На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ЭХО МИРОВОГО КРИЗИСА, ДОЛГИ И НАДЕЖДЫ НА ТУРИЗМ: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИТОГИ 2021 ГОДА В АРМЕНИИ

Публикации | Давид ПЕТРОСЯН (Армения) | 05.01.2022 | 11:21

9 ноября голосами правящего большинства принял бюджет страны на 2022 год. Уже несколько лет правительство Пашиняна не исполняет полностью статьи по капитальным расходам, за что критикуется независимыми экспертами в сфере экономики и финансов. Согласно бюджету на 2021 год, экономический рост был предусмотрен в размере 3,2%, а инфляция была заложена на уровне 4% (±1,5%), что можно признать достаточно консервативными показателями. Дефицит бюджета был запланирован в 5,3% от ВВП, в то время, как только по начало мая внешний долг достиг отметки в 73,6% от ВВП.

Особо отметим, что МВФ, обычно жёстко контролирующий основные бюджетные параметры, на этот раз не использовал свои институциональные возможности по снижению этих показателей. Одно из объяснений тому – сокращение после «44-дневной войны» в Карабахе и тяжёлого «коронавирусного» 2020 года ВВП Армении на 7,6 %. Кроме того, резко выросло число групп населения, требующих срочной, масштабной и адресной социальной поддержки: семьи погибших, инвалиды, лица, нуждающиеся в реабилитации, беженцы. Особая статья – военные расходы (обустройство новых рубежей, пополнение техников и боеприпасами, проектирование и строительство новых оборонительных рубежей и пр.), поддержка непризнанной Нагорно-Карабахской Республики и реализация там ряда крупных восстановительных программ.

Соответственно, сворачивались некоторые социальные и инфраструктурные программы и проекты, которые должны были «закрыть» ряд проблем в зоне землетрясения, жилищного и инфраструктурного строительства и др. В первом квартале 2021 года временами казалось, что экономика не выдержит, а полный коллапс – неизбежен. За этим внимательно следила ликующими заголовками бакинская пресса.

Однако коллапса не произошло; более того, наметились признаки восстановительного роста. В условиях высокого уровня дефицита государственного бюджета и долга, правительство искало пути для снижения финансовой напряженности. В этом контексте следует рассматривать принятие решения об установлении госпошлины в размере 15% от международной цены за выдачу лицензий, разрешений и сертификатов на вывоз сырьевых товаров, в частности ферромолибдена, концентрата меди и молибдена в третьи страны, при условии сохранения высоких международных цен. Данная мера правительства, которой сопротивлялись горнодобывающие компании, принесла в казну около 140-150 млн. долларов за отчетный год.

Отметим, что с 1 января 2021 года, в течение всего года сохранялся запрет на импорт турецкой продукции, прежде всего сырьевой и полуфабрикатов. Ранее Армения импортировала из Турции товары на сумму в 250-270 млн. долларов в год. По некоторым предварительным оценкам, эта сумма снизилась на 70%. По вопросу продолжения этой линии, во власти пока существует, два прямо противоположных мнения, т.е. продолжать эту политику или наоборот – отказаться. 30 декабря стало известно о решении министерства экономики Армении об отмене эмбарго на экспорт товаров из Турции, обусловленного комплексом факторов, не исключая, думается, некоторые элементы лоббизма.

Изначально казалось, что год будет более удачным для аграрного сектора, однако последовавшая засуха снизила возможности потенциального роста, хотя экспорт сельскохозяйственной продукции в страны ЕАЭС и, прежде всего в Россию, удалось нарастить.

Первые обнадеживающие симптомы выздоровления появились уже в конце первого квартала и во втором квартале. Так, осенью Агентство Moody’s Investors Service подтвердило суверенный страновой рейтинг Армении (РДЭ) – долгосрочный в национальной и иностранной валюте на уровне «Ba3», оставив прогноз стабильным. Moody’s ожидал восстановления экономики и соблюдения плана расходов властей для поддержки снижения долга до уровня ниже 60% ВВП к 2022 году. Moody’s также ожидает, что власти постепенно сократят расходы до 28% ВВП к 2022 году с 31% ВВП в 2020 г., чтобы отразить более низкие расходы, связанные с социальной помощью, связанной с пандемией, и перераспределением экономии расходов из неизрасходованных средств на капитальные инвестиции. Агентство также опубликовало свой прогноз по росту ВВП на 2021 год – 4,5%.

Далее, в конце марта Fitch Ratings подтвердило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента («РДЭ») Армении в иностранной валюте на уровне «B+». Прогноз – «Стабильный», а в сентябре агентство сохранило долгосрочные рейтинги Армении РДЭ в иностранной и национальной валюте на уровне «B+» с прогнозом «Позитивный».

Наконец, в октябре международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s впервые присвоило Республике Армения долгосрочный суверенный кредитный рейтинг по обязательствам в иностранной и национальной валюте на уровне «B+». В то же время агентство присвоили краткосрочный суверенный кредитный рейтинг по обязательствам в иностранной и национальной валюте на уровне «B». Прогноз изменения рейтинга — «Позитивный». Аналитики S&P отмечают, что прогноз «Позитивный» отражает перспективы быстрого роста экономики в ближайшие два-три года. «Прогноз также учитывает возможное более быстрое сокращение внешнего долга Армении, а также более сильные бюджетные показатели, чем мы прогнозируем в настоящий момент», – говорилось в сообщении.

Имелись и иные прогнозы, в том числе Всемирного банка (в октябре наличествовал прогноз в «коридоре» с 3,4% до 6,1%), ЕБРР (5%) и Евразийского Банка Развития (ЕАБР), указывающие на то, что несмотря сложность положения, коллапса экономики Армении не предвидится.

Более того, в середине лета появились куда более оптимистичные прогнозы, суть которых сводилась к тому, что при благоприятном развитии ситуации армянская экономика даже может «отыграть» в процентном отношении свои потери предыдущего года. Оптимистический прогноз не сбылся из-за очередной волны COVID-19, которая пошла на спад только в первой декаде ноября, и по темпам распространения пандемии страна вновь приблизилась к «зеленой зоне» к середине декабря.

Если говорить об еще одном важном макроэкономическом показателе – инфляции, то её не удалось удержать в заданных бюджетом параметрах. Годовая инфляция (ноябрь 2021 г. к ноябрю 2020 г.) достигла 9,6%, против, соответственно, инфляционных 1,3% за ноябрь и 1,6% годовых в 2020 г. Это привело к вынужденному очередному повышению Центральным Банком Армении ставки рефинансирования на 0,5 процентных пункта, до 7,75%.

Для сравнения: годовая инфляция в соседней Грузии составила в ноябре 12,3%, а в Азербайджане (с января) 6,2%. Соответственно, винить правительство и ЦБ Армении в инфляции было бы некорректно, т.к. речь идет о мировом тренде, спровоцированном американским и отчасти европейским регуляторами.

Кроме того, экономика Армении достаточно сильно зависит от экономики России, где ноябре 2021 года инфляция в годовом выражении ускорилась до 8,4% (максимум с января 2016 года).

В целом, судя по прогнозам, ожидать снижения уровня инфляции до приемлемого уровня (хотя бы 4%) не следует ранее лета следующего года.

Обратим внимание на несколько важных моментов, сыгравших позитивную роль в предотвращении коллапса и в некотором росте армянской экономики:

– завершение работ по восстановительному отжигу корпуса реактора ВВЭР-440 энергоблока № 2 и подсоединение АЭС к работе сети. Начались армяно-российские консультации о строительстве новой АЭС;

– приобретение 30 сентября российским акционерным обществом «Промышленная компания» (100-процентное дочернее предприятие «Геопромайнинг Армения») 60% акций ЗАО «Зангезурский медно-молибденовый комбинат» (ЗММК). 25% из принадлежащих АО «Промышленная компания» акций ЗМКК передано в дар правительству Армении. Таким образом, во владение Республики Армения возвратились 15% общего капитала ЗММК, управляющим акциями уполномоченным органом назначен аппарат премьер-министра Армении;

– экспорт 180 тыс. тонн свежих сельхозпродуктов, что на 25-30% больше показателя 2020 года;

– объявленное намерение Брюсселя предоставить Еревану 1,6 млрд. евро для реализации до 2025 г. Пяти ключевых программ, касающихся развития малого и среднего бизнеса, стимулирования социально-экономического развития, инвестиций в науку, информационные технологии и др. Общий пакет помощи может составить 2,6 млрд. евро (предполагается, что из других источников будет мобилизован дополнительный 1 млрд. евро инвестиций), из которых 1,4 млрд. будут составлять кредиты, и только 200 – гранты;

– ввод в строй в Ереване в ноябре новой электростанции с комбинированным парогазовым циклом мощностью 254 МВт, которая будет поставлять энергетической сети Армении самую дешевую энергию, производимую теплостанциями;

– продолжение, несмотря на проблемы, курса на реализацию субвенционных программ в регионах, большая часть из которых инфраструктурные;

– завершение в ноябре строительства новой дороги между Горисом и Капаном, проложенной по неоптимальному маршруту и не очень удобной для трейлеров (т.е. это временное, но очень важное решение коммуникационной проблемы);

– объявленное создание государственного ЗАО «Айалмаст», направленное на создание новых рабочих мест в алмазной отрасли, привлечения инвестиций, продвижения местного производства и экспорта;

– частичное импортозамещение турецкого импорта за счёт внутреннего производства и поставок из стран ЕАЭС, Китая и Ирана;

– поддержка со стороны ЕАБР ряда интеграционных проектов в сфере цифровизации, финансового рынка, инфраструктуры, в том числе дорожного строительства, обновления и развития железнодорожных мощностей (в том числе ЮКЖД);

– рост внешнего (свыше 600 тысяч) и внутреннего (свыше 1,2 млн. человек) туризма.

В заключение вернёмся к развёрстке бюджета на 2022 год. Социальные расходы в бюджете вырастут примерно на 15%, а капитальные затраты – на 55%. Уровень госдолга по итогам предполагается снизить с 63,5% до 60,2% ВВП, а по итогам 2022-го намечено снизить его до 60,2%. Прогноз роста ВВП в 7% оценивается нами достаточно скептически. К сожалению, помимо базового сценария, не заложены как оптимистические, так и форс-мажорные сценарии, обусловленные как дальнейшим ухудшением мировой экономической конъюнктуры, так и вызовами в сфере безопасности.

Давид Петросян
По материалам: Военно-политическая аналитика

Армения экономика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2022 | НОК | info@kavkazoved.info