На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

С ИСКРЕННИМ НЕДОУМЕНИЕМ (ПОЛНЫЙ ТЕКСТ)

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Александр СКАКОВ | 06.07.2016 | 21:16
1 комментариев

Представляем вниманию читателей полную версию авторского текста письма Александра Юрьевича Скакова по актуальным вопросам научной жизни Республики Абхазиия, вызвавшего значительный резонанс среди общественности и в научных кругах этой страны. Сокращённый текст письма был опубликован в газете "Республика Абхазия"

С искренним недоумением и, не скрою, с некоторой брезгливостью прочел в «Нужной газете» за 16 июня 2016 г. статью историка из Абхазского государственного университета Алексея Папаскира «Абхазам нужна подлинная история своего народа». Амбиции автора статьи очень велики, вполне очевидна его обида на абхазских чиновников и правительство Республики, вручающих ордена, титулы академиков и государственные премии не ему, а другим ученым, по его мнению, менее заслуженным и патриотичным. Местами, особенно там, где речь заходит об основном объекте нападок А. Папаскир академике Олеге Бгажба, статья принимает характер откровенного доноса, напоминающего о незабвенных временах Лаврентия Павловича Берия и его присных. О.Х. Бгажба, оказывается, «слабый организатор», он «не полностью освободился от влияния грузинских фальсификаторов», его гражданскую позицию «трудно назвать безупречной», да и вообще, уровень у нее, как удалось измерить А. Папаскир, «невысокий». А в конце статьи автор проговаривается, откровенно признавая цель её написания: «уговаривать уже своих абхазских чиновников оградить наших детей от подобных же фальсификаций, выходящих из-под пера теперь уже некоторых своих титулованных историков». То есть ставка делается на административный ресурс, на цензуру, на затыкание рта инакомыслящим, а определять, что именно является фальсификацией, видимо, будет сам Алексей Папаскир.

Вполне очевидно, что О.Х. Бгажба, археолог и историк, ученый с мировым именем, глубоко антипатичен Алексею Папаскир, не соответствует его представлениям о настоящем ученом и подлинном патриоте. Что еще не нравится господину Папаскир и что он хочет изменить? Следующая и не менее важная мишень для его обличений - Абхазский институт гуманитарных исследований (АбИГИ), который он с явной иронией называет «Центром абхазоведения». В чем суть претензий? АбИГИ, как считает Папаскир, «не справляется со своими обязанностями», целенаправленно проваливает важные задачи, имея своей целью исключительно «увековечить старые бесславные работы» своих сотрудников. Не завершена и не опубликована многотомная «История Абхазии», не подготовлен к изданию сборник, направленный на опровержение пресловутых грузинских «Разысканий по истории Абхазии/Грузия» (1999 г.). 

При этом Институт не хочет «переходить на грантовую систему, чтобы, принимая заказы, зарабатывать деньги». Представляя Российскую Федерацию, где грантовая система функционирует уже давно, могу сказать только одно: и правильно делает АбИГИ, что не хочет на нее переходить. Гранты, по сути, раздаются чиновниками, а уверены ли мы, что чиновники лучше, чем ученые, знают, что нужно для Абхазии и для развития науки в Абхазии? Гранты, в первую очередь, пойдут на пиар-акции, имеющие быструю отдачу, а не на многолетние и фундаментальные исследования. Кроме того, у нас с завидной периодичностью случаются экономические кризисы, а в эти периоды всё грантовое финансирование сокращается или прекращается. Ведь гораздо проще не дать грант, чем урезать уже сверстанный и утвержденный бюджет. И сажаются наши ученые на голодный паек, поскольку чиновники, как российские, так и абхазские, урезать свои зарплаты и доплаты себе любимым даже и не думают.

Как считает А. Папаскир, АбИГИ тщетно отчитывается количеством изданных книг и защищенных диссертаций, ведь в них нет «не только значимых, но заметных открытий». Что показательно, подобных претензий А. Папаскир не выдвигает к другим научно-исследовательским центрам Абхазии, к тем же Абхазскому государственному университету, к Центру стратегических исследований при Президенте РА. Странное у господина Папаскир представление о науке, тем более, об исторической. Но к его собственным научным «открытиям» мы вернемся чуть позже. Сейчас лишь отметим, что в любой науке, и, тем более, в исторических науках настоящие открытия происходят очень редко и требуют многолетней подготовительной работы, проведения бесчисленных экспедиций, повседневной работы в архивах, обсуждения предварительных итогов на научных конференциях. И только спустя десятилетия другие ученые соглашаются с гипотезой, она становится фактом науки, научным открытием. 

Что же касается работы Абхазского института гуманитарных исследований, ни у кого из специалистов или же просто заинтересованных наблюдателей не вызывает сомнений, что у этого крупнейшего исследовательского центра Абхазии есть свои проблемы. Во-первых, нехватка молодых кадров, слишком малое количество молодых и подающих надежды специалистов. Видимо, некоторые профессора Абхазского государственного университета недостаточно хорошо выполняют свою важнейшую функцию – обеспечить существование кузницы кадров для многопрофильной гуманитарной науки Абхазии (а ведь А. Папаскир в должности профессора ведет там, вроде бы, пять учебных дисциплин…). Кроме того, не будем забывать о копеечных даже по меркам Абхазии зарплатах сотрудников АбИГИ. В итоге АбИГИ явно стареет, ведь тому же Олегу Бгажба уже почти 75 лет, а руководителю отдела археологии Игорю Цвинария – почти 78. 

И тем не менее. Достаточно сравнить отдачу (КПД) АбНИИ и однотипных с ним учреждений по всему Кавказу. А я вас уверяю, что аналогичные исследовательские центры Северного Кавказа финансируются из российского бюджета ощутимо лучше, чем АбНИИ. Где же их «открытия», где организованные ими археологические экспедиции, проведенные ими научные конференции, изданные ими монографии и сборники трудов? На этом фоне Абхазский институт явно выигрывает по всем позициям. Можно еще сравнить его с дышащим на ладан сходным с АбИГИ по своим функциям Юго-осетинским научно-исследовательским институтом (г. Цхинвал). Он не был сожжен оккупантами, а его финансирование (он же работает при правительстве республики), думается, не уступает финансированию АбИГИ. Но результаты (а они, конечно, есть) достаточно скромные.

В то же время, АбНИИ, «не осилив», пока что, многотомной «Истории Абхазии» создал много такого, за что любой гражданин Абхазии, да и просто друг Апсны, должны быть ему глубоко признательны. Опубликован фундаментальный и доскональный «Абхазский биографический словарь» (2015 г., редактор В.Ш. Авидзба), совместно с российскими учеными создана выдержавшая два издания (в престижной академической серии!) коллективная монументальная монография «Абхазы» (2007, 2012 гг., ответственные редакторы Ю.Д. Анчабадзе и Ю.Г. Аргун), издан великолепный трехтомник научных трудов Владислава Ардзинба (2015 г.). Издаются, кроме сборников трудов, многотомные сборники документальных источников по истории Абхазии XVIII-XX вв. Недавним событиям, трагическим и героическим страницам истории Абхазии, посвящены фундаментальнейшие монографии В.М. Пачулиа и А.Ф. Авидзба. 

Тут, кстати, есть проблема, и в этой связи более активно должно работать Посольство Абхазии в РФ: абхазские издания не поступают в книжные магазины и в библиотеки не только стран дальнего зарубежья, но и России, а система книгообмена, как известно, уже давно разрушена. Вот этим имело бы смысл заняться, а не только борьбой с «грузинскими фальсификаторами истории» в рамах своей достаточно узкой аудитории. Пока же приходится абхазские научные издания везти на себе (в чемодане), лично передавая их ученым и библиотекам самых различных стран.

А. Папаскир (научные работы которого по указанной выше причине никому не известны за пределами Абхазии) безосновательно волнуется, что в переиздаваемой сейчас во всем мире академической справочной литературе, в первую очередь, в энциклопедиях, «политическая и историческая элита Грузии» внедряет свою концепцию, лишающую Абхазию как прошлого, так и настоящего или будущего. Он ссылается на вышедшую в 2004 г. в Москве «Энциклопедию стран мира», где Абхазии, как страны, просто нет. Следует напомнить уважаемому профессору, что Российская Федерация признала независимость Республики Абхазия 26 августа 2008 г. Соответственно, в 2004 г. РФ признавала «территориальную целостность» Грузии в границах бывшей Грузинской ССР, из чего и исходили авторы энциклопедии. Сейчас же, в выходящих томах «Большой Российской энциклопедии» (или БРЭ, работа над этим аналогом «Большой Советской энциклопедии» близится к концу), Абхазия представлена в надлежащем объеме и вполне достойно (чем занимается, кстати, автор этих строк), а в Сухуме каждый может убедиться в этом, посмотрев тома БРЭ в Национальной библиотеке или в библиотеке АбНИИ (кстати, привозились они туда, опять же, не Посольством Абхазии в РФ, а лично мною).

Чем еще, кроме книжной продукции, оправдывает свое мизерное бюджетное финансирование АбНИИ? Научными конференциями и археологическими экспедициями. Ежегодно проводится несколько научных абхазоведческих и кавказоведческих форумов, собирающих ученых из разных стран (в том числе, из пресловутого дальнего зарубежья), издаются их материалы. Отношение к Абхазии в мировой интеллектуальной элите в результате медленно, но неуклонно меняется. Археологические экспедиции, во-первых, приносят бесспорные открытия (к примеру, во всем мире очень велик интерес к находкам нашей совместной Ткуарчальской археологической экспедиции), во-вторых, создают международное содружество абхазоведов, привлекая к это тематике ученых не только из РФ, но и из стран Евросоюза. Но все это неинтересно Алексею Папаскир. Важно лишь то, что его заслуги перед абхазоведением не оценили и не дали денег (ему и двум его уважаемым коллегам) на создание некоего «фонда по развитию историографии». 

Алексей Папаскир почему-то уверен, что историей Абхазии занимается одно из направлений абхазоведения (или же самостоятельная наука) – историография. Вынужден его разочаровать, обычно даже студенты-первокурсники знают, что историография является не более чем одной из специальных исторических дисциплин (или наук), занимающейся историей исторической науки, то есть анализом основных тенденций и проблем в осмыслении нашего прошлого. Кстати, и столь любезным сердцу А. Папаскир обличением всяческих фальсификаций и борьбой с лженаукой. А самим нашим прошлым занимается история, древнейшим же прошлым – археология, которую называли «историей, вооруженной лопатой». 

Опубликованная А. Л. Папаскир монография (докторская диссертация) «Обезы в древнерусской литературе и проблемы истории Абхазии» (2005 г.) производит двойственное впечатление. Вполне логичные и справедливые инвективы против «грузинских фальсификаторов» во главе с очень престарелой Мариам Лордкипанидзе уже не новы и не интересны. В Абхазии все это уже и без того всем известно, а для научных изданий России и других стран это, мягко говоря, не актуально. В абхазоведении, в изучении истории Абхазии, существует огромное количество интереснейших проблем, сложнейших вопросов, и именно ими, как мне думается, следует заниматься. Создание фундированной и логично обоснованной, основанной на тончайшем анализе фактов и источников истории Абхазии станет самым достойным ответом любым фальсификациям истории Апсны, 

Но, хорошо, борьба с фальсификацией и лженаукой сама по себе действительно может стать смыслом жизни того или иного специалиста. Но далее возникают неожиданные ссылки, странные пассажи, присущие, скорее, журналисту, чем профессиональному ученому. А. Папаскир, как на истину в последней инстанции, ссылается на явно устаревшую концепцию П.Н. Ушакова (1920-1940-е гг.) о том, что мегрелы не являются картвелами (здесь, как и в случае со сванами, дело за не ангажированным лингвистом, способным разобраться в соотношении картвельских языков и их связях с внешним миром), на пресловутые и не поддержанные мировой исторической наукой гипотезы Г.Ф. Турчанинова, возвращается к безнадежно устаревшей концепции о переселении в Абхазию то ли древних египтян, то ли древних эфиопов. Но, в этих случаях, мы имеем дело хотя бы с учеными, которые могут заблуждаться, чьи гипотезы могут отвергаться. Если А. Папаскир импонирует уровень развития исторической науки первой половины XX века, что же, это его право. Но здесь же А. Папаскир ссылается на некоего безответственного ростовского журналиста Александра Лудова, написавшего в газете в 2002 г. что аргонавты, оказывается, плыли не к берегам Западного Закавказья, а к устью Дона. Этот фантаст, не утруждая себя какими-либо аргументами, связал столицу Колхиды Эю с Кобяковским (Кобяково) городищем возле Ростова. Но А. Папаскир, видимо, узрел в тексте Лудова нечто больше, и приписал ему отождествление древней Эи уже не с Кобяковским, а с Ливенцовским городищем (а это примерно тоже самое, как перепутать Гульрипш и Новый Афон, они находятся с разных сторон от города Ростов-на-Дону!), даже не выяснив, что дата этого археологического памятника – 2000-1700 гг. до н.э., а мифические аргонавты плавали (если плавали!) минимум на 500 лет позже, в XIII-XI вв. до н.э. И этот псевдонаучный бред А. Папаскир также выдает нам за истину в последней инстанции.

Любые сентенции, угодные ему, любые фантазии, способствующие (как ему кажется) росту престижа Абхазии, А. Папаскир принимает как факт, не подлежащий критике. Ну что же, в этом он уподобляется тем же самым грузинским фальсификаторам науки, только его фальсификация обращена в другую сторону и имеет другой знак. О профессионализме А. Папаскир как историка свидетельствует и тот факт, что на «Аргонавтику» Аполлония Родосского он ссылается не по научным комментированным изданиям переводов, а по популярному школьному пересказу Н.А. Куна «Легенды и мифы древней Греции». И это не единичный случай в его «научной методологии», их можно множить и множить. И, правда, зачем ссылаться на первоисточники, ведь и без них гораздо проще «бороться с фальсификациями»? Еще более потрясает, когда А. Папаскир в качестве первоисточника, в том числе, по греческой мифологии, ссылается на роман Д.Л. Мордовцева «Прометееево потомство». Так мы скоро дойдем до ссылок в научных работах на романы Донцовой и Марининой. И такой уровень «науки» нам следует считать эталонным, такие, с позволения сказать, «специалисты» имеют право оценивать работу своих коллег и целых научных коллективов? О чем здесь еще можно говорить? 

Чувствуется, все же, что Алексей Папаскир не является профессиональным историком, ему ближе, видимо, филология (он же изначально был кандидатом филологических наук!), изучение российско-абхазских литературных связей (Алексей Папаскир «Абхазия в русской прозе XIX столетия». Сухум. 2004). Что же, тема интересная и нужная, можно пожелать ему успеха в ее разработке, но не стоит считать себя «гуру» и ученым во всех науках, сходным с известным специалистом по языкознанию корифеем всех наук И.В. Сталиным. Я не хотел бы уподобляться господину А. Папаскир в жанре доносов, но не могу не обратить внимание руководства АГУ и лично уважаемого мною ректора Алеко Гварамия на то, что сотрудник ведущего вуза Абхазии занимается явно не выполнением своих профессиональных обязанностей. Амбициозность, безграмотность, не скрываемые комплексы и фобии…. Жаль, что такие профессора учат абхазскую молодежь…

Александр СКАКОВ, кандидат исторических наук, координатор рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН, научный сотрудник Института археологии РАН, заслуженный деятель науки Республики Абхазия, руководитель (с российской стороны) совместной российско-абхазской археологической экспедиции (с 2002 г.)

Абхазия

     
 

Комментарии

 
     
 
Гость | 29.07.2016 | 11:06
 
 
 

С ни менее искренним недоумением прочитал ваше письмо, и не смог устает от краткого комментария к нему. К большому сожалению, вы не коснулись главной проблемы, что в своей статье пытался донести до читателя А. Л. Папаскир. О. Х. Бгажба и АбИГИ стали объектом критики, т. к. в первую очередь их деятельность направлена на развитие исторической науки Абхазии, которая сегодня пребывает в очень плачевном состоянии. Достаточно взглянуть на издательскую деятельность отдела истории АбИГИ, которую возглавляет О. Х. Бгажба, и этот отдел, за все послевоенное время, а это 23 года, ни сделал ничего существенного по истории Абхазии раннего средневековья, когда этот период является одним из неизученных и противоречивых периодов нашей истории. И в этом периоде, как раз-таки ярко прослеживается влияние грузинских фальсификаторов, т. к. многие вопросы до сих пор приняты с их подачи. Стоит отметить, что вопрос образования Абхазского царства, который до сих пор объективно не решен, не стал объектом исследований за прошедшие 23 года, когда в источниках есть множество информации, подтверждающей, что оно было образовано ранее. Это разве не насущная проблема современной историографии Абхазии? Вы говорите, что всем известно о фальсификации со стороны М. Д. Лордкипанидзе и др. грузинских историков истории Абхазии, и считаете, что это не актуально для России и других стран. Но вы не задаетесь вопросом об актуальность этих проблем для Абхазии. Так если всем все очевидно, то почему нет изменений в трактовках исторических событий прошлого Абхазии, и от издания к изданию передается все та же, разработанная и сфальсифицированная грузинскими историками советского периода информация. Думаю, что вас, как координатора рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН, эти вопросы должны волновать как ни что другое. Но почему-то вы не видите этих проблем.

 
     
  ответить  
     
 
 


Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
24.07.2016

И. Алиев в своем выступлении на саммите в Варшаве высоко оценил «поддержку...

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

19.07.2016

Мэр Кисловодска Александр КУРБАТОВ: «Я стараюсь выстраивать политику города в таком направлении, чтобы...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
2016 год на Южном Кавказе:

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...

МИГРАЦИЯ И ЯЗЫК. ПУШТУНЫ В ПАКИСТАНСКОМ ВЫСОКОГОРЬЕ
Анализ миграционных процессов и этнолингвистической ситуации в различных частях иранского мира могут дать дополнительное понимание реалий Кавказского региона. Работа немецкого исследователя Маттиаса Вайнрайха, изданная Кафедрой Иранистики Ереванского государственного университета, посвящена вопросам языка и языковой среды пуштунских мигрантов севера Пакистана. Основная цель работы  - анализ роли пуштунских мигрантов в многоязычной среде региона и влияния этой среды на выбор модели коммуникации и языка общения. Книга, практически целиком основанная на полевом материале автора, может представлять интерес для широкого круга востоковедов, социологов и социолингвистов.



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2017 | НОК | info@kavkazoved.info