На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ЕВРАЗИЙСКАЯ РЕАНИМАЦИЯ АРМЯНО-ТУРЕЦКОГО ПРОЦЕССА: ПРОГНОЗ – НЕБЛАГОПРИЯТНЫЙ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Михаил АГАДЖАНЯН | 03.10.2014 | 00:00

В пятую годовщину подписания в Цюрихе протоколов о нормализации армяно-турецких отношений процесс примирения двух соседних стран продолжает пребывать в откровенном тупике. Последним официальным событием в армяно-турецком досье так и осталось известное решение руководства Армении о приостановлении процедуры ратификации протоколов в Национальном собрании республики, озвученное в апреле 2010 года. Тогда президент Армении охарактеризовал «данный этап нормализации отношений с Турцией исчерпанным». 

Начиная с весны 2010-го армяно-турецкий процесс можно считать неактуальным ни для Еревана, ни для Анкары в том виде, как он был отражён в двух протоколах. В соответствии с ними, на первом этапе восстанавливались прерванные в 1993 году дипломатические отношения, после чего сухопутная граница между Арменией и Турцией деблокировалась со стороны последней. Восстанавливать дипотношения с Анкарой и открывать границу Ереван до сих пор считает необходимыми элементами нормализации, но, вместе с тем, отдавая себе отчёт в том, что за последние пять лет турецкие власти сделали всё, чтобы отойти от буквы и духа подписанных в Цюрихе документов. Причины «заднего хода» Турции давно известны. Они не нуждаются в развёрнутом представлении, ибо глубокого содержания попятных действий Анкары в отношениях с Ереваном просто не было. Турецкая сторона поддалась нажиму Азербайджана, который осенью 2009 года поставил вопрос ребром: или Анкара добьётся связывания вопросов урегулирования Карабахского конфликта и примирения с Ереваном в единый контекст, или она выйдет из процесса нормализации с противником Баку по этому конфликту. Турция выбрало второй путь, свидетелями которого мы являемся до сегодняшнего дня.

В экспертном сообществе считается, что после апреля 2010 года условный мяч в разыгранной на отрезке лето 2008 – осень 2009 годов политической «драмы» под названием «футбольная дипломатия» находится на турецкой стороне. С формальной точки зрения, исходя из достигнутых на переговорных этапах процесса договорённостей, это на самом деле так. Анкара взяла обязательство первой обеспечить парламентскую ратификацию протоколов, от чего в последствии отказалась. Но политический контекст несостоявшегося процесса армяно-турецкой нормализации не столь однозначен. Причём с обозначением внутриполитического фактора для армянского руководства. С приближением даты 100-летней годовщины Геноцида армян в Турции, к которой Армения подготовила государственную программу поднятия вопроса международного признания первого преступления против человечности 20 века на новый уровень, в республике всё настойчивее призывают власти отозвать свою подпись из-под Цюрихских протоколов. На целесообразности такого шага официального Еревана все последние годы настаивает прежде всего партия «Дашкакцутюн». Представленная в парламенте страны партия, имеющая разветвлённую сеть своих представительств в Армянской диаспоре, рассеянной по всему миру, в своё время покинула правящую коалицию из-за подписанных в Цюрихе протоколов. По версии «Дашнакцутюн», отсутствие с армянской стороны решительных шагов в «мёртвом» процессе нормализации отношений с Турцией играет на руку властям последней, особенно на отрезке остающихся до 24 апреля 2015 года шести месяцев. Только отзыв Ереваном своей подписи может сломить тенденцию обнаружившейся после осени 2009 года индифферентности международного сообщества к признанию факта Геноцида армян. Пять лет назад у многих западных держав и у США в особенности появился удобный аргумент по ненанесению вреда процессу армяно-турецкой нормализации, который якобы может иметь место в случае принятия зарубежными правительствами новых решений о признании Геноцида армян. Армения должна внести окончательную ясность отзывом своей подписи и тем самым перейти к решительным действиям по принуждению турецкой стороны к отказу от политики отрицания геноцида, отмечают в старейшей партии республики. 

С оценками дашнакцаканов солидарны и другие силы страны, стоящие на патриотических позициях отстаивания сугубо национальных интересов, а не предоставления внерегиональным державам возможности втянуть себя в их игры. Другой вопрос, насколько это осуществимо для нынешнего руководства Армении проявить самостоятельность и сделать первый шаг в официально полном сворачивании процесса, который де-факто находится в «летальном» состоянии. Удобные случаи для этого были у Еревана не раз. Последние события в турецко-азербайджанском диалоге на высшем уровне после избрания в Турции нового президента и назначения нового главы правительства, тональность заявлений первых лиц Турции только усилили ощущение безысходности армяно-турецкого процесса. Но у Еревана свои обязательства перед западными державами, под эгидой которых пять лет назад в Швейцарии состоялся старт мёртворождённого проекта. Это не означает, что армянское руководство не может предпринять меры без получения санкции спонсоров и вдохновителей процесса. Но односторонние шаги в этом направлении, без консультаций или хотя бы предварительного извещения, в Ереване видятся крайне невыгодными в текущей ситуации и без того заметно подпорченных отношений с западными столицами.

После 3 сентября 2013 года, когда власти Армении предпочли евразийскую интеграцию своему европейскому аналогу, к республике на Западе стали относиться как к «отщепенцу», покинувшему лоно евроатлантического мира. Для Запада год назад Армения ушла в «свободное евразийское плавание» со всеми вытекающими из этого последствиями для продолжения тесных политических и экономических связей. Раз так, то и свои интересы по целому кругу региональных проблем, в том числе и в отношении армяно-турецкой нормализации, Ереван пусть продвигает с опорой на связи стратегического партнёрства с Москвой, посчитали не все, но достаточно серьёзные евроатлантические круги. Таким образом, перед армянской стороной возникли достаточно неприятные дилеммы. С одной стороны, крепнет внутренний лагерь сторонников жёсткого курса в отношениях с отрицающей Геноцид армян Турцией, имеющих особое влияние в Армянской диаспоре, мнением которой Ереван пренебрегать не может. С другой – на кону сохранение отношений с Западом на минимально приемлемом уровне. Пока внешнеполитическое руководство Армении пытается поддерживать баланс интересов между установкой на не причинение дальнейшего ущерба своим отношениям с западными державами и курсом на продвижение инициатив по международному признанию Геноцида армян. Подобный настрой проявился, в частности, в опубликованной 6 сентября этого года французской «Le Figaro» статьи министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна. Глава армянского внешнеполитического ведомства, помимо прочего, попытался объяснить согласие Еревана, зафиксированное в Цюрихских протоколах, создать совместную с Анкарой подкомиссию по вопросам, относящимся к исторической плоскости. Со слов министра, это было сделано по соображениям установления атмосферы доверия между двумя соседями по наиболее острому вопросу в их отношениях. Но никак не в ущерб факту Геноцида армян.

Как можно понять, подобная аргументация не является для национально настроенных армянских кругов убедительной. Очевидно, что вопрос создания указанной подкомиссии Турция попросту выторговала для себя в переговорный период 2007-2009 годов, предшествовавшего 10 октября 2009 года. Но дело отнюдь не в этом двустороннем механизме оздоровления армяно-турецкого климата, который, по всей видимости, так никогда и не заработает. Представляется, что наиболее актуальным в предстоящие шесть месяцев, до 24 апреля 2015 года, когда весь цивилизованный мир будет чтить память жертв Геноцида армян и задумываться над реальными шагами по справедливому возмещению непоправимого ущерба армянству, будет вопрос возможной уступки Западом «юрисдикции» над процессом армяно-турецкой нормализации в пользу других, сопоставимых по своему влиянию сил. В данном случае, тем силам, с которыми Армения связала свой дальнейший геополитический выбор и которые имеют ровные отношения с Турцией. 

В 2009 году США решили дать свой ответ российскому усилению позиций в регионе после августа 2008 года. Об этом ни в одном из официальных документов госдепартамента и иных ведомств США внешнего профиля по понятным причинам не говорится. Но основная смысловая нагрузка американского проекта под названием «армяно-турецкая нормализация», его «сухой остаток» сводился именно к цели расшатывания регионального статус-кво после его очередной консервации по итогам военных действий в зоне югоосетинского конфликта. На рубеже 2009-2010 годов Россия заняла выжидательную позицию наблюдателя со стороны за усилиями американцев продвинуть их проект до логического конца. Москва и Вашингтон как бы поменялись местами. Наблюдением со стороны за внешнеполитическими инициативами партнёра-оппонента на предыдущих этапах отличались действия Вашингтона. После провала своего проекта, американцы оставили попытки расконсервации южнокавказского статус-кво, переместив своё внимание на более приоритетные для себя региональные направления. Упущенное же Вашингтоном время Москва смогла обернуть в свою пользу, с толком воспользовавшись несколькими годами «клинической смерти» проекта США по сближению Армении и Турции. Результаты активной позиции Москвы проявились не только в начале сентября 2013 года. Российская дипломатия на одном из наиболее критических для неё этапах отношений с Западом, когда практически всё внимание и ресурсы были сконцентрированы на украинском направлении, смогла подтвердить свои доминирующие позиции внешней силы, заинтересованной в мирном урегулировании Карабахского конфликта. Речь идёт об успешном «кризисном менеджменте» президента России, организовавшем в августе 2014 года в Сочи встречу в армяно-азербайджанских верхах. 

Процесс армяно-турецкой нормализации не должен связываться с ходом карабахского урегулирования – это позицию российское руководство обозначило загодя. Причём, устами своего нынешнего лидера, президента Владимира Путина, заявившего в январе 2010 года на совместной с премьер-министром Турции Эрдоганом пресс-конференции в Москве об ошибочности такого связывания в единый пакет двух острейших проблем региона. Здесь определяющим является сам факт сохраняющейся российской доминанты на Кавказе и её внеконкурентных позиций в самой южной части региона, в отношениях с Арменией. 

Напрашивается вопрос, сможет ли Россия, уже в рамках не европейского, а евразийского проекта сдвинуть с мёртвой точки армяно-турецкий процесс после 10 октября текущего года. Так получилось, что дата «10 октября» может приобрести для Армении и её отношений с Турцией новый оттенок. На предстоящем саммите Евразийского экономического союза в Минске, который пройдёт ровно через пять лет после цюрихского церемониала западных держав, на котором, правда, тогда присутствовала и Россия, ожидается окончательное прояснение вопроса с затянувшимся вступлением Армении в интеграционный блок. Возможно, вопрос сформулирован не совсем точно и более адекватным нынешней ситуации было бы иное его звучание: в интересах ли России актуализация армяно-турецкой нормализации в рамках евразийской «юрисдикции»?

Признаемся, анализ данного вопроса претендует на отдельное исследование, и выверенного ответа на него ожидать в ближайшее время не приходиться. Пока очевидно одно – необходим переходный этап вовлечения Армении в евразийские схемы экономической интеграции, по мере продвижения которого могут обозначиться и первые симптомы новшеств в армяно-турецком досье. Также очевидно, что одним экономическим инструментарием сдвинуть процесс с мёртвой точки, заинтересовав Анкару некими торгово-экономическими преференциями из серии создания зоны свободной торговли Турция – ЕАЭС, не удастся. К примеру, аналитики указывают следующий фактор, на ряду с другими вызывающий большие сомнения в беспроблемности открытия армяно-турецкой границы на волне евразийской интеграции республики. Когда в 2003 году Армения стала членом Всемирной торговой организации, Турция сделала оговорку, что в отношении соседа она не будет соблюдать требования ВТО, т.е. между двумя странами не действует ни одна норма регулирования международной торговли. Отсюда, в случае постановки вопроса открытия границы и осуществления через неё торгово-экономического оборота возникнет необходимость устранения ранее принятых оговорок.

Проблема не просто политизирована, действиями турецкой стороны она возведена в ранг принципиальных вопросов, отойти от которых Анкара не может без ущерба для отношений с Баку. За последние пять лет вопрос получил характер своеобразного теста для Турции в её верности союзническим отношениям с Азербайджаном. Помимо этого, уступка «юрисдикции» от Запада к России также может получить политизированный характер, уже на более высоком уровне геостратегического противостояния двух центров силы. В проблеме представлена также сильная эмоциональная составляющая, задевающая чувства всех армян мира. Именно от их лица президент Армении Серж Саргсян, выступая 24 сентября этого года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, эмоционально ответил Турции на её предусловия по поводу ратификации Цюрихских протоколов.

Специально для kavkazoved.info

Армения дипломатия коммуникации Турция



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info