На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

О том, как Алания присоединилась к России и стала называться Осетией

Публикации | Руслан БЗАРОВ | 10.10.2011 | 12:00

Интерес к истории российско-осетинских отношений не ослабевает уже много лет. События августа 2008 г. лишь обострили внимание к историческим сюжетам XVIII в. Заинтересованное обсуждение будет продолжаться: порукой тому политическая актуальность судеб современной Осетии.

Признание Республики Южная Осетия и установление дипломатических отношений с Российской Федерацией наполняет события XVIII в. особым значением. В свою очередь, яркая история предков сообщает дополнительную глубину и осмысленность деяниям наших современников.

Самое время оглянуться на прошлое, напомнить известные факты и прояснить обстоятельства, которые помогают правильно понять исторический выбор, сделанный осетинским народом почти три столетия назад.

В средневековом мире осетины были известны под именами «аланы» (на Западе), «асы» (на Востоке), «ясы» (в Восточной Европе), «осы» (в Закавказье).

Средневековое Аланское государство описано в восточных, византийских, западноевропейских и кавказских хрониках. По свидетельству императора Константина Багрянородного, в византийском рейтинге государств Алания располагалась выше Хазарии и Киевской Руси. Царский дом состоял в тесных родственных связях с правителями многих стран. На аланках были женаты, например, братья и сыновья Юрия Долгорукого, ближайшие предки московской династии Рюриковичей.

Трагическая перемена судьбы ожидала Аланию в XIII-XIV вв.: монгольское завоевание и жестокие войны с Тимуром обернулись демографической катастрофой, разрушением государства, полной потерей равнинных земель. Чтобы представить масштабы постигшей Аланию катастрофы, достаточно вспомнить об утраченной аланской письменности, известной по надежным источникам с VI в. До наших дней дошли лишь несколько коротких текстов XI-XIV вв. Вместе с городами, придворными и церковными центрами грамотности исчезли профессиональные отрасли культурной деятельности, прервались широкие внешние связи.

Горная Алания позднего средневековья, пришедшая на смену разрушенному Аланскому  царству,  включала территории в самом центре Кавказа по обеим сторонам Главного хребта. Сюда, на юго-восточную горную окраину своей разоренной страны, отступили в конце XIV в. выжившие аланские группы. Три долгих столетия – с XV по XVII в – они боролись за выживание, обороняя от врагов свои тесные ущелья и альпийские долины. Горная Алания того времени – свободная конфедерация одиннадцати земель-областей (комбæстæ) с собственным гражданством, представительной демократией и парламентским самоуправлением. Полноправный гражданин владел наследственной землей, вел независимое хозяйство и пользовался избирательным правом. Гражданская община регулировала социальные отношения, не позволяя феодальной знати ущемлять права низших сословий. Каждое из этих обществ, сохраняя независимость внутренней жизни, объединялось с остальными в сфере военной и внешнеполитической деятельности. Локальные особенности аланских обществ не мешали осознавать традиционное единство, сложившееся в государственную эпоху. И соседи воспринимали горную Аланскую конфедерацию в качестве единой страны.

Социальный кризис первой половины XVIII в. был следствием ограниченности ресурсов горной Алании, которая стояла на пороге разорительного перенаселения. Все площади, сколько-нибудь пригодные для хозяйственного использования, были уже освоены... После катастрофы XIV в., достигнутый уровень феодализма требовал расширения производственной базы и усложнения политической организации. На кавказском театре международных отношений на тот момент существовали возможности для разрешения этих проблем. Правда связаны они были с вступлением в вассальную зависимость от кабардинских или грузинских князей, которое открывало выход на равнину. Но такая «колонизация» оборачивалась для осетинской знати потерей суверенитета, а для крестьян – удвоением повинностей. К тому же ни Кабарда, ни Грузия не могли предложить ни социальных гарантий, ни политической стабильности, ни действенной военной защиты. Кабарду саму раздирали подогреваемые из Крыма междоусобия, а грузинские владения Ирана и Турции и себя были не в силах защитить от жестоких хозяев. Тем не менее сильнейшие владетели Картли, Имерети и Кабарды не оставляли попыток военной силой или экономическим давлением подчинить себе пограничные общества горной Алании. На рубеже XVII-XVIII вв. значительные группы стремительно бедневших горцев начали переселяться под власть кабардинских и грузинских феодалов. Их печальный опыт послужил болезненной, но полезной прививкой против сепаратизма знати, социальной деградации свободного большинства и этно-культурной ассимиляции всего народа. Чудом выжившим в горах аланам пришлось искать иные пути возвращения на равнину.

Политическое положение Алании в середине XVIII в. определялось объединительным движением горных обществ, противостоящих нарастающей внешней опасности. Резкое обострение хозяйственных и социальных проблем, феодальные междоусобицы и внешнеполитические конфликты настоятельно требовали государственных форм самоорганизации. За три столетия безгосударственного существования народ исчерпал возможности социально-политического развития в формате конфедерации самоуправляющихся обществ. Только государственная власть была способна преодолеть политическую раздробленность и обеспечить будущее страны. Но в высокогорной зоне Центрального Кавказа отсутствуют хозяйственные ресурсы, необходимые для строительства государственных институтов.

Ответственность стоявшего перед народом выбора состояла не только в определении оптимальных направлений хозяйственного, политического и культурного развития, но, прежде всего, в эффективном разрешении стратегической задачи восстановления государственности. Главное достижение аланской политической мысли и практической дипломатии XVIII в. как раз и заключается в том, что был  найден выход из этого замкнутого  круга.  Выход  остроумный  и безошибочный: если нам необходима государственность, но нет ресурсов для ее сепаратного восстановления, то следует  сделать  своим  уже  готовое  сильное государство родственного и единоверного  народа.  Спокойный  прагматизм – вот главная черта отнюдь не романтического решения о присоединении к России.

Выбор России в качестве национального государства произошел на фоне жесткой борьбы за контроль над Центральным Кавказом, в которой участвовали также Иран и Турция (через вассальные грузинские княжества, Крымское ханство и Кабарду). В Осетии в XVIII в. никто не идеализировал Россию и вряд ли кто-то обманывался по поводу целей, которые она преследовала на Кавказе. Однако не стоит путать историческую судьбу и жизненный выбор народа с типологическими чертами преходящих политических режимов. В условиях перенаселения и горного малоземелья, жесткого противостояния экспансии южных и северных соседей  союзу с Россией не было геополитической альтернативы. Аланский поиск союзника и партнера счастливо совпал с продвижением на Кавказ великой северной империи. В Петербурге быстро поняли, что не удастся обойтись без лояльности небольшого народа, оседлавшего стратегические перевалы, – без военных баз в центре Кавказа, без аланских дорог и серебросвинцовых месторождений.

 Союз с Россией не имел и культурной альтернативы. Алано-славянское этноязыковое родство было установлено только в следующем столетии, зато религиозная близость двух православных народов оказалась существенным фактором сближения. Ведь в непосредственном  соседстве  с  горной  Аланией  в XVIII в. не было христианских стран. Не стоит обманываться на счет грузинских владений: не только персидский сюзерен картлийских царей и князей, но зачастую и сами они были мусульманами – а крестьянское православие не имело политического значения.

Оптимальный с точки зрения внешней безопасности, конфессионального единства и этнокультурного родства, союз с Россией был вместе с тем единственно верным решением стратегической задачи – он позволил восстановить отлаженную еще в средневековье систему политических и хозяйственных связей. В новых условиях роль равнинной аланской метрополии предстояло сыграть российскому центру, быстро расширявшему господствующие позиции в Предкавказье.

Слова «Осетия» и «осетины» – русское изобретение XVIII в., когда после трех веков перерыва аланы вновь установили отношения с Россией. К тому времени русские успели забыть их славянское имя – «Ясы» и, осваивая Кавказ, заимствовали грузинское название Алании – «Осети». Из русского языка слова «Осетия» и «осетины» попали в другие европейские языки. В аланском (осетинском) языке сохранилось древнее само-название – «аллон», хотя в обиходной речи осетин может представиться как «ирон» или «дигорон» – это уточняющие областные названия жителей средне-векового Аланского царства.

Начало постоянному общению положила Осетинская духовная комиссия, прибывшая в Аланию-Осетию в 1745 г. Созданию комиссии предшествовало изучение географического и политического положения Осетии, убедившее Коллегию иностранных дел в полной независимости страны, расположенной неподалеку от тогдашней российской границы. Совмещая функции православной миссии и политической разведки, Осетинская духовная комиссия служила постоянным каналом связи между Осетией и Россией, обеспечивая необходимую информационную основу для принятия политических решений. Осетинской стороне принадлежала инициатива направления в Петербург дипломатического представительства для переговоров с российским правительством.

Установление русско-осетинских отношений – заслуга посольства, которое с 1749 по 1752 г. представляло в Петербурге Аланскую (Осетинскую) конфедерацию. Состав и полномочия осетинского посольства стали в Петербурге предметом многократного и тщательного изучения, поскольку в Осетии XVIII в. отсутствовали государственные институты и центральная власть. Используя демократические особенности политического и социального устройства осетинских обществ, грузинское лобби пыталось убедить высших российских чиновников в незнатности осетинских послов, а значит – в отсутствии у них полномочий представлять свою страну. Закулисная борьба и международные интриги завершились постановлениями Сената, разоблачившего грузинских авантюристов и удостоверившего ложность их доносов. Глава посольства Зураб Елиханов-Магкаев был широко известен на Кавказе, имел значительный политический опыт и 10 лет прожил в России. Двое других послов происходили из крупнейших территориально-политических объединений: Елисей Хетагов-Кесаев – из области Туалта, включавшей территории Южной и Центральной Осетии; Батырмирза Куртаулов-Цопанов – из ключевого в Северной Осетии Куртатинского общества. По протоколу в состав посольства входили также трое помощников-«служителей». Помощником главы посольства выступал его сын Дмитрий, а двое других (Дживи Абаев и Сергей Соломонов-Алгузов) принадлежали к знатному осетинскому клану Агузата, родовая территория которого расположена в пределах нынешнего Дзауского района Республики Южная Осетия.

Присоединение Осетии к России состоялось в 1774 г., после победоносной войны и заключения Россией нового, Кючук-Кайнарджийского мирного договора с Турцией.

Кстати, к тому времени договоренности о союзе и покровительстве, как и отложенный ответ России на осетинское предложение о присоединении, существовали уже четверть века. На протяжении этого времени и представители Осетии, и российские чиновники неоднократно подтверждали верность своим обязательствам. Например, в 1758 г. к императрице Елизавете Петровне обратились с челобитной трое осетинских старшин. Напомнив о посольстве и русско-осетинских переговорах 1749-1752 гг., они просили возобновить отмененные на время таможенные льготы. Податели этой просьбы были уполномочены действовать от имени всей Осетии – «чего для мы, нижайшие троя старшины, с согласия прочих тамошних наших народов из Осетии поехали сюда в Кизляр». Показательно, что одним из трех представителей Осетии выступает Осиф Абаев, известный и по другим документам, – он происходил из селения Сба, расположенного на территории нынешней Республики Южная Осетия.

В октябре 1774 г., выполняя специальное поручение правительства, ведавший сношениями с Кавказом астраханский губернатор П. Н. Кречетников пригласил в крепость Моздок представителей Осетии для официального подтверждения их готовности вступить в российское подданство. Документ, легализовавший прежние договоренности о присоединении Осетии к Российской империи, был подписан 27 октября 1774 г. Так достигнутые в сере-дине XVIII в. русско-осетинские договоренности получили международно-правовое оформление, и Осетия вошла в состав Российской империи.

Цена имперского выбора – отдельная тема. Политическая история России преподнесла осетинам немало неожиданностей. Избавившись в XVIII в. от внешней грузинской опасности, Осетия в XIX, а затем и в XX веке вновь столкнулась с угрозой культурной ассимиляции, социального порабощения и геноцида. Хочется верить, что август 2008 г. – война и признание – горе и радость – обобщающий и безвозвратный символ минувшего.

Осетия и Россия вновь на пороге надежды. Мы прожили вместе более 260 лет. Нужно строить общее будущее, и у него есть фундамент. Перипетии совместной истории лишь подтвердили неизменность и надежность русско-аланского союза.

Руслан Бзаров, профессор, доктор исторических наук

Источник: Юго-осетинская газета «Республика»

Алания Россия Северная Осетия Южная Осетия



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2021 | НОК | info@kavkazoved.info