На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

СВОБОДА СЛОВА В РЕСПУБЛИКЕ АБХАЗИЯ: О ЦЕНЗУРЕ И САМОЦЕНЗУРЕ (II)

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Спартак ЖИДКОВ (Абхазия) | 22.10.2013 | 00:00
1 комментариев

Часть I

Независимые газеты быстро стали враждебными правительству, к ним в описываемый период добавились еще две – «Айтайра», первая оппозиционная газета, и «Чегемская правда», основанная группой молодых журналистов. Но представители оппозиции по-прежнему почти не допускались на государственное телевидение, а главное – самые острые моменты в любых критических выступлениях заботливо вырезались. Кроме того, в период политических кризисов наиболее опасные для умов выступления или дискуссии демонстрировались по телевидению глубокой ночью. 

При этом надо подчеркнуть, что даже в самых смелых критических статьях, публиковавшихся в независимых или оппозиционных газетах (грань между первыми и вторыми уже была сильно размыта), не назывались, за редким исключением, ни имена, ни цифры, ни другие точные данные. О самых острых проблемах говорилось лишь тончайшими намеками, и читатели газет учились искать между строк обрывочные сведения о важных событиях. Но даже одна простая констатация факта, что в республике не все хорошо и в обществе наблюдаются признаки раскола, уже могла вызвать ожесточенные нападки сторонников власти, а защищаться от них было крайне трудно. Если учесть, что большинство покушений на политических деятелей в этот период оказались успешными, опасность была более чем реальной. Лучше всех обстановку охарактеризовал редактор газеты «Эхо Абхазии» Виталий Шария, который на вопрос, есть ли в Абхазии свобода слова, ответил: «Конечно, есть, но она ограничена траекторией полета пули». Журналистам, которые упорно продолжали критику властей, стали предъявляться требования (разумеется, анонимные) покинуть республику то в 24, то в 72 часа; были случаи, когда после таких угроз в редакции того или иного издания дежурили люди из числа ветеранов грузино-абхазской войны, чтобы предотвратить нападение. 

В обществе неуклонно росло число недовольных, и к моменту президентских выборов 2004 года количество самым естественным образом перешло в качество. Основная масса избирателей долгое время после войны была настроена довольно консервативно, воспринимала призывы ко всеобщему молчанию как заботу о безопасности республики. Но мало-помалу к большинству пришло понимание, что демагогия «цензоров» служит лишь интересам небольшой группировки, заинтересованной в тотальном контроле над обществом. А поскольку эта группировка еще и отличалась нетерпимостью в национальном вопросе, неприязнь к ней стала всеобщей.

Во время избирательной кампании 2004 года сторонники Сергея Багапша – единого кандидата, на котором остановили свой выбор оппозиционеры, – не выбрасывали в печать особо громких компрометирующих материалов. Интернет был тогда доступен лишь небольшой части населения, а редакторы независимых газет были очень уязвимы – как для официальных санкций, так и для нападок со стороны теневых структур (само собой, не заинтересованных в росте информационной свободы). Однако выбросов и не потребовалось. Заботливо культивируемый запрет на критику привел к тому, что летом 2004 года любая появлявшаяся в печати статья сторонников Багапша с перечислением хотя бы нескольких негативных явлений производила эффект ужасающего взрыва информационной бомбы. Багапшисты без труда завоевали симпатии большинства населения; к тому же основная масса электората уже осознала, как стоит выбор: жить под идеологическим контролем «цензоров», но без Владислава Ардзинба, то есть намного хуже, чем в девяностых, – или же сделать выбор в пользу группировки, представители которой говорят правду, пусть и в ходе предвыборной кампании.

В феврале 2005 года состоялась инаугурация Багапша, и хотя сразу после нее республика была в немалой степени разочарована тем, что коренной ломки старых порядков не произошло, в одном нельзя было сомневаться: с этого времени засилье «самоцензуры» закончилось, угроза превращения Абхазии в подобие Северной Кореи исчезла. Конечно, информационный этикет продолжал соблюдаться всеми журналистами. По-прежнему в ходе полемики на политические темы не допускались крайности в нападках на противника (что отвечало и традициям абхазского народа). По-прежнему в печати не назывались имена виновников махинаций, а о «теневиках» было нежелательно упоминать вообще. Но теперь больше никто не имел возможности придираться к каждой строчке в статье и непререкаемым тоном поучать журналиста, как ему следует освещать события в печати. Гневные отповеди и поиски «врагов народа» прекратились – по крайней мере, на страницах правительственной прессы. 

В 2007 году абхазский бизнесмен Беслан Бутба учредил частный телеканал «Абаза-ТВ», на который ушли с государственного телевидения многие сотрудники, враждебные победителям. Новый телеканал стал умеренно оппозиционным – умеренно, поскольку Бутба выступал на абхазской политической арене в качестве центриста и неизменно вел собственную игру. Вожди новой оппозиции – сторонники экс-кандидата в президенты Рауля Хаджимба, – создали партию «Форум народного единства». Однако две оппозиционные газеты – «Форум» и «Новый день» – не пользовались широким спросом из-за небольшого объема и довольно скудного содержания Газета «Форум» вскоре вообще заглохла, но оппозиция не сложила руки и вскоре нашла выход, перетянув на свою сторону ряд бывших нейтральных газет. 

Причины, по которым ведущие абхазские журналисты один за другим оказались в оппозиции, не были обусловлены какими-либо репрессиями. Единственный инцидент, связанный с силовым давлением на журналиста во второй половине 2000-х гг., имел место в феврале 2009 года в Сухуме, когда редактор «Чегемской правды» Инал Хашиг после одной из критических статей в адрес власти был насильно вывезен на пляж сторонниками «партии власти» для «профилактической беседы». Однако это все же было исключение, а не правило; абхазское медиа-сообщество сразу же выступило с громким заявлением в защиту журналиста, и резонанс получился куда более громким, чем в девяностых. Абхазские журналисты научились отстаивать свои права, но свобода слова прогрессировала все же недолго, и проблема была отнюдь не в противодействии со стороны президента или правительства.

Расширение свободы слова в Абхазии достигло такого уровня, когда критика властей могла быть сколь угодно острой, а оценка действий правительственных чиновников – сколь угодно жесткой. И тем не менее существовали границы, дальше которых двигаться не хотелось никому. Прежде всего, в условиях, когда все население республики не составляло и четверти миллиона человек, любой переход на личности был чреват личностными же конфликтами. Поэтому, хотя под огонь критики периодически попадали отдельные чиновники (как правило, в долгу они не оставались, и перебранка в печати могла тянуться годами), такие случаи были редкими. В законодательстве не было выработано четких понятий о клевете и ответственности за нее, да и вообще отстаивать свою честь в суде еще с девяностых считалось признаком слабости. Понятное дело, что никому из журналистов не хотелось погрязнуть в бытовых перепалках, а углубляться в конкретные проблемы так, чтобы не натолкнуться на «острые углы», было уже невозможно. В итоге те самые журналисты, которые в начале 2000-х гг. бесстрашно затрагивали все запретные темы, теперь остановились на полдороге, а условия их работы вскоре опять поменялись.

В декабре 2009 года абхазская оппозиция готовилась взять реванш на новых президентских выборах. На этот раз бывшие идеологи девяностых решили скопировать тактику противника, выбросить в печать как можно больше критических материалов и сделать ставку на «протестное голосование». Но за минувшие годы народ Абхазии уже привык к тому, что на все острые темы можно свободно говорить и писать, и эти публикации не возымели почти никакого действия. На выборах 2009 года Сергей Багапш без труда разгромил оппозицию, набрав в четыре раза больше голосов, чем Рауль Хаджимба. То же самое повторилось и в августе 2011 года, когда Александр Анкваб выиграл выборы в первом туре. Свобода слова оказалась эффективнее цензуры. Оба победителя – и Багапш, и Анкваб – показали, что не боятся публичной полемики и не намерены терроризировать журналистов, оказавшихся во враждебном лагере. А у тех возникли новые проблемы.

В конце 2000-х гг. в Абхазии стремительно выросло число пользователей интернета. Персональный компьютер в девяностых был роскошью даже для сухумской элиты; теперь он становится доступен большинству. Наступил момент, когда политическая полемика со страниц газет переместилась в интернет, где начали создаваться первые абхазские дискуссионные форумы. Этой конкуренции независимые газеты не могли выдержать, а потому одна за другой начали терять независимость. Владельцем газеты «Эхо Абхазии» стал Беслан Бутба; «Нужная газета» вступила в тесный союз с хаджимбистами, которые еще несколько лет назад искренне и страстно ненавидели и газету, на страницах которых появлялись критические публикации, и весь ее коллектив. Но таковы были реалии. Слабая оппозиция нуждалась в союзниках больше, чем Багапш и Анкваб, в чьи руки перешли государственное телевидение и газета «Республика Абхазия». Этого новым властям вполне хватало; упразднен был даже пост пресс-секретаря президента – эту роль де-факто играл один из ведущих тележурналистов Кристиан Бжания, получивший замысловатую должность руководителя Управления информации при президенте. Кристиан Бжания без труда справлялся в одиночку с ролью рупора власти, выступая время от времени с комментариями по тому или иному заявлению оппозиции: его едкий сарказм чрезвычайно раздражал противников власти, но поделать ничего было нельзя. 

Оппозиционным партиям удалось перетянуть на свою сторону большинство популярных журналистов. Нападки на правительство уже не были чреваты крупными неприятностями, как до прихода к власти Багапша. Критика президента, премьера или парламента стала делом сравнительно безопасным, а со стороны воспринималась как продолжение борьбы за гласность и свободу печати. Правда, было очевидно, что определенного рубежа не хотят переступать сами журналисты, ибо дальше начнется всеобщий выброс нежелательной информации, и этот поток грозит облить очень многих. 

Следует упомянуть и еще одно обстоятельство: перевод политических дискуссий в интернет и социальные сети привел к тому, что впервые за последние два десятилетия политическая борьба в Абхазии стала доступна постороннему взгляду. Прежде абхазские газеты в Россию почти не попадали, о внутренних делах республики наблюдателям приходилось догадываться по фрагментарным сведениям. Теперь любой интернет-пользователь может узнать такие подробности, о которых еще десять лет назад нельзя было даже говорить на публике. Правда, это привело к тому, что многие эксперты, не владея информацией о ситуации в Абхазии в предшествующие годы, сегодня совершенно серьезно воспринимают потоки критики в адрес абхазского правительства как подтверждение тяжелого кризиса. На самом деле причинно-следственная связь не всегда так проста, как может показаться. 

Довольно странное явление представляет собой современный союз между сухумскими интеллектуалами и бывшими «цензорами» девяностых, т.к. последние ни в коей мере не утратили непримиримости к чужому мнению. Даже находясь в оппозиции, они не раз пытались принять меры против излишней, по их мнению, свободы дискуссий. Наглядным примером стало неожиданное выступление Координационного совета оппозиции, созданного в июле 2013 года, с требованием закрыть сайт «Абхаз-авто». Этот интернет-ресурс возник первоначально как рекламный сайт по продаже подержанных автомобилей; помимо прочего на нем была создана новостная рубрика, где развернулись дискуссии на политические темы. За последние два года форум «Абхаз-авто» превратился в самый популярный сайт в абхазском интернет-пространстве. С самого начала было очевидно, что владельцы и, разумеется, модераторы сайта являются сторонниками президента (остряки даже успели окрестить сайт «Анкваб-авто»), но принцип подборки публикаций был уникален: нередко больше половины новостей занимали тексты, написанные откровенно враждебно по отношению к президенту, многие комментаторы тоже принадлежали к критикам власти. В то же время грубые выражения и экстремистские призывы удалялись, выступать на форуме можно было как под настоящим именем, так и анонимно. Однако свободная полемика на «Абхаз-авто» вызвала необычайное раздражение у оппозиционеров, которые потребовали рассекретить имена всех гостей форума (хотя на оппозиционных сайтах таких правил никто не придерживался). Это был самый неудачный из всех ошибочных ходов. Сайт, разумеется, не закрылся, а требование уничтожить одну из самых популярных дискуссионных площадок напомнило о худших временах тотальной цензуры. Немалая часть абхазской общественности долго отказывалась верить в авторство Координационного Совета или по крайней мере большинства его руководства. Но в любом случае этот демарш вызвал резкое недовольство оппозицией среди той части сухумской либеральной интеллигенции, которая была критически настроена по отношению к Анквабу и уже не раз поддерживала те или иные оппозиционные инициативы. 

Очередная тактическая неудача оппозиции в борьбе с президентом закономерна. Почему бывшие «цензоры девяностых», не сомневающиеся в своем праве на критику правительства и выбросы компромата, приходят в поистине священную ярость при попытках обсуждать все другие проблемы не иносказательно, а со всеми подробностями – удивляться не приходится. Другое дело, что дальнейшее углубление политической борьбы неизбежно поставит абхазское общество перед выбором: форсировать дальнейшее развитие свободы слова, рискуя нарушить давние политические традиции – или сделать выбор в пользу последних? Дать ответ на этот вопрос будет очень непросто.

Сухум, специально для kavkazoved.info

Абхазия политика и право СМИ / Интернет

     
 

Комментарии

 
     
 
Гость | 25.10.2013 | 13:41
 
 
 

вообще сайт абхаз-авто давно пора закрыть, а вместо него открыть всеабхазский-народный с адекватными админами ! а то админы абхаз-авто дебилы какие то, всех им неугодных банят или удаляют комментарии.

 
     
  ответить  
     
 
 


Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

21.11.2017

Интервью главы Ассоциации политологов Армении Амаяка ОВАННИСЯНА.

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2018 | НОК | info@kavkazoved.info