На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

БУДЕТ ЛИ РОССИЯ РЕАГИРОВАТЬ НА РОСТ НАПРЯЖЁННОСТИ ВОКРУГ НАГОРНОГО КАРАБАХА

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Сергей МАРКЕДОНОВ | 09.10.2015 | 00:00

Стремительное развитие событий вокруг Сирии и, прежде всего, российское вмешательство в военное противостояние в этой ближневосточной стране вытеснило на второй план события в других «горячих точках» планеты. Между тем, несмотря на уход в тень другие неурегулированные этнополитические проблемы не утрачивают своей актуальности. В первую очередь это относится к армяно-азербайджанскому конфликту вокруг Нагорного Карабаха. 

На сегодняшний день обстановка на Южном Кавказе в целом является относительно спокойной. Южная Осетия и Абхазия после признания их независимости Россией получили с ее стороны гарантии безопасности и социально-экономического восстановления. При этом, несмотря на всяческую публичную поддержку натовских устремлений Грузии, Тбилиси так и не продвинулся ни на сантиметр в процессе вступления в Альянс. В итоге вокруг двух этнополитических конфликтов возник новый статус-кво, уже доказавший определенную устойчивость. Разговоры о территориальной целостности Грузии сохраняются на риторическом уровне, тогда как на практике не предпринимается попыток оспорить российское доминирование в Абхазии и в Южной Осетии, не говоря уже о том, чтобы вытеснить Москву из двух частично признанных республик.

Но нагорно-карабахский конфликт является исключением из общего правила. Прежде всего, эксперты и дипломаты, следящие за развитием событий, практически единодушно отмечают увеличение числа военных инцидентов. И дело здесь не только в количественных показателях. Помимо крупнокалиберного стрелкового оружия, минометов и гранатометов в дело пошли гаубицы и артиллерийские системы. Более того, противостояние нарастает не только на карабахской линии соприкосновения, но и вдоль армяно-азербайджанской границы. Очередной всплеск военной активности произошел в канун юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. И если прежде воинственная риторика звучала преимущественно из уст азербайджанских официальных представителей (не в силу их особой воинственности, а из-за восприятия конфликта, как национальной травмы и тяжелого поражения), то осенью 2015 года, предельно жесткие сигналы были озвучены армянской стороной. Так, президент Серж Саргсян, определяя Нагорный Карабах, как одну «из самых военизированных территорий планеты», заявил, что это - «неотъемлемая часть» Армении. В свою очередь министерство обороны республики обозначило свои планы в отношении действий противника, констатировав готовность «использовать соответствующие артиллерийские и ракетные средства поражения». 

Означает ли это начало «разморозки» застарелого конфликта? И какими могут быть дальнейшие действия самих участников противостояния, так и других заинтересованных игроков? После фразы Сержа Саргсяна о Карабахе, как «неотъемлемой части Армении» заговорили о возможной ревизии прежнего подхода Еревана к статусу непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Ранее официальные лица этой страны заявляла о поддержке самоопределения карабахских армян, де-факто поддерживая их в вопросах обороны, безопасности, социально-экономического развития. Но вопрос о признании, хотя и поднимался (по большей части оппозиционными политиками), ограничивался, по большей части, дискуссией. Между тем, слова армянского лидера лишь по каким-то внешним признакам могут рассматриваться, как проявление политической новизны. Замечу, что еще во времена президентства Роберта Кочаряна предшественник нынешнего главы Армении называл условия возможного признания НКР. Это - возобновление военных действий, то есть окончательный слом статус-кво. И хотя сегодня градус враждебности растет, как и количество инцидентов, столкновения и потери личного состава и гражданских лиц еще не означают поворота к войне. Думается, что в Ереване политики мыслят прагматически и оценивают перспективы признания с точки зрения возможных вызовов, угроз, издержек и приобретений. Уменьшаются они или, напротив, многократно возрастают. Риторика же Саргсяна – это не начало формально-юридической процедуры по образцу абхазского или югоосетинского признания, а дополнительный сигнал Баку относительно «красных линий» Еревана. 

Но постсоветские этнополитические конфликты – это не только противостояние между различными союзными и автономными образованиями бывшего СССР. Это – вовлечение внешних игроков. Есть оно и в случае с Нагорным Карабахом. Но такое воздействие извне имеет свои особенности. Во-первых, он не является частью своеобразной «proxy confrontation» между Западом и Россией. Его обострение не связано напрямую ни с интересами РФ, ни с интересами США и их европейских союзников. Напротив, и Москва, и Вашингтон, и Брюссель опасаются «разморозки» конфликта, что на фоне растущей турбулентности и неопределенности на Ближнем Востоке и не до конца проясненных перспектив Украины придало бы международной политике дополнительные риски. Особенно, учитывая интерес к ситуации в Нагорном Карабахе со стороны соседних государств, прежде всего, стратегического союзника Баку Турции и Ирана, опасающегося использования, как конфликта, так и мирного урегулирования против него. Отсюда следует, во-вторых. Отсутствие этой двухцветной тональности является сдерживающим фактором. Баку, имеющий интерес к ломке существующего статус-кво, понимает, что в случае жестких действий с его стороны не будет однозначной поддержки ни со стороны Запада, ни со стороны России. Ереван же, такого интереса не имеющий и напротив всячески заинтересованный в сохранении статус-кво, осознает, что Москва также не будет приносить в жертву свои особые отношения с Азербайджаном, существующие помимо стратегического союзничества с Арменией. 

Впрочем, о позиции Москвы следует сказать особо. И не в последнюю очередь в контексте событий на Украине и на Ближнем Востоке, где Россия показала себя не как держава, поддерживающая статус-кво и, скорее, реагирующая на события, а как сила, способная ломать привычные правила и менять повестку дня даже ценой конфронтации с Западом. Осенью 2015 года в различных СМИ (включая и влиятельные ресурсы, такие как «Deutsche Welle») появились публикации, проводящие мысль об активизации дипломатической деятельности Москвы с целью распутывания карабахского узла путем давления на Ереван для постепенной передачи пяти районов, занятых армянскими силами под контроль Баку. Два же района (Лачинский и Кельбаджарский) оставались бы под армянским контролем для связи между «большой Арменией» и непризнанной НКР. 

Думается, что авторы подобной схемы стали в какой-то степени «заложниками «российского ревизионизма» последних лет. Забывая при этом, что Москва и в 2008 году в Абхазии и в Южной Осетии, и в 2014 году в Крыму, и в 2015 году в Сирии, шла на резкое повышение ставок лишь тогда, когда не было возможности сохранять старые правила игры. Фактически это была проактивная реактивность. И в случае с Карабахом идеи о «сдаче районов» не дают в руки Кремля никаких очевидных дивидендов. Зато добавляют непредсказуемости и рисков. Нагорный Карабах и в Армении, и в Азербайджане воспринимается, как основа государственной идентичности (символ победы над тюркским миром в одном случае и национальная травма - в другом). Любые уступки противнику могут поставить точку в карьере любого политика и в Баку, и в Ереване. Но даже если этого не произойдет, сама «передача районов» способна взорвать хрупкий баланс сил и сделать военный конфликт неизбежным. Вряд ли новый фронт в Закавказье укрепит влияние Москвы, которое у нее уже есть и обеспечено по большей части дипломатически и экономически. Мы уже не говорим о том, что полномасштабное возобновление войны в Карабахе способно вызвать кризис и внутри ОДКБ, и внутри ЕАЭС просто потому, что у всех стран-членов этих интеграционных структур разные оценки нагорно-карабахского конфликта и свои особые отношения с конфликтующими сторонами. Нежелание делать «решающий выбор» может парализовать интеграционные процессы, выгодные Москве. Все это говорит о том, что Москва, не будет спешить с дипломатическими сделками. 

Сергей Маркедонов - кандидат исторических наук, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Опубликовано (на английском языке): russia-direct.org

Азербайджан Армения безопасность Нагорный Карабах политика и право Россия



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2020 | НОК | info@kavkazoved.info