На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ОТНОШЕНИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ СО СТРАНАМИ КАВКАЗА В ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКАХ IX – X ВВ.

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Ольга КУЛИКОВА | 20.06.2015 | 19:32

Образование Древнерусского государства относится к IX веку. По мере освоения купцами-русами международных торговых путей и параллельного с этим процесса расширения географии внешнеполитической активности Древнерусского государства, расширялось знакомство с Русью населения различных стран. Этот факт нашел отражение в письменных источниках, фиксирующих этноним «Русь»: арабо-персидских, византийских, западноевропейских, кавказских, хазарских, еврейских.

Сообщения источников по истории политических отношений Древней Руси со странами Кавказа группируются преимущественно вокруг двух основных сюжетов – участия Руси в военных событиях на Кавказе и роли купцов-русов в международной торговле. Наибольший интерес для русских купцов представляли рынки Византийской империи, а также государств, образовавшихся на месте распавшегося Арабского халифата. Судя по всему, доступ купцов-русов на византийский рынок некоторое время был ограничен, поэтому их планы в значительной степени были связаны с восточными маршрутами, пролегавшими через территорию Хазарского каганата.

Русы, в отличие от хазар, умели строить и использовать боевые и торговые ладьи. На этих судах они выходили в Каспийское море и могли высаживаться на любом берегу, причем не только с торговыми, но и с военными целями. Нападения на прикаспийские регионы со стороны моря были в новинку для местного населения. Это давало русам существенные преимущества в военных конфликтах в Прикаспии и превратило Русь в важнейший военнополитический фактор в данном регионе. Важное место Русь занимала также в каспийской торговле причем Каспий в данном случае являлся не только рынком сбыта собственных товаров и приобретения местных, но еще и служил в качестве трамплина для доставки товаров в значительно более отдаленные регионы – в Рей и Багдад, а также в Среднюю Азию. Поскольку в средневековый период торговая и внешнеполитическая деятельность взаимодополняли друг друга (купцы могли исполнять роль послов и наоборот), то по географии торговых интересов Руси можно судить о географии внешнеполитических интересов молодого Древнерусского государства.

Что касается западной прикавказской части каспийского побережья, то она, несомненно, играла важную роль в торговых и политических устремлениях Руси, так как там располагались крупные торговые города: в пределах Хазарского каганата это был Самандар, южнее – Дербент, являвшийся к тому времени мусульманским городом, причем в тот период крупнейшим на Кавказе (2). Как свидетельствуют материалы археологических исследований, в IX– X вв. Дербент поддерживал торговые связи с самыми отдаленными странами – Индией, Китаем, Средней, Передней и Малой Азией (3), не говоря уже о географически более близких государствах – Ширване, Грузии и дагестанских горских владениях – Сарире, Табарсаране, Хайдаке (Кайтаге) (4).

Наиболее ранние источники, в которых отложились сведения об участии русов в военных событиях в прикаспийском регионе, связаны со средневековой арабо-персидской географической и историографической литературой. Так, персидские средневековые авторы Ибн Исфандийар, Амоли и Мар‘аши сообщают о нескольких походах русов в Прикаспий. Относительно соответствия данных этих авторов сообщениям других источников о рейдах русов в Прикаспий высказывались различные точки зрения 5. Ближе всех к уточнению этих вопросов подошел С.М. Алиев6, на заключение которого автор данной работы и будет опираться.

Основным источником в данном случае является «История Табаристана» Ибн Исфандийара. Это сочинение написано в 1216–1217 годах. По сообщению автора, между 864 и 884 гг. русы напали на город Абескун, расположенный на юго-восточном побережье Каспия. Они, русы, прошли вдоль берега моря и «произвели опустошения и грабежи». Местный правитель Хасан ибн Зайд выслал против них крупное войско, которое разбило руссов (7).

По данным того же автора, в 909 г. состоялся еще один поход русов в Прикаспий. Он также был направлен на Абескун, Русы подошли к городу на 16 судах. Спустя год, в 910 г., «русские прибыли в большом количестве», сожгли город Сари (в юго-восточной части Прикаспия), взяли пленных, но на обратном пути были разбиты войсками гиляншаха и ширваншаха (8). Персидские авторы сообщают еще об одном походе русов, состоявшемся в 299 г.х. (911–912). Русы напали на город Сари, близ Абескуна, и с большой добычей ушли в море. Затем часть этого же отряда высадилась в Гиляне (юго-запад Прикаспия), но была разбита. Уцелевшие русы на судах направились в Ширван, но ширваншах, предупрежденный гилянцами, подготовил засаду и разбил руссов (9).

О следующем походе русов в Прикаспий сообщает арабский энциклопедист ал-Мас‘уди (около 896–956). Ему принадлежит множество трудов по географии различных стран, из которых сохранились только два (10). В одном из них – «Золотые копи и россыпи самоцветов», завершенном в 943–944 гг., имеется немало сообщений о Руси и о кавказских странах. Поход Руси в Прикаспий ал-Мас‘уди датирует временем «после 300 г.х.» (912–913) (11). Согласно уточнению А.П. Новосельцева, этот рейд относится к 913–914 году (12). Близкой точки зрения придерживаются Б.Н. Дорн, В.Ф. Минорский и И.Г. Семёнов (13).

По сообщению автора, 500 русских кораблей двинулись в поход через землю хазар. Они вышли к хазарской заставе, «снеслись с хазарским царем» с просьбой пропустить их флотилию в Каспийское море для грабежа, предлагая ему взамен половину захваченной добычи. По словам ал-Мас‘уди, хазарский бек, не имея возможности противодействовать русам, был вынужден разрешить им выйти в Каспий, после чего суда русов поднялись вверх по Дону, затем были перетянуты волоком в Волгу и через устье Волги вышли в Каспийское море. Там они разграбили почти все прикаспийские области, находившиеся под контролем мусульман – Гилян, Дейлем, Табаристан, Абескун, Баласакан и Ширван (14).

Через «много месяцев», собрав награбленное, русы направились в обратный путь и прибыли в Итиль. Они «снеслись с хазарским царем, которому послали денег и добычу, как это было договорено между ними». Но сразу после этого гвардейцы-мусульмане хазарского бека, желая отомстить за единоверцев, решили напасть на русов. К гвардейцам-мусульманам присоединились и итильские христиане (15).

По словам ал-Мас‘уди, хазарский бек не имел возможности противодействовать своим гвардейцам, но, будучи связанным с русами договором, сообщил им о готовящемся нападении. Тем не менее, в трехдневном сражении погибло 30 тыс. русов. Уцелевшие 5 тыс. погрузились на суда и направились вверх по Волге, но были добиты буртасами, а затем и волжскими болгарами (16).

Описание следующего похода русов в Прикаспий содержится в шеститомном труде Ибн Мискавайха «Книга испытаний народов и осуществления заданий», написанном в X – начале XI века (17). Под 943 г. Ибн Мискавайх сообщает о нападении русов и их союзников на Берда‘а. Дата этого похода была пересмотрена иранским историком А. Кесрави: на основании упоминания Ибн Мискавайхом о смерти в Багдаде эмира Тузуна (август-сентябрь 945 г.), которая имела место одновременно с походом русов, сам поход можно датировать 945 годом (18). Эта точка зрения была поддержана Новосельцевым (19).

Об этом нападении Ибн Мискавайх сообщает следующее: «Отправилось войско народа, известного под именем русов, к Азербайджану. Устремились они к Бердаа, овладели им и полонили жителей его» (20). Русы прошли по Каспию к устью Куры и поднялись по реке к городу Берда‘а (древнеармянское название этого города Партав; бывшая столица Кавказской Албании (21)). Захватив город, русы повели себя иначе, чем во время других подобных же предприятий: они «сделали объявление, успокаивали жителей его (города – O.K.) и говорили им так: «Нет между нами и вами разногласия в вере. Единственное, чего мы желаем, – это власти. На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас – хорошо повиноваться нам»». Однако отношения с горожанами складывались непросто, и спустя некоторое время против русов вспыхнуло восстание. Подавив мятеж, русы принудили горожан выкупать свою жизнь; взамен принесенных ценностей русы вручали жителям «кусок глины с печатью, которая была гарантией неприкосновенности их жизни». Однако вслед за этим среди русов началась эпидемия, и ночью они, покинув город, вышли к Куре, где стояли их суда, и направились на родину. Их пребывание в Закавказье продолжалось несколько месяцев (22).

Иные детали этих событий приводятся в описании «История страны Алу- анк» («История Албании»): «В то самое время с севера нагрянул народ незнакомый и чуждый, прозванный рузиками, [численностью] не более трех тысяч. Подобно вихрю, прорвались они через проход обширного моря Каспийского, внезапно достигнув Партава, столицы Алуанка, который не сумел оказать им сопротивление. И город был предан мечу. Отняли они у жителей города все их богатство и имущество. И хотя сам Салар осадил их, но не смог причинить им никакого вреда, ибо те были сильны и непобедимы. Тогда женщины города задумали отравить рузов, дав им напиться из чаши смерти, но те, узнав об этой измене, стали беспощадно истреблять и женщин, и детей их. Пробыв там месяцев шесть, они оставили совершенно опустошенный и разграбленный город и тайно возвратились в свою страну со всевозможной добычей» (23).

В этом источнике, в отличие от данных Ибн Мискавайха, ничего не говорит о мирных усилиях руссов, а сразу сообщается о том, что «город был предан мечу», и русы «отняли... у жителей города все их богатство и имущество».

Попытка мусульманского войска отбить город не удалась, как не удалась и попытка женщин Берда‘а отравить русов. Этот факт соотносится с сообщением Ибн Мискавайха о начавшихся среди русов болезнях. В отместку русы «безжалостно истребили женщин и детей их», опустошили город и, забрав несметную добычу, «возвратились в свою страну».

Судя по всему, с этими событиями связано сообщение так называемого «Текста Шехтера» (по имени первого издателя) или «Кембриджского Анонима» (X в.) о военных походах «царя Русии» Хельгу. Этот документ сохранился фрагментарно (24). По обоснованному мнению Н. Голба, он является письмом «дипломатического характера» и адресован, так же как и известное письмо хазарского царя Иосифа, министру кордовского халифа ‘Абд ар-Рахмана III – Хасдаю ибн Шапруту (Шафрут) (25).

А.Ю. Якубовский в очень осторожной форме предложил идентифицировать предводителя русов, убитого в Берда‘а, с Хельгу из «Кембриджского Анонима» (26). Эта точка зрения была поддержана Половым, который дал всестороннее обоснование данной гипотезы. По его мнению, эти события предшествовали неудачному нападению кн. Игоря на Византию в 941 г., и перед этим рейдом кн. Игорь заключил с хазарами антивизантийский союз (27). Аргументация Полового нашла поддержку у Артамонова и других исследователей (28). Можно также отметить, что исследователями высказывалась точка зрения о том, что Хельгу являлся воеводой кн. Игоря (29).

Согласно предложенной Половым реконструкции последующих событий, зиму 940–941 гг. Хельгу провел в Крыму, а весной, когда кн. Игорь из Киева с пешим войском выступил на Балканы, направился к Константинополю морем. Успешные действия византийцев заставили кн. Игоря вернуться в Киев, а Хельгу высадился в Малой Азии и три месяца воевал там против византийцев (30).

По мнению Полового, после того, как византийцы вытеснили Хельгу из Малой Азии, тот вернулся к своим союзникам хазарам и вскоре после этого и предпринял рейд на Берда‘а (31). Судя по всему, Хельгу провел у хазар довольно много времени. Готовясь к походу, он пополнил свое войско воинами из различных народов, входивших в состав Хазарского каганата, в том числе из собственно хазар, а также буртасов, алан и др. Таким образом, хазары не просто пропустили русов в Каспий, откуда те направились в Берда‘а, но и сами приняли участие в данном рейде. Иначе говоря, эта кампания представляла собой совместные действия двух союзников – русов и хазар (32).

По данным ряда источников, к походу русов на Берда, а помимо хазар присоединились аланы, буртасы и лезги (33). Так, по данным Бар Гебрея, союзниками русов в этом походе являлись аланы и лезги (34). Об участии лезгов в походе сообщает также Иехуда бен Барзиллая (XII в.): «...Вышли разные народы: аланы, славяне и лезги и дошли до Азербайджана, взяли город Берда‘а» (35).

По мнению И.Г. Коноваловой, утверждение хазарского царя Иосифа о том, что он не пропускает русов на Каспий, наводит на мысль, что такие попытки со стороны русов предпринимались и после похода на Берда‘а (36), правда, такие факты не нашли отражения в источниках.

Таким образом, арабо-персидские источники содержат упоминания о шести каспийских походах русов, в которых те выступали союзниками Хазарского каганата. Первый состоялся между 864 и 884 гг., второй – в 909, третий в – 910, четвертый – в 911–912, пятый – в 914, шестой – в 945 году.

Спустя два десятилетия отношения Руси с хазарами стали враждебными. Основным источником по данной теме является «Повесть временных лет», написанная монахом Киево-Печерского монастыря Нестором. В ней сообщается о нескольких военных акциях кн. Святослава Игоревича, направленных против Хазарского каганата. Под 964 г. летопись сообщает о рейде Святослава на Оку, в землю вятичей, которые в тот период находились в зависимости от хазар, а под 965 годом – о разгроме Святославом хазар и взятии Белой Вежи (Саркел), после чего им были разбиты ясы и касоги (37).

О разгроме хазар Русью сообщается также арабским автором Ибн Хаука- лем (X в.). Его сочинение носит название «Книга путей и стран», но в некоторых списках оно озаглавлено как «Книга картины Земли» (38), где под 358 г.х. (968–969) Ибн Хаукаль сообщает следующее: «В хазарской стороне есть город, называемый Самандар, он между [хазарской столицей] и Баб-аль-Абвабом (Дербентом – O.K.), были в нем многочисленные сады, а я спрашивал (об этом городе – O.K.) в Джурджане в 58 году, и сказал тот, кого я расспрашивал: «Там виноградники и сад такой, что был милостыней для бедных, а если осталось там что-нибудь, то только лист на стебле. Пришли на него русийи, и не осталось в городе ни винограда, ни изюма... И были в Самандаре мечети, церкви и синагоги, и свершили свой набег эти (русы – O.K.) на всех, кто был на берегу Итиля, из числа хазар, булгар и буртасов, и захватили их, часть же населения ушла»». Далее Ибн Хаукаль отмечает: «Не оставил в наше время ничего этого ни у буртасов, ни у хазар народ рус, кроме разбросанной неполной [части]... и дошло до меня, что большая часть населения вернулась в Итиль и Хазаран во времена могущественного Мухаммада Ибн-Ахмада ал-Азди, владетеля Ширваншаха, и [оказал он] им поддержку своими мужами и своими людьми, и они надеялись, просили, чтобы с ними заключили договор, и они были бы покорны им (руссам – O.K.) за то, что [русы] оказали ему (ширваншаху – O.K.) благодеяние для них (беженцев – O.K.)».

Несколько ниже Ибн Хаукаль приводит другие подробности этих событий: «Булгар город небольшой.., и опустошили его русы и пришли в Хазаран, Самандар и Итиль в году 358 и отправились тотчас же после к стране Рум и Андалус и разделились на две группы, а русы – народ варваров, живущих в стороне булгар, между ними и славянами по реке Итиль» (39).

Ибн Хаукаль отмечает, что русы «захватили» земли противника. Население, поначалу покинувшее завоеванные земли, затем в большинстве своем стремилось вернуться назад и при посредничестве ширваншаха просило у русов заключить с ними договор, чтобы покориться им, что, спустя некоторое время, и произошло. Важно также указание автора на то, что сразу же после похода в Хазарию русы ушли «к стране Рум и Андалус», то есть, скорее всего, отправились маршем на Балканы (40), где Святослав в это время вел активные военные действия против византийцев и их союзников.

Различия между данными Ибн Хаукаля и «Повести временных лет» относительно датировки разгрома хазар Русью В.В. Бартольд, А.Ю. Якубовский, М.И. Артамонов и В.Ф. Минорский объясняли следующим образом: к 358 г.х. (968–969) относится не поход Руси против хазар, а получение сведений об этом событии Ибн Хаукалем, и, следовательно, поход, описанный Ибн Хаукалем, относится к 965 г., то есть к дате, фигурирующей в «Повести временных лет» (41). Иная точка зрения была высказана В.А. Мошиным. По его мнению, имели место два похода Руси, первый из которых, состоявшийся в 965 г., происходил по суше и был направлен на Саркел, а также против ясов и касогов, а второй, описанный Ибн Хаукалем, имел место в 968–969 гг., причем войско русов продвигалось по Волге и его целью были Итиль и Самандар (42).

Реконструкция Мошина подверглась критике Бартольда, Якубовского, Артамонова, Минорского, но позднее нашла поддержку у Калининой, Новосельцева и Коноваловой (43). Так, Новосельцев полагал, что второе нападение Руси на Хазарию происходило между двумя дунайскими походами Святослава. В этой связи он привлекает сообщение ал-Мукаддаси (X в.) о том, что «войско, [прибывшее] из Рума [Византии], называемое Русь, завоевало их [хазар] и овладело страной их», а также известие Ибн Хаукаля об уходе русов после «хазарского похода в Рум и Андалус» (44).

Нельзя также не сказать о том, что аргументация, представленная в указанных работах Калининой, Новосельцева и Коноваловой, позволяет уверенно говорить о том, что имели место два похода Руси против хазар. Кроме того, Коноваловой была убедительно показана справедливость и точки зрения Мошина о том, что во время своего второго похода против хазар русы двигались из верховьев Волги и разбили последовательно волжско-камских болгар, буртасов и хазар (45).

Завершая анализ событий, связанных с разгромом Русью хазар, можно отметить, что обзор основных точек зрения по данной теме представлен в двух работах Сахарова (46).

Судя по всему, после этих событий Русь стала доминирующей силой в Восточной Европе и на Северном Кавказе. Немногочисленные сообщения по данной теме содержатся в «Истории Дербента и Ширвана», которая в современной историографии обычно кратко именуется «Историей Дербента» (47). Его автор неизвестен. В хронике описываются события в Западном Прикаспии второй половины VIII – XI века. Последнее сообщение в ней датировано 1075 годом.

По данным «Истории Дербента», дербентские раисы («начальники»), представители городского нобилитета, арестовали эмира Дербента Маймуна и взяли власть в городе в свои руки. Маймуну удалось связаться с русами и заключить с ними союз. В 987 г. они прибыли на 18 судах и освободили Маймуна. Однако в 989-990 гг. в городе поднялось восстание; горожане потребовали от Маймуна выдать им русов, но тот предпочел на какое-то время оставить Дербент и укрыться с союзниками-русами в соседнем Табарсаране.

Можно также обратиться и к другому сообщению «Истории Дербента», которое несколько выходит за хронологические рамки настоящей работы, но оно интересно тем, что позволяет пролить свет на характер русско-кавказских отношений исследуемого периода. По данным этого источника, в 1032 г. русы напали на Ширван и разграбили его. В связи с этим Мансур ибн Маймун (1003–1034) совершил поход и перебил русов. По свидетельству той же хроники, в 1033 г. русы совместно с аланами напали на ал-Карах, но были разбиты местными жителями (48). Как предполагал Новосельцев, в данном случае русы тождественны воинам кн. Мстислава Владимировича, правившего в Тмутаракани и проводившего активную внешнюю политику на Кавказе (49).

Подводя итоги, можно отметить, что основные источники по данной теме различаются по своей географии и хронологии, а также по степени информативности. Наибольшую ценность представляют сообщения авторов, принадлежащих к арабо-персидским географическим школам (ал-Мас‘уди, Ибн Хаукаль, Ибн Мискавайх и др.), а также древнерусская «Повесть временных лет» и имеющий хазарское происхождение «Кембриджский Аноним» («Текст Шехтера»).

Указанные источники нередко противоречат друг другу, что неизбежно вызывает дискуссии среди исследователей и создает определенные трудности для реконструкции истории политических отношений Древней Руси со странами Кавказа в исследуемый период. Одним из наиболее спорных является вопрос о мотивах походов Руси на Каспий в конце IX – начале X в., а также вопрос о количестве походов кн. Святослава против Хазарского каганата и их хронология.

Общий вывод, вытекающий из проведенного в статье анализа письменных источников, состоит в том, что у Руси имелись на Кавказе экономические и политические интересы. Кроме того, можно говорить о постепенной интеграции Руси в систему международных отношений на Кавказе и поступательном росте политического влияния Древнерусского государства в этом регионе. Более детальные заключения требуют привлечения более широкого круга письменных источников, а также других видов источников, прежде всего археологических.

Куликова Ольга Игоревна – аспирант Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН. Махачкала

Примечания

1. Исследование данной темы см., например: ЗАХОДЕР Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. 2. М. 1967, с. 34; КАЛИНИНА Т.М. Торговые пути Восточной Европы IX века (По данным Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха). – История СССР. 1986, № 4, с. 68–82; ЕЕ ЖЕ. Заметки о торговле в Восточной Европе по данным арабских ученых IX–X вв. Древнейшие государства Восточной Европы. Материалы и исследования (ДГВЕ). 1998 г. М. 2000, с. 106–119; NOONAN TH.S. Khazaria as an Intermediary between Islam and Eastern Europe in the Second Half of the Ninth Century: the Numismatic Perspective. Archivum Eurasiae Medii Aevi. V. Wiesbaden. 1987, p. 179–204; КОНОВАЛОВА И.Г. Путь купцов-русов на Восток. Средневековая Русь. М. 2006, с. 9–28; ЕЕ ЖЕ. Географизация контактов (Арабские источники IX – первой половины X в. о русах). Восточная Европа в древности и средневековье. Трансконтинентальные пути и локальные пути как социокультурный феномен. XX Чтения памяти В.Т. Пашуто. Москва, 16–18 апреля 2008 года. Материалы конференции. М. 2008, с. 95–101.
2. АЛ-ИСТАХРИ. Книга путей и стран. Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия. Т. III. М. 2009, с. 81; ИБН ХАУКАЛЬ. Книга путей и стран (Книга картины Земли). Там же, с. 88.
3. КУДРЯВЦЕВ А.А. Город, не подвластный векам. Махачкала. 1976, с. 77; ЕГО ЖЕ. Мусульманский город Дагестана. Махачкала. 1994, с. 52.
4. АЛ-ИСТАХРИ. Ук. соч., с. 81; ИБН ХАУКАЛЬ. Ук. соч., fc. 88.
5. См., например: КАЛИНИНА Т.М. Сведения Ибн-Хаукаля о походах Руси времени Святослава. ДГВЕ. 1975 г. М. 1976, с. 92; НОВОСЕЛЬЦЕВ А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М. 1990, с. 172.
6. АЛИЕВ С.М. О датировке набега русов, упомянутых Ибн Исфандийаром и Амоли. Восточные источники по истории Юго-Восточной и Центральной Европы. М. 1969, с. 317.
7. ИБН ИСФАНДИЙАР. История Табаристана. Древняя Русь в свете зарубежных источников, с. 164. Там же содержится библиография, посвященная сообщениям Ибн Исфандий-ара о русах.
8. ИБН ИСФАНДИЙАР. Ук. соч., с. 165-166.
9. АЛИЕВ С.М. Ук. соч., с. 318.
10. АЛ-МАС‘УДИ. Золотые копи и россыпи самоцветов. Древняя Русь в свете зарубежных источников, с. 109.
11. Там же, с. 114.
12. НОВОСЕЛЬЦЕВ А.П. Ук. соч., с. 213.
13. ДОРН Б. Каспий. О походах русских в Табаристан, с дополнительными сведениями о других набегах их на прибрежья Каспийского моря. СПб. 1875, с. 302; МИНОРСКИЙ В.Ф. История Ширвана и Дербенда X–XI вв. М. 1963, с. 84; СЕМЁНОВ И.Г. К вопросу об отношениях Руси и Хазарского каганата в IX – первой половине X века. – Славяноведение. 2010, № 2, с. 7–8. Другую точку зрения относительно датировки этого рейда см.: АЛИЕВ С.М. Ук. соч., с. 321.
14. АЛ-МАСУДИ. Ук. соч., с. 115.
15. Там же, с. 115–116.
16. Там же, с. 116.
17. ИБН МИСКАВЕЙХ. Книги испытаний народов и осуществления заданий. Древняя Русь в свете зарубежных источников, М. 2009, с. 100.
18. КЕСРАВИ А. Шахрийаран-е гомнан. Тегеран. 1956, с. 32.
19. НОВОСЕЛЬЦЕВ А.П. Ук. соч., с. 173.
20. Цитируется по: ЯКУБОВСКИЙ А.Ю. Ибн-Мискавейх о походе Русов в Берда в 332 г. = 943/4 г. Византийский вестник. Т. 24. 1926, с. 89.
21. О различных наименованиях этого города в источниках см.: ГАДЖИЕВ М.С. Градостроительная и фортификационная деятельность Кавада I в Кавказской Албании. Диалог городской и степной культур на евразийском пространстве. Материалы V Международной конференции, посвященной памяти Г.А. Федорова-Давыдова. 2–6 октября 2011 года. Астрахань. 2011, с. 22.
22. ЯКУБОВСКИЙ А.Ю. Ук. соч., с. 90-91.
23. МОВСЕС КАЛАНКАТУАДИ. История страны Алуанк. Ереван. 1984, гл. 3. 22, с. 169.
24. КОКОВЦОВ П.К. Еврейско-Хазарская переписка в X веке. JI. 1932, с. 118; ГОЛБ Н., ПРИЦАК О. Хазарско-еврейские документы X века. М.-Иерусалим. 1997 (5757), с. 134– 142; Кембриджский Аноним. Древняя Русь в свете зарубежных источников, с. 177.
25. ГОЛБ Н., ПРИЦАК О. Ук. соч., с. 117.
26. ЯКУБОВСКИЙ А.Ю. Ук. соч., с. 89
27. ПОЛОВОЙ Н.Я. К вопросу о первом походе Игоря против Византии (сравнительный анализ русских и византийских источников). В.В. 1961, т. 18, с. 91–95, 99–100.
28. АРТАМОНОВ М.И. История хазар. Л. 1962, с. 374–384; ЕГО ЖЕ. Воевода Свенельд. Культура Древней Руси. М. 1966, с. 324; СЕМЁНОВ И.Г. Ук. соч., с. 328–332.
29. ДОРН Б. Ук. соч., с. 521; ЯКУБОВСКИЙ А.Ю. О русско-хазарских и русско-кавказских отношениях в IX–X вв. – Известия АН СССР. Серия историческая. Т. III. М. 1946, № 5, с. 469; СЕМЁНОВ И.Г. К интерпретации сообщения «Кембриджского Анонима» о походах Хельгу, «царя Русии», с. 331; ЕГО ЖЕ. Ранние контакты Древней Руси и народов Дагестана (IX–XII вв.). История многовековых взаимоотношений и единения народов Дагестана с Россией. К 150-летию окончательного вхождения Дагестана в состав России. Махачкала. 2009, с. 9–15; ЕГО ЖЕ. К вопросу об отношениях Руси и Хазарского каганата в IX – первой половине X века, с. 3–11.
30. ПОЛОВОЙ Н.Я. Ук. соч., с. 91-92.
31. ЕГО ЖЕ. О русско-хазарских отношениях в 40-х гг. X века. Записки Одесского Археологического общества. Т. 1 (34). Одесса. 1960, с. 349–351.
32. Там же, с. 345-347, 349-351.
33. САХАРОВ А.Н. Дипломатия Древней Руси: IX – первая половина X в. М. 1980, с. 206-207.
34. ПИГУЛЕВСКАЯ Н.В. Сирийские источники по истории народов СССР. М.-Л. 1941 (Труды Института востоковедения АН СССР. Т. 41), с. 345–347.
35. КОКОВЦОВ П.К. Еврейско-хазарская переписка в X веке, с. 120.
36. КОНОВАЛОВА И.Г. Походы русов на Каспий и русско-хазарские отношения, с. 6.
37. Повесть временных лет. Памятники русской литературы. Начало русской литературы. XI – начало XII века. М. 1978, с. 34–50.
38. ИБН ХАУКАЛЬ. Ук. соч., с. 86.
39. Там же, с. 88.
40. МИНОРСКИЙ В.Ф. Куда ездили древние русы? Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. [Т. 1.] М. 1964, с. 19–28; САХАРОВ А.Н. Дипломатия Святослава. М. 1991, с. 41.
41. БАРТОЛЬД В.В. Арабские известия о руссах. БАРТОЛЬД В.В. Сочинения. Т. II. М. 1963, ч.I, с. 813; ЯКУБОВСКИЙ А.Ю. Ук. соч., с. 470; АРТАМОНОВ М.И. Ук. соч., с. 427; МИНОРСКИЙ В.Ф. Куда ездили древни русы, с. 26.
42. МОШИН В.А. Русь и Хазария при Святославе. – Seminarium Kondakovianum, vol. 6. Prague. 1933, p. 193.
43. КАЛИНИНА T.M. Сведения Ибн Хаукаля о походах Руси времен Святослава, с. 90–98; НОВОСЕЛЬЦЕВ А.П. Ук. соч., с. 174; КОНОВАЛОВА И.Г. Падение Хазарии в исторической памяти разных народов. ДГВЕ. 2001 г. М. 2003, с. 179.
44. НОВОСЕЛЬЦЕВ А.П. Ук. соч., с. 174.
45. КОНОВАЛОВА И.Г. Падение Хазарии в исторической памяти разных народов, с. 180.
46. САХАРОВ А.Н. Восточный поход Святослава и записка греческого топарха. – История СССР. 1982, № 3, с. 86–102; ЕГО ЖЕ. Дипломатия Святослава, с. 40–48.
47. МИНОРСКИЙ В.Ф. История Ширвана и Дербенда X–XI веков.
48. Там же, с. 68–70.
49. НОВОСЕЛЬЦЕВ А.П, Восток в борьбе за религиозное влияние на Руси. Введение христианства на Руси. М. 1987, с. 75–76.

Опубликовано: Вопросы Истории. - 2014. - № 1.

Дагестан историография Кавказ Россия



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

22.07.2017

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт путь Саакашвили,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info