На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ДОСТИЖЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Геннадий ЧУФРИН | 25.12.2013 | 20:15

Первые итоги реализации проекта евразийской экономической интеграции, начало которому было положено в 2010 г., в основном подтвердили и его востребованность на постсоветском пространстве, и его жизнеспособность. 

Одним из важных показателей, подтверждающих этот вывод, стало то, что Россия, Казахстан и Беларусь, создавшие Таможенный союз (ТС) и Единое экономическое пространства (ЕЭП), продемонстрировали опережающие темпы роста взаимного товарооборота по сравнению с общими темпами своей внешней торговли. В результате взаимный товарооборот России, Казахстана и Беларуси за первые три года функционирования Таможенного союза (2010-2012 гг.) вырос на 45% по сравнению с общим ростом их внешней торговли за тот же период на 36%. (1)

В целом структура взаимного товарооборота России, Казахстана и Беларуси за тот же период складывалась более качественной, нежели структура их торговли с третьими странами. 

Так, по данным Евразийской экономической комиссии, в 2012 году на топливно-энергетические товары во взаимной торговле членов ТС пришлось 37% по сравнению с 72% в общем объеме их внешней торговли. В то же время доля машин и оборудования во взаимной торговле членов ТС превысила в 2012 году 20%. 

Аналогичные показатели, характеризующие структуру взаимной торговли государств-членов ТС/ЕЭП, наблюдались и по итогам первой половины 2013 года. Так, доля машин и оборудования в их взаимной торговле составила 19,2%, а топливно-энерге-тических товаров – 33%. Для сравнения удельный вес этих двух товарных групп в торговле государств-членов ТС/ЕЭП с остальными странами составил за тот же период соответственно 2,4% и 73,4%. (2)

Наконец, с принятием решения о формировании ЕЭП и разработкой соответствующего законодательства начал достаточно успешно формироваться единый рынок труда стран-участниц этого объединения. 

Заключение между ними целого ряда соглашений законодательно-правового характера должно обеспечивать постепенную гармонизацию национального трудового законодательства стран-членов ЕЭП, а также способствовать формированию ими единой политики по вопросам приема на работу и увольнения трудовых мигрантов из стран ЕЭП, их медицинскому обеспечению и социальному страхованию, порядку налогообложения и т.д. В августе 2012 г. коллегия Евразийской экономической комиссии приняла решение о создании специального комитета, в задачи которого вошло дальнейшее совершенствование миграционной политики и трудового законодательства в рамках ЕЭП. (3) В свою очередь такие правовые нормы и положения призваны формировать и закреплять специфику трудовых отношений внутри ЕЭП между членами этого интеграционного объединения, принципиально отличающую их от отношений с трудовыми мигрантами из третьих стран.

Развитие этих процессов не прошло мимо внимания других стран постсоветского пространства, вызывая их нескрываемый интерес к уже достигнутым и ожидаемым результатам в рамках ТС/ЕЭП. Одновременно эти результаты послужили стимулом и для активизации процессов взаимного торгово-экономического сотрудничества между постсоветскими государствами, вызвав к жизни принятие целого ряда практических мер и законодательных актов правительствами и парламентами этих стран.

В этой связи следует упомянуть как о решении девяти стран СНГ о создании Зоны свободной торговли СНГ (ЗСТ СНГ), принятое ими в 2011-2012 гг., так и об острых дебатах, развернувшихся в ряде постсоветских стран по поводу форм дальнейшего взаимодействия с ТС и ЕЭП вплоть до рассмотрения возможности получения полноправного членства в этих организациях. 

Наблюдается рост интереса к установлению более тесных отношений с Таможенным союзом не только со стороны стран СНГ, но и со стороны государств «дальнего зарубежья», включая Вьетнам, Новую Зеландию и даже Индию.

Впрочем, было бы глубоко ошибочным и контрпродуктивным говорить только о положительных сторонах евразийской интеграции и не замечать или замалчивать серьезные трудности и недостатки в ходе ее осуществления, которые оказывают несомненное влияние на масштабы, характер и эффективность интеграционных мероприятий. Принципиальный и откровенный разговор о негативных процессах и явлениях в торгово-экономических связях стран-членов ТС/ЕЭП, наблюдаемых во взаимном товарообмене, инвестиционной и финансовой деятельности, состоялся на саммите этих государств в октябре 2013 г. в Минске. (4)

К числу фундаментальных причин, способствующих формированию столь неоднозначной и противоречивой картины относится, во-первых, то, что евразийская интеграция осуществляется в неблагоприятных внешних экономических условиях, фактически в условиях глобальной экономической рецессии. Члены ТС и ЕЭП, развивая взаимное торгово-экономическое сотрудничество, продолжают одновременно оставаться участниками более широких по своим масштабам международных экономических отношений, будучи глубоко в них вовлеченными. Уже хотя бы в силу этого они не могут не испытывать на себе серьезного воздействия наблюдаемых в последнее время в мировой экономике и финансах кризисных явлений, влияющих и на общее состояние их экономического развития, и на характер участия в международном разделении труда, и на участие в мировой торговле, и на динамику их экспортных доходов и т.д.

Нельзя при этом не упомянуть и о прямых ограничительных мерах, действу-ющих в третьих странах, в отношении доступа на мировые рынки товаров государств-членов Таможенного союза.

Так, согласно результатам исследования, проведенного Евразийской экономической комиссией, по состоянию на конец 2012 года было выявлено применение 95 таких мер, включая антидемпинговые санкции, дискриминационные акцизы, квотные ограничения, технические и административные барьеры, нетарифные меры и ограничения по номенклатуре. Наибольшее количество применяемых ограничительных мер и санкций, или почти 40% от их общего числа, пришлось на долю Евросоюза и США, причем наиболее чувствительными для стран-членов Таможенного союза явились (а) ограничительные меры США в отношении продукции нефтехимической и металлургической отраслей промышленности Беларуси, (б) квотные ограничения на поставки зерновых в ЕС и (в) антидемпинговые санкции в отношении продукции химических отраслей промышленности всех стран-членов ТС, применяемые США и ЕС. (5)

Как известно, приступая к развитию евразийской экономической интеграции, ее участники стремились в числе первоочередных целей к обеспечению коллективными усилиями своего более выгодного, более устойчивого и конкурентоспособного положения в системе МЭО.

Первые итоги осуществления интеграционных мероприятий свидетельствуют о том, что в известной степени им это действительно удается, но масштабы их формирующегося общего рынка все еще не способны компенсировать резкие перепады в уровне спроса в третьих странах на продукцию их экспорта, в котором продолжают доминировать топливно-энергетическое сырье и металлы. Сохраняется и неприемлемо высокая степень зависимости членов ТС и ЕЭП от импорта широкого спектра товаров и услуг, которые национальное производство этих стран еще не в состоянии заместить.

Во-вторых, пока процессы взаимного хозяйственного сотрудничества между членами ТС и ЕЭП не носят всеобъемлющего характера и не привели к созданию крупных многосторонних торгово-промышленных комплексов, способных успешно противостоять в конкурентной борьбе зарубежным ТНК.

Вопреки неоднократно предпринимавшимся попыткам остаются все еще ограниченными их достижения в налаживании масштабного сотрудничества в сфере материального производства и, особенно, в создании совместными усилиями современных научно-технических разработок и технологий.

Представляется очевидным, что без решительного прорыва на этих направлениях участникам евразийской интеграции не удастся добиться структурной перестройки их национальных экономик и обеспечить отход от ныне действующей модели топливно-сырьевого развития. А это означает сохранение и даже закрепление их зависимого развития в глобальной системе мирового хозяйства.

В-третьих, практика начального периода существования Таможенного союза и Единого экономического пространства показывает, что участники евразийского процесса несут серьезные издержки ввиду сохраняющихся серьезных недостатков и недоработок в законодательном обеспечении проводимых ими интеграционных экономических мероприятий. 

В этой связи нельзя недооценивать и тем более игнорировать сохраняющиеся противоречия в интересах различных деловых групп и объединений в самих странах ТС/ЕЭП. Более того, по мере интенсификации экономического взаимодействия между этими странами могут возникать и реально возникают новые противоречия, порождающие взаимные споры и претензии. 

Уместно упомянуть в этой связи громкое дело по обвинению белорусскими властями генерального директора российской компании «Уралкалий» и председателя наблюдательного совета белорусской калийной компании (БКК) Владислава Баумгертнера в злоупотреблении служебными полномочиями и махинациях в отношении продукции БКК, приведшими к кризису на рынке калия и послужившими основанием для ареста В.Баумнертнера в конце августа 2013 г. Его задержание произошло после того, как «Уралкалий» объявил о решении прекратить экспорт своей продукции через БКК (совместного трейдера «Уралкалия» и «Беларуськалия») и экспортировать ее через собственного трейдера («Уралкалий-Трейдинг»). (6) Ущерб, который действия В. Баумгертнера нанесли белорусской стороне, был оценен генеральной прокуратурой Белоруссии в 100 млн. долл. Тем не менее, совет директоров «Уралкалия» вновь подтвердил свою стратегию самостоятельных продаж, которая стала причиной конфликта с Белоруссией, и охарактеризовал обвинения В. Баумгертнеру как необоснованные и политически мотивированные. (7)

Не вдаваясь в подробное рассмотрение этого конфликта, причин его возникновения и позиций заинтересованных сторон, тем не менее, ясно, что любые задержки с формированием единой договорно-правовой базы ТС/ЕЭП, а также с активизацией деятельности суда ЕврАзЭС во имя объективного и своевременного разрешения подобных хозяйственных споров и предотвращения угрозы их перерастания в межгосударственный конфликт будут все ощутимее отрицательно сказываться на ходе интеграционных процессов, их темпах и эффективности.

В-четвертых, из-за сохраняющейся несогласованности в совместных действиях члены Таможенного союза и Единого экономического пространства нередко неоправданно уступают свой рынок товаропроизводителям из третьих стран. 

В свою очередь имеющиеся недостатки в тарифной политике членов ТС/ЕЭП используются в своих интересах их внешними партнерами. В частности, к подобной практике нередко прибегают китайские предприниматели. Декларируя товары своего экспорта, в частности, одежду и обувь, по таможенным кодам, для которых предусмотрены более низкие ввозные пошлины, китайские экспортеры тем самым не только обусловливают потери бюджетных доходов стран-членов ТС/ЕЭП ввиду недополучения последними таможенных пошлин, но и благодаря нездоровой конкуренции фактически вытесняют с местных рынков национальных производителей одноименной продукции. Практика показывает, что наибольшие потери несут при этом представители малого и среднего бизнеса. 

Наконец, в-пятых, весьма остро и неоднозначно стоят вопросы расширения состава Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. 

По всей видимости, в ближайшем будущем расширение состава Таможенного союза более или менее реально может произойти за счет принятия в ТС Киргизии и Армении. Как известно, на завершившемся в октябре 2013 г. заседании Высшего Евразийского экономического совета в Минске было принято решение поддержать намерение этих стран присоединиться к Таможенному союзу.(8)

Сказанное отнюдь не должно вместе с тем означать, что следует форсировать процесс расширения Таможенного союза. К тому же и Армении, и Киргизии еще предстоит выполнить целый ряд обязательных предварительных условий по приведению своего национального законодательства в соответствие с уже действующими законами и правилами Таможенного союза, то есть выполнить так называемую «дорожную карту», прежде чем решение об их присоединении к ТС будет принято окончательно. 

Более того, существенное расширение состава членов Таможенного союза в обозримой, во всяком случае – ближайшей, перспективе вообще вряд ли целесообразно, поскольку главной задачей в настоящее время является консолидация этой организации, преодоление существующих внутренних проблем и противоречий и достижение ощутимого прогресса в уже намеченных совместных программах и планах. Именно достижение такого прогресса, а отнюдь не рост численности членов организации, должно стать подлинным критерием авторитетности и привлекательности Таможенного союза. В свою очередь именно реальные успехи ТС будут способствовать дальнейшему укреплению центростремительных сил, выступающих в пользу экономической интеграции в различных постсоветских странах. 

Анализируя складывающиеся отношения стран- членов ТС/ЕЭП с постсовет-скими государствами и перспективы их дальнейшего взаимодействия, целесообразно особо остановиться на связях с Украиной, крупнейшей постсоветской страной по размерам ВВП после России и Казахстана, в свете заявленного ею курса на «евроинтеграцию» и намерения заключить в этой связи соглашение об ассоциации с Евросоюзом, войдя с ним в зону свободной торговли (ЗСТ ЕС). 

Разумеется, заключение такого соглашения, первоначально намеченного на конец ноября 2013 г. на саммите ЕС со странами-участниками программы «Восточное партнерство» в Вильнюсе – суверенное право Украины, однако, оно неизбежно должно было привести к серьезным негативным последствиям в ее отношениях со странами ТС/ЕЭП. Ведь после подписания Украиной соглашения об ассоциации с ЕС стало бы невозможным не только ее присоединение к ТС, но и сохранение относительно либерального таможенного режима в торговле с членами ТС/ЕЭП. 

Ужесточение этого режима вплоть до применения ко всем украинским товарам единого таможенного тарифа (ЕТТ) ТС произошло бы в связи с тем, что после вступления Украины в ЗСТ ЕС страны-члены ТС/ЕЭП должны были бы распространить на нее меры по защите своего рынка на уровне значений, действующих при их торговле с европейскими странами-членами ЕС. А это неизбежно привело бы к существенному сокращению размеров товарооборота между странами ТС/ЕЭП и Украиной и также, вполне вероятно, вызвало бы другие негативные последствия, как, например, свертывание научно-технического взаимодействия в космической и авиапромышленности, судостроении или введение ограничений на поставки украинской продукции животноводства на российский рынок. 

Следует отметить также, что мимо внимания России не прошло и то, что со стороны ЕС была развернута беспрецедентно агрессивная кампания по вовлечению Украины в ЗСТ ЕС. Эти действия ЕС были расценены российским руководством как «беспардонное давление» (С. Лавров) (9), обусловленное не только и даже не столько сугубо экономическими мотивами, сколько политическими. Поэтому в конце сентября 2013 года Госдума РФ приняла заявление, в котором назвала «неоимперскими амбициями» стремление Евросоюза включить Украину в «зону своих исключительных интересов». В документе говорилось также, что в случае подписания Соглашения об ассоциации Украина неизбежно утратит часть своей самостоятельности, что усложнит ее экономическое партнерство с членами ТС. (10) 

Основанием для такого вывода стало то, что наряду с требованиями сугубо политического характера, выдвинутыми Евросоюзом в качестве предварительного условия подписания соглашения об ассоциации Украины с ЕС (наиболее известное из которых касалось отмены «выборочного правосудия», а конкретнее – предоставления амнистии бывшему премьер-министру Ю.Тимошенко или разрешения ей на выезд за рубеж для лечения), были сформулированы и многочисленные требования экономического характера, носившие весьма жесткий характер. Среди них были такие, например, как радикальное снижение импортных пошлин вплоть до их ликвидации на ввоз ряда товаров из стран ЕС, включая машины и оборудование, транспортные средства, продукцию химической промышленности, текстильные изделия. (11)

Следствием выполнения Украиной этих требований и принятия ответных защитных мер со стороны членов ТС/ЕЭП, включая Россию, явился бы рост экономичес-кой напряженности между ними. Действительно, по данным главы парламентской фракции правящей Партии регионов А. Ефремова, уже в первом полугодии 2013 г. из-за начавших развиваться осложнений в торгово-экономических отношениях Украины с Россией ускорился спад в их взаимной торговле и, как следствие, произошло заметное сокращение объемов украинского промышленного производства. В результате Украина стала ежемесячно терять десятки тысяч рабочих мест. (12) 

Серьезную обеспокоенность складывающейся ситуацией выразили представители Федерации профсоюзов и Украинского союза промышленников и предпринимателей в ходе встречи с президентом В. Януковичем, состоявшейся 12 ноября 2013 г., предложив отложить подписание соглашение об ассоциации с ЕС.

В ответ В. Янукович поручил премьер-министру страны Н. Азарову принять немедленные меры по увеличению торгового оборота с Россией и другими государствами-членами Таможенного союза, а тот в свою очередь заявил, что нормализация отношений с Россией является первоочередным вопросом национальной политики Украины. (13)

Экономические проблемы на пути подписания Украиной соглашения об ассоциации с ЕС усиливались и тем, что Евросоюз фактически проигнорировал неоднократные просьбы украинской стороны о финансовой помощи. В частности, не было предложено практически никакой компенсации за переход Украины на европейские стандарты и регламенты, стоимость которого Н.Азаров оценил в 160 млрд. евро. (14)

В этих условиях вполне логичным стало решение правительства Украины, принятое 21 ноября 2013 г., о приостановке подготовки к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС. В заявлении, сделанном по этому поводу, это решение объяснялось необходимостью «принятия мер относительно национальной безопасности Украины», а также «более детального изучения» шагов по восстановлению «потерянных направлений торгово-экономических отношений с РФ и другими странами СНГ». (15) 

С принятием этого решения стало предельно ясно, что Украина, по крайней мере, на нынешнем этапе своего экономического развития, не может позволить себе радикального снижения уровня хозяйственных связей с Россией и другими членами ТС/ЕЭП в обмен на «европейский выбор», даже при том, что субъективно заметная часть украинской политической элиты хотела бы такой выбор сделать. Неделю спустя на саммите ЕС в Вильнюсе Украина официально подтвердила свой отказ от подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом. (16)

Вместе с тем это отнюдь не означало, что Украина встала на путь вступления в Таможенный союз или что попытки реализовать «европейский выбор» не будут снова ею предприниматься, особенно если верховная власть после президентских выборов в 2015 году в стране окажется в руках нынешней оппозиции и откровенно прозападных сил.

Действительно, сразу же после ноябрьского решения украинского правительства лидеры политической оппозиции организовали массовые акции протеста в Киеве, Львове и ряде других городов страны с требованием продолжить курс Украины на «евроинтеграцию». 

Протестные акции, зачастую принимавшие крайне радикальные формы и направленные уже не столько на поддержку ассоциации с ЕС, сколько на смену политической власти в стране, продолжились и после завершения саммита Евросоюза в Вильнюсе. Вместе с тем попытка достичь этих целей конституционным путем, вынеся вотум недоверия правительству Н.Азарова на заседании Верховной Рады 3 декабря 2013 г., окончилась неудачей, ибо необходимого количества голосов в поддержку этого предложения оппозиции собрать не удалось. (17) 

Со своей стороны президент страны В. Янукович продолжал отвергать обвинения в смене курса на «евроинтеграцию», заверяя, что движение по европейскому пути сохраняется и «альтернативы построения общества европейских стандартов в Украине нет» (18). В начале декабря 2013 г. в МИДе Украины также подтвердили намерение продолжать переговоры в Брюсселе по вопросам ассоциации с Евросоюзом. (19)

С учетом вышеизложенного представляется, тем не менее, что и в этих сложных политических условиях стратегическим национальным интересам и Украины, и стран ТС/ЕЭП отвечало бы поддержание между ними переговорного процесса, как в двустороннем, так и многостороннем форматах, в ходе которого обсуждались бы не только сохраняющиеся возможности взаимовыгодных торгово-экономических отношений, но и изыскивались новые направления и формы их развития.

Наряду с действиями национальных правительств стран-членов ТС/ЕЭП по решению этих непростых задач, достижению более высокой степени координации предпринимаемых мер и их эффективности как, впрочем, и по минимизации негативных последствий возникающих вызовов интересам этих стран, важную конструктивную роль может и должна сыграть активизация их совместного наднационального органа – Евразийской экономической комиссии. 

Г.Чуфрин - член-корреспондент РАН 

Источник: «Россия и новые государства Евразии» М. 2013. № 4 стр.8-17

Примечания

(1) http://www.tsouz.ru/db/stat/iCU201303?Documents/i201303_1.pdf
(2) http://www.eurasiancommission.org/ru/act/inyegr_i_makroec/dep_stat/trade/vneshtorg/eCU201306/Documents/ 201306_1.pdf 
(3) http://www.biztass.ru/news/one/36361
(4) http://www.belarus.regnum.ru/news/1724085 
(5) http://www.tsouz.ru/news/Documents/21_01_13_Dokl.pdf
(6) Коммерсантъ.М.30.08.13; 3.09.13
(7) Коммерсантъ. 11.09.13
(8) http://www.belarus.regnum.ru/news/1724083.html 
(9) Независимая газета. М. 20.11.13
(10) Gorshenin Weekly. Выпуск 30 . Киев. 23.09.13
(11) Gorshenin Weekly. Выпуск 32. 7.10.13; Коммерсантъ. 25.11.13
(12) Gorshenin Weekly. Выпуск 38. 18.11.13
(13) Ibidem
(14) Независимая газета. 22.11.13
(15) Gorshenin Weekly. Спецвыпуск. 22.11.13; В официальных пояснениях вице-премьера правительства Украины Ю.Бойко по поводу принятого решения было также сказано: «Процесс подготовки к подписанию соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС приостановлен потому, что Украина не получила четкого сигнала от европейской стороны относительно компенсации тех потерь, которые Украина понесла из-за осложнения отношений со странами СНГ. Правительство руководствовалось исключительно национальны-ми интересами, интересами сохранеиия рабочих мест, повышения экономической стойкости государства, повышения производственного потенциала и другими заданиями, направленными на обеспечение достой-ных социальных стандартов жизни наших людей». Независимая газета. 22.11.13
(16) Gorshenin Weekly. Выпуск 40. 2.12.13
(17) http://www.vesti.ua/poltika/27707-rada-provalila-otstavku-kabmina
(18) http://www.regnum.ru/news/polit/1737044.html
(19) http://news.rambler.ru/22344852

Евразийский Союз Россия экономика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info