнительно крупных внутренних районов...

Природные условия на Ставрополье являются во многом оптимальными для развития как сельского хозяйства, так и перерабатывающей промышленности, что особенно актуально в условиях экономических санкций и политики обретающей некоторое практическое наполнение политики импортозамещения. По результатам опросов граждан, большая их часть занята именно в сельском хозяйстве – в 2,5 раза больше, чем во всех отраслях промышленности. Однако невысокий в целом уровень инвестиционной активности усиливает отсталость сельского хозяйства, снижая степень его механизации: каждый четвёртый респондент указал, что для его рабочего места характерна значительная либо очень значительная физическая нагрузка. Именно технологическое отставание аграрного сектора провоцирует миграционные настроения среди молодёжи, что порождает неудовлетворительное социальное самочувствие также и у представителей других возрастных категорий населения (10).

Согласно имеющимся оценкам, производство плодоовощей, винограда и бахчевых культур в некоторых районах Ставропольского края, по многим экспертным оценкам и оценкам экономических форумов Ставрополья (2015-2016 гг.), может быть увеличено в целом втрое, а мясных и молочных продуктов – соответственно, в 2,5 и в 2 раза при выработке и реализации целенаправленной линии на комплексное социально-экономическое развитие этих районов. Это, в свою очередь, наряду с очевидными социальными преимуществами такого тренда, включая положительные тенденции в демографии тех же районов, да и всего края, внесёт надлежащий вклад в продовольственное импортозамещение. По словам министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачёва, «ассортимент российской продукции пищевой и перерабатывающей промышленности достаточно разнообразен и широк, доля импорта по основным видам потребительских товаров снижается» (11).

Однако ресурсов для дальнейшего роста более чем достаточно. Напомним в этой связи, что около 15 % объема общесоюзного производства бахчевых культур, 13 -15% - мясной продукции и около 20% % хлопка-сырца в РСФСР в начале 1050-х - середине 1960-х производилось в районах Ставрополья, граничащих с соседними территориями РСФСР (включая Карачаево-Черкесию, входившую в состав края до 1991 года, за исключением 1944-1956 гг.). Эти цифры едва ли требуют комментариев...

Если же в более широком контексте, численность пенсионеров в крае в последние 20 лет почти достигает 30% в общей численности его населения (12). Между тем, на протяжении 1950-х - 1970-х годов этот показатель составлял максимум 15-18 %. 

Думается, что уже только эта социальная динамика требует переосмысления государственной социально-экономической политики едва ли не во всех районах края. Комплексная поддержка сельхозпроизводителей позволит переломить негативные социально-экономические тенденции, в том числе увеличение смертности, выйдя на стабильный рост продолжительности жизни и улучшение качества жизни людей. 

Примечания

(1) Авксентьев В. А., Гриценко Г. Д., Дмитриев А. В., Зинев С. Н., Майборода Э. Т. Конфликтный регион: экспертное мнение // Вестник Южного научного центра РАН. 2009. Т. 5. № 3. С. 15–21.
(2) В Ставропольском крае улучшается демографическая ситуация // http://news.1777.ru/29040-v-stavropolskom-krae-uluchshaetsya-demograficheskaya-situaciya.html
(3) Чигринцева И.В. Пути решения проблем демографической ситуации в Ставропольском крае // Стратегия устойчивого развития регионов России. 2012. № 12. С. 131-136.
(4) В Ставропольском крае улучшается демографическая ситуация // http://news.1777.ru/29040-v-stavropolskom-krae-uluchshaetsya-demograficheskaya-situaciya.html
(5) В Ставропольском крае улучшается демографическая ситуация // http://news.1777.ru/29040-v-stavropolskom-krae-uluchshaetsya-demograficheskaya-situaciya.html
(6) См., например: «Экономика восстановленных автономных республик» // Мюнхенский Институт по изучению СССР-Восточной Европы, 1971 г.; «Промышленность Ставрополья: отрасли, проблемы, решения (материалы краевых исследований)» // Ставрополь (ДСП), 1979 г.
(7) Доклад Главы администрации Кировского муниципального района на заседании правления Ассоциации "Совет муниципальных образований Ставропольского края" // http://www.akmrsk-portal.ru/officials/texts/2851/
(8) Правительство Ставропольского края подступается к решению проблем восточных районов // http://budennovsk.org/?p=66976
(9) См., напр.: Чичкин А. Северный Кавказ: социальная и экономическая востребованность межрегиональных проектов // http://www.kavkazoved.info/news/2016/03/10/severnyj-kavkaz-socialnaja-i-ekonomicheskaja-vostrebovannost-mezhregionalnyh-proektov.html; Чичкин А. Развитие транспортной инфраструктуры на Северном Кавказе: экономить - себе дороже.... // http://www.kavkazoved.info/news/2016/01/09/razvitie-transportnoj-infrastruktury-na-severnom-kavkaze-ekonomit-sebe-dorozhe.html; Чичкин А. Через горы, через расстояния... второе северокавказское «кольцо» в контексте общероссийского экономического пространства // http://www.kavkazoved.info/news/2014/11/28/vtoroe-severokavkazskoe-kolco-v-kontekste-obscherossijskogo-ekonomicheskogo-prostranstva.html
(10) Гриценко Г.Д., Маслова Т.Ф. Социальное самочувствие ставропольчан в трудовой сфере: общероссийский контекст // Наука Красноярья. 2015. - № 5 (22). - С. 46-56.
(11) Кавказский агрорынок: придет ли ЭКО?  // http://kavkazgeoclub.ru/content/kavkazskiy-agrorynok-pridet-li-eko
(12) Ставропольский край в цифрах. Краткий статистический сборник. Росстат. – Ставрополь.2015. с. 9

Материал подготовлен в рамках проекта Научного общества кавказоведов, «Этнокультурная идентичность в контексте интеграционных процессов на постсоветском пространстве», при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации №79-рп от 01.04.2015 и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Союз пенсионеров России» 

грант-2016 демография Кавказ миграции Ставропольский край экономика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
24.07.2016

И. Алиев в своем выступлении на саммите в Варшаве высоко оценил «поддержку...

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

19.07.2016

Мэр Кисловодска Александр КУРБАТОВ: «Я стараюсь выстраивать политику города в таком направлении, чтобы...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
2016 год на Южном Кавказе:

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2017 | НОК | info@kavkazoved.info