На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Россия и Турция в Причерноморье и на Кавказе: не стать заложником чужой игры

Публикации | Андрей АРЕШЕВ | 23.12.2012 | 00:00

От редакции. Участники состоявшегося в ноябре с.г. в Симферополе круглого стола «Стабильность в Причерноморском регионе: внешние и внутрирегиональные угрозы и пути их преодоления» подробно обсудили российско-турецкие отношения и их непосредственное влияние на регионы Причерноморья и Кавказа. Эта непростая проблематика неоднокретно рассматривалась и авторами нашего сайта. После окончания форума обмен мнениями продолжился на страницах и в интернет-пространстве украинских СМИ. Так, в номере украинского еженедельника «2000» за 23 ноября была опубликована статья участника симферопольской дискуссии видного турецкого эксперта Нежата Таракчи «Стать самостоятельным геополитическим игроком — иного не дано». Несомненно, к мнению такого крупного специалиста по странам Причерноморья, как господин Таракчи, стоит прислушаться. В его докладе на международном «круглом столе» «Стабильность в Причерноморском регионе: внешние и внутрирегиональные угрозы и пути их преодоления», в котором я также участвовал, было отражено общее понимание проблем региональной безопасности и особенностей отношений между государствами Причерноморья.

Вместе с тем, нужно отдавать себе отчет в том, что предложения, с которыми выступает г-н Таракчи и его коллеги, отражают в первую очередь турецкие внешнеполитические интересы. Поэтому чтобы оценить его высказывания нужно прежде всего понять, какие цели ставит перед собой турецкая дипломатия политического руководства. Страны Причерноморья ведут сегодня сложную внешнеполитическую игру, связанную с борьбой за лидерство в регионе. И здесь важно не превратиться в заложника чужих планов.

Как известно, Турция, являющаяся стратегическим союзником США, претендует на статус ведущей региональной державы, обладающей обширной сферой влияния. Это побуждает ее активно вмешиваться в вооруженный конфликт в Сирии, где она поддерживает силы, враждебные правительству Асада. Подобная политика на сирийском направлении дополняется экспансией в Закавказье и Причерноморье, где Турция открыто претендует на лидерство.

В Закавказье Турция настойчиво пытается втянуть в сферу своего влияния Азербайджан, который рассматривается в первую очередь как надежный поставщик энергоносителей, и Грузию, являющуюся с турецкой точки зрения важным транзитным государством. Турция сумела обеспечить себе устойчивое присутствие в этих странах, воспользовавшись тяжелой экономической ситуацией, установившейся на постсоветском пространстве после распада СССР.

Сотрудничество с турецкими экономическими структурами в условиях системного кризиса казалось чрезвычайно выгодным, а турецкие инвестиции приобретали первоочередное значение. Однако наибольшие выгоды из экономического взаимодействия извлекла все-таки Турция. В силу объективных причин она обладает значительно большими возможностями для реализации своих интересов, чем ее закавказские партнеры.

Впрочем, это справедливо не только в отношении стран Закавказья, но и тех российских регионов, где ощущается турецкое экономическое присутствие. Несмотря на некоторую переоценку собственных сил в начале и середине 90-х турецкие компании сумели воспользоваться разрушением отраслей российской экономики, заполнив образовавшиеся ниши товарами собственного производства. Точно такая же экономическая политика проводится Турцией и в отношении Украины. И было бы, наивно надеяться на то, что в будущем турецкие корпорации озаботятся развитием украинской высокотехнологичной промышленности, как обещает в своей статье Нежат Таракчи.

Турецкие экономические структуры не ставят перед собой задач, связанных с получением контроля над стратегическими отраслями экономики (хотя у любого правила есть исключение). Они идут туда, где могут достаточно легко, без особого риска получить прибыль. При этом они умело удерживают захваченные ниши, не допуская возвращения в них национальных производителей. Так, часть заводов по изготовлению стеклотары в России были построены при содействии турецких компаний, хотя развитие данной отрасли можно было бы осуществлять своими силами.

В сфере экономики перед постсоветскими государствами стоят, в общем-то, схожие задачи, связанные с развитием наиболее важных и перспективных отраслей, от которых зависит благосостояние и будущее этих стран. Добиться этого бывшие советские республики могут, только опираясь на собственные силы, поэтому их экономическое развитие напрямую зависит от успеха интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Объединение усилий для совместного решения общих задач представляется более надежным способом преодоления экономической отсталости, нежели ожидание помощи от государств, преследующих совершенно иные цели.

Это, конечно же, не значит, что постсоветские государства должны ради социально-экономического прогресса замкнуться друг на друге, отказавшись от тесного сотрудничества с другими странами. Динамично развивающаяся Турция, занимающая важное место в мировой политической системе, конечно же, является интересным партнером. Но нужно понимать, что турецкие интересы совпадают с российскими или украинскими далеко не во всех сферах экономики.

По мнению ряда экспертов, строительство атомной  электростанции в Аккую, которое ведет «Росатом», больше выгодно Турции, чем России

Даже крупные амбициозные проекты, такие как возведение силами российских предприятий атомной электростанции в Аккую, отнюдь не у всех специалистов вызывают бурный восторг. Пока наиболее «раскрученным» направлением российско-турецкого взаимодействия является сотрудничество в области энергетики и туризма. По всей видимости, это можно сказать и об украинско-турецких отношениях.

Но нужно понимать, что Турция, выступающая как проводник американских интересов в Причерноморье и на Ближнем Востоке (пусть и обладающий определенной самостоятельностью), чрезвычайно высоко ценит свои экономические и военно-политические связи с Вашингтоном и никогда не допустит, чтобы отношения с третьими государствами создали хоть малейшую угрозу для стратегического партнерства с США.

Напомним: на протяжении многих лет турецкое руководство успешно развивало отношения с властями Сирии. Но как только США проявили заинтересованность в смещении Башара Асада, прежнее сотрудничество сменилось враждебностью, и сегодня Анкара открыто содействует тем, кто пытается свергнуть сирийского лидера. Понятно, что точно так же Турция будет вести себя по отношению ко всем государствам, у руководства которых возникнут разногласия с Вашингтоном. Так, российско-турецкие отношения по сути уже стали заложником тех трудностей, которые в последние годы все чаще возникают в диалоге между Москвой и Вашингтоном.

Подобная тенденция, кстати, представляет определенную опасность для России. В случае углубления российско-американских разногласий (а такую возможность исключать нельзя) в Причерноморье возникнет такая же ситуация, как в начале 1950-х годов, когда Турция после присоединения к НАТО в феврале 1952 г. стала форпостом США. Только теперь Россия окажется в более тяжелых условиях, чем Советский Союз, обладавший несравненно большим геополитическим влиянием.

Следует учитывать и то, что внешняя политика сегодняшней Турции существенно отличается от того курса, который она проводила еще 20 лет назад. У Турции теперь намного больше амбиций, а главное — у нее появились возможности, позволяющие ей осуществлять экспансию сразу в нескольких направлениях. (включая в т.ч. мероприятия в рамках политики «мягкой силы»). При этом в Причерноморье и Закавказье Турция стремится как к достижению политических целей, связанных с усилением собственного влияния в государствах региона, так и к получению доступа к энергоресурсам и запасам промышленного сырья, необходимым для ее бурно развивающейся экономики.

Одновременно проводится идеологическая экспансия, нацеленная на создание общественных структур, ориентирующихся на Турцию, образовательных институтов, способствующих распространению турецкой культуры. Пока еще Турция не является глобальным игроком, но она уже стала крупной региональной державой, способной действовать одновременно на нескольких площадках.

Подобные амбициозные устремления правящей турецкой элиты, нравятся далеко не всем соседям. Нарастает сопротивление турецкой экспансии, и отношения Анкары с другими государствами (прежде всего с теми, которые сами претендуют на международное влияние) становятся все более сложными. Это касается ее отношений с Ираном и Ираком (турецкому руководству удалось распространить свое влияние на иракский Курдистан, но противоречия с центральным иракским правительством в результате только усилились).

Однако и большинство государств Причерноморья также, мягко говоря, не в восторге от роста турецкого влияния. И если Анкара не умерит своих амбиций, ей, скорее всего, придется столкнуться с активным противодействием ее геополитическим планам.

Как видно на примере военного конфликта в Сирии, ради усиления своего международного влияния турецкое руководство легко жертвует экономическими интересами. Вооруженное противостояние между сторонниками Асада и силами оппозиции болезненнее всего отразилось на положении дел в южных и юго-восточных регионах, которые накануне сирийского конфликта достаточно успешно развивались.

Вполне возможно, что под влиянием объективных обстоятельств, внутренних конфликтов (которые могут в ближайшие годы принять более острый характер) и из-за стремления избежать противоречий с Евросоюзом (прежде всего с Германией) внешнеполитическая стратегия Турции уже в недалеком будущем изменится. Естественно, лидеры правящей Партии справедливости и развития не откажутся от военно-политического союза с США, вернее, от роли пользующегося некоторой самостоятельностью сателлита Вашингтона. Тем не менее снижение внешнеполитических амбиций сделает Турцию более надежным экономическим партнером.

Впрочем, даже самое тесное сотрудничество с Анкарой не поможет ни Украине, ни России, ни другим постсоветским государствам решить важнейшие проблемы общенационального развития. Это позволит сделать только совместное участие в интеграционных проектах.

По материалам: 2000

дипломатия Россия США Турция экономика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2023 | НОК | info@kavkazoved.info