На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

«НАХИЧЕВАНСКИЙ АЛЬЯНС» АЗЕРБАЙДЖАНА, ГРУЗИИ И ТУРЦИИ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Михаил АГАДЖАНЯН | 25.09.2014 | 18:57

Встреча министров обороны Азербайджана, Грузии и Турции в Нахичеване получила общественный резонанс и способна иметь серьёзные политические последствия в региональном масштабе. Несмотря на заверения сторон, среди которых особенно выделялись комментарии главы грузинского военного ведомства Ираклия Аласания (прибывшего 24 сентября с внезапным визитом в Армению), в том, что министерский слёт планировался загодя и не был направлен против третьих государств, место и время его проведения не могут быть вырваны из предыдущего контекста событий на Южном Кавказе. С нахичеванского направления армяно-азербайджанской границы замечена дестабилизирующая военная активность Баку. Для азербайджанского руководства событийная канва в последовательности «эскалация в зоне Карабахского конфликта – Сочинская встреча трёх президентов – министерский сбор в Нахичеване» полностью укладывается в их региональные приоритеты. За умиротворением в Сочи под эгидой российской дипломатии Баку был необходим «компенсирующий» предыдущие промахи элемент. И прикаспийская республика попыталась найти его по итогам нахичеванского мероприятия.

Азербайджану и Турции пока не удаётся опрокинуть механизм международного посредничества в виде Минской группы ОБСЕ. Турция не встала на равные с Россией, США и Францией позиции внешних сил вокруг процесса карабахского урегулирования. У азербайджано-турецкого тандема также нет ни малейшего шанса сместить Москву с её нынешних особых миротворческих ролей. Другими словами, реальной возможностью единовременно склонить Баку и Ереван к проведению саммита на высшем уровне в самые сжатые сроки обладает только Москва. Анкаре же подобное пребывание «над схваткой» по определению не представляется осуществимым. Отсюда – привлечение азербайджанскими властями турецких партнёров к околокарабахской активности на принципах политической солидарности и военной сплочённости.

Региональный альянс Азербайджана и Турции уже сформирован. Но придать ему бóльшую устойчивость с выделением приоритетного функционала на региональную изоляцию Армении без участия Грузии затруднительно. Перед выездом в Нахичеван грузинский министр обороны Аласания признался, что инициатором трёхсторонней встречи в формате глав военных ведомств был Тбилиси. Подобную идею грузинская сторона якобы подала ещё в прошлом году, когда проведение встреч министров иностранных дел трёх стран уже стало данностью повестки Южного Кавказа. В таком случае возникает вопрос – почему страна-инициатор нового рабочего формата в отношениях региональных партнёров не стала хозяйкой первого саммита военачальников, а согласилась уступить эту прерогативу азербайджанской стороне? Думается, ответ лежит на поверхности. Тбилиси может преподносить себя в качестве «генератора идей», но придание данным идеям конкретной формы и наполнение их содержательностью находится далеко не в его руках. Здесь на главных ролях Баку и Анкара, которые выбирают удобные им местоположения и повестки встреч с неизменным прицелом на ущемление региональных позиций Еревана.

В Нахичеване с 1993 года, когда Турция в одностороннем порядке разорвала дипломатические отношения с Арменией, квартируется турецкий экспедиционный контингент в лице многочисленных инструкторов и советников. Особую общевойсковую армию ВС Азербайджана, дислоцирующуюся в анклаве, можно с уверенностью отнести к одному из экстерриториальных «филиалов» турецкой армии, например, по аналогу с подразделениями этой страны, несущими службу в Северном Кипре. В 2013 году принято решение создать в Нахичеване Особую общевойсковую армию на базе бывшего 5-го армейского корпуса. В решении президента Азербайджана Ильхама Алиева по этому поводу выделяются два основных момента. В первую очередь, это повышение статуса нового войскового объединения до уровня военной единицы, способной самостоятельно решать боевые задачи. Чем, по сути, и был до этого 5-й азербайджанский корпус. Второе – продолжение установившейся традиции, но уже в новом институциональном статусе, когда азербайджанский 5-й армейский находился под непосредственной опёкой турецкого генералитета. До 70% нынешнего офицерского состава азербайджанских ВС получили образование или прошли курсы подготовки в Турции. Значительная часть из этого офицерского корпуса прикаспийской республики приобрела навыки военной специальности исключительно по натовским стандартам службой в составе 5-го корпуса ВС Азербайджана.

Ещё одна «инициативная» тема грузинской стороны, которая уже долгое время муссируется военным руководством в Тбилиси – это проведение совместных военных учений Азербайджана, Грузии и Турции с участием стран НАТО. Уже сейчас можно с большой долей вероятности предположить, что одним из реальных кандидатов на принятие таких учений в обозримом будущем рассматривается Нахичеван, где сходятся многие линии азербайджанской и турецкой взаимной кооперации на Южном Кавказе.

Возможность проведения военных маневров в азербайджанском анклаве, по всей видимости, стала одним из вопросов встречи министров обороны 19 августа этого года. Официальная подача информации по итогам нахичеванского военного саммита отличалась скупостью, заостряя внимание лишь на отдельных темах переговоров. Грузия, Турция и Азербайджан начинают думать о разработке плана по усилению обороноспособности и защиты инфраструктуры, приоткрыл завесу над конфиденциальным общением в Нахичеване грузинский министр обороны. Проведение в будущем совместных учений и тренингов также было привязано к целям обеспечения бесперебойности работы энергетических и транспортных коммуникаций. При этом особо подчёркивалось, что данную инфраструктуру необходимо защищать в случае возникновения кризисных ситуаций. Также ставится задача увеличить совместимость вооружённых сил трёх стран, для чего министры согласились запустить механизм консультаций на уровне экспертов. Ещё одним направлением оборонного сотрудничества по итогам встречи в Нахичеване можно вывести развитие связей в военно-технической сфере кооперации трёх партнёров.

Азербайджанские эксперты не упустили случая после 19 августа заявить о качественном сближении сторон, позволяющем задуматься над возможностью создания Анкарой, Тбилиси и Баку «аналога ОДКБ» в регионе. Причём, с привлечением в перспективе к этому военно-политическому альянсу центральноазиатских республик. Этот вопрос, как уверяют на Апшеронском полуострове, должен проясниться на предстоящих встречах министров обороны в Тбилиси и Стамбуле (стороны договорились поддерживать межминистерский формат консультаций не реже двух раз в год). Именно в крупнейшем турецком городе возможен качественный прорыв в вопросе институционального формирования нового военного блока на  качественныхдример, наподобие саЮжном Кавказе. Так, во всяком случае, предполагают азербайджанские эксперты.

Уже сейчас очевидно, что выстраиваемая Азербайджаном и Турцией конструкция регионального альянса с отчётливой антиармянской составляющей будет недееспособной без самого тесного вовлечения Грузии. Другой вопрос, насколько Тбилиси удастся смягчить этот, продавливаемый Баку и Анкарой, подход, сохранив на нынешнем в целом сбалансированном уровне свои отношения с Ереваном. Но от грузин их ближайшие региональные партнёры ожидают совсем иного. В азербайджано-турецких планах Армении уготована роль «южнокавказского тупика», остающегося за бортом всей региональной политической и экономической активности, пролегающей строго в «горизонтальном сечении» региона. К этой магистральной цели азербайджанских стратегов, элементы солидарности с которыми после избрания Реджепа Эрдогана в президенты Турции в Анкаре должны усилиться, подключены и сугубо военные задачи на грузинском направлении. Сама структура вооружённых сил срединной между Азербайджаном и Турцией закавказской республики свидетельствует в пользу горизонтального отсечения Армении от всех трансграничных проектов в регионе. ВС Грузии делятся на западное и восточное оперативные направления. В составе первого пока не созданы крупные войсковые части, прилегающие к северным рубежам Армении. Однако грузинская сторона в последние месяцы попыталась «исправить ситуацию» в этом вопросе. В армянонаселённом Ахалкалаки, на месте бывшей 62-й российской военной базы, заложено строительство крупного армейского объекта. Ныне он маркируется под видом Центра начальной боевой подготовки, но его дальнейший функционал, как можно понять, не столь очевиден. Центр-база в Ахалкалаки дополнит с юга основные соединения Западной оперативной группировки (ЗОГ) республики, примыкающие к её черноморской береговой линии. Это 2-я пехотная бригада в Сенаки, 3-я пехотная бригада в Кутаиси, 2-я артиллерийская бригада в Хони, отдельный батальон лёгкой пехоты в Батуми. Центр возводится на большом удалении от всех указанных основных баз грузинских ВС западного оперативного направления, но это не удержало руководство республики от решения возникающих в связи с этим логистических проблем.

Интересно отметить, что в зоне грузино-азербайджанского приграничья, в частности в районе азербаджанонаселённого региона Квемо-Картли, у грузинского военного командования нет планов по созданию новых опорных пунктов базирования (в Марнеульском муниципалитете региона дислоцируется авиационная бригада). ЗОГ ВС Грузии с новой базой под Ахалкалаки в ближайшие несколько лет может очертить новые контуры в азербайджано-турецких планах блокирования Армении с севера и юга. На последнем направлении Особая общевойсковая армия ВС Азербайджана в Нахичеване с турецкой «инструкторской начинкой» сомкнёт условный «южнокавказский полумесяц» на западных рубежах Армении.

Участие турецкой стороны в создании военного объекта в грузинском Ахалкалаки будет носить явно не созерцательный характер. Отношения между Грузией и Турцией в военной сфере не столь зашифрованы, как, например их азербайджано-израильский аналог. Но и в них присутствует значительный пласт связей, скрытых от широкой общественности. Турецкие эксперты без особого зазрения признаются, что тесный военнополитический контакт с Тбилиси был нужен Анкаре не в последнюю очередь по соображениям получения практически полной информации о том, что происходит в ВС соседней республики. Другими словами, ненужные и зачастую просто лишние издержки в вопросе добычи разведданных о состоянии дел в армейском строительстве соседа были замещены непосредственным участием Анкары в становлении грузинских ВС. Это прикрывается целями и задачами вывести Тбилиси через турецкий связующий канал к этапам последовательной евроатлантической интеграции. На самом деле, Турция, прежде всего, решает свои задачи в регионе, обращаясь к теме «натовского проводника« закавказской республики по остаточному принципу. Скорее это Турция и Азербайджан решают множество вопросов в их двусторонних военных и военно-технических связях, используя «грузинский мост». К примеру, переброски закупаемой Баку у турецких партнёров вооружений и военной техники через маршруты поставок, пролегающие вдоль территории Грузии.

Переход грузинских ВС на рельсы оборонных доктрин, задекларированный властями республики в 2013 году (документы министерства обороны Грузии «The Minister’s Vision 2013 – 2014» и «Strategic Defence Review 2013 – 2016»), не снимает для Армении, как, впрочем, и для России, всех вопросов. Под оболочкой отказа от ведения наступательных операций, уже объявленных целей снятия с баланса некоторых видов вооружения, не сочетающихся с установкой республики на оборону (например, сокращение авиапарка штурмовиков Су-25), скрывается наработанный пласт военного сотрудничества Грузии с Турцией и Азербайджаном. В Тбилиси  рассчитывают скомпенсировать многие издержки в связи с оптимизацией структуры своих ВС и находящихся на вооружении средств ведения войны углублением отношений с соседями на западе и востоке. Разработка совместных планов по усилению обороноспособности – это серьёзная заявка на трёхсторонний военный альянс в конфликтогенном регионе. Возможно, со временем этот альянс по месту первой встречи министров обороны в новом формате доверительного партнёрства назовут «Нахичеванским». Во всяком случае, в Баку от этого бы не отказались…   регионе. у торыми гающей строго в горизо

Специально для kavkazoved.info

Азербайджан безопасность Грузия Турция



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2020 | НОК | info@kavkazoved.info