На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ГАЗОВАЯ СВЯЗКА АЗЕРБАЙДЖАН – ИРАН – ТУРЦИЯ: С ПРИЦЕЛОМ НА АЛЬТЕРНАТИВНОСТЬ РОССИИ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Михаил АГАДЖАНЯН | 27.05.2014 | 00:00

Украинский кризис заставляет страны Черноморско-Кавказского региона самым серьёзным образом подойти к пониманию своего места и роли в региональных процессах. Особой активностью, как и следовало ожидать, отмечены последние шаги Турции и её кавказских партнёров. Сразу после удачных для себя выборов в местные органы власти, с которыми действующие власти Турции связывали большие надежды, премьер-министр Реджеп Эрдоган отправился с рабочии визитом в Азербайджан. В предвизитный период в азербайджанской прессе появились сведения о подготовке Баку и Анкары к подписанию нового военнополитического соглашения. Указывалось, что стороны возьмут на себя расширенные обязательства о предоставлении друг другу военной помощи в случае возможной в регионе эскалации. 

Оглашение темы новых соглашений между Азербайджаном и Турцией в военной сфере не входит в интересы последней. Для турецкой стороны удобнее всего сохранить закрытый режим имеющих место с Баку соглашений о военной помощи. В свою очередь, азербайджанское руководство стремится к политико-правовой фиксации новых соглашений с Турцией, приданию им вида официального международно-правового документа. Одна из причин этому – обострившиеся в Баку после «крымского прецедента» страхи вокруг процесса карабахского урегулирования. Фактически, со дня крымского референдума и последовавшего присоединения полуострова в самые кратчайшие сроки к России азербайджанская сторона впервые после осени 2008 года столкнулась с очередной фиксацией статус-кво вокруг Карабахского конфликта. Азербайджано-турецкий Договор о стратегическом партнёрстве и взаимопомощи, заключённый 16 августа 2010 года, в соответствии с которым стороны обязались оказывать друг другу помощь, «используя все возможности», стал определённой реакцией двух партнёров на военнополитические итоги войны в зоне югоосетинского конфликта. Теперь Баку пытается усилить взаимодействие с Анкарой по военной линии, пользуясь «посткрымской» ситуацией.

События на Украине всколыхнули в азербайджанской прессе целую волну публикаций, осуждающих действия России. Пик подобной критичности пришёлся на вторую половину марта текущего года, после состоявшегося в Крыму референдума. Ныне страсти немного улеглись и Баку намерен сдерживать антироссийский порыв особо горячих голов республики. Очевидно, что азербайджанцы изрядно обеспокоены фактом проведения крымского референдума. В Баку проводятся параллели с Карабахским конфликтом, и эти сравнения не в пользу ныне занимаемой республикой позицией строгого следования принципу сохранения её «территориальной целостности». Важным следствием попыток Азербайджана опереться в новой, посткрымской ситуации на более доверительные отношения с соседними государствами, стала активная дипломатия тамошнего руководства. Причём на самом высоком политическом уровне и не ограниченная лишь турецким направлением. 

Через считанные дни после рабочего контакта с турецким премьером в Баку президент Азербайджана отправился с визитом в Иран. Отношения соседей по Каспию к нынешнему этапу не обрели той устойчивости, которая бы позволяла надеяться на скорое преодоление двусторонней напряжённости. Последние годы азербайджано-иранских отношений вместили целый ряд недружественных шагов Баку и Тегерана друг к другу. Это и пограничные инциденты, и блокирование автотранспорта по «техническим причинам” на участках Билясуварского и Джульфинского таможенно-пропускных пунктов. А также одна из наиболее болезненных тем в их отношениях – прямые и косвенные обвинения азербайджанской стороны в адрес иранского руководства в содействии проникновению на территорию прикаспийской республики «религиозного экстремизма». Также сохраняет свою актуальность вопрос тесных связей Азербайджана с Израилем, вокруг чего в Иране формируется особый пласт негативного восприятия политики северного соседа. Здесь важно отметить, что через считанные дни после визита Ильхама Алиева в Тегеран и состоявшегося вслед за этим визита министра обороны Азербайджана в Иран, Баку посетил глава МИД Израиля Авигдор Либерман (29 апреля – 2 мая).

С ростом санкционного давления Запада на Иран по нарастающей ухудшались и отношения Баку с Тегераном. Стороны периодически обменивались взаимными обвинениями в развёртывании разведывательной активности на территории друг друга. Дело дошло до обнародования азербайджанцами информации о деятельности неких иранских групп, вплоть до подготовки к осуществлению ими террористических актов на территории прикаспийской республики. В свою очередь иранцы продолжают педалировать тему самого тесного сотрудничества между Баку и Тель-Авивом в том, что касается слежения средствами электронной и иной разведки с азербайджанского направления на Иран. Несколько попыток перевести ирано-азербайджанские отношения в русло прагматичного сотрудничества не увенчались особыми успехами. Последний визит Ильхама Алиева в Тегеран следует рассматривать именно в ключе очередного шага к стабилизации двусторонних отношений, нахождения в них рационального зерна взаимодействия вокруг проектов, представляющих взаимный интерес.

На текущем этапе неустойчивости баланса сил в Черноморско-Кавказском регионе Баку решил продвинуть отношения с Тегераном. Как можно понять, без участия в этом региональном проекте Турции не обошлось. Выдвинута одна из версий цели визита Ильхама Алиева в Тегеран, где он был принят на самом высоком политическом уровне Исламской республики. Обострение отношений России с ЕС движется к некой точке, за которой проглядывается качественный рост заинтересованности Запада в разработке энергоресурсной базы Каспийского бассейна. К делу снабжения европейского рынка «альтернативным» природным газом может быть подключён Иран. Безусловно, это далёкая перспектива, но в экспертных кругах и политических кулуарах Старого Света стали всё чаще задумываться над реализацией данной «альтернативы». Иран пока испытывает дефицит в поставках на внешние рынки излишков «голубого топлива». Между тем, в стране строятся планы в течение ближайших трёх лет увеличить мощности по производству природного газа до 1 млрд. кубометров в день. Это позволит нарастить экспортный потенциал Ирана в газовой отрасли. В перспективе иранская газотранспортная сеть может быть интегрирована в связку Турция – Азербайджан. Линия поставок газа в Европу «Азербайджан – Иран – Турция» выглядит крайне неудобной для Европы в виду завышенных внешнеполитических амбиций Турции на Ближнем Востоке, а также из-за сомнений в необратимости процесса оздоровления отношений Ирана с Западом. Но России пытаются указать «на место», взяв за ориентир снижение энергетической зависимости от евразийской державы до минимально приемлемого уровня. 

Что может быть заложено в фундамент будущего и пока лишь сугубо гипотетического трёхстороннего сотрудничества Баку, Тегерана и Анкары в проекте поставок «альтернативного» газа в Европу? Предположительно, такой основой станет продолжающееся участие иранской компании «Naftiran Intertrade» (NICO) в освоении азербайджанского месторождения «Шах – Дениз». NICO обладает 10-процентной долей в разработке месторождения. Известно, что ранее британцы и французы просили американских партнёров не ставить под вопрос участие иранской компании в разработке «Шах-Дениз». До этого подобный запрос на адрес двух указанных европейских столиц поступил из Баку. В далёком январе 2012 года «Wall Street Journal» сообщал о проведении между ЕС и США консультаций для того, чтобы санкции, применяемые в отношении иранских компаний, не распространялись на проект «Шах-Дениз». 

Сохранение иранского участия в проекте, помимо прочего, исходит из интересов национальной безопасности Азербайджана. В этом можно было убедиться из заявлений официальных лиц Госнефтекомпании (ГНКАР) республики. На официальном уровне Баку не намерен выставлять свою настороженность в связи с политикой Запада по изоляции Ирана. Но представители государственного нефтяного бизнеса Азербайджана – вполне подходящий канал публичного донесения реальных интересов прикаспийской республики до европейских и американских адресатов. В феврале 2013 года вице-президент ГНКАР Эльшад Насиров отметил, что первоначальной реакцией Запада на участие иранской стороны в проекте «Шах-Дениз» было «давайте от них просто избавимся». Но, из слов Насирова, Баку стал отстаивать иную точку зрения, заключающуюся в том, что «избавление» от иранцев не представляется целесообразным. Ключевой аргумент азербайджанцев при этом – безопасности Каспийского региона будет нанесён ущерб. Ракеты Ирана не будут угрожать экспортно ориентированной энергетической инфраструктуре Азербайджана до тех пор, пока в числе концессионеров «Шах-Дениза» оперирует иранская компания NICO. Такую формулу защищённости проекта от военного «форс-мажора» с иранского направления выводят в Баку.

Реализация проекта поставок азербайджанского и иранского газа через турецкую территорию в Европу может придать решающий стимул урегулированию продолжающегося спора между Анкарой и Тегераном по цене на газ. Спор находится в предсудебной стадии разбирательства. Иран и Турция пока не довели дело до арбитражных слушаний в Вене. Представители двух стран лишь обмениваются мнениями на предмет возможного разрешения спора без обращения в третейские инстанции. Общая схема компромисса в целом ясна. Иран получает на внутреннем рынке Турции долю, примерно равную объёму российского экспорта природного газа турецким потребителям. Взамен на внушительный рост объёма поставок с нынешних 10 млрд. кубометров газа (в 2013 году «Газпром» вывел на турецкий рынок 26,7 млрд. куб м) иранская сторона снижает цену на энергоресурс также до уровня, сопоставимого со стоимостью российского топлива (с $490 до $425 за тыс. куб. м). Частью возможной схемы ирано-турецкого компромисса вполне может стать бонус для Тегерана в виде поставок потенциальных излишков «голубого топлива» далее на Запад. 

Очевидно, что в видимой перспективе схема урегулирования ирано-турецкого спора на основе «большого скачка» в объёмах иранских поставок соседу далека от практического воплощения. Помимо элементарной необходимости вывода иранской газовой отрасли на крупные объёмы выработки углеводорода, предстоит решение многих технических вопросов. Например, связанных с подключением иранского газа к находящейся в проектной разработке газопроводной системе в виде Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического трубопроводов (TAP). А пока нет ясности в главном вопросе – сможет ли Иран в сжатые сроки увеличить добычу газа до уровня обладания серьёзными экспортными излишками – попытки Турции и Азербайджана при участии европейцев привлечь новые источники для газоснабжения Старого Света являются не более чем упражнениями в региональной геоэкономике. 

Тема обходных территорию России маршрутов поставок газа из Каспийского бассейна в Европу не уступала по своей популярности в публикациях СМИ, посвящённых визиту Эрдогана в Баку. В акцентировании данной темы особенно усердствовали европейские СМИ. Последние неизменно упоминали факт достигнутых в ходе визита Эрдогана договорённостей ускорить реализацию проекта TANAP. В Баку стороны условились начать строительные работы на маршруте трубопровода до конца текущего года. Окончательные сроки сдачи газопровода в эксплуатацию также несколько сдвинуты вперёд. Если ранее указывалось, что первый газ со второй фазы месторождения «Шах – Дениз» поступит в TANAP до конца 2019 года, то теперь называется 2018 год. Продолжением TANAP должен стать TAP, который обеспечит доставку азербайджанского газа в Европу к рубежу 2019-2020 годов. Планируемый объём поставок газа с азербайджанского шельфа на Каспии в Европу по TAP − 10 млрд. кубометров. 

До событий на Украине серьёзные европейские издания указывали на незначительность этого объёма для нужд энергообеспечения стран ЕС. К примеру, в январе 2014 года британская «Financial Times», отметив внушительный объём инвестиций в проект «Шах – Дениз 2» (около $45 млрд.), пришла к выводу о покрытии азербайджанским газом лишь 2% нынешних европейских потребностей в этом энергоресурсе (1). Ко времени предполагаемой сдачи в эксплуатацию TANAP и TAP разрыв между общеевропейским спросом на «голубое топливо» и реальными возможностями Азербайджана составить конкуренцию российскому трубопроводному газу только усилится.

Визит Эрдогана в Баку пришёлся на фазу нарастающей неопределённости в вопросе поставок российского газа в Европу через территорию Украины. Анкара и Баку пытаются найти выгоды из создавшейся ситуации, прежде всего, путём обращения Западом более приоритетного и более инвестиционно затратного внимания к реализации проекта «Шах – Дениз 2». А также обыгрывая тему возможного в будущем подключения иранских энергоресурсов к поставкам в западном направлении. 

У Турции есть и свои собственные интересы в игре на провоцирование азербайджанских амбиций в сюжете о «серьёзной альтернативе» российским поставкам газа в Европу. По итогам визита турецкого премьера практически не упоминалась тема инвестиций ГНКАР в строительство в Измире нефтеперерабатывающего комплекса. Между тем, у правительства Эрдогана прослеживается чёткая линия на увязывание вопроса обеспечения доступа азербайджанского газа в Европу через турецкую территорию с крупными инвестициями ГНКАР в строящийся НПЗ в частности и в энергетическую отрасль Турции в целом. На это указывает ряд публикаций в турецкой прессе. К примеру, на ресурсе «World Bulletin» был размещён материал (2), в котором отмечалось, что азербайджанские инвестиции в энергетический сектор Турции к 2018 году (предполагаемое время запуска TANAP) составят около $15 млрд. В то время как собственные инвестиции турецкой стороны (местных государственных и частных компаний) не превысят $3 млрд. 

По оценкам российских экспертов, ЕС настойчиво и целенаправленно превращает прикаспийские государства в конкурентов России в области поставок энергоресурсов, инициирует создание обходных российскую территорию трубопроводных систем. Сегодня на Каспии в сфере разведки, добычи, транзита углеводородов, обслуживания нефтегазовых маршрутов действуют более сотни американских и британских, турецких, французских, немецких, других европейских и азиатских компаний. И с этим России приходится считаться (3).

При всей виртуальности составляемых в США и ЕС планов энергетического переключения с России на «альтернативные» источники нефтегазоснабжения не вызывает сомнений один факт. Сразу несколько государств в Восточной Европе, в Черноморско-Кавказском регионе находятся в поиске путей восстановления баланса сил и интересов на пространстве европейской политики соседства. К этой задаче на кавказском направлении подключена хороша знакомая связка в лице Турции, Грузии и Азербайджана. Если американцам и европейцам удастся расширить содержательность планов восстановления баланса сил до размеров подключения Ирана к «альтернативным» проектам, на южных рубежах России может возникнуть более слаженная дуга ограничения её геополитических интересов. 

(1) Azerbaijan gas pipeline aims to carve out a niche across Europe // Financial Times, January 1, 2014.
(2) Turkish PM visits energy partner Azerbaijan // World Bulletin, April 4, 2014.
(3) Станислав Чернявский, К ситуации на Каспии, http://www.mgimo.ru/, 14.04.2014.
 
Специально для kavkazoved.info

Азербайджан Грузия Иран Россия Турция энергетика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
21.05.2020

Интервью Александра КРЫЛОВА


01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2020 | НОК | info@kavkazoved.info