На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

МОДЕРНИЗАЦИЯ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ И НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX В.

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Севиндж АЛИЕВА | 29.03.2015 | 00:33

В начале XX в. на фоне социально-политических изменений, происходивших в Российской империи, расширялся процесс развития региональной общественно-политической мысли.

В Азербайджане и на Северном Кавказе он был связан с развитием печати, появлением газет на тюркском языке, формированием плеяды национальных деятелей культуры и политики. Все это, в свою очередь, оказывало влияние на рост национального самосознания, давало возможность развивать национальную культуру и отстаивать свои национальные ценности. В связи с обострением национального вопроса в стране активизировалось социально-политическое движение мусульманских народов Российской империи. Политическая атмосфера накалялась из-за неудовлетворенности социально-экономическими пре-образованиями. Люди выступали за коренные изменения политической системы и решение актуальных проблем общества. В общественно-политической жизни наметилось противостояние консервативных, либеральных и революционных тенденций.

В Азербайджане просветительские идеи и культурное реформаторство было связано с именами Дж. Мамедкулизаде, О.Ф. Неманзаде, М.А. Сабира, Узеира и Джейхуна Гаджибейли, а также многих других литераторов и публицистов, которые своим сатирическим пером высмеивали пороки общества. Общим направлением их деятельности стало стремление пробудить интерес народа к знаниям и покончить с невежеством. Наука и просвещение, по их убеждению, были способны изменить будущее народа и побудить его построить новое общество, основанное на свободе. Идеи национальных просветителей зиждились на таких понятиях, как «исторический прогресс», «равенство», «свобода», «социальная справедливость», «образование», «борьба с закостенелостью и пережитками».

Образованные представители разных слоев населения, не ограниченные сословными предрассудками и впитавшие передовые просветительские идеи, составили особую категорию интеллигенции.

Общественно-политическая мысль на мусульманском Кавказе сформировалась благодаря введению светского образования и на основе протеста против социально-политических порядков, царивших в стране, несправедливого устройства общества и произвола власти. В тоже время, во второй половине XIX – начале XX в. в Азербайджане и на Северном Кавказе прослеживается острое стремление к единению всех тюрок, развитию тюркского языка, образовательной сферы и культуры.

Реформирование учебно-воспитательного процесса мусульманских учебных заведений было связано с необходимостью изучения достижений мировой науки и мысли, так как сугубо традиционное (религиозное) образование было недостаточно для прогрессивного развития мусульманского общества. Передовые общественные деятели выступали за модернизацию также образа жизни мусульман. Олицетворением политической борьбы тюрко-татарской буржуазии и ее сторонников против консерватизма стал джадидизм. Общественно- политическая мысль российских мусульман была связана также с таким течением, как пантюркизм.

Пантюркистское движение охватило крымских, поволжских и в целом всех татар России, азербайджанцев, тюркские народы Средней Азии и Северного Кавказа. Основной целью пантюркизма было стремление объединить все тюркские народы, вначале благодаря созданию общего литературного языка и культуры, а затем – политических организаций для борьбы за национальное возрождение. Российские власти связывали деятельность пантюркистов с влиянием Турции.

Проводниками пантюркизма стали выпускники османских учебных заведений. Так, в Османском университете в Стамбуле получили образование многие видные адыгские и в целом северокавказские просветители – Н. Цагов, И. Хидзетль, X. Тлицерук и другие (1). В Стамбуле российские пантюркисты встречали поддержку и покровительство. Однако тюркизм был продуктом российской действительности (2).

К интеллигенции новой формации относился, в частности, азербайджанский просветитель Ахмед Агаев. Его разносторонняя деятельность пришлась на период культурного и политического возрождения. Он относился к плеяде выдающихся азербайджанских деятелей, стремившихся изменить положение своего народа. Все чаще в своих статьях Агаев упоминал об общности тюркоязычных народов и связывал надежду на помощь и консолидирующую роль единственной в то время независимой мусульманской тюркоязычной страны – Османской империи.

К XX в., когда стал прослеживаться отход этнического тюркизма от мусульманского, появились различные тюркские движения на региональном уровне. В то время те, кто упоминал о тюркости, обвинялись царскими властями в связях с младотурками. Напомним, что с 1905 г. в Салониках действовал центр младотурецкого движения, возглавляемый Ниязи-беем и Энвер-беем (Энвер-паша). В 1905 г. просветительское и образовательное движение активно развивалось в Турции, затем в Египте и параллельно в Российской империи. Значимым событием стало составление петиции с просьбой расширить права мусульман. Группа доверенных лиц – А.А. Топчибашев, Агаев, А. Гусейнзаде – должна была довести до сведения правительства требования азербайджанских тюрков. Этот шаг означал решительный настрой населения, веру в то, что проблема может быть решена «сверху» и, несмотря на репрессивную политику царизма, волю к переменам. В петиции говорилось о необходимости прекращения дискриминации мусульман и предоставлении тюркам равных прав с другими народам России: национальных, гражданских, права на культурное развитие. В дальнейшем было направлено еще несколько петиций, в которых были отражены насущные проблемы мусульман Кавказа: недопущение в различные учебные заведения (медицинские, электротехнические, и др.), ограничение возможностей получения образования на родном языке, ущемление прав мусульманских народов со стороны правительства и, напротив, превосходство христианских народов, необходимость введения земских учреждений на началах полного самоуправления, участие мусульман в земском и городском самоуправлении без ограничений.

Мусульманские народы Кавказа ограничивались в праве свободно проживать и приобретать недвижимость, заниматься торговлей, некоторые слои населения были лишены сословных прав дворян и купцов. Крестьяне нуждались в выкупе крестьянских наделов, малоземельные и безземельные – в наделении землей. Налоги изымались без учета местных реалий и были непосильными. На Кавказе не было суда присяжных, выборного института мировых судей, причем на родном, понятном населению языке. В докладной записке депутация представила ряд мер, необходимых для улучшения положения мусульман на Кавказе. К сентябрю 1905 г. мусульмане Южного Кавказа направили царю 486 петиций с просьбой отменить ограничения в отношении мусульман и мусульманского духовенства.

В связи с растущим революционным и национально-освободительным дви-жением представители Бакинской Думы на заседании 8 марта 1905 г. решили направить своих представителей на Особое совещание под председательством Булыгина, чтобы рассказать о ситуации на Южном Кавказе. По инициативе Агаева, Бакинская Дума постановила направить телеграммы городским главам Дербента, Темйр-Хан-Шуры и других городов с предложением присоединиться к этому решению (3).

В середине августа 1905 г. в Нижнем Новгороде начал свою работу 1 съезд мусульман России, на котором было принято решение о создании партии «Итгифаг-и-муслимин» («Всероссийский мусульманский союз»), звучали призывы к единению мусульман Российской империи и т.д. Представители тюркской общественности наняли волжский пассажирский пароход и 15 августа на его борту провели свой первый съезд («мугтабар меджлис»). На нем звучала идея объединения тюрок-мусульман и образования мусульманской партии. Была сформулирована проблема «единой нации», под которой понималось единство тюркских народов. Формулировка понятия «нация» в такой плоскости означала отказ от отождествления нации и религиозной принадлежности, что свидетельствовало о желании придать объединению светский характер.

Надо отметить, что и в самой Османской империи произошли кардинальные перемены: султан Абдул-Хамид был отстранен от власти в апреле 1909 г., а вместе с ним отошли на второй план идеи исламизма и наиболее актуальными стали идеи тюркизма, поддержанные младотурками. Идея тюркизма стала их международным приоритетом. Все это нашло отклик в среде российских тюрок-мусульман, в том числе в Азербайджане и на Северном Кавказе.

Реформаторство в сфере образования также было продуктом российской действительности. В 1883 г. по идее известного крымско-татарского общественного деятеля и публициста Исмаилбека Гаспринского в Крыму открылась первая реформированная школа. В ней преподавали по новому методу арабский алфавит и целый ряд светских предметов: историю, алгебру и др. Новый метод школьного образования назывался «усул джадид». Введение изменений в систему образования и образ жизни вызвало недовольство консервативного духовенства (4).

Такого рода учебные заведения стали открываться во всех частях Российской империи, в том числе в Азербайджане и на Северном Кавказе. Последователи джадидизма стремились к обновлению общественной жизни, требовали проведения преобразований во всех сферах жизнедеятельности и культуры. Главной их целью было создание культурно-просветительских учреждений, развитие национальных языков, печатание книг, журналов и газет на национальных языках. Огромную роль в жизни и просвещении мусульманского населения Российской империи сыграла газета «Экинчи» («Пахарь») – первая в России газета, издававшаяся на азербайджанском языке Гасан беком Зардаби (Меликовым) в 1785 году (5).

В начале XX в. в Кубанской области появились новометодные школы, созданные молодыми духовными лицами, получившими образование в Османском университете, в Каире, Казани и Уфе. Количество светских предметов в таких школах было увеличено (6).

На Кавказе российская администрация отмечала формирование группы лиц, имевших среднее и высшее образование, «стремящихся изобразить собою местную мусульманскую интеллигенцию и оказывать непосредственное влияние на самое управление областью» (7). Во главе дагестанской группы стоял основатель просветительского общества чиновник особых поручений IV класса при Наместнике Кавказском Аселвдор Казаналипов. Проводниками национального светского образовании в Дагестане стали Мухаммад Кади Дибиров, Абусупьян Акаев, Али Акаев и другие. Власти опасались, что местные мусульмане, получив образование, смогут вытеснить русскую администрацию (8).

Формировалась прослойка светски образованных людей. Это были дети горцев, отданные в пансионы, где они обучались 10 лет, впитывая в себя европейскую, российскую культуру, получали помимо общих знаний представления о мире и науке, также сведения о своей земле и народе.

На формирование северокавказской интеллигенции огромное влияние оказало открытие специального горского отделения для учащихся-горцев в Ставропольской мужской гимназии (9), реального училища и женской гимназии в Темир-Хан-Шуре, городского училища и женской гимназии в Дербенте. Немаловажную роль сыграло открытое в Темир-Хан-Шуре в 1905 г. «Общество просвещения туземцев-мусульман Дагестанской области» (председатель – П.Эмиров) (10).

Во второй половине XIX в. были открыты Нальчикское благотворительное общество, Общество образования горцев Северного Кавказа, Черкесское благотворительное общество. В начале XX в. осуществляли свою деятельность Общество распространения образования среди кабардинцев и горцев Нальчикского округа и Кружок кабардино-горской молодежи. (11)

В учебных заведениях создавались студенческие землячества. Молодежь впитывала идеи и взгляды просветителей, изучала историю европейских стран, узнавала много нового и доселе неизвестного. Часть этой молодежи стала разделять националистические взгляды, часть – социалистические. Некоторые горцы обучались в военно-учебных заведениях. По оценке современника, именно этим выпускникам-офицерам были присущи монархические взгляды. В дальнейшем все это повлияло на образование двух течений в горской военно-интеллигентской среде.

В 1910 г. арабист и туркофил Магомед Кади Дибиров приступил к обучению детей в Дагестане тюркскому языку. Дибиров и дагестанский печатник Магомед Мирза Мавраев активно способствовали распространению тюркских газет и журналов (12).

В Азербайджане жили и работали деятели культуры различных национальностей: ингуши – просветитель Адиль-Гирей Долгиев, этнограф, краевед и фольклорист Чах Ахриев, народный учитель Таштемир Эльдарханов, чеченец – композитор, педагог Муслим Магомаев и другие. Надо отметить, что дети заслуженных горцев и некоторые дагестанские мусульмане по выбору военного губернатора, а с 1905 г. – Наместника – могли получать образование в училищах Темир-Хан-Шуры, Ставрополя и Баку. Разные просветительско-благотворительные общества и отдельные зажиточные татары открывали в Дагестанской области школы с преподаванием на татарском языке и национальные типографии, распространяли среди населения газеты на татарском языке о Кавказе. В Темир-Хан-Шуре функционировала подобная школа с общежитием для мальчиков, приезжавших со всего Дагестана. Власти даже опасались, что начнется «отатаривание» всего Нагорного Дагестана. Азербайджанский меценат Г.З. Тагиев основал в Темир-Хан-Шуре аналогичную школу. В ней обучение осуществляли мусульманские преподаватели, получившие образование в Стамбуле (13).

В Бакинском четырехгодичном русско-мусульманском Александрийском женском училище, открытом в 1898 г. Тагиевым, получили образование аварки П. Маликова, А. Карнаилова, табасаранка Ф. Табасаранская, лезгинка Ш. Алкадарская, кумычка Казиханова, И. Гайдарова из Дербента и другие. Все они по возвращении в Дагестан стали преподавателями местных школ. Воспитанник Тагиева Н. Шахсуворов на его средства в июне 1917 г. открыл в Темир-Хан-Шуре педагогические курсы по подготовке учителей для азербайджанских школ. Курсы посещали около 200 чел. со всех округов Дагестана. Благодаря Тагиеву, в ноябре того же года в городе был открыт первый педагогический институт. Надо отметить и тот факт, что училища Дагестанской области подчинялись Бакинской дирекции народных училищ, которая, в свою очередь, подчинялась Кавказскому учебному округу (14).

Азербайджанцы учились не только в Баку, но и в Тифлисе и на Северном Кавказе. Так, при Горийской и Закавказской учительских семинариях действовали азербайджанские отделения, в Дагестане функционировали русско-азербайджанские школы Бакинско-Дагестанской дирекции народных училищ (именуемые в то время татарскими). Преподавание велось по учебникам «Ветен дили» («Родная речь» А. Черняевского), «Ушаг бахчасы» («Детский сад» Р. Эфендиева), «Тарих мугеддеси» («Священная история» Кочарлинского, Эфендиева, Смирнова) (15).

По сведениям А. Бенингсена, начиная с 1875 по февраль 1917 г. в Российской империи издавалось 172 наименования мусульманских газет и журналов. Из них большинство – на азербайджанском языке (60) и на языке казанских татар (63), одно – на осетинском и т.д. Более 66 % вышедших из печати 435 изданий было опубликовано также на азербайджанском и татарском языках. В Российской империи мусульманский мир был связан «некоторым относительным языковым единством» – тюркским языком (16).

В марте 1917 г. Ставропольское мусульманское общество выпустило воззвание к мусульманам Ставропольской губернии и всего Северного Кавказа. В нем помимо призыва поддержать Временное правительство отмечалось, что, чтобы следовать за образованными людьми Временного правительства и выставить на выборы Учредительного собрания достойных и грамотных людей, надо следовать хадису: «Учитесь от колыбели до могилы, отправляйтесь за знанием, если бы даже оно было в Китае, ибо знание человека есть неистощимое богатство» (17).

20 апреля 1917 г. в Казани начал свою работу Всероссийский съезд учителей-мусульман. А 24–27 апреля там же состоялся Всероссийский съезд мусульманских женщин, в работе которого участвовало 300 делегатов из регионов Кавказа, Поволжья, Крыма, Казахстана, Туркестана и Сибири.

5–12 мая 1917 г. в Баку состоялся 1-й съезд учащихся-мусульман Кавказа. 21 мая они учредили ЦК и фонд учащихся-мусульман Кавказа. ЦК ВМС (Икомус), заседавший в Петрограде, установил с ними связь. В июне 1917 г. в Чечне возникло Общество распространения просвещения среди чеченцев под началом Эльдарханова (18).

Национальные просветители отвергали суждения о неспособности мусульманских народов к научно-техническому прогрессу. Так, Гасан из Алкадари, Аликбер Гейдаров из Петровска, Максуми и Али Мамед-оглы из Дербента и другие азербайджанские и дагестанские учителя предлагали открыть побольше общеобразовательных, промышленно-технических, сельских учебных заведений (19). Получило широкое распространение движение мусульманских учащихся и учителей России. В начале августа 1917 г. в Казани состоялся Второй всероссийский съезд учащихся-мусульман, на котором был избран Всероссийский центральный мусульманский студенческий комитет. 3–5 августа в Казани также прошел Второй съезд учителей-мусульман. В рамках намеченных действий в Баку с целью сбора пожертвований для строительства школы и мечети прибыла представительница татарского культурно-просветительского и благотворительного общества Д.А. Хамзина (Ростов-на-Дону). КБМОО постановило помочь ростовским мусульманам (20). Первыми учителями светских школ были бывшие выпускники медресе.

Постепенно наблюдался переход от религиозной идентичности к этнической, отделению этнического сознания от религиозного. Это прослеживается в трудах А. Бакиханова, М.Ф. Ахундова, М. Казимбека и др. писателей, публицистов, поэтов и общественных деятелей.

Национальная мысль в Азербайджане и на Северном Кавказе трансформировалась от тюркизма до этнического национализма. В Азербайджане понимание единства и солидарности тюрков привело к созданию самостоятельной тюркской (азербайджанской) нации – азербайджанских тюрков, а в перспективе и светского демократического азербайджанского государства.

В северокавказском общественном движении возникли два направления: национально-демократическое и религиозно-освободительное. Северокавказское общество было расколото: на сторонников горского демократического движения и как следствие Горской республики; приверженцев шариатского государства (имамат, эмиратство) и тех, кто выбирал советский строй.

Надо отметить, что на Северном Кавказе ислам в целом играл консолидирующую роль, был залогом культурного единства. Но и среди духовенства наблюдалось разделение на радикальных и прогрессивно настроенных деятелей. Вторая часть выступала за национальное возрождение, культурное развитие, организацию процесса обучения на родном языке, введение в программу духовных учебных заведений светских предметов (географии, арифметики и т.д.). Представителями прогрессивного духовенства были Д. Хатков, М. Набоков, А. Набоков, И. Бекух, Н. Цагов, X. Гугов, С. Натхо, С. Бахов и другие. Они стояли у истоков превращения медресе в национальные школы у адыгов.

В Кабарде мусульманский просветительский центр возник в Баксане, где в медресе стали преподавать на родном языке. Огромную роль в открытии национальных мусульманских школ играла также кавказская диаспора из Турции. На Северном Кавказе в начале XX в. шел процесс модернизации мусульманского образования и мусульманского сознания, осуществляемый духовной интеллигенцией, позже полностью вытесненный установленной советской властью системой полного светского образования.

Национальная интеллигенция и духовенство стояли у истоков формирования национального самосознания, реализации культурно-просветительских реформ и повышения уровня образованности мусульманского народа.

Севиндж Исрафил гызы АЛИЕВА – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории НАН Азербайджана.

Примечания
 
1. ЕМТЫЛЬ  З.Я. Адыгская интеллигенция: формирование и деятельность в исторической динамике конца XIX в. – начала 30-х гг. XX в. Краснодар. 2010, с. 84–85.
2. АРШАРУНИ А., ГАБИДУЛЛИН X. Очерки панисламизма и пантюркизма в России. М. 1930, с. 12–13.
3. БЕНИ-НГЕН А. Печать и национальное движение русских мусульман до 1920 года. Баку. 1971.
4. ДОНОГО Х.М. Нажмуддин Гоцинский. Махачкала. 2011, с. 80.
5. ИСХАКОВ С.М. Российские мусульмане и революция (весна 1917 г. – лето 1918 г.). М. 2004, с. 10–11.
6. НЕФЛЯШЕВА НА. Мусульмане Северо-Западного Кавказа: ислам и власть (20-е гг. XX в.), www.libfl.ru/win/law/islamik/book2004.
7. Государственный архив политических документов Управления делами Президента Азербайджанской Республики (ГАПДУПАР), ф. 276, оп. 8, д. 269, л. 197–198.
8. Там же, л. 198–204.
9. Основана в 1837 году. Учащиеся-горцы стали учиться там с 1850 года. Среди выпускников – известные просветители, общественные деятели и деятели культуры: Адиль-Гирей Кешев, Иналуко Тхостов, Казн Атажукин, Ислам Хубиев, Коста Хестагуров, Ильяс Байрамуков, Чах Ахриев, С.Б. Абаев, Садула Ахриев, Саид Халилов, Магомед Кадиев, К.Т. Улагай, Батырбек Шарданов, Чишмай Пшунелов. Подробно см.: ДЖАБАТЫРЕВА Б.К. Роль Ставрпольской гимназии в распространении образования среди горцев. В кн.: Культурно-просветительское движение на Северном Кавказе (XIX – первая треть XX вв.). Материалы Четвертых научных чтений, посвященных Дню славянской письменности и культуры. Майкоп. 2011, с. 46-52.
10. В это общество входили Д. Даидбеков, А. Казаналипов, Е. Козубский, М. Алиха- нов-Аварский, его жена Зари-Бика, Т. Кадиев, М. Халилов, Д. Апашев, Х.М. Арац- хан и другие. См.: ДОНОГО Х.М. Ук. соч., с. 21–22, 91; ЕМТЫЛЬ З.Я. Ук. соч., с. 86–87. Из адыгов получили образование Б. Шарданов, К. Улагай, братья Айтек и Айдамир Намитоковы, И. Кармов, Г. Чежоков, И. Алтудоков и другие.
11. НАПСО МД. Истоки дружественных связей русского и северокавказского народов. В кн.: Современный быт и культура народов Карачаево-Черкесии. Черкесск. 1983, с. 28.
12. КОРКМАСОВ А., ДОНОГО Х.М. Полковник Магомед Джафаров: Сборник материалов. Махачкала. 2005, с. 176.
13. ГАПДУПАР, ф. 276, оп. 8, д. 269, л. 65-66, 195-198.
14. ИСХАКОВ С.М. Ук. соч., с. 168; Свод законов Российской империи. Т. 1. СПб. 1893,ч. 1, с. 13.
15. Государственный исторический архив Азербайджанской Республики (ГИААР), ф. 309, оп. 2, д. 749, л. 67.
16. БЕНИНГСЕН А. Ук. соч., с. 7, 49-50, 58.
17. Каспий. 1917, № 69.
18. Утро России. 10.V.1917; ИСХАКОВ С.М. Ук. соч., с. 163-165, 183, 206.
19. ГАШИМОВ P.P. Арабо-мусульманские культурные традиции и дагестанская интеллигенция во второй половине XIX – начале XX в. Материалы региональной научно-практической конференции в рамках недели студенческой науки. Социальные проблемы государства. Хасавюрт. 2010, с. 32–34.
20. ИСХАКОВ С.М. Ук. соч., с. 244; Каспий. 1917, № 197.

Опубликовано: Вопросы истории. – 2014. - № 11.

Азербайджан историография Кавказ модернизация Россия традиционализм этничность / этнополитика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2021 | НОК | info@kavkazoved.info