На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

АКТИВИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИСЛАМА В ГРУЗИИ: ОСНОВНЫЕ ФАКТЫ И ТЕНДЕНЦИИ (III)

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Шота АПХАИДЗЕ | 18.02.2015 | 15:00

Часть Iчасть II

Как уже было отмечено, Кавказ – специфический регион. В этом конкретном случае в Грузии происходит пересечение трёх направлений политического ислама. Это – сравнительно умеренная исламская ветвь, при которой в Турции господствует суннитский ислам. Вторая – господствующая в Иране традиция шиитского ислама, и третья – самая радикальная ветвь – это так называемое ваххабитское течение.

Именно эти направления противостоят и пытаются вытеснить традиционный на Кавказе суфийский ислам, который на протяжении нескольких веков не входил в конфронтацию с христианской цивилизацией и с православием в частности.

Если мы начнём анализировать политический ислам, то ясно увидим, что он в первую очередь противостоит самой исламской вере. С этой точки зрения следует обратить внимание на несколько основных моментов. 

Первый – политический ислам не монолитен, и внутреннее противостояние характеризует его больше, чем какую-либо другую религию или политическую идеологию. Вследствие этого раздоры, противостояния и вражда более сильно проявляются между исламскими течениями, чем по отношению к христианству.

Напрашивается вопрос: почему происходит использование ислама в политических целях и напряжение отношений между христианами и мусульманами как на Кавказе, так и во всём мире? Нужно отметить интересный факт, что жертвой радикального ислама становятся в основном те мусульмане, которые недостаточно знакомы с теологией собственной религии и с историей своего края, да и о христианстве знают не много.

Бразды правления политического ислама всегда находятся в руках харизматических лидеров, которые помогают молодёжи завоёвывать лидерство в обществе, и затем используют их в своём политической агитации.

Например, исламские ритуальные и теологические нормативные требования легко исполнимы и легко запоминаются. Поэтому больших усилий для их выполнения не требуется. Вместе с тем, довольно запутана роль ислама в общественно-экономической жизни. Именно по этой причине мнения расходятся. Многим трудно это понять, и потому они дают этому своеобразную интерпретацию, а в большинстве случаев выходят за грань исламских убеждений и занимают враждебную позицию.

Например, исторически, в Грузии цари-христиане (особенно выделю из них Давида Строителя) щедро награждали мусульманских мулл, учителей и странствующих поэтов. Их основной целью было привлечением мусульманской элиты (а значит и остального мусульманского) в качестве фактора поддержки для Грузии. Поэтому эти люди никогда и не восставали против грузинских царей.

Интересно, что Давид Строитель облагал мусульман налогами в меньшем размере, чем христиан и всячески поощрял их. Например, христиане не имели права заводить свиней в тбилисские районы, населённые мусульманами, также не имели права пользоваться мусульманской баней и т.д.

Является исторически подтверждённым фактом, что Давид Строитель, грузинский христианин, православный, святой, защищал религиозные меньшинства собственной страны, т.к. он следовал требованиям государственных интересов, общего человеколюбия и интеллектуального просветительства.

Применительно к сегодняшнему времени, опираясь на данные грузинских учёных и исследователей, можно утверждать, что часть общества, представляющая христиан, идёт на множество уступок, например, по отношению к соседней Турции.

В то время, когда в Грузии функционирует более 240 джаме и мечетей (из них 140 только на территории Аджарии), около 8 медрессе и другие мусульманские учебные заведения, на турецкой территории церковная служба не проводится ни в одной грузинской церкви, хотя это и на самом деле обязательно.

В большинстве случаев это и вызывает недовольство, тем более, что на территории Турции, в результате перенесённых исторических бедствий, оставшиеся грузинские соборы (Хахули, Ошки, Ишхани и Бана) находятся в плачевном состоянии.

Взамен на восстановление этих соборов в 2012 году турецкая сторона при подписании договора потребовала строительство мечети Азизие в центре Батуми, а также строительство джаме в Кобулетском селе Квирике и восстановление мечети в Ахалцихе.

Мы считаем, что оформление этого договора и занесённые в него требования являются далеко не позитивными явлениями между исламским и христианским мирами, в данном конкретном случае – между Турцией и Грузией. Речь идёт о том, что Турция в целях утверждения своего геополитического положения в регионе (в Грузии, а в частности, в Аджарии и в Ахалцихе) в очередной раз использует ислам как политическое оружие. Именно это и привело к напряжённой обстановке, когда приверженцы Грузинской Православной Церкви опротестовали условия договора.

По мнению грузинских христиан, это было требование не мусульманского населения Грузии, а процесс, контролируемый из Турции, что, на наш взгляд, соответствует действительности.

Требования турецкой стороны являлись необоснованными. Несмотря на то, что большая часть батумского населения – православные христиане, в Батуми действует довольно большая мечеть, соответствующая количеству местного мусульманского населения. Её функционирование выражает доброе расположение государства по отношению к религиозным меньшинствам, к их культуре и традиционному наследию.

Что касается требований по отношению к строительству мечети Азизие, нужно отметить, что на месте ранее существовавшей мечети в настоящее время стоит жилой корпус, и его разрушение во имя строительства мечети противоречит закону.

В Кобулети к тому времени уже шло строительство мечети, и это требование тоже было провокационным и необоснованным. Действующая же в Ахалцихе мечеть историческая, и вопрос о её реставрации ещё никогда не стоял на повестке дня. Она была построена омусульманившимся грузинским дворянином и не является памятником турецкого культурного наследия. Она считается памятником грузинской мусульманской культуры, и заботиться о нём должно грузинское государство.

Наряду с этим хочу отметить и то, что во времена российской царской власти рядом с этой мечетью была построена православная церковь, в которой проходила церковная служба. Но никогда, ни в те времена, ни в последующий период между ними не происходило споров.

Действующие в Грузии неправительственные организации с правозащитным уклоном часто критикуют новое правительство Грузии из-за решительных мер, которые оно принимает против исламистов. Например, в 2013 году сотрудниками контртеррористического центра МВД в Батуми был задержан гражданин России, 26-летний Микаил Кадиев. 19 апреля был задержан еще один гражданин России, 24-летний Магомед Магомедов. Кадиев и Магомедов являются членами самопровозглашенной организации «Имарат Кавказа». Они подтвердили, что являются моджахедами. Указанные лица в мае 2012 года незаконно пересекли границу между Россией и Грузией в Дагестане и за это время незаконно находились на территории Грузии, в частности, в Панкисском ущелье. 

Несмотря на то, что контртеррористическому центру было известно об их нахождении в Грузии, действенных мероприятий не проводилось. Магомедов жил в Панкисском ущелье, в центре села Дуиси, напротив ваххабитской мечети, в доме Анико Мачаликашвили, которая является родственницей сотрудника контртеррористического центра Эмзара Мачаликашвили. Этот человек курирует Панкисское ущелье и сам является его жителем. Данный факт подтверждает предположение, что власти бывшего президента Саакашвили, характеризуемые многими гражданами как преступные, активно сотрудничали с ваххабитами. В заявлении Магомедова, с которым он 26 декабря 2012 года официально обратился в Министерство по делам беженцев и расселения Грузии, сказано, что он имел связь с бывшим начальником контртеррористического центра Сандро Амиридзе и сотрудником этой же службы Эмзаром Мачаликашвили. 

Амиридзе лично покровительствовал этим двум молодым людям. 13 декабря 2012 года нелегально находящиеся на территории Грузии Кадиев и Магомедов были задержаны в Батуми. Во время их перевозки из Батуми в Тбилиси, Кадиев сбежал, а Магомедову было предъявлено обвинение на основании 334 статьи УК Грузии, и он был арестован. 28 декабря 2012 года, по постановлению главного прокурора Грузии, Магомед Магомедов попал под амнистию, и уголовное производство против него было прекращено. 14 января 2013 года Магомедов был освобожден из-под ареста, после чего вместе с семьей проживал в Грузии. Хочу отметить, что Министерство по делам беженцев и расселения не предоставляло ему статуса беженца. 19 апреля 2013 года Магомедов исчез из Тбилиси, об его исчезновении семья ничего не говорит. По одной из версий, Магомедов перешел из Грузии в Турцию, а оттуда в Сирию, где воюет на стороне повстанцев против президента Сирии Башара Асада. 

13 июня 2013 года Министерство внутренних дел Грузии на стадии подготовки пресекло попытку совершения террористического акта. Были задержаны два организатора, Микаил Кадиев и Ризван Омаров. В Тбилиси из их временного жилья были изъяты взрывчатые вещества и электродетонаторы, а также стрелковое оружие, боеприпасы и фальшивые удостоверения личности. В 2010-2011 годах задержанные спецслужбами Саакашвили лица вместе с другими членами группы нелегально находились на территории Грузии. Изъятое оружие и взрывчатые вещества членам группы роздали грузинские спецслужбы. К этой же группе принадлежит Руслан Папаскири, он же «Зоон». Этот человек свозил участников Лапанкури в Тбилиси, Кадиев является членом этой группы и он связан с событиями в Лапанкури. Руководил этой группой разыскиваемый в прошлом английскими спецслужбами Супьян Ахмедов, который был задержан турецкими спецслужбами в Турции. Впоследствии он дал показание правоохранительным органам о том, что Борис Березовский поручил ему убийство одной крупной политической фигуры. После сотрудничества с органами его освободили. Супьян Ахмедов является одним из лидеров международной террористической сети, а Кадиев, Омаров и Папаскири были членами его террористической группы. 

По информации МВД, разыскиваемый Интерполом Кадиев очень часто пересекал границу Грузии по подложным документам, которые ему были предоставлены спецслужбами Саакашвили. Микаил Кадиев с 2010 года разыскивается спецслужбами России за совершение тяжкого преступления. Ему вменяется в вину убийство мэра города Хасавюрт в Дагестане Алимсолтана Алхаматова 27 сентября 2009 года. 

В 2013 году мир потряс теракт в городе Бостоне, который был осуществлен братьями Царнаевыми, выходцами из Северного Кавказа. Опираясь на ряд источников, можно смело утверждать, что братья были подготовлены на территории Грузии грузинской неправительственной организацией «Фонд Кавказа», которая, в свою очередь, сотрудничает с американской неправительственной организацией «Джеймстаунский фонд». Официально эти организации заняты изучением культурно-исторических и социальных вопросов Кавказа, а реально работают в интересах США, вербуя жителей России, в частности, Кавказского региона. В 2012 году «Фонд Кавказа» совместно с «Джеймстаунским фондом», провел мероприятие, в рамках которого на семинарах и тренингах присутствовали братья Царнаевы. После участия в нескольких семинарах, Тамерлан Царнаев возвратился на территорию Российской федерации. 

«Фонд Кавказ» был создан 7 ноября 2008 года, после грузино-осетинского конфликта, в целях контроля над процессами на Северном Кавказе. На базе Фонда была разработана разведывательная операция «Дарьял». Основной задачей Фонда была вербовка молодежи и представителей интеллигенции на Северном Кавказе, для усиления нестабильности и экстремистских настроений на российской территории. Бывший президент Фонда Гиви Гамбашидзе отрицает данную информацию, однако факты говорят сами за себя. 

В войне в Сирии явно выделяются кавказские «штрихи» и «акценты». Абу Омар Аль-Шишани, он же Тархан Батирашвили, гражданин Грузии, этнический кистинец, является командиром северного фронта «Исламского государства Ирака и Сирии». Он профессиональный военный и пользуется высоким авторитетом среди ваххабитских боевиков. В прошлом Тархан Батирашвили в звании сержанта числился в различных отрядах спецназначения Грузии. Он несколько раз проявлял боевое мужество; участвовал в войне 2008 года. В 2010 году был арестован по обвинению в незаконном хранении и приобретении оружия, и после года тюрьмы был освобожден. В 2011 году Абу Омар Аль-Шишани на территории Турции попал в состав сил исламистов, сторонников «Аль-Каиды». Именно в это время происходила вербовка боевиков в Турции. Таким путем Аль-Шишани оказался на территории Сирии. 

Следует отметить, что костяк исламистских группировок, вошедших в Сирию со стороны Турции, составляют именно кавказцы. Тархану Батирашвили не сложно было стать их лидером. На сегодняшний день, группировка ИГИШ (Исламское государство Ирака и Шама) является крупнейшей исламистской структурой в Сирии и Ираке. Одним из главных военных командиров этой группировки, как было указано выше, является Абу Омар Аль-Шишани. Под его подчинением может воевать от 5000 до 8000 боевиков. Согласно ряду источников, значительная их часть – выходцы с Кавказа. 

В Панкисском ущелье день ото дня растет авторитет лиц, которые воюют в рядах исламского государства. Особенно высок этот авторитет среди молодежи и несовершеннолетних. Аль-Шишани является примером для них, поэтому за последние 6 месяцев из Панкиси с Сирию ушло воевать до 50 человек. В сентябре 2014 года в Сирии погиб гражданин Грузии, житель села Омало Панкисского ущелья 18-летний Бесо Куштанашвили. Он был одним из 6 погибших мужчин, которые являлись выходцами из этого ущелья. В Сирии также погибли полевой командир, 36-летний Руслан Мачаликашвили, 23-летний Рустам Гелаев, сын известного чеченского полевого командира Руслана Гелаева, 24-летний Халид Ачишвили, 26-летний Абу Абдуллах Мутошвили и 27-летний Абдул-Малик Мутовшвили. Как видим, ситуация в Панкиси тревожная. Мотивация молодых людей – воевать на стороне радикальных исламистов – обусловлена как социальными, так и идеологическими факторами. 

13 октября 2014 года гражданин Грузии, житель Батуми, 26-летний Тамаз Чагалидзе обратился к общественности, что он направляется в Сирию, воевать за исламское государство. Свою мотивацию он объяснил притеснением со стороны новой власти Грузии, как последователя фундаменталистского ислама. По его словам, власти Грузии составили «черный список» и его и его друзей грузинские спецслужбы часто вызывали на допросы, запрещали носить бороду и исламскую одежду. Чагалидзе выражал беспокойство тем фактом, что учредителями мусульманских организаций выступают немусульмане. По оценке Чагалидзе, грузинские СМИ создают образ врага из него и его друзей. Он обвиняет грузинское государство в пристрастном отношении к гражданам и открыто заявляет, что главной ценностью для него является шариат. 

Чагалидзе пытается проводить интересы ислама в Грузии и говорит, что это не против интересов страны. Он предупреждает власти Грузии о возможности противостояния на религиозной почве. По его словам, у них в архиве хранятся имена и фото всех тех людей, которые участвуют в притеснении мусульман, и рано или поздно им придется отвечать. 

Не менее проблематичным вопросом остается тема строительства исламских культовых заведений в Грузии. Перечислю самые нашумевшие случаи, которые политически мотивированы.

6 апреля 2009 года, с нарушением законодательства Грузии, население села Фахралы (Квемо Картли), по инициативе жительницы того же села, 66-летней Валиды Халиловой, начало строительство мечети. По информации жителей села, на том месте, где началось строительство, на протяжении 70 лет без функции стояло здание бывшей мечети и его использовали для склада. Население решило восстановить мечеть. Через некоторое время христианская организация «Союз православных родителей» и местная православная паства опротестовали строительство и потребовали его остановки. 

Основанием для протеста стало незаконное строительство и события на территории Азербайджана, где этническим грузинам не давали возможность проводить религиозный ритуал и использовать православные культовые сооружения по назначению. В течение четырёх месяцев строительство было приостановлено, и физическое или словесное противостояние отмечено не было. Ходжа этого села Адиль Набиев письменно обратился к правительству страны и к властям для получения разрешения на строительство мечети. Через год, 12 октября 2010 года, они получили разрешение, на основе чего строительство мечети было продолжено уже на законных основаниях. В этом конкретном случае, проблема была решена на основе правовых договорённостей, что является заслугой мусульманского и христианского населения. 

В ноябре 2012 года, через месяц после смены режима Саакашвили, в селе Нигвзиани Ланчхутского района, имело место противостояние между христианскими и мусульманскими жителями села. Причиной опять стало строительство мечети. Этот случай хорошо использовали Национальное движение и его организации-сателлиты. Вопрос был политизирован, и проблема была представлена контексте начавшихся якобы в Грузии на мусульман со стороны власти. Возгоранию конфликта способствовал руководитель «Центра толерантности» Бека Миндиашвили, который, после прибытия на место, подстрекал местное население. 

Реально же в селе Нигвзиани конфликтной ситуации не было, о чем свидетельствуют заявления депутатов Мурмана Думбадзе и Еки Беселия, которые провели встречи с населением села. По заявлению тогдашнего руководителя «Управления мусульман Грузии», Джемала Паксадзе, мусульмане и христиане годами жили в мире и согласии в различных уголках Грузии, в том числе в Нигвзиани. Он не смог назвать конкретную причину противостояния в селе, отметив, что в этом селе мусульмане молятся в частном доме и строительство мечети не планировалось, а в случае необходимости Управление и мусульмане официально обратились бы к соответствующим органам. Данная конкретная провокация была устроена Б. Миндиашвили. 

20 августа 2013 года сакребуло Ахалцихского района приняло решение, на основании которого было признано незаконным строительство минарета в селе Чела, который был привезен из Турции, так как не существовало официального разрешения властей. В селе Чела живут переселенцы из Аджарии, а часть населения составляют православные христиане, переселенные из региона Рача. Несмотря на конфессиональные различия, в данном селе никогда не отмечалось фактов религиозного противостояния. 

26 августа село Чела было полностью блокировано силами полиции. Несмотря на протесты мусульманского населения, демонтаж 24-метрового минарета все же был произведен. После демонтажа полиция покинула село. Местные мусульмане переместились у здания полиции Адигени, где провели акцию протеста. Участники акции попытались ворваться в здание полиции, во время чего правоохранители арестовали до 11 человек. Часть задержанных освободили в тот же день, а других на следующий день.

В связи с этим фактом, в тот же вечер Служба доходов Грузии сделала официальное заявление, согласно которому, демонтаж вышеназванного минарета был произведен с целью проведения экспертизы, для установления того, насколько вес и товарный код предмета соответствует данным, которые были декларированы 14 июля во время ввоза частей конструкции в Грузию. По заявлению Службы доходов, у них появились обоснованные сомнения, что неправильная классификация товара в таможенной декларации могла привести к уменьшению импортного сбора. Несмотря на неоднократные просьбы грузинских властей не политизировать этот вопрос, 26 августа председатель «Союза грузинских мусульман» Тариэл Накаидзе охарактеризовал этот факт как религиозное преследование и обратился к тогдашнему премьер-министру Грузии Бидзине Иванишвили с призывом, прекратить притеснение мусульманской общины Грузии. 

Строительство минарета в селе Чела происходило при финансовой поддержке внешних сил. В частности, 22 тыс. лари было мобилизовано под руководством муфтия Артаани, Галипа Акына. Он лично заявил агентству «ААСА», что вместе с 40 духовными лицами в декабре 2012 года находился с рабочим визитом в Ахалцихе, во время которого в селе Чела они увидели, что у мечети не было минарета и именно это стало мотивом для того, чтобы подарить жителям села минарет. В том же интервью он сделал некорректное заявление: «В случае существования минарета, всем ясно, что село является мусульманским». В Ахалцихе всего 9 мусульманских сел, во всех из них, кроме Чела, минарет был возведен финансами местных мусульман. Таким образом, Чела стала единственным селом, где произошло противостояние из-за минарета. На ситуацию повлияли как внутренние, так и внешние факторы. Внешним фактором послужило заявление муфтия Артаани о том, что село мусульманское, а внутренним – заявление председателя «Союза мусульман Грузии» Тариэла Накаидзе о том, что в Грузии мусульман преследуют и притесняют. 

Подобные заявления вызывают конфликт между христианским и мусульманским населением, в то время как реальные причины остаются в тени. Именно поэтому политизация религиозных вопросов вряд ли уместна, а государство максимально должно обеспечить мусульманскую общину финансовой поддержкой, чтобы не появлялись иностранные «доброжелатели». 

10 сентября 2014 года, в городе Кобулети, на улице Лермонтова произошел инцидент около мусульманской (суннитской) школы-пансиона. Данное заведение должно было начать функционирование 15 сентября, однако 10-го числа во дворе пансиона местное христианское население зарезало поросенка, а его голову прикрепило к центральной двери здания. Исходя из религиозных факторов, мусульмане восприняли это как оскорбление своей веры, что соответствует действительности. Группа местных жителей-христиан организовала постоянное дежурство у пансиона, чем ограничивали передвижение сотрудников и населения. С их стороны были и исламофобские высказывания, но главным фактором протеста все же были антитурецкие настроения. 

При посредничестве властей Грузии были проведены консультации между местным христианским и мусульманским населением. В процессе переговоров участвовал председатель одной из мусульманских организации Рамаз Киладзе, председатель правительства Аджарии Арчил Хабадзе и муфтий Аджарии. Данные лица в связи с указанным инцидентом встретились 20 октября с премьер-министром. Власти Грузии максимально позитивно решили вопрос: учеба в пансионе была восстановлена, лица, участвующие в инциденте, в том числе организатор группы (всего три человека), предстали перед судом по 166-й статье Кодекса административных нарушений (мелкое хулиганство) и каждый из них получил штраф 100 лари. 

На мой взгляд, в связи с данным конкретным фактом, государство максимально эффективно справилось с урегулированием конфликта, при том, что опыта превенции подобных проблем пока недостаточно. Нужно отметить, что такие действия со стороны местного христианского населения, конечно, не могут быть полностью оправданы. С другой стороны, протестующие указывали на то, что причиной их недовольства было не начало функционирования исламского пансиона, а участие в этом деле сомнительных финансов и лиц, внешних сил, в частности граждан Турции. Однако вопрос должен был решаться путем переговоров, для сохранения процедур справедливости. Государство должно обеспечить безопасность для последователей всех религиозных направлений на территории Грузии. Все переговорные процессы при урегулировании подобных конфликтов должны проводиться с соблюдением принципов свободы вероисповедания, равенства и толерантности. 

22-23 октябры 2014 года в селе Мохе Ахалцихского района имело место противостояние, а затем рукопашное столкновение между мусульманским населением села и полицейскими. Мусульмане требовали переделать в мечеть существующее в селе здание, которое носит статус дома культуры. Это строение, до установления советской власти, на самом деле было мечетью, и представители мусульманской общины требовали восстановления исторической справедливости. Между тем, ремонтные работы здания уже велись, и его планировалось переделать в библиотеку. Именно этим работам попытались помещать местные мусульмане, что привело к их противостоянию с полицией, в результате чего было задержано 14 человек. 

Муфтий Хуло (в Аджарии) Абашидзе в связи с данным фактом распространил некую угрозу, заявив о намерении провести масштабную акцию протеста, если задержанные не будут освобождены. Вместе с мусульманским населением, муфтий провел у здания управления полиции Ахалцихе акцию протеста в течение всей ночи. В ней принимали участие представители 11 сел. С ними на месте встретился представитель аппарата Народного защитника. 23 октября состоялся судебный процесс, где задержанные они были осуждены по статье «хулиганство» и присуждены к административным штрафам.

Что касается заявления муфтия Хуло, по своему содержанию оно было явно некорректным, так как он однобоко интерпретировал дело. Лица, которые напали на полицию и правозащитников, и нанесли им физическое оскорбление, не имели на это право, вне зависимости от своей религиозной принадлежности, так как подобные действия квалифицируются как криминал. Задержание лиц, участвующих в беспорядках, происходило не по религиозному признаку – не как мусульман, а как преступников. Что касается заявления муфтия Хуло о религиозном преследовании, это является полным абсурдом, так как власть выражает постоянную готовность к проведению переговоров с мусульманской общиной по поводу данного здания, ресурс чего муфтий до конца не использовал и повел процесс путем уличных акций. Протест мусульман приобрел вид выступления против властей, а не попытку решения проблемы здания.

В августе-сентябре 2014 года было распространено провоцирующее заявление председателя «Союза мусульман Грузии» Тариэла Накаидзе в отношении мечети в Батуми. «Призываю государство, пусть не играет с нами! Гарибашвили не сможет обмануть нас. Чтобы нам не стоило, мы все равно построим мечеть в Батуми!», - говорилось в заявлении. 

Здесь же хочу отметить, что в августе 2014 года вопрос строительства мечети в Батуми вновь вошел в активную фазу. По соглашению правительства Аджарии и муфтия новая мечеть в Батуми не будет построена, вместо чего будет расширена существующая мечеть. Также было достигнуто соглашение с Турцией о том, что эта страна проведет реабилитацию грузинских храмов (Ошки и Ишхани), находящихся на ее территории, без принципа взаимности. Под этим подразумевается, что турецкая сторона больше не требует строительства новой мечети в Батуми на месте старой мечети Азизие. Мечеть Азизие воспринимается как символ османской оккупации, как среди мусульманского, так и христианского населения, и именно это обстоятельство вызывает противодействие в вопросе о её строительстве. 

Несмотря на то, что этот вопрос находится под личным контролем премьер-министра Грузии, который полностью поддержал планы расширения мечети в Батуми, заявления Тариэла Накаидзе направлены на радикализацию вопроса. Он заявляет, что для него неприемлемо расширение существующей мечети, и настоятельно требует постройку нового культового здания. Он аргументирует свою позицию тем, что православным никто не запрещает строить церкви, и если Грузия является православной страной, то Аджария – мусульманский край. Также он предупреждает население Грузии, что подобный подход приведет к другим процессам, более сложным, чем кто-либо может себе представить. Объектом его критики стал тогдашний муфтий Джемал Паксадзе, которого Накаидзе обвинял в связях с МВД Грузии. По заявлению председателя Союза мусульман Грузии, вследствие указанных причин Паксадзе не имеет право говорить от имени верующих. Недовольство Тариэла Накаидзе бывшим муфтием было вызвано заключенным соглашением между властями Грузии и муфтием о расширении мечети в Батуми. Накаидзе также прокомментировал вопрос восстановления православных храмов на территории Турции. «Наше главное требование – постройка мечети и нам совершенно безразлично, что будет с грузинскими храмами в Турции. Даже если Ошки и Ишхани будут полностью разрушены, это не наше дело! Не интересует нас»! 

12 и 13 января 2014 года было распространено обращение радикального мусульманского активиста Тамаза Чагалидзе (он же Ахмед Гюрджи), обрушившегося с угрозами на своих противников. Чагалидзе раскритиковал христиан, коснулся вопросов Абхазии и Южной Осетии, отметил, что эти территории были потеряны из-за низкой политической культуры в Грузии, а следующей потерей, которая грозит нашей стране, будет Аджария. По его заявлению, Аджария присоединится к «халифату», и если грузины не будут униматься, они исчезнут как динозавры. Угроза была направлена также в адрес православных духовных лиц и сотрудников правоохранительных органов. Фактически, Чагалидзе этим заявлением объявил «священную войну» – джихад против Грузии. Чагалидзе сейчас находится в Сирии и воюет в составе т.н. «исламского государства». Это заявление аджарского ваххабита было встречено агрессивно со стороны большинства грузинской общественности, на что воюющие в Сирии граждане Грузии ответили в социальных сетях с ответной агрессией. Вырисовывается явно опасная тенденция переноса виртуального конфликта в реальный. 

В декабре 2014 года был избран новый муфтий Западной Грузии – Беглар Камашидзе, который сменил Джемала Паксадзе на этом посту. Он 24 года является духовным лицом у мусульман, 11 лет был муфтием Хелвачаури, исходя из этого, обладает определенным авторитетом как среди населения Аджарии, так и в Совете. Камашидзе с большим энтузиазмом приступил к исполнению своих обязанностей и собирается решить такие проблемные вопросы, как открытие медресе в Кобулети и строительство новой мечети в Батуми. Он продолжает строительство резиденции муфтията, которое финансируется правительством Грузии. Надо отметить, что до сих пор у муфтия не было своей резиденции, и он не мог принимать делегации на должном уровне.

До избрания Б. Камашидзе основателями муфтията Грузии были государственные чиновники, а не мусульмане, и они были также членами Меджлиса (Совета). В результате проведенных реформ, эти люди покинули меджлис, а последний из них, Бегиашвили, был заменен на Резо Микеладзе, который перевел Коран на грузинский язык. Так что, у нового муфтия нет проблем ни с Управлением мусульман, ни с властями Грузии. По его заявлению, Грузия должна стать сильным государством и в этом должны внести свою роль все – мусульмане и христиане. Что касается небольших конфликтов между мусульманами и христианами – они решаемы и он всячески будет стараться урегулировать подобные вопросы. 

(Окончание следует)

Аджария Грузия ислам политика и право Турция



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2023 | НОК | info@kavkazoved.info