На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Элементы Кавказа. Ногайский район: территориальный спор. Выводы

Публикации | Константин КАЗЕНИН | 02.06.2012 | 00:00

Территориальный спор, о котором идет речь, имеет место между сельскими поселениями Адыге-Хабль (Адыге-Хабльский район) и Икон-Халк (Ногайский район). Эти два села расположены на противоположных берегах реки Малый Зеленчук, «по диагонали» друг от друга: северная граница Икон-Халка на левом берегу Малого Зеленчука находится почти напротив южной границы Адыге-Хабля на правом берегу. Как раз по линии соприкосновения села соединены автомобильным мостом.

Территориальный спор, о котором идет речь, начался задолго до создания Ногайского района, однако обострился после его создания. Спор касается 602 га земли, находящейся на правом берегу реки, непосредственно напротив Икон-Халка (в основном это пастбищная и сенокосная земля).

На момент распада СССР в Адыге-Хабле не было своего сельхозпредприятия, за селом почти не было закреплено сельхозземель. Некоторые жители Адыге-Хабля работали в совхозе «Икон-Халкский», основная часть земель которого находилась на левом берегу Малого Зеленчука. Жители Адыге-Хабля испытывали дефицит земли для выпаса домашнего скота. Этот дефицит лишь частично был устранен решением исполкома Адыге-Хабльского районного совета народных депутатов от 30 сентября 1991 г., по которому Адыге-Хабльскому сельсовету было передано 287,2 га пастбищ от совхоза «Икон-Халкский». При этом значительно бóльшая часть бывших совхозных пастбищ (690,9 га) была передана тогда же Икон-Халкскому сельсовету. Основная же часть земель совхоза была передана СПК имени Х.Кумукова, которое было сформировано в Икон-Халке. Постановлением главы администрации Адыге-Хабльского района № 373 от 3 сентября 1992 г. этому предприятию было передано  бесплатно в собственность пашни 4504 га, сенокосов 966 га, пастбищ 730 га, в бессрочное пользование – 2458 га пастбищ. На правом берегу Малого Зеленчука, то есть со стороны Адыге-Хабля, оказались и земли, переданные СПК, и земли, переданные Икон-Халкскому сельсовету.

В конце 1990-х – начале 2010-х гг. администрация Адыге-Хабльского района сделала две попытки увеличить площадь земель, закрепленных за Адыге-Хаблем. Постановлением главы администрации Адыге-Хабльского района № 49 от 11 февраля 1998 г. в ведение Адыге-Хабльского сельского муниципального образования передавалось 853 га сенокосов и пастбищ. В преамбуле этого постановления говорилось: «В отношении жителей Адыге-Хабльского сельского муниципального образования в 1992-93 гг. была допущена социальная несправедливость в части непередачи земель общего пользования, сенокосов и пастбищ, для личных подсобных хозяйств… Это в свою очередь вызывало и вызывает справедливые возмущения и обоснованные жалобы жителей а. Адыге-Хабль». Постановлением главы администрации Адыге-Хабльского района №114 от 04.04.2001 г. был утвержден план перераспределения земель и изменения границ сельских муниципальных образований внутри района, который был подготовлен одним из НИИ Ставропольского края. Граница Адыге-Хабля проходила теперь непосредственно по реке. Земли села Икон-Халк и СПК им.Кумукова, находящиеся на правом берегу реки, полностью передавались Адыге-Хабльскому сельскому муниципальному образованию (в постановлении указывается общая площадь передаваемых земель – 602 га; также уточняется, что из них 283 га пастбищ изымается у Икон-Халкского муниципального образования и 319 га сенокосов – у СПК).

Эти решения в Икон-Халке признаны не были. В декабре 2004 г. в СПК имени Кумукова, большинство работников которого составляли жители Икон-Халка, началась процедура выделения паев, причем участки, которые было решено выдавать пайщикам, находились в том числе и на правом, «черкесском» берегу Малого Зеленчука. Согласно документам, из 1339 пайщиков 50 человек были жителями Адыге-Хабля, остальные – жителями Икон-Халка. Вскоре после этого на сторону жителей Икон-Халка встала судебная власть. Адыге-Хабльский районный суд 25 января 2005 г. отменил решения районной администрации, передающие Адыге-Хаблю спорные земли.

Республиканская власть не вмешивалась в этот территориальный спор. Возможно, неурегулированность земельного вопроса между Адыге-Хаблем и Икон-Халком стала одной из причин того, что в республике до 1 марта 2005 г. не был принят закон о статусе и границах муниципальных образований, принятия которого требовало федеральное законодательство. После этого границы муниципальных образований должны были устанавливаться приказом Министерства регионального развития РФ. В этом приказе (приказ №36 от 31 марта 2005 г., зарегистрирован в Минюсте РФ 13 апреля 2005 г.) границы Адыге-Хабля и Икон-Халка проводятся по реке Малый Зеленчук. То есть федеральное министерство фактически вернуло к жизни порядок, установленный администрацией Адыге-Хабльского района и отмененный в судебном порядке буквально за два месяца до появления приказа Минрегиона. От имени Икон-Халкского сельского муниципального образования этот приказ был обжалован в Верховном суде РФ, однако 8 августа 2005 г. Верховный суд оставил заявление, оспаривающее приказ, без удовлетворения. В ноябре без удовлетворения была оставлена и кассационная жалоба икон-халкцев (15).

Эти судебные решения, а также образование Ногайского района мало изменили реальное положение дел на спорной земле. По состоянию на 2011 г., частный скот жителей Икон-Халка продолжали гонять «через реку», на пастбища, находящиеся на стороне Адыге-Хабля. Позиция Икон-Халкской сельской администрации на 2011 г. состояла в том, что эти земли по праву должны принадлежать селу. В июне 2009 г. Адыге-Хабльская межрайонная прокуратура в письме, направленном главе Адыге-Хабльского сельского поселения, подтвердила, что считает незаконным выпас скота жителей Икон-Халка на правом берегу Малого Зеленчука. Прокуратура ссылалась на приказ Минрегиона, установивший границы муниципальных образований. Весной и летом 2011 г., по рассказам жителей обоих сел, имели место попытки неформально обсудить конфликтную ситуацию, в том числе с участием представителей ОВД и прокуратуры, но какого-либо решения в ходе них принято не было.  

Риск неблагоприятного развития данной ситуации связан прежде всего с тем, что жители Адыге-Хабля в условиях нерешенности земельной проблемы действительно страдают от нехватки пастбищ. В 2006 г. в обращении на имя тогдашнего полпреда президента РФ в ЮФО Дмитрия Козака и тогдашнего президента КЧР Мустафы Батдыева жители Адыге-Хабля писали: «С развалом СССР в районном центре с каждым годом растет уровень безработицы. В советские времена в районном центре не было никаких проблем с этим. Но сегодня жизнь заставила жителей районного центра заняться подсобным хозяйством». Вместе с тем, хотя сельхозземли, расположенные на территории Икон-Халка, даже без учета спорной земли более чем в два раза превосходят по площади сельхозземли на территории Адыге-Хабля, достаточных площадей для выпаса скота на «своем» берегу у жителей Икон-Халка также не имеется.

О потенциальных рисках конфликта для межэтнических отношений говорят жители Ногайского района:

Житель села Икон-Халк, 1964 г.р.:

Когда земли делили, некоторым людям из Адыге-Хабля достались земли в Икон-Халке. А некоторым людям из Икон-Халка достались земли на территории современного Адыге-Хабльского района. Из-за этого появляются непонятные вещи, когда население Икон-Халка свой скот гонит туда, на свои участки, люди из Адыге-Хабля выгоняют, это, мол, наши земли. Они не могут понять, что юридически та земля принадлежит тому хозяину, который живет через речку. Вот на этой почве какая-то… рознь, но мы вмешались, постарались успокоить народ.

Этническая тема в данном конфликте не является доминирующей. Отчасти это связано с тем, что с ногайской стороны основным «двигателем» борьбы за землю является администрация Икон-Халка, а не руководство района и движения «Бирлик», привычно воспринимаемые именно как выразители ногайских этнических интересов. Поэтому ситуации, подобной земельным спорам в Дагестане в 1990-е годы, когда присутствие с обеих конфликтующих сторон национальных общественных движений быстро трансформировало земельные конфликты в межэтнические (см. очерк первый), здесь не возникает. Также не следует забывать, что Адыге-Хабль, являющийся одной из сторон земельного конфликта, – многонациональный населенный пункт, с достаточно высоким процентом ногайского населения (см. выше). Однако говорить о том, что данный земельный конфликт совершенно не пересекается с темой межэтнических отношений, было бы неверно. Достаточно сказать, что в комментариях жителей обоих сел к действиям местных судов и прокуратуры по данному конфликту регулярно упоминается национальная принадлежность судей и прокурорских работников.

Создание Ногайского района, разумеется, не могло само по себе разрешить данный земельный конфликт. Вероятно, оно его и не усугубило, ведь граница районов лишь повторила утвержденную ранее границу между селами, с которой не согласен Икон-Халк. Однако спорность границ между двумя районами, пусть и локальная, осознается населением Ногайского района достаточно четко. Судя по нашим полевым интервью, о данном земельном конфликте знают не только жители Икон-Халка, но и других сел Ногайского района. Возможно, именно неразрешенные земельные конфликты – причина упомянутых выше представлений местных жителей о том, что раздел района был «неправильным».

(15) О юридических аспектах земельного спора между Адыге-Хаблем и Икон-Халком см. также: И.Стародубровская, И.Миронова. Муниципальная реформа в республиках Южного федерального округа. Москва: Институт экономики переходного периода, 2010. С. 110-113.

Выводы

Формирование Ногайского района на всех этапах не вызвало той напряженности, которая была в начале создания Абазинского района. Конфликт не лежал в основе самой идеи создания района. Экономический уклад жизни ногайского населения созданием района затронут фактически не был. Район лишь «оформил» и без того достаточно замкнутый хозяйственный мир. В практическом отношении создание района для ногайцев означало в основном лишь перенос ряда учреждений, оказывающих услуги жителям. Однако и в этих условиях создание национального района не прошло гладко. Как минимум, оно натолкнулось на следующие проблемы:

1. После официального раздела районов отдельного урегулирования потребовал вопрос об использовании жителями нового района социальных учреждений, некогда обслуживавших единый район. Этот вопрос был очень актуальным, поскольку в краткие сроки создать в новом районе всю необходимую инфраструктуру, очевидно, невозможно. Однако должным образом решен на момент создания Ногайского района этот вопрос не был.

2. Земельные споры между селами, оказавшимися после раздела в разных районах, отражаются на отношении населения к разделу района, вызывают претензии по поводу того, как именно, то есть по каким границам, районы были разделены.

Важно отметить, что обе проблемы так или иначе связаны с взаимоотношениями национальных общин, причем с теми аспектами их взаимоотношений, которые важны в  повседневной жизни. Формирование нового национального района отчасти создало эти проблемы (как в случае с использованием общей больницы), а отчасти просто актуализовало их, обострило их восприятие местными жителями. Как уже было отмечено, создание Ногайского района шло в условиях весьма благоприятных межэтнических отношений, сложившихся исторически. Кроме того, не было и сейчас не наблюдается попыток в политических целях разыграть «национальную карту» в связи с формированием района. Однако и здесь дали о себе знать опасности, которые присутствуют в самой идее формирования новых административно-территориальных единиц по национальному признаку. В процессе разделения районов, проведения границ практически неизбежно возникают технические трудности, которые способны ухудшить общественный климат на территории, где это разделение осуществляется.

В заключение следует добавить, что предложенный вывод касается именно создания новых национальных районов, а не существования таких районов, сформированных ранее. Например, в Дагестане есть районы, которые названы по национальному признаку и в составе населения которых «титульный» народ составляет значительное большинство. Таковы Агульский, Лакский, Ногайский и Табасаранский районы Дагестана, созданные еще в 1920-е гг. Свидетельств того, что существование этих районов оказывает какое-либо дестабилизирующее влияние, на данный момент не имеется.

земельные конфликты Карачаево-Черкесия ногайцы



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2020 | НОК | info@kavkazoved.info