На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ – 2015: ИТОГИ И ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Михаил АГАДЖАНЯН | 22.12.2015 | 00:00

Для трёх закавказских республик год оказался ожидаемо тревожным на события. Азербайджан, Армения и Грузия избежали серьёзных политических кризисов и социально-экономических провалов властей. Однако 2015 год отчётливо закрепил тренд предыдущих нескольких лет: Южный Кавказ поступательно дрейфует к масштабному региональному столкновению. Вероятность новой войны между Азербайджаном и Арменией не претерпела существенных изменений. Напротив, с Ближнего Востока на Закавказье проецируется ряд дестабилизирующих факторов. Внешние спонсоры урегулирования карабахского конфликта исключительно политическим путём углубили противоречия между собой на евразийском пространстве, что не способствует умиротворению региона. Геополитическая схватка России и США в Черноморско-Кавказском регионе, к которой, на стороне евроатлантических сил норовит подключиться Турция, выталкивает Грузию в не менее уязвимую позицию. 

Азербайджан: хроника пикирующей нефти

Крупнейшая закавказская республика продолжила претендовать на свою особую геополитическую миссию в регионе. Нефтегазовая специализация Азербайджана на фоне резко подешевевших углеводородов дала определённый сбой, но не лишила Баку внимания со стороны западных столиц. Ослабленный негативной конъюнктурой на мировых рынках сырья, Азербайджан стал для его «партнёров» на Западе удобной мишенью. 

Год для азербайджанских властей прошёл под знаком сдерживания удара от нарастающей правозащитной критики европейских и заокеанских структур. Благо, республика сама подала Брюсселю и Вашингтону массу поводов к предъявлению политических претензий. Состоялась серия судебных процессов, по итогам которых длительные сроки заключения получили известные на Западе азербайджанские правозащитники. Они были незамедлительно причислены к разряду «узников совести» со всеми вытекающими из этого последствиями для официального Баку. 

Впрочем, никаких серьёзных ограничений, тем более санкций или развёрнутой политики дипломатической изоляции, со стороны Запада не последовало. За исключением резолюции Европарламента от 10 сентября, порекомендовавшей ввести в отношении отдельных азербайджанских судей и чиновников визовые и другие ограничения, Баку не было предъявлено иных жёстких политических аргументов (1). На Западе резонно посчитали, что давлением на азербайджанские власти можно нарваться на обратный эффект. Почувствовав этот нюанс, бакинские функционеры в разгар осеннего противостояния с Западом на правозащитной почве стали один за другим выступать с примечательными заявлениями. Ими проговаривалась возможность вступления республики в Евразийский экономический союз, пусть данный процесс, как подчёркивали дипломаты и сотрудники администрации президента, и представляется длительным по времени. 

Таким образом, Азербайджан продолжил собственную игру в «гибкие альянсы» с внешними силами, изыскивая удобные поводы и аргументы утвердиться в роли незаменимого партнёра в регионе как для Запада, так и для России. 

С Турцией отношения стратегического союза Азербайджан продолжил, несмотря на открывшиеся под занавес года новые геополитические обстоятельства. Обострение российско-турецких отношений после известной провокации Анкары со сбитием бомбардировщика ВКС РФ в Сирии поставило перед Баку неприятные вопросы. На данный момент Азербайджан выбрал наиболее предсказуемый путь продолжения самых тесных связей с Турцией. При этом, воздерживаясь от любого намёка на пересмотр отношений с Россией. Из Баку прозвучало предложение выступить медиатором между Москвой и Анкарой, но Кремль не выявил признаков сколь-нибудь значимой заинтересованности в посреднических услугах южного соседа.

Визит главы МИД Турции, а затем и премьер-министра страны в Азербайджан после 24 ноября, «чёрной даты» в современных российско-турецких отношениях, подчеркнули внешнеполитические приоритеты руководства республики. Связка с турецким партнёром, в которую и в дальнейшем будет усиленно инкорпорироваться Грузия, для Баку осталась непоколебимой. Явное тому подтверждение – назначение трёхсторонней встречи глав внешнеполитических ведомств Азербайджана, Грузии и Турции в Тбилиси на конец года, а также министров обороны трёх стран в Стамбуле.

Поддержание стабильно дружественных отношений с Россией и поиск точек сближения с Ираном не потеряли для Азербайджана былого значения, а приняли ещё более насущный характер. В Баку оценили визит президента России Владимира Путина на открытие первых Европейских игр, состоявшегося на фоне фактического бойкота спортивного мероприятия со стороны глав государств и правительств Евросоюза. Россия утвердилась в роли ведущей внешней силы на Южном Кавказе, в чём в Баку могли убедиться, например, после пусков крылатых ракет из каспийской акватории в сторону ближневосточного рассадника международного терроризма. Если Москва бьёт по террористическому «Исламскому государству» и называет нынешний турецкий режим пособником этого самого терроризма, то не считаться с мнением северной державы на Апшеронском полуострове не могут. 

2015 год привёл к заключению соглашения по ядерной программе Ирана. Его имплементация на практике ещё только предстоит, но с середины минувшего лета в Баку уже стали строить большие планы на укрепление экономических связей с иранским соседом. Качественных сдвигов на этом направлении не произошло. Азербайджану и Ирану с заинтересованным участием России предстоит пока сконцентрироваться на доведении до логического конца текущих трансграничных проектов (прежде всего, железная дорога Казвин – Решт – Астара) и только потом замахиваться на новые масштабные начинания. 

Выровнять политические отношения с Ираном до приемлемого уровня азербайджанским властям всё время мешают «сторонние» факторы. Разгром 26 ноября подполья фактически запрещённой в республике «Исламской партии Азербайджана», которое действовало под вывеской движения «Мусульманское единство», вписывается не только в остросюжетный характер отношений Баку и Тегерана. Экспертная оценка в конце 2014 года об ожидающих Азербайджан угрозах религиозно-экстремистского толка нашла своё подтверждение. Как можно понять, операция в посёлке Нардаран (2) с жертвами с обеих «сторон» – далеко не последний эпизод в окутывающей Азербайджан проблеме. Светская оппозиция республики пришла в полную недееспособность. После парламентских выборов 1 ноября среди азербайджанских экспертов закрепилось мнение, что теперь в стране есть только две серьёзные силы, противостоящие друг другу. Это власти и религиозные экстремисты в их различных оттенках и вариациях. 

Экономике Азербайджана пришлось держать удар. В феврале страну настиг валютный кризис, местный манат за одну «чёрную субботу» 21 февраля  подешевел сразу на 35%. Последующие месяцы закрепили тенденцию на усложнение экономических времён для нефтегазового Азербайджана. Согласно прогнозу международных рейтинговых агентств, в результате снижения цен на нефть профицит Азербайджана по счёту текущих операций сократится в среднем до 5% ВВП в 2015-2018 годы. И это по сравнению с двузначными значениями на протяжении последних восьми лет. В 2015 году дефицит бюджета ожидается на уровне 9% ВВП, тогда как в предыдущие годы отмечался профицит государственной казны. Это далеко не полный перечень текущих и ожидаемых негативных макроэкономических показателей первой экономики Южного Кавказа. Но и его достаточно, чтобы понять вступление Азербайджана в 2016 год в значительно более ослабленной экономической «форме». 

Добавив к этому внешние вызовы, поднимающий в республике голову воинственный исламизм, нарастающую борьбу между внутривластными группировками (3), получаем в целом кризисный для Азербайджана прогноз на следующий год.

Армения: референдум во время социально-экономической «чумы»

С началом 2015-го Армения вступила в евразийское интеграционное пространство. Было много ожиданий в связи с экономической отдачей от абсолютно оправданного с политической точки зрения шага руководства республики. Однако первые 12 месяцев членства страны в ЕАЭС не привели к прорыву, напротив, показав негативную динамику в торгово-экономических связях Еревана с его партнёрами по интеграционному блоку. Товарообороты со всеми членами ЕАЭС у Армении существенно снизились. Особенно ощутим минус в торговле с крупнейшим экономическим партнёром республики – Россией. За первое полугодие взаимная торговля Армении и России свелась к 491,2 млн долларов, что на 21,9 % меньше показателя 2014 года. Объём экспорта из Армении в Россию составил 70,8 млн долларов, упав на 47,1% в сравнении с январём-июнем 2014 года. 

Негативная динамика зафиксирована и в таком важном для армянских домохозяйств и местного рынка вопросе, как падение объёмов денежных трансфертов из России. 

Армения вступила в ЕАЭС, но, согласно данным Центробанка республики, уровень долларизации страны составил 64,5%, увеличившись с начала года на 0,6-процентных пункта. 

Армянская экономика не скатилась в рецессию, однако как никогда раньше близка к этому состоянию. Уровень безработицы – свыше 18%, бедности – 32%. Показатели трудовой миграции и переселения граждан страны на постоянное место жительство за рубеж просто зашкаливают. Госдолг Армении вплотную приблизился к 5 млрд. долларов, уже сейчас составляя более 50% от ВВП страны. Заложенный в госбюджет-2015 экономический рост на 4,1% изначально выглядел невыполнимым.

Выпуск гособлигаций на 500 млн. долларов с 10-летним сроком погашению и под 7,5% годовых – один из лучших индикаторов острой нуждаемости правительства республики в денежной ликвидности. Кабинет министров Армении объявил, что облигации будут выпущены для покрытия дефицита госбюджета и в целом для поддержания стабильности местной экономики.

При всём разворачивающемся социально-экономическом негативе властная элита Армении продолжила концентрировать свою энергию на решении внутри- и внешнеполитических приоритетов. В первом случае доминировала тема перехода от полупрезидентской к парламентской форме правления, которая вызвала весьма неоднозначную реакцию на общественно-политическом поле республики. Власти принялись утверждать о наличии «консолидации» общественных и партийных сил страны вокруг целесообразности подобных трансформаций в системе государственного управления. Судя по официальным итогам конституционного референдума 6 декабря можно предположить, что такая консолидация на самом деле имела место быть. Впрочем, это лишь предположение, далёкое от насущных потребностей простых граждан Армении. Указанные выше двузначные цифры уровня безработицы и других неутешительных показателей последних лет экономической политики властей явно не стыкуются с посылами о широкой поддержке конституционной реформы в обществе. 

С оценками европейских структур, наподобие ПАСЕ, не так часто можно в чём-то согласиться. Но уж если европейцы, к успешному парламентскому опыту правления которых не раз апеллировали инициаторы проведения конституционной реформы, указали, что «изменения исходили скорее из политических интересов, чем из нужд армянского народа», то не согласиться с ними в этом нельзя.

Тем не менее, Армения вступает на путь парламентской демократии, оставляя в прошлом ряд примечательных событий и одновременно вызовов уходящего года. 

2015-й вступил в свои права с большого для Армении потрясения. Убийство армянской семьи в Гюмри российским военнослужащим 102-й базы вызвало бурю эмоций. Вопрос со ставшей принципиальной для армянской стороны подсудностью резонансного дела нашёл своё разрешение ближе к началу осени. Москва проявила добрую волю, согласившись на юрисдикцию армянского правосудия над гражданином РФ. 

В феврале последовал ещё один политический стресс для Армении, на этот раз внутриполитического характера. Правящая Республиканская партия (РПА) решила стать «могильщиком» политической карьеры местного олигарха с претензиями на власть, лидера партии «Процветающая Армения» (ППА) Гагика Царукяна. После мимолётной конфронтации последнего с властями и лично с президентом страны Сержем Саргсяном, вопрос уладился «полюбовно»: крупнейший армянский предприниматель отрешился от политической деятельности взамен на получение «иммунитета» для своего бизнеса. 

Между тем, после февральского противостояния РПА и ППА умиротворения на внутриполитическом поле Армении не произошло. Отнюдь, здесь стали плодиться новые партии и гражданские движения с радикально оппозиционными взглядами. А минувшим летом вовсе разразился социальный бунт на почве очередного непопулярного шага властей в виде повышения тарифов на электроэнергию. 

И в этом вопросе правительству удалось найти некие компромиссные развязки, завершившиеся передачей генерирующих мощностей страны от российской «Интер РАО» в руки нового собственника – крупного российского предпринимателя армянского происхождения Самвела Карапетяна. Назревавший социальный бунт был нейтрализован. Однако летние события на столичных проспектах и площадях оставили после себя, скорее, ощущение многоточия перед очередным всплеском накопившегося в обществе недовольства властями.  

На внешнем фронте работы дела для Армении складывались в менее напряжённом ритме. Приуроченные к 100-летней годовщине Геноцида армян в Османской Турции мероприятия прошли на высоком организационном уровне. Добиться накрытия Турции «армянским цунами» в виде череды признаний факта геноцида со стороны зарубежных стран и международных организаций – явно не задалось. Но визиты президентов России и Франции Владимира Путина и Франсуа Олланда 24 апреля в Ереван легли важным внешнеполитическим дивидендом для руководства Армении.

Наибольшим раздражителем для Еревана остались регулярные провокации азербайджанской стороны в зоне карабахского конфликта. С подачи ВС Азербайджана режим прекращения огня на линии соприкосновения войск подвергся большим испытаниям. В ход пошло крупнокалиберное вооружение, вплоть до ракетных установок, участились жертвы среди гражданского населения в прифронтовых областях Армении и Нагорного Карабаха. В декабре военные ведомства Армении и Карабаха зафиксировали пик эскалации на передовой. И всё же 2015-й две из трёх сторон конфликта попытались закрыть на ноте разрядки ситуации – встреча президентов Армении и Азербайджана в Берне 19 декабря.

Итоги единственного за этот год армяно-азербайджанского саммита, организованного при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ, не способствуют оптимистическому прогнозу. Озвученные международными посредниками после встречи в швейцарской столице формулировки можно было услышать год назад, и даже на более ранних стадиях карабахского урегулирования. Как и прежде, они максимально обтекаемы, в них отсутствует конкретика. «Президенты поддержали текущую работу сопредседателей в контексте их предложений относительно мер по снижению рисков вдоль линии соприкосновения и на армяно-азербайджанской границе, в том числе, по внедрению механизма расследования инцидентов», – говорится в документе.

Нагорный Карабах вновь остаётся вне переговорного поля урегулирования конфликта. А значит, на 2016 год переносится привычный тренд все последних лет: Баку торпедирует статус-кво, Ереван и Степанакерт жёстко реагируют на разрушающие режим перемирия провокации противника.     

Итоги Рижского саммита «Восточного партнёрства» ЕС (21-22 мая) выдали для Еревана перспективу подписания с Брюсселем «большого соглашения» с учётом членства республики в ЕАЭС. Переговоры вокруг новой политико-правовой платформы сотрудничества Армении и ЕС стартуют в начале следующего года. 

Европа стала для Армении одним из немногих доступных источников привлечения кредитов и финансовой помощи, учитывая сложные времена на рынке крупнейшего торгового и инвестиционного партнёра страны. Россия продолжает оставаться главным внешним торгово-экономическим «локомотивом» Армении, правда, заметно сбавившим свою скорость. Кратное падение внешнеторговых показателей на просторах СНГ в целом и в отношениях со своими партнёрами по ЕАЭС в особенности заставляет армянское правительство изыскивать новые возможности сотрудничества не только с Европой. В эту сюжетную линию укладывается и подписанное 7 мая, в ходе рабочего турне президента Армении Сержа Саргсяна в США, армяно-американское торгово-инвестиционное соглашение. Очевидно, что по своим объёмам (даже потенциальным) и содержательному охвату данное соглашение не сопоставимо с европейским и, тем более, российским вектором внешнеэкономических приоритетов Армении. Но определённая надбавка к весьма скромным нынешним показателям торгово-экономического сотрудничества Армении и США (товарооборот двух стран за 2014 год свёлся к 221 млн. долларов) всё же вполне ожидаема. Тем более, когда армянское правительство в уходящем году всё же продавило далеко неоднозначное решение о передаче в собственность американской компании Воротанского каскада ГЭС на юге республики. 

При всей заинтересованности Армении в поддержании ровных отношений с ЕС и США, курс на укрепление стратегического союза с Россией остался неизменным. Среди ведущих внешних партнёров закавказской республики только Россия является гарантом её безопасности, некоторые элементы которой по касательной проецируются и на обеспечение безопасности армянского народа Нагорного Карабаха. Активное членство Армении в ОДКБ, создание совместных с Россией компонентов военного взаимодействия (ПВО и др.), углублённое военно-техническое сотрудничество получили развитие в годовом разрезе. Военно-политический трек сотрудничества союзников можно с уверенностью занести в их двусторонний актив. Остаётся добиться сопоставимых результатов на экономическом направлении развития армяно-российских связей.

Грузия: подготовка к воспроизводству «мечты»

Для Грузии год прошёл под знаком подготовки к парламентским выборам осенью 2016-го и ожидания ясности от главных внешних партнёров в вопросах европейской и североатлантической интеграции республики. 

Внутриполитическая ситуация демонстрировала разнонаправленные тенденции. С одной стороны, действующие власти в лице правящей коалиции «Грузинская мечта» сохранили кредит доверия большинства граждан страны и могут с уверенностью смотреть в избирательную перспективу следующего года. Группирующиеся вокруг наиболее «рейтингового» грузинского политика Бидзины Иванишвили силы продолжили попытки выстроить ровные отношения с Россией, одновременно отдавая приоритет развитию политических связей с США и Евросоюзом. Вместе с тем, главная оппозиционная сила – «Единое национальное движение» (ЕНД) – удерживала на себе внимание политических центров Запада. 

Митинговая активность ЕНД в марте не привела к существенной внутриполитической отдаче. Куда более значимых результатов ведущей оппозиционной силе удалось добиться во втором полугодии, используя «точечные» наскоки на правительство «Грузинской мечты». Сразу несколько резонансных дел и политических эпизодов соратники экс-президента Михаила Саакашвили использовали против властей в контексте обвинения последних в пророссийских настроениях. Это судебная тяжба вокруг телеканала «Рустави-2», процесс над бывшим мэром Тбилиси Гиги Угулавой, лишение Саакашвили грузинского гражданства. За активностью ЕНД в адрес властей Грузии неизменно следовали критические замечания американской администрации и более мягкая критика европейских структур.

Конвертировать в свой внутриполитический капитал ЕНД не без успеха пробует и забуксовавший процесс евроатлантической интеграции закавказской республики. Дальше развития компонентов так называемого «существенного пакета», предоставленного Грузии по итогам Уэльского саммита НАТО 2014 года, продвинуться на пути к членству в Альянсе властям не даётся. 

27 августа в присутствии генсека НАТО Йенса Столтенберга в Грузии открыт «Совместный тренировочный и оценочный центр» на базе Крцанисского национального учебного центра. Поставленный двумя годами ранее ориентир на подключение грузинских военнослужащих в 2015 году к Силам реагирования НАТО (NATO Response Force, NRF) претворился в жизнь. К компонентам «существенного пакета» можно отнести и открытие 3 сентября в Батуми новой пристани – пункта базирования плавательных средств Береговой охраны Грузии. В то же время, грузинские власти остаются неудовлетворёнными ввиду отсутствия у штаб-квартиры НАТО в Брюсселе намерения внести окончательную ясность в вопрос сроков перехода Тбилиси из «аспирантского» положения в статус члена Альянса.  

Руководство Грузии не оставляло надежд на получение «чёткого сигнала», что после саммита НАТО, который пройдёт в Варшаве 8-9 июля следующего года, вопрос вступления в Альянс получит свою окончательную определённость. В Тбилиси допытываются предоставления стране-аспиранту с Южного Кавказа или Плана действий по подготовке к членству (ПДЧ), или решения, что в ПДЧ более нет необходимости. В последнем случае, который предпочтительней для грузинских властей, вопрос интеграции в НАТО, как предполагалось, получит форсированный вид. 

Но данные планы грузинских властей были во многом развеяны ближе к концу года. «На саммите в Бухаресте в 2008 году нами была достигнута договорённость о том, что Грузия станет членом НАТО и получит ПДЧ как неотделимую часть этого процесса. Сегодня мы вновь подтверждаем это решение», – говорилось в коммюнике министров иностранных дел 28 стран-членов НАТО по итогам заседания 2 декабря. Таким образом, Грузии указали на необходимость получения ПДЧ, что объективно способствует затягиванию процесса её вступления в Альянс. 

Ещё менее выразительным для властей оказался европейский трек интеграции. По итогам майского саммита «Восточного партнёрства» ЕС грузинской стороне не удалось зафиксировать даже такой шаг, как готовность европейцев запустить процесс предоставления гражданам республики безвизового режима. 

На невнятном фоне евроатлантических достижений властей евразийская перспектива Грузии продолжила неспешно прокладывать себе дорогу. Здесь нет излишней политической суеты, громких заявлений и постановки нереалистичных на текущем этапе целей. Экономический срез отношений Грузии и России не избежал негативных влияний региональной и мировой конъюнктуры. Товарооборот падает, национальные валюты России и Грузии переживают не лучшие времена, затрудняя активность хозяйствующих субъектов двух стран на рынках соседей. Тем не менее, правительство Ираклия Гарибашвили всё больше склоняется к необходимости сбалансированного распределения экономических интересов, прежде всего в энергетической сфере. 8 декабря прошла уже третья за год встреча вице-премьера, министра энергетики Кахи Каладзе с главой «Газпрома» Алексеем Миллером. В ходе двух предыдущих переговорных раундов стороны обсуждали вопросы продления существующего соглашения о транзите природного газа из России в Армению через территорию Грузии, а также возможности поставок дополнительных объёмов российского газа грузинским потребителям.

Дипломатам Грузии и России уходящий год не предоставил особых поводов для оптимизма. В феврале возобновился контакт между спецпредставителем премьер-министра Грузии по урегулированию отношений с Россией Зурабом Абашидзе и замминистра иностранных дел России Григорием Карасиным. Очередной, 34-й, раунд Женевских дискуссий состоялся 8-9 декабря. В обоих «форматах» урегулирования политических разногласий между Москвой и Тбилиси ощутимых результатов 2015-й не выдал.

Следующий год станет для Грузии важной выборной датой, когда правительство «Грузинской мечты» должно сдать первый экзамен на способность к воспроизводству во власти. Грузия идёт к очередным общенациональным выборам, от результатов которых, несомненно, будет зависеть ещё больше, чем это было в 2012 году. Тогда лозунг «Грузинской мечты» об улучшении отношений с Россией отозвался привлечением на её сторону значительного процента голосов. Главной задачей «грузинских мечтателей» тремя годами ранее было смещение режима Саакашвили, и их «пророссийский» слоган во многом подстраивался под эти цели. Теперь, на остающейся до выборов 2016 года политической дистанции, назрела настоятельная необходимость сменить акценты и в этом свою роль может сыграть развитие экономических и гуманитарных связей с Россией.

(1) К декабрю слово «санкции» в отношении Азербайджана стало настойчиво озвучиваться и в Вашингтоне. Хельсинкская комиссия США, известная также как Комиссия по безопасности и сотрудничеству в Европе, являющаяся независимым агентством федерального правительства, инициировала в Конгрессе соответствующий законопроект. Согласно ему, в отношении членов правительства Азербайджана, сотрудников администрации президента и органов безопасности, представителей судебной системы и бизнес-кругов республики, которые ведут торговлю с США, предлагаются ограничительные меры. Санкции, введение которых на практике, впрочем, крайне маловероятно, могут быть отменены лишь в том случае, если Азербайджан подтвердит значительный прогресс в деле развития демократических институтов и гражданского общества. А также обеспечит проведение свободных и справедливых выборов, подчёркивают авторы законопроекта.
(2) Жители посёлка, расположенного в 30 км к северу от Баку, отличаются крайней религиозностью и приверженностью шиитской ветви ислама. Нардаран стал штаб-квартирой «Исламской партии Азербайджана», которая и была здесь основана в 1991 году.
(3) В логику внутривластных брожений укладывается и структурное дробление Министерства национальной безопасности (МНБ) Азербайджана на два отдельных ведомства – Службу государственной безопасности и Службу внешней разведки. Картину дополняют прошедшие до реформы МНБ аресты и отставки нескольких высокопоставленных сотрудников министерства. Причины «чистки» не обнародованы, однако, как настаивает азербайджанская пресса, силовики занимались вымогательством у местных предпринимателей.
 
Специально для kavkazoved.info

Азербайджан Армения безопасность Ближний Восток Грузия Россия экономика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2020 | НОК | info@kavkazoved.info