На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

СКИФЫ И КИММЕРИЙЦЫ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Залина ДЖИОЕВА | 19.07.2014 | 14:25

Одной из самых актуальных и дискутируемых тем в современной скифологии является проблема этнической принадлежности киммерийцев и их взаимосвязь со скифами.

Интерес к киммерийцам, вызванный их мощными набегами на государства Западной Азии, был велик уже в древности. Вполне естественно, что в новое и новейшее время перед учеными встал вопрос о том, какие же памятники материальной культуры следует относить к киммерийским. 

В античной традиции киммерийцы предстают как прежние обитатели тех земель, которые известны античному миру как Скифия. Именно в таком контексте киммерийцы фигурируют, в частности, в повествовании Геродота. (I, 103—106; IV, 11—13). 

Древнегреческие авторы и, прежде всего, Геродот указывают на Северное Причерноморье как первоначальную территорию обитания киммерийцев. Оттуда в Малую Азию они были вытеснены скифами. Итак, согласно античным источникам киммерийцы в северопричерноморских степях являлись непосредственными предшественниками скифских племен (Латышев, 1992. С. 148).

Эти свидетельства легли в основу этнической атрибуции памятников Северного Причерноморья, датируемых первыми веками I тысячелетия до н. э. Памятники рассматриваемого времени объединены исследователями в две группы: черногоровскую и новочеркасскую. 

Разброс мнений по поводу точной датировки этих двух групп, территориального распространения и этнической принадлежности племен, их оставивших, и их взаимосвязи друг с другом весьма велик. Так, согласно получившей широкое признание концепции А. И. Тереножкина, черногоровские и новочеркасские памятники отражают факт существования киммерийской культуры с IX до середины VII в. до н. э.(Тереножкин, 1976 С. 222). Истоки скифской культуры А.И. Тереножкин ищет в восточной части евразийского степного пояса, преимущественно в Центральной Азии. Этого же мнения придерживается и В.Ю.Мурзин ( Мурзин. 1984.С. 66 сл).

По другой версии черногоровская группа, может быть связана с историческими киммерийцами. Новочеркасские же памятники были оставлены скифами в период с конца VIII в. до н. э. — по начало последней четверти VII в. до н. э. (Лесков, 1984.С. 147—152). Существует гипотеза о синхронном существовании черногоровского и новочеркасского культурных комплексов в пределах VII в. до н. э., и принадлежности первого из них скифам, а второго — киммерийцам ( Членова, 1984. с.41).

Наконец есть гипотеза, в которой подвергается сомнению киммерийская принадлежность как черногоровских, так и новочеркасских памятников, и, следовательно, сама возможность использовать сам факт их существования для подтверждения длительного обитания киммерийцев в Северном Причерноморье. Киммерийцы не связаны ни с черногоровскими, ни с новочеркасскими памятниками и найти памятники, относящиеся к киммерийцам, пока невозможно (Алексеев, Качалова, Тохтасьев 1993 г. С. 51—91). Эта гипотеза нашла отражение в исследовании «Киммерийцы: этнокультурная принадлежность».

Существует очень распространенное мнение, согласно которому и скифы и киммерийцы соответствуют единой археологической скифской культуре. Киммерийцы представляют раннескифский этап. Это были близкие этнически, но разные политически объединения. Скифы инкорпорировали в свой состав оставшихся в Причерноморье киммерийцев. (Иессен, 1953.С.49-110; Иессен, 1954. С. 112-131).

Кроме того, по мнению ряда ученых, Геродот преувеличил роль скифов в истории Древнего Востока и их военную мощь, в то время как роль киммерийцев свел к минимуму.

Главная же проблема этнической идентификации киммерийцев заключается в том, были ли киммерийцы самостоятельной этно-политической единицей или же это некая социальная категория внутри скифского общества.

Следует отметить, что древневосточные источники не говорят ни слова о том, откуда киммерийцы пришли в регион Передней Азии. Иными словами, ответа на вопрос: в самом ли деле названный народ является древнейшим на территории Северного Причерноморья, древневосточные письменные источники не дают.

Первое надежно датированное упоминание киммерийцев в ассирийских источниках относится к 714 г. до н.э. и связано с разгромом урартского царя Русы 1 (АВИИУ № 50; САТ,1 – 4). В письме Ашшуррисуа ассирийскому царю Саргону II предоставляется информация относительно расположения страны Гамир (АВИИ, №50, 11; CAT 4). 

В письмах царевича Синахериба Саргону II сообщается о том, что царь Урарту выступил против страны Гамир, войско его было подвергнуто разгрому, а он сам и начальники округов отброшены назад. (АВИИУ, № 50, 8; САТ, 1 – 3). 

Судить о месторасположении страны киммерийцев на основании вышеупомянутых сообщений можно лишь по косвенным данным. 

Существует точка зрения, согласно которой страна киммерийцев располагалась в Каппадокии. Г.А. Меликишвили указывает на тот факт, что древние армяне называли Каппадокию Гамирк. (Меликишвили, 1959, С. 222). 

Высказывалась точка зрения, что страна Гамир, с которой воевали урарты, это те же северопричерноморские степи, которые приписывает киммерийцам более поздняя античная традиция

Как неоднократно отмечалось, единственное указание на местоположение страны Гамир содержится в донесении Ашшурицуа, начальник области Куме, Саргону II, где сказано, что между Урарту и Гамир лежит область Гурианиа: « …Гуриания – область между Урарту и Гамирра. Она дань Урарту дает» (САТ, 4). А.И. Иванчик отождествляет область Гуриания аккадских текстов с Гуриани, подчиненной, согласно цовинарской, надписи Русой I (Иванчик, 1996. С. 178). Страну Гуриания ряд исследователей отождествляют с упоминаемой в летописи урартского царя Сардури II страной Куриани (УКН, 155, F, 6), которая находилась близ Чалдырского озера, возможно в верховьях Куры, с названием которой ее наименование обнаруживает близость.

Известно, что в анналах самого Русы I единожды - в надписи, высеченной на скале на южном побережье озера Севан, недалеко от селения Цовинар (Келагран ) - упомянута область Гуриани (Гуриа). 

«По господнему могуществу бога Халди Руса, сын Сардури, говорит: Я эти страны одним походом захватил. Поработил: четырех царей стран Адаху, Уелику, Луеру, Аркукив – с этой стороны озера, (а также) 19 стран: Гуркумели, Шанатуа, Териуиша, Ришуа, …зуа, Ариа, Зама, Иркима, Эла, Эриелтуа, Аидаманив, Гуриа, Алзира, Пируа, Шила, Уидуа, Атеза, Эриа, Азамерун – с той стороны озера в горах высоких; всего 23 царя за один год (?) всех (?) я захватил, мужчин и женщин угнал я в страну Биаинили...» (УКН, 266).

Надпись эта сообщает о победе Русы над 23 странами, четыре из которых достаточно убедительно локализуются на западном побережье Севана. Что касается остальных 19 стран и Гуриаини в том числе, располагающихся, согласно надписи," с той стороны озера в горах высоких ", то их локализация целиком зависит от понимания оборота " с той стороны озера " и соответственно достаточно произвольна.

А.И.Иванчик в своём анализе опирается прежде всего на локализацию упоминаемой в анналах Сардури II, страны Куриани, многими исследователями отождествляемой с Гуриаини Цовинарской надписи. Местоположение Куриани определяется указанием на её соседство с хорошо локализуемой страной Эриахи. А.И. Иванчик приходит к выводу, что Куриани могла находиться только к северу от неё и заключает, что Гурианиа ассирийского текста следует помещать к востоку и северо-востоку от озера Чалдыр и к северу и северо-западу от озера Севан. Страна же Гамир как "граничащая со страной Куриани " оказывается помещённой таким образом в южной части Центрального Закавказья. (Иванчик , 1996, С. 30.). 

В любом случае, по мнению А.И. Иванчика, локализация столкновения киммерийцев и урартов в 714г. до н.э. к северу от Урарту остается непоколебимой. К северной локализации области Гуриания склоняется и Дж. Ланфранки, крупный знаток новоассирийских текстов, в том числе и связанных с киммерийцами, который ранее локализовал эту область в районе оз. Урмия ( Lanfranchi. 1990. P. 26).

Относительно локализации страны Гамир также существует интересная точка зрения, согласно которой на основании анализа древнегреческих источников и факта разрушения ряда колхидских поселений в конце VIII – начале VII вв. до н.э., было поставлено под сомнение происхождение киммерийцев из региона Северного Причерноморья. Авторы этой гипотезы размещают киммерийцев либо в Колхиде, либо в районе современного Гори (Алексеев, Качалова, Тохтасьев, 1993 С.31, 49-50, 75-76.). Любопытно, что по-осетински Гори звучит как Гур. 

 

Как уже отмечалось, вопрос об этнической принадлежности киммерийцев и о роли скифов и киммерийцев в истории Древнего Востока является дискуссионным. Большинство исследователей придерживается версии ираноязычности киммерийцев.

Время Синахериба, вступившего на престол в 705 г. до н.э. после смерти своего отца Саргона II, не дает никаких упоминаний о киммерийцах-гимирри. 

Лишь к эпохе Асархаддона относятся новые сведения о киммерийцах. Их присутствие в это время фиксируется в двух регионах: Анатолии и Иране (Иванчик, 1996, С. 60 – 99).

К 679/78 гг. до н.э. относится упоминание о киммерийцах, которые во главе с Теушпой напали на Ассирию и были разбиты Асархаддоном: "И Теушпу, киммерийца, Умман-Манда, место которого отдалено, в стране Хубушна со всем его войском я разбил оружием" ( САТ, 20). 

Значительную часть информации об истории киммерийцев в эпоху Асархаддона мы находим в запросах к оракулу бога Шамаша. Эта группа источников представляет стандартные тексты, которые являются запросами к Шамашу, сделанными гaдaтелями по печени жертвенных животных, и касаются разнообразных сторон политической жизни Ассирии. Вся серия документов датируется, по-видимому, 676-657 гг. до н.э.( Дьяконов 1956. С.259).

Среди запросов к оракулу Шамаша, упоминающих киммерийцев, выделяется несколько групп, объединенных общей тематикой. В этих текстах называются также скифы, причем в подавляющем большинстве случаев при описании тех же событий, что и киммерийцы. Все данные о столкновениях, в которых скифы и киммерийцы участвуют вместе, относятся не к району Малой Азии, где присутствие киммерийцев зафиксировано анналами Асархаддона и позже Ашшурбанипала, а к территории Манны и Мидии, расположенным к востоку от Ассирии. На основании этого высказывалось предположение о тождестве скифов и киммерийцев ( Diakonoff, 1981. p. 118 -119).

Для нас особый интерес представляют тексты, которые сообщают о пребывании киммерийцев и скифов в районах, расположенных к востоку от Ассирии, в районе Манны и Мидии. Скифы впервые упоминаются в анналах Acархаддонa в связи с маннейской кампанией ассирийцев. Скифы во главе с Ишпакаем выступают в это время в союзе с Манной против Ассирии: Это событие датируется по-разному. Большинство исследователей относят разгром скифов Ишпакая к 675/74 гг. до н.э . и считает, что "анналы" Асархаддона и письмо Белушезиба, известного астролога и советника Асархаддона, сообщают об одних и тех же событиях (САТ 14). В своем письме Белушезиб дает Асархаддону ряд практических советов, связанных с организацией вторжения ассирийских войск в Манну. Здесь упоминаются киммерийцы в качестве возможных союзников маннеев, которые, однако, обещали ассирийцам соблюдать нейтралитет и не вмешиваться в боевые действия. 

Здесь перед нами встает проблема взаимоотношения этнонимов скифов и киммерийцев в аккадских текстах.

В античной литературе киммерийцы впервые упоминаются в начале XI песни Одиссеи. «Закатилось солнце, и покрылись тьмою все пути, а судно наше достигло пределов глубокого Океана. Там народ и город людей киммерийских…» 

В схолиях к этому отрывку имеются попытки толкования их названия.

В античное время предпринимались попытки исправить форму этнонима, согласно принимаемому толкованию. Самой ранней была попытка исправить Κιμμερίων на Κερβεριων: «… Аристарх пишет «кербереев». Киммерийцы — народ, живущий вокруг океана; некоторые же пишут χειμερίων (т. е. зимних), а иные «кербериев», как например, Кратес. Иные же говорят, что под киммерийцами разумеются живущие на западе и соседние с местностями близ Аида; или с мертвыми, от выражения ε’ντοΐςηρίοιςκεΐσθαι (лежать в гробницах). Некоторые разумеют мертвых, от выражения ε’νε’ραֽ κεΐσθαι [лежать в земле]. Эти киммерийцы, или скифы-кочевники, придя из западных областей океана, разграбили храм Аполлона в Дельфах. Вследствие этого поэт поносит их, как живущих во мраке» (Латышев, 1992. С. 33).

Как видим, из данных комментариев, киммерийцы и скифы, во-первых, отождествляются, а во-вторых, некоторые греческие авторы вместо киммерийцев пишут кербереев, что, конечно же соотносится с цербером (κερβερος ) греческой мифологии. Широко известно, что в мифологии многих народов, в том числе и у иранцев, собака являлась символом потустороннего мира.

По сообщению Страбона (I, 3, 21): «… треры и Коб, в конце концов, говорят, были изгнаны киммерийским (Κιμμερίων) царем Мадием ...»(… τοὺςδὲΤρῆρας καὶΚῶβον ὑπὸΜάδυοςτὸτελευταῖον ἐξελαθῆναί φασιτοῦτῶνΚιμμερίων βασιλέως…)( Латышев, 1992. С. 242 –243).

Как отмечают исследователи, все рукописи в этом месте дают прочтение Κιμμερίων, однако это слово обычно исправляют на Σκυθῶν, полагая, что текст испорчен, объясняя это тем, что сам Страбон чуть выше называл Мадия скифским царем (Иванчик, 1996. С.133). Тем не менее, рискнем предположить, что текст не был искажен и, по всей вероятности, Страбон не видел кардинальных различий между скифами и киммерийцами.

Для разрешения этих противоречий следует обратиться к материалам топонимики Осетии и Южного Кавказа в целом, а также к данным осетинской мифологии и этнографии. 

В армянском языке — топонимы Кумайри (нынче Гюмри — город в Армении), Куммаха-Камах (город в исторической Западной Армении), Гамирк (армянское название Каппадокии) — ведут свое происхождение от названия «киммерийцы» (Меликишвили, 1959, С. 229).

В осетинском языке топонимы Джимара (Цагаева , 2010. С. 193;55), Дзимыр, Дзамур (Жамур), Кемерт (Цховребова, 1979.С. 30, 80) также восходят к историческим киммерийцам. Более того, в осетинской ономастике встречаются мужские имена Джиммер, Дзимыр, Гамер, Гамари (Гаглоева, 2007. С. 321, 329, 331). 

Весьма показательно, что жители трусовского ущелья называли осетин, живших за перевалом как кудайраг, так и дзимыр, т.е. кудайраг и дзимыр выступают в качестве синонимов (Волкова, 1973 С. 117-118.), что, вероятно, служит свидетельством того, что киммерийцы и скифы этнически не различались.

Как убедительно показал Ю.А. Дзиццойты, основу этногенеза осетин-кударцев заложили скифы – šκyda/ sκyda- и назвали свою страну скифской землей Skudara – Kwydar ( Дзиццойты, 2009. С. 221).

В нартовском эпосе осетин гумиры (гамеритæ, гуымиртæ) были великанами и жили в Осетии ранее нартов. В грузинском языке гмири – богатырь, исполин, герой. В осетинском gumir – связывают с библейским Гомер (Абаев, 1958. С. 529).

В античных и армянских источниках говорится о стране Гогарена (Гугарк). Согласно Моисею Хоренскому и «Армянской Географии» (Хоренский, 1856, С. 294), в состав Гогарены входили провинции Трехк (Триалети), Джавахети, и др…. Ю.С. Гаглойти соотносит с Гуджарет Гогареной (Гугарк), название ущелья в Грузии (Гаглойты, 2007.С. 127.). 

Что касается значения этого топонима, то интересно будет обратиться к скифо-осетинской ономастике. Как известно, одного из эгрисских царей звали Куджи. Этот Куджи и основал столицу Эгрисского царства Цихе Годжи (крепость Годжи) в III в. до н.э. Куджи- Кудзи как убедительно показал Ю.С. Гаглойты - имя бесспорно скифо-аланского (осетинского) происхождения. 

В.И. Абаев отмечает, что в III – II вв. до н.э. в скифском языке происходил переход глухих согласных в звонкие, но в отдельных диалектах он мог иметь место значительно раньше или позже (Абаев, 1949. С. 211).

Возможно Куджи–Гуджа – Годжи – лежит в основе топонимов Гуджарет (ущелье в боржомском районе Грузии), Гуджабар (населенный пункт, расположенный на южной окраине г. Цхинвал), Гуджаби (местность на территории исторической Гогарены, где находится знаменитый гуджабский храм).

Имя Куджи до самого последнего времени бытовало в ономастике Осетии и встречается преимущественно у южных осетин, и Кыдзаег является исходным. В основе этого имени лежит осетинское (скифское) слово куыдз – собака (Абаев, 1949. С.171).

Этнографические данные свидетельствуют о том, что подобные уничижительные имена давались с магическими целями. Но в данном случае, как нам представляется, возможно, и иное толкование: имя Куджи в древности указывало на принадлежность к воинскому сословию. Как известно, мужские союзы и связанные с ними ритуалы и мифы хорошо изучены для германской, индоиранской, греческой, латинской и кельтской, а также балто-славянской традиций (Иванчик, 1988. - С.38-48). Огромную роль играл в мужских союзах образ пса-волка (Иванов, 1975. С. 399 – 408; Иванов, Гамкрелидзе, 1984. С. 492-496).

В осетинском нартском эпосе ясно прослеживаются следы представлений о воинах как волках-псах. Так прародителем рода Ахсартагата, который воплощает воинскую функцию, является Уархаг, имя которого было истолковано как древнее название волка (Абаев 1949, С. 187; 1965.С. 87). 

Нарт Сослан получил неуязвимость после того, как был закален в волчьем молоке (Миллер, 1881. С. 147). В нартском эпосе и верованиях осетин Уастырджи иногда представал в виде волка (Кочиев, 1987.С. 61).

В культах и мифологии индоевропейцев покровителем мужских союзов является бог-громовержец, изображающийся волком. С распространением христианства этот бог у индоевропейских народов стал ассоциироваться со св. Георгием. В осетинских верованиях образ Уастырджи особенно ясно сохранил облик покровителя мужчин-воинов и мужского союза (Абаев, 1990. С. 123 – 125).

Тесно связан с мужскими союзами и воинскими культами и другой осетинский бог-покровитель волков Тутыр (Чибиров, 1976. С. 96 сл; Чочиев, 1985. С. 58-68; Кочиев, 1987. С. 64-65,Кочиев, 1987 С. 65). Можно констатировать, что проявления связи Тутыра и Уастырджи, с военной сферой в нартском эпосе и осетинских обычаях весьма многочисленны.

Согласно данным Дз. Г. Тменовой, одиннадцать осетинских фамилий связывают свое происхождение с собакой и одна с волком: Куыдзойтае, Куыдзиатае, Куыдзетае, Куыдзаегатае, Куыдзатае, Саукуйтае, Гаевдынтае, Къаевдынтае, Габысатае, Къаебыстае, Куцуктае, Бираегътае (Тменова, 2009. С. 21 - 31).

Исходя из вышеизложенного, топоним Гуджарет вполне возможно перевести как поселение, страна отважных воинов – псов. Этимология Гудж- Кудж вполне прозрачна –от скифо- осетинского куыдз (пес). Суффикс –ar, как отмечает Ю.А. Дзиццойты, встречается в составе целого ряда осетинских топонимов и антропонимов ( Дзиццойты, 2009. С. 201-208).

Что касается топонима Гуджабар, то первая часть сложносоставного слова ясна – куыдз – пес, вторая же, возможно, восходит к bar – ездить верхом, конная военная партия (Абаев, 1957, С. 233). Можно предположить, что Гуджабар означает «конная военная партия воинов - псов». Учитывая то, что киммерийцы - скифы были великолепными конными воинами, данная интерпретация представляется вполне логичной.

Таким образом, высказанное И.М. Дьяконовым предположение о том, что изначально термин киммерийцы не являлся этнонимом, а обозначал «подвижный конный отряд ираноязычного кочевого населения евразийских степей, выступая в качестве не этнического, а своего рода социокультурного термина» (Дьяконов 1981, С. 97- 98), является наиболее обоснованным. 

В заключении нам хотелось бы сформулировать выводы, которые подсказываются изложенным выше материалом.

На территории Южного Кавказа и Передней Азии по меньшей мере в VIII в. до н.э. находилось несколько скифских центра, что подтверждается как данными письменной традиции, этнографии, мифологии и топонимики Южного Кавказа, так и археологическими свидетельствами (Погребова, Есаян, 1985. С.19 – 40). Это и Сакасена и царство Ишкуза, которое локализуют на территории древней Манны, где находились наиболее яркие археологические комплексы – Зивие и Хасанлу (Sulimirski , 1978. P.21; Ghirshman, 1979. P. 36) и Гогарена, которую можно соотнести с Гуджарет – страной отважных воинов-псов.

Что касается области Гамир, то ее можно расположить на территории современной Южной Осетии. Вполне вероятно, что эта территория именовалась в древности и страной скифов и страной киммерийцев, ведь куыдар (скифы) и дзимыр (киммерийцы), как мы уже отмечали, считались синонимами.

Киммерийцы не являлись самостоятельной этнополитической единицей, скорее всего, они были элитными конными подразделениями скифской армии, определенной социокультурной категорией. Возможно, это были объединения воинов типа осетинских балов и являлись пережитком индоевропейских мужских союзов. Подобные союзы были и в дорийских городах-государствах, например, спартанские сисситии или фидитии. (Андреев, 2004 С. 184 – 214).

Именно поэтому и древние греки и сами скифо-сакские племена именовали эти отряды «воинами – псами». Это нашло отражение и в нартском эпосе осетин, где гумиры – это неотесанные великаны - громилы.

 
Источники:
 
АВИИУ – Дьяконов И. М. Ассиро-вавилонские источники по истории 
Урарту. – ВДИ, 1951. №№2, 3. 4.
Геродот. История. / Пер. и прим. Г. А. Стратановского. Л., 1972. 
Нартæ. Иронадæмыгероикон эпос. , 2 чиныг. М., 1989.
Страбон География / пер. с др.-греч. Г. А. Стратановского, М., 1994.
САТ – Свод Аккадских Текстов //Иванчик А.И.Киммерийцы. М., 1996.
УКН – Г. А. Меликишвили . Урартские Клинописные Надписи. М., 1960.
Иосиф Флавий. Иудейские древности. Перевод Г. Г. Генкеля. Т. 1. СПб, 1990.
 
Литература:
 
1. Абаев В. И. Осетинский язык и фольклор. М., 1949.
2. Абаев В. И. Скифо-европейские изоглоссы. М., 1965. 
3. Абаев В. И. Историко – этимологический словарь осетинского языка. т. I. М., 1957.
4. Абаев В. И. Как апостол Петр стал Нептуном // Избранные труды . Владикавказ, 1990.
5. Алексеев А.Ю., Качалова Н.К., Тохтасьев С.Р. Киммерийцы: Этнокультурная принадлежность. СПб., 1993 г. 
6. Андреев. Ю.В. Мужские союзы в дорийских городах-государствах (Спарта и Крит). СПб., 2004.
7. Волкова Н. В., Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. 1973. Наталья георгиевна
8. Гаглоева З.Д.Осетинские фамилии и личные имена. Цхинвал, 2007 .
9. Гаглойты Ю. С. Алано-Георгика. Владикавказ, 2007.
10. Дзиццойты Ю.А. Кавказская Скифия// ИЮОНИИ. 2009. №XXXVIII/
11. Дьяконов И.М. История Мидии. М-Л, 1956. 
12. Дьяконов И.М. К методике исследований по этнической истории («Киммерийцы») // Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности М., 1981.
13. Ельницкий Л.А. лев андреевичКиммерийцы и киммерийская культура// ВДИ, 1949.
14. ЕсаянС.А.степаналександрович, Погребова М.Н., Скифские памятники Закавказья. М., 1985.
15. Иванов В. В. Реконструкция индоевропейских слов и текстов, отражающих культ волка / Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1975. N 5.
16. Иванов В. В.,вяч. Вс. Гамкрелидзе Т. В.тамазвалерьянович Индоевропейский язык и индоевропейцы. Т. 1-2. Тбилиси, 1984. 
17. Иванчик А.И. Воины-псы. Мужские союзы и скифские вторжения в Переднюю Азию// СЭ . 1988. № 5.
18. Иванчик А.И. Киммерийцы. М., 1996.
19. Иванчик А.И. Современное состояние киммерийской проблемы. Итоги дискуссии// ВДИ. 1999 №2 .
20. Иессен А.А. александралександрович. К вопросу о памятниках VIII-VII вв. до н.э. на юге Европейской части СССР // СА. XVIII. 1953. 
21. Иессен А.А. Некоторые памятники VIII-VII вв. до н.э. на Северном Кавказе // ВСАА. М., 1954. 
22. Кочиев К. К. Тутыр - владыка волков // ИЮОНИИ. 1987. Вып. XXXI.
23. Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Вып. 1 и 2. СПб., 1992. 
24. Латышев В.В. вас. Вас. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Вып. 3 и 4. СПб., 1993. 
25. Лесков А.М. О хронологическом соотношении памятников начала железного века на юге Европейской части СССР // Древности Евразии в скифо-сарматское время. –М.: Наука, 1984. 
26. Махортных С. В.Киммерийцы на Северном Кавказе. Киев. 1994. 
27. Махортных С. В Киммерийцы и древний Восток // ВДИ. 1998. № 2
28. Меликишвили Г.А. георгийалексанровичК Истории Древней Грузии. Тбилиси., 1959.
29. Меликишвили Г.А. Урартские клинописные надписи. М., 1960.
30. Моисей Хоренский. История Армении // Пер. и ком. Н.Эмина. М., 1856.
31. Миллер В. Осетинские этюды. Ч. 1. М., 1881.
32. Мурзин В.Ю. Скифская архаика Северного Причерноморья. Киев 1984
33. Тереножкин А.И. Киммерийцы. Киев, 1976 ..
34. Техов Б.В. Тайны древних погребений. Владикавказ. 2002.
35. Цагаева А.ДанастасияТопонимия Северной Осетии. Владикавказ, 2010
36. Цховребова З.Д. Топонимия Южной Осетии в письменных источниках. Тбилиси. 1979.
37. Членова Н.Л. Оленные камни как исторический источник. –Новосибирск: Наука, 1984.
38. Чибиров Л. А. Народный земледельческий календарь осетин. Цхинвали, 1976. С. 96 сл.; 
39. Чочиев А. Р. Очерки истории социальной культуры осетин. Цхинвали., 1985. 
40. Diakonoff I. The Cimmerians// ActaIranika. 1981. №21. p. 118 -119.
41. Ghirshman R. Tombeprinciere de Ziwie et debut de L Art animalier Scythe. Paris. 1979.
42. Lanfranchi G.B. I Cimmeri. Emergenzadelle elites militariiranichenelVicinoOriente (VIII-VII sec. A. C.).Padova, 1990. 
43. SulimirskiT. The Ziwie find and the background of its significance in the development of Scythian art//Bullutin Institute of archeology. London. 1978.
 
Список сокращений:
 
АВИИУ – Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту.
ВДИ – Вестник Древней Истории.
ВССА – Вопросы скифо-сарматской археологии. М., 1954.
ИЮОНИИ – Известия Юго-Осетинского НИИ.
СА– Советская Археология.
САТ – Свод Аккадских Текстов.
СЭ – Советская Этнография.
 
ДЖИОЕВА З.А. - к.и.н., с.н.с. отдела истории и этнографии ЮОНИИ

археология историография Кавказ киммерийцы Крым скифы



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

21.11.2017

Интервью главы Ассоциации политологов Армении Амаяка ОВАННИСЯНА.

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2018 | НОК | info@kavkazoved.info