На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Работа Кавказской экспедиции в 2012 г.

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Владимир ЭРЛИХ | 28.01.2013 | 08:05

Кавказская археологическая экспедиция ГМИНВ на основе договора с OOO «Культурное наследие» в 2012 г. продолжила широкомасштабные работы по изучению памятников историко-культурного наследия в зоне строительства газопровода «Майкоп – Самурская – Сочи». Работы велись на трех отрезках стройки магистрального газопровода в современных территориальных границах города Майкопа.

Археологический комплекс «Псенафа»

В районе хутора Подгорный продолжилось исследование археологического комплекса «Псенафа», здесь было завершено археологическое изучение кургана 1, который выявил целый ряд разновременных комплексов, начиная от сооружений и погребений эпохи ранней бронзы (конец IV - начало III тыс. до н.э.) и заканчивая меотскими ритуальными и погребальными комплексами (IV в. до н.э. - I в. н.э.).

Всего здесь было открыто более 350 отдельных археологических объектов.

Первоначальная насыпь кургана относилась к эпохе ранней бронзы (майкопская культура) и имела под собой сложную структуру ям и ровиков.

Курган имел ряд досыпок и около 10 погребений эпохи бронзы. Особенно интересны погребения северокавказской культуры №№ 7 и 19. В первом обнаружено богатое женское погребение с бронзовыми молоточковидными булавками и ожерельем из бронзовых и стеклянных бус. Второе мужское погребение на деревянных носилках сопровождалось инсигнией власти - каменной булавой. Подобные погребения встречаются чрезвычайно редко, а для Закубанья они уникальны.

Образцы из этих погребений взяты на радиоуглеродный анализ, который уточнит их хронологическую позицию.

В верхней части насыпи кургана, на глубине 20—150 см от его вершины были обнаружены более 250 жертвенных комплексов меотской археологической культуры. Это, прежде всего, остатки принесенных в жертву животных — быков и лошадей вместе развалами керамики — сосудами для ритуальных возлияний, подвергшимися, преднамеренной порче. Кроме этого, здесь были обнаружены приношения в святилище, которые фиксировались как отдельные находки или скопления находок. Большую группу среди приношений составляет оружие, очевидно оставленное мужчинами-войнами. Это наконечники копий и дротиков, мечи и кинжалы, несколько раз встречены наконечники стрел и один раз – местный бронзовый шлем закубанского типа.

С воинским культом связаны и принесенные в жертву боевые лошади с уздечными принадлежностями, относящимися к широкому хронологическому диапазону: от конца IV в. до н.э. до начала нашей эры.

Очевидно, к каким-то женским ритуалам относятся многочисленные находки зеркал, пряслиц и разнообразных украшений из стекла (бус и подвесок) и драгоценных металлов. Кроме этого о ритуальных действиях свидетельствуют многочисленные остатки посуды, как керамической (кувшины, канфары), так и бронзовой (котел) и стеклянной (скифосы).

Предварительная анализ материала показывает, что ритуальные действия в святилище на вершине кургана 1 производились в период всего времени существования поселения Псенафа т.е. с конца IV в до н.э. по I в. н.э. Так, например, древнейшим на сегодняшний день является конское жертвоприношение с бронзовыми двудырчатыми псалиями в виде лежащей пантеры с подогнутыми задними лапами из (кж.13). Подобные псалии находят аналогии среди меотских зооморфных псалиев IV в. до н.э. (Канторович, Эрлих, 2006, кат. 64, 67,83 , 84,91,92), а по способу передаче черт кошачьего хищника восходят к изображениям на знаменитых псалиях из 4-го Семибратнего кургана середины V в. до н.э. (Scythian Art, 1987, cat.86). Верхнюю дату совершения ритуальных действий в данном святилище дают удила с колесовидными псалиями, мечи и кинжалы без перекрестия с черенковыми рукоятями и зеркала-подвески.

Псалии

Таким образом, следует предполагать, что на вершине кургана 1, насыпанного в эпоху бронзы, помещался сакральный центр поселения — святилище, где совершались ритуалы, связанные с жизнью всего коллектива, куда приносились по тому или иному случаю жертвы и подношения божеству.

К этому же времени относится и меотский могильник, открытый на периферии курганной насыпи. Всего здесь исследовано более 80 погребений относящихся к меотской эпохе.

Погребенные имеют преимущественно южную ориентировку и вытянутое положение. Воинские погребения часто сопровождаются погребениями лошадей, которые помещались рядом, либо сверху в могильной яме.

Выделяется группа богатых погребений III в до – I в. до н.э. В погребении 70 встречен золотой налобный венчик, золотые серьги с изображением львиных головок и серебряная средне-латенская фибула. Аналогичные серьги встречены в погребении 76 вместе золотыми бусами и бронзовым перстнем с изображением Арсинои III. Подобные перстни в птолемеевском Египте производились до конца III в. до н.э. Эти погребения предварительно можно датировать III- II в. до н.э.

Фибула

Ко II - I вв. до н.э. относится богатое коллективное погребение 62. В нем обнаружен железный канделябр, ручка бронзовой сковородки, золотая гривна, золотой кулон с халцедоновой вставкой?, ромбовидная золотая фибула и ряд других вещей. На сопровождающих лошадях обнаружен бронзовый нагрудник с колокольчиками – привесками.

В святилище и грунтовом могильнике обнаружено большое количество (более 1500) предметов меотской материальной культуры, которые можно разделить на следующие группы.

Посуда. Керамические сосуды представлены, прежде всего, местными столовыми гончарными типами, служащими для переноса и употребления ритуальных напитков — вина и просяной браги — это красноглиняные и сероглиняные гончарные кувшины, канфары и кубки. В процессе ритуала все сосуды из ритуальных комплексов преднамеренно были подвергнуты порче — разбиты. Среди керамической импортной посуды следует отметить амфору и сосуды для благовоний – унгвентарии.

Для ритуальных возлияний использовались также стеклянные кубки-скифосы малоазийского производства, которые были неоднократно встречены здесь как в ритуальных комплексах, так и в погребениях. Бронзовая посуда представлена двумя бронзовыми тазами, один из которых происходит из погребения 55, фрагментами бронзового котла, а также ручкой бронзовой сковородки либо патеры с головой барана, происходящей из погребения 62.

Предметы вооружения. В качестве ритуального подношения чаще всего использовались наконечники копий и дротики. Они также сопровождают воинские погребения грунтового могильника. Всего здесь встречены более сотни подобных предметов. Наконечники копий железные с пером остролистой либо ланцетовидной формы иногда с выделенным ребром. Длинновтульчатые железные наконечники дротиков имеют опущенные заостренные «жальца». Уникален, не имеющий аналогий наконечник пера с упорами — «гардой» в основании.

Неоднократно встречены мечи и кинжалы. Они относятся к нескольким типам. Наиболее ранней в могильнике являются мечи с серповидным навершием, производные от классических меотских мечей (см. Эрлих, 1991, с. 83-85). Они могут датироваться III-II вв до н.э. Весьма интересен меч, на котором реставраторы выявили серию гравированных нервюр. К более позднему времени относятся мечи и кинжалы со штырьковой рукоятью, все они за исключением одного не имели перекрестий. Дата этого вида вооружения близка к рубежу эр.

Железные наконечники стрел втульчатые и черешковые достаточно редки и встречены только в трех комплексах.

Защитное вооружение представлено бронзовым шлемом местного типа, склепанным из бронзового листа по линии саггитального сечения.

Предметы конского снаряжения. Среди предметов конского снаряжения наиболее ранними являются уже упомянутые выше бронзовые двудырчатые псалии с изображением пантер. Гораздо чаше встречена узда характерная для III-II вв. до н.э. — удила с крестовидными псалиями различных вариантов. Несколько реже встречаются удила с колесовидными псалиями, характерные для I в. до н.э.- I в. н.э.

В двух погребения (№№ 62 и 80) встречены бронзовые конские нагрудники с шумящими колоколовидными подвесками. Подобные нагрудники имеют аналогии в погребениях 140 и 158 Тенгинского грунтового могильника, относящихся к началу II в. до н.э. (Беглова, 2002, с.157-160).

Зеркала. Весьма многочисленны и разнообразны зеркала (встречено более 100 экземпляров), которые встречаются как в ритуальных комплексах, так и в погребениях грунтового могильника. Мы можем разделить их на три большие группы зеркала без ручек, зеркала с боковыми ручками и зеркала с вертикальными ручками. Все они в той или иной степени находят аналогии в меотских могильниках III—II вв. до н. э. К более позднему времени относятся немногочисленные зеркала-подвески I в. до н.э. – первого века н.э.

Украшения

Украшения из золота и серебра.

Среди материалов могильника достаточно ярко выделяются украшения из золота и серебра (более 60 предметов). Они встречаются как в ритуальных комплексах святилища, так и в погребениях и представлены следующими вещами: гривны, браслеты, налобный венчик, серьги, височные подвески, кулон, фибулы-броши.

Фибулы-броши и фибулы.

Шедевром ювелирного искусства является фибула-брошь с четырьмя фигурками животных (баранчиков или лошадок?) и подвесками в виде полумесяцев и солнечных дисков на цепочках, обнаруженная в святилище. В ее центре сохранилась халцедоновая вставка, в тоже время камни из других четырех кастов – утрачены. Для производства этого изделия использованы различные ювелирные приемы – скань, грануляция, филигрань. Предположительно, это изделие восходит к колхидской школе ювелирного искусства и имеет ряд художественных параллелей среди изделий, обнаруженных как на Южном, так и Северном Кавказе. Это брошь с фигурками животных из Вани, случайно найденная фибула-брошь из Карачаево-Черкесии, ныне хранящаяся в Ставропольском музее и фибула из частной коллекции в Англии, предположительно происходящая из Причерноморья. Фибулу-брошь из Псенафы, подвергнутую преднамеренной ритуальной порче, предварительно можно датировать III-II вв. до н.э.

Золотая фибула-брошь в форме ромба с сердоликовой вставкой в центре из погребения 62 имеет ряд аналогий в Прикубанье. Такие фибулы встречены в Тенгинском, Серегинском могильнике, а также в кургане 14 у хутора Верхний. По имеющимся аналогиям ее можно датировать II в. до н.э.

Серебряная проволочная фибула из погребения 76, скорее всего, имеет латенское (кельтское) происхождение. Близкой аналогией является фибула из Моравии начала III в. до н.э.

Кулон. Золотой кулон со стеклянной? вставкой из п.62 находит определенные параллели в близких изделия из могильника у хутора Ленина и кургана близ г.Армавира, но отличается более тонкой работой.

Гривны и браслет. В двух погребениях встречены золотые многовитковое гривны из полой золотой трубочки. Случайно обнаружен браслет, выполненный в такой же технике.

Серьги и височные подвески.

В трех погребениях могильника (№№ 55,70,76 ) встречены золотые серьги с головками льва, восходящие к эллинистическому типу XIII/4 Löwenkopfohrringe (Pfrommer,1990). В Прикубанье подобные серьги встречаются впервые, ближайшие находки серег этого типа – могильник Херсонеса. Мы датируем эти серьги на основании других находок в погребениях концом III- первой половиной II до н.э. Золотая серьга в виде бутона цветка обнаружена в п.48 (II-I вв.до н.э.). Ближайшая ей аналогия имеется в Тенгинском могильнике (Античное наследие Кубани, 2010, с. 420, фото 17, сверху).

Дважды в погребениях встречены золотые височные кольца-подвески, в одном случае они были сделаны из рифленой проволоки.

В погребении 70 найден золотой налобный венчик.

Бусы и пронизи, подвески.

Наиболее значительную часть украшений, обнаруженных в могильнике представляют бусы, подвески, пронизи и амулеты, которые встречались практически во всех женских погребениях, а также с упряжью лошади. Они сделаны из одноцветного и мозаичного полихромного стекла, сердолика, гагата, египетского фаянса и золота. Наборы бус составляют целые ожерелья и могут являться великолепным украшением музейных экспозиций.

По имеющиеся договоренности все материалы, полученные в результате исследования археологического комплекса «Псенафа», пополнят фонды Северо-Кавказского филиала Государственного музея Востока.

Пронзка золотостеклянная

Могильник «Синюха».

На 6 км строящегося газопровода в районе аэродрома у пос.Родниковский было проведено исследование двух курганов эпохи бронзы, входивших в состав могильника «Синюха».

Курган 1 имел высоту 2,8 и диаметр 60 м. В кургане обнаружена сплошная каменная крепида (панцирь) сочетавшаяся в каменной кольцевидной вымосткой (кромлехом).

Панетера с лапкой

В кургане исследовано 12 погребений. Основное погребение (п.12) представляло собой коллективное погребение трех индивидуумов, лежащих скорченно на правом боку головой на юго-запад на уровне древнего горизонта. Встреченный инвентарь (три керамических красноглиняных сосуда с округлым дном и бронзовая булавка) позволяет предварительно отнести время сооружения данного кургана к позднему этапу майкопской культуры. К этому же времени относятся и сооружение каменной конструкции кургана.

Погребение Синюха, сосуд

Впущенные в этот курган погребения и ритуальные комплексы можно отнести к широкому хронологическому диапазону от эпохи ранней бронзы до раннего железного века.

В кургане 2 могильника «Синюха» (по его северной поле проходила трасса газопровода) высотой 1,5 м и диаметром – 30 м было обнаружено 7 погребений. Основное погребение (№3) было совершено подпрямоугольной яме. Костяк скорченно на правом боку лежал головой на северо-восток. В районе ступней и у груди значительные скопления охры. Это погребение сопровождалось 8 особями молодых бычков, лежавших друг на друге у края ямы. Погребение предположительно относится к эпохе ранней бронзы (майкопская культура), хронологическая позиция погребения будет уточнена после получения абсолютных дат по С14.

Весьма интересно в этом кургане выпущенное вытянутое погребение в «каменной ванночке» (п.№ 2). Его предварительно можно отнести к началу средней бронзы - северокавказской культуре, о чем говорит не только поза погребенного, но и бронзовые подвески, обнаруженные в районе запястья.

Хронологическая позиция других комплексов могильника Синюха будет уточняться при сравнительном анализе материала и получения результатов радиокарбонных анализов.

Поселение и могильник Деметра.

На 12-13 км трассы газопровода у станицы Ханской было продолжено и завершено исследование слоя поселения «Деметра-1», попадавшего в зону строительства, предварительно датирующегося эпохой средней-поздней бронзы, а также были вновь выявлены в результате шурфовок и исследованы в коридоре строительства два новых памятника - поселение «Деметра-3» к северу от «Деметра-1» и могильник меотского времени «Деметра-2».

Материал поселения «Деметра-3», судя по формам и орнаментам ряда сосудов предварительно можно датировать финалом поздней бронзы, временем, непосредственно предшествующим протомеотскому периоду (конец IX-VIII в. до н.э.). Об этом говорят имеющиеся параллели с протомеотской керамикой. Сосуд с двумя парными сосцевидными налепами имеет близкие аналогии среди двух сосудов протомеотского могильника Кочипэ (п.8 и 31), расположенного на территории г.Майкопа. Горшкообразный сосуд с гравированной ручкой - петелькой находит соответствия с сосудом, происходящим из погребения 103 протомеотского могильника Пшиш-I.

Теме не менее, остальной набор керамики по ряду признаков уникален и не находит аналогий среди протомеотской керамики и предшествующей ей кобяковской. У керамики отсутствует характерный для кобяковской керамики орнамент. Встречены формы, пока не имеющие аналогий – это огромные высокие миски «полуреповидной» формы диаметром около 50 см., очевидно использовавшиеся как хозяйственные сосуды. В целом, на наш взгляд, северный участок поселения Деметра (Деметра-3) следует относить ко времени предшествующему протомеотскому периоду т.е. к финалу поздней бронзы. Хронологическая позиция северного участка поселения будет уточнена после получения радиокарбонных дат.

Могильник Деметра 2.

К югу от поселения Деметра был обнаружен и исследован могильник, который являлся, скорее всего, сильно распаханным курганом диаметром около 50 м.

На памятнике открыты следующие объекты: 4 человеческих погребения, 4 конских захоронений с уздой, три развала керамики, два скопления почти целых сосудов (лепных кувшинов и горшка), а также две галечных вымостки. Все погребенные имеют западную ориентировку. Нижнюю дату могильника дают уздечные наборы коней из конского погребения 1, сочетающие в одном комплексе двудырчатые С-овидные удила и удила с крестовидными псалиями. Такой набор можно датировать в пределах III в. до н.э. Верхняя хронологическая граница кургана близка к рубежу эр. Об этом говорят меч и кинжал со штырьковыми рукоятями из погребения 1. Материалы кургана Деметра 2 можно отнести к меотской археологической культуре со значительным сарматским влиянием.

Работы на археологических объектах в зоне строительства газопровода велись по открытым листам № № 658 и 853 выданным Росохранкультурой под общим научным руководством начальника экспедиции д.и.н. В. Р. Эрлиха.

Работами на отдельных объектах руководили к.и.н. Г.Л. Годизов (СКФ ГМИНВ), к.и.н. С.Б.Болелов (ГМИНВ), к.и.н. В. Е. Маслов (ИА РАН), доктор Суждата Чандрасекаран (Германия, Государственные музеи Берлина), выпускник кафедры археологии МГУ Д.В.Ковалев.

Почвенные исследования археологических памятников, попавших в зону строительства газопровода, были проведены доктором географических наук, ведущим научный сотрудником группы генезиса и эволюции почв Института физико-химических и биологических проблем почвоведения РАН О.С.Хохловой. Анализ костного материала из исследованных памятников был проведен страшим научным сотрудником Кавказского биосферного заповедника Ю.Н.Спасовским.

Камеральная обработка полученного во время исследования материала проводилась под руководством с.н.с. И.В.Ксенофонтовой (ГМИНВ), реставрация ряда предметов проведена реставраторами ГМИНВ О.А.Мягковой, В.Л.Филатовым, В.Р.Черкасовым, В.В.Филатовым.

С 13 по 30 июля в г. Майкопе в Северо-Кавказском филиале Государственного музея Востока прошла выставка «Магистраль тысячелетий. Новые уникальные открытия археологов в Адыгее», получившая широкое освещение в местных СМИ. На выставке были представлены лучшие находки, полученные в ходе работ экспедиции в зоне строительства газопровода.

На основании имеющегося договора, большой археологический материал, полученный в ходе двухлетних работ (более 3000 предметов), после завершения реставрации и научной обработки будет храниться в г.Майкопе в фондах Северо-Кавказского филиала Государственного музея Востока и Национального музея Республики Адыгея.

Владимир Эрлих – доктор исторических наук, член Научного общества кавказоведов
 

Адыгея археология Западный Кавказ между прошлым и будущим Кавказ



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2022 | НОК | info@kavkazoved.info