На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

МЕЖДУНАРОДНЫЙ КРУГЛЫЙ СТОЛ «ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПОТЕНЦИАЛ РАЗВИТИЯ»

Публикации | МЕРОПРИЯТИЯ | Александр КРЫЛОВ, Андрей АРЕШЕВ | 11.10.2014 | 23:01

Загрузить материалы круглого стола с иллюстрациями 
(вариант, адаптированный для просмотра в сети Интернет)

29 сентября 2014 г. в Армении (Ереван, Гостиница «Басс») Научным обществом кавказоведов был проведен международный круглый стол «Евразийская интеграция: проблемы и потенциал развития». Участниками мероприятия стали ученые, эксперты, общественные деятели, представители прессы из Армении, Грузии, России и Польши (всего около 30 человек). В ходе круглого стола было представлено по три основных доклада от России и Грузии и четыре доклада от Армении с последующим обсуждением и дискуссией, в которой приняла участие также А. Верзбовска-Мяжга - эксперт польского Центра Восточных исследований.

Представители России, Армении и Грузии обсудили широкий круг вопросов, связанных с предысторией, формированием и перспективами евразийских интеграционных процессов. Дополнительную актуальность обсуждаемой теме придавала подготовка к подписанию договора о присоединении Армении к Евразийскому Экономическому Союзу России, Белоруссии и Казахстана. Детальная проработка положений документа на экспертом уровне, согласование ключевых вопросов на уровне Евразийской экономической комиссии, правительств сторон позволили достичь президентам четырёх государств подписать указанный Договор в ходе саммита высшего Совета ЕАЭС в Минске 10 октября 2014 года.

Открывая круглый стол, в своём вступительном слове и в докладе Президент Научного общества кавказоведов, д.и.н. Александр Крылов отметил противоречивый характер современных международных процессов, ставящих перед участниками формирующегося ЕАЭС непростые вопросы. США, оставшиеся единственной сверхдержавой после распада СССР, стремились оказывать определяющее влияние на ход событий по всему миру. Часть государств предпочла встроиться в строительство однополярного мира, превратиться в составную часть и/или инструмент построения «Pax Americana». Другие государства стремятся сохранить самостоятельную политику, исходящую из собственных национальных интересов.

Провалы политики США в Афганистане, Ираке, Северной Африке, в Латинской Америке и на постсоветском пространстве свидетельствуют о том, что американцам не удалось адекватно оценить пределы своего могущества. Задача построения однополярного мира оказалась США не по силам. Продолжая действовать в логике однополярного мира, США стремятся к его сохранению путем политики «управляемого хаоса», дестабилизации все новых стран и регионов. На постсоветском пространстве главным объектом действий США стала Украина. На Южном Кавказе очередным объектом американских геополитических экспериментов может стать Армения. 

На фоне деградации роли и значения ООН наблюдается рост влияния региональных интеграционных объединений: БРИКС, АСЕАН, АТЭС, ЕС, МЕРКОСУР, ШОС, ЛАГ, АС и других. В современном мире региональная интеграция превращается в средство успешного и устойчивого социально-экономического развития, защиты государственных интересов на международной арене. Политика евразийской интеграции, проводимая Беларусью, Казахстаном и Россией, нашла выражение в интеграционных проектах Таможенного союза (ТС) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Эти интеграционные объединения имеют целью обеспечить успешное социально-экономическое развитие входящих в них государств. Начавшийся процесс формирования многополярного мира может привести к формированию нескольких полюсов, причем такими полюсами могут стать как наиболее крупные и развитые государства (США, Китай), так и интеграционные объединения разных государств. В случае успешного развития такая перспектива есть у интеграционного объединения ЕАЭС. 

Успех проектов ТС и ЕАЭС во многом зависит от того, удастся ли выработать собственную близкую и востребованную народами и государствами–субъектами этого объединения духовно-ценностную составляющую, способную превратиться в альтернативу вненациональным «западным ценностям». Поэтому логичным и необходимым является активное участие всех нынешних и потенциальных (Армения, Кыргызстан и др.) участников в выработке концептуальных принципов евразийского интеграционного пространства. 

Россия не заинтересована в новых конфликтах на своих границах. Обеспечение мирного и стабильного развития является общей задачей России и всех государств региона, заинтересованных в противодействии политике тех внешних сил, которые стремятся дестабилизировать ситуацию на постсоветском пространстве. 

Для государств Южного Кавказа сложность проблемы выбора между конкурирующими европейским и евразийским интеграционными проектами продиктована тем, что в каждом проекте есть свои плюсы и минусы, их успех не является исторически предопределённым. Тот или иной выбор определит будущие перспективы развития государств ЮК и это накладывает особую историческую ответственность на политические элиты и все общество. 

Вопросы национальной безопасности Армении решаются в тесном сотрудничестве с Россией. В условиях нынешнего обострения отношений между Россией и США/НАТО/ЕС безопасность Армении может гарантировать только Россия, попытки отказа от этого постулата чреваты опасностью повторения национальных трагедий. 

В случае успеха внешних и внутренних сил, которые выступают за «уход Армении на Запад» и за разрыв отношений с Россией, может возникнуть ситуация, которую определенные силы в регионе могут посчитать благоприятной для «окончательного решения армянского вопроса». Уроки геноцида 1915 года и происходящее в Ираке массовое истребление езидов должны учитываться всеми политическими силами в Армении, независимо от их окраски и отношения к России и другим державам. Евразийская интеграция имеет множество измерений, отнюдь не исчерпывающихся экономическим прагматизмом. Социальная, политическая, культурно-цивилизационная составляющая играют не менее важную роль для успешной реализации проекта. 

Отношения России и Запада ухудшились в связи с ситуацией на Украине. ЕС и США от точечных санкций против отдельных физлиц и компаний перешли к мерам против целых секторов российской экономики. В ответ Россия ограничила импорт продовольственных товаров из стран, которые ввели в отношении нее санкции: США, государств ЕС, Канады, Австралии и Норвегии. Россия не откажется от восточного вектора своей политики, который, скорее всего, станет для нее более важным, чем западный, даже в случае разрядки напряженности в отношениях с Европой. Это будет способствовать избавлению от того европоцентризма, которым довольно долго страдала российская элита. Возможно, это приведет к пониманию того, что России не нужно строить копию западной демократии, потому что копии всегда хуже оригинала, и в этой ситуации западная модель более привлекательна на Западе, чем в России. Видимо, будет переоценена роль великих восточных цивилизаций, вообще история, не с точки зрения Европы, а с точки зрения и Азии тоже. Может быть, возникнет возможность выработки альтернативной модели развития общества, более основанной на традиционных ценностях. Но привлекательность этой модели будет, в определяющей степени, зависеть от того, насколько успешным будет развитие самой России. Вместе с тем, в нынешних условиях продолжающейся экономической войны, вероятно снижение заинтересованности России в постсоветской интеграции, особенно с теми государствами, которые останутся за новыми линиями разделения.

Экс-главный советник Президента РА по вопросам национальной безопасности Ашот Манучарян отметил, что в сегодняшнем мире цивилизационный фактор является ведущим в развитии. Мы живем в эпоху перемен, которые носят весьма радикальный характер. Линейное представление о происходящем некорректно, и о том, каким может быть характер разрыва и где он возникнет, мы зачастую можем лишь догадываться. Ведущей цивилизационной моделью пока остаётся западная, и все остальные модели так или иначе являются калькой с нее. Возможно, впервые за всю свою историю человечество столкнулось с отсутствием проекта выхода из кризисной ситуации.

Известный американский политолог Бжезинский в своей недавней работе говорит о необходимости некоей культурной революции, способной переломить существующую культурно-цивилизационную парадигму, в рамках которой единственная логика развития состоит в максимально возможном потреблении. Однако при сохранении существующей модели развития непонятно, как этого достичь – ведь до сих пор человек формировался по прямо противоположному принципу – увеличивающегося потребления. Бжезинский говорит об уважении культур, но до сих пор самобытные традиционные культуры последовательно уничтожались и маргинализировались. Их объявляют отсталыми, а между тем они возможно могли бы дать ответы на вопросы. Бжезинский говорит о политическом человеке, о том, что новые сообщества должны научиться работать с ним, то есть речь идет о кризисе представительской демократии. 

Необходимо искать выходы – интеллектуально и творчески (совместно), но такие возможности были во многом сознательно уничтожены. Возникли процессы абсолютных деструкций. Единственный пример качественного изменения природы человека был (при всех его недостатках) в СССР, но этот эксперимент оказался по разным причинам неудачным. Был создан прецедент изменения природы человека, ориентации его на ценности, альтернативные меркантильному потреблению. Евразийский интеграционный проект не может существовать без главенствующей цивилизационной компоненты.

ЕАЭС возник как проект геоэкономический и частично политический, при этом культурно-цивилизационная составляющая была отложена в сторону. Тем не менее, на государственный проект необходимо наложить совместный поиск модели развития будущего человека и человеческих сообществ. Нельзя допустить монополизации такого поиска американцами или европейскими правыми. К сожалению, в настоящее время постепенно теряется интеллектуальное наследие СССР. 

Отсутствие общественной составляющей евразийской интеграции привело ко многим проблемам. Так, в Грузии и Армении есть противодействие попыткам ЕС навязать чуждые ценности. Однако сторонники традиционных ценностей оборонялись, не предлагая собственной широкой модели. 

Особую тревогу представляют события на Ближнем Востоке и использование радикального ислама англосаксонскими геополитическими проектантами. Обама и Кэмерон заявляют, что бомбардировки могут продлиться годы. Исламский мир восстал против несправедливости, вследствие ощущения, что их страны грабит Запад и их собственные правители, назначенные Западом, имеет место ощущение обществом разрушения традиционного мира. Если христиане более толерантны и могут переварить очень многое, то в исламском мире сходные явления рассматриваются как сатанинский процесс. Ответом ему стали попытки воссоздания уммы «на началах справедливости». Важнейший компонентом событий стал народный протест и восстания, и если мы не научимся иметь с этим дело, их операторы могут спровоцировать все что угодно.

Любое наращивание творческого потенциала в рамках проекта ЕАЭС должно быть ориентировано на поиск будущих моделей развития, которые могут стать альтернативой зашедшей в тупик западной модели потребительского общества.

Экс-министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян подчеркнул, что до 1991 г. армянская политическая элита занималась не реальной политикой, а виртуальной политикой. В 1992 г., в условиях боевых действий, пришло осознание реальных процессов, и Армения избрала путь углубления связей с Россией – военных, экономических и пр. Этот курс потом не прерывался, вне зависимости от фамилий лидеров государства. Отношение к России во многом предопределило также внутриполитические процессы в Грузии и Азербайджане. Некоторые представители Грузии заявляли о возможном изменении политического курса по отношению к России взамен на решение проблем Абхазии на условиях официального Тбилиси. 

После 1994 г. Армения углубила связи с Россией в части создания совместной ПВО. Между тем, один из ныне расхожих афоризмов гласит, что Америке удается продвигать демократию там, где нет системы ПВО. Эффективная система ПВО минимизирует риски внешнего вторжения; принципиально важно, что в Армении удалось создать наиболее мощную систему ПВО в регионе. 

На сегодня влияние Армении на региональную политику определяется не в последнюю очередь ее возможностями в военной сфере. Обострение ситуации вокруг Карабаха было связано с украинским конфликтом, занимающим значительные силы и ресурсы России. Начало широкомасштабных боевых действий остановил высокий уровень подготовки армянских бойцов и активная реакция России, организовавшей сочинскую встречу.

В 1995-1997 гг. Армения подписала ряд ключевых соглашений с Россией, в т.ч. договор о военной базе и Большой договор о дружбе. Соседние государства пошли по другому пути, что не осталось без последствий. Армении удалось сохранить часть экономики (при более низком потенциале, чем у соседей) – в том числе за счет дешевых энергоносителей. В результате сегодня в Батуми бензин дороже, чем в Армении. Европейцы говорили о выгодах для Армении в случае подписания ассоциации с Брюсселем в размере 150 млн. долл., о перспективах экспорта армянского трикотажа, что в условиях конкуренции со стороны Турции и Китая выглядело несерьёзно. Ответом Армении на подход Запада по принципу «или-или» стал выбор в пользу евразийской интеграции. 

Расчет Азербайджана на ослабление экономического потенциала Армении имел место начиная с 90-х годов, Армения ответила правильной внешней политикой и организацией общества. Договоры с Россией предусматривают ее участие в обеспечение безопасности Армении, система ПВО Армении интегрирована в объединенную систему ПВО стран ОДКБ. Закупки продукции военного назначения заключаются по внутрироссийским целям. 

Участие Армении в ОДКБ и ЕАЭС обеспечивает региональную стабильность. Перспективы для евразийской интеграции выглядят скорее благоприятными, потому что альтернативные подходы не способствуют решению актуальных проблем Южного Кавказа и всего постсоветского пространства. 

Главный редактор журнала РИСИ «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов подчеркнул, что основная цель постсоветских стран состояла в создании национальных государств и в максимальном дистанцировании от советского наследия. Между тем, документы СНГ первых двух лет содержат массу интересных моментов, включая вооруженные силы под единым командованием (что торпедировала Украина). Неоднократно делались попытки создать экономическое объединение, но все провалилось в силу финансово-экономических проблем, стоящих, прежде всего, перед Россией. Тем не менее, в 90-х годах Россия делала для своих соседей больше чем сейчас, в частности, прощались задолженности, оказывалась финансовая помощь и т.д. Суммы исчисляются десятками миллиардов долларов, которые недополучал российский бюджет. Однако экономическая де-факто помощь не конвертировалась в политическое влияние на элиты и население. 

США и Европа при гораздо меньших затратах (перекупая элиты) достигли многого, что видно прежде всего по Украине. Деструктивные процессы начались еще при Кравчуке, когда Киев не ратифицировал устав СНГ и т.д. Уже тогда появилась идея о создании более узкого объединения (ядра), но первоначально это тоже не получилось – не все были готовы к принятию на себя относительно жестких обязательств. 

Путем проб и ошибок пришли к пониманию необходимости заимствования опыта ЕС, и была обозначена «тройка» Россия – Белоруссия – Казахстан как наиболее благополучных и готовых к интеграционным процессам. Удалось согласовать единый Таможенный тариф (правда, с многими исключениями), выработать единый Таможенный кодекс.

В ходе выступлений ряда участников и дискуссий отмечалась роль Нурсултана Назарбаева в интеграционных процессах, которая получила далеко неоднозначные оценки (с учётом исторической ретроспективы). Многие участники подчеркивали, что Казахстан всегда играл и будет играть «на нескольких досках», и для него ЕАЭС будет оставаться лишь одной из таких досок, причем не всегда определяющей. Подчеркивалось, что сложности с вступлением Армении в ЕАЭС могут возникнуть прежде всего со стороны Казахстана.

По мнению лидера коалиции «Евразийский выбор – Грузия», Председателя «Общества Ираклия Второго» Арчила Чкоидзе, альтернативы евразийской интеграции не существует. Это уникальная возможность как для Евразийского пространства, так и для Южного Кавказа, которая может обеспечить экономическую и геополитическую безопасность и положить конец навязываемым Западом на протяжении последних 25 лет противостояниям и этническим конфликтам. Одновременно она может окончательно освободить евразийское пространство от растущей экономической конкуренции, существующей на мировом глобальном рынке. 

Евразийский союз станет для входящих в него государств прочным гарантом экономического роста, политической стабильности, социального и культурного развития. Евразийская интеграция предполагает не только экономическое сотрудничество, но и формирование единого оборонного пространства, что будет крайне важным для входящих в него государств и проживающих там народов и этнических групп.

Формат полноценной интеграции в Евразийский союз даст возможность успешно осуществлять как национальные, так и межгосударственные проекты – в условиях взаимопоощряющего эффективного экономического сотрудничества. Наличие стабильного экономического климата и перспективы растущего развития превратят Евразийский союз в действенное средство решения болезненных и нерешенных проблем Грузии. 

Сегодня сложилась благоприятная ситуация с точки зрения евразийской интеграции. Постсоветские страны вынуждены действовать, чтобы защитить собственные жизненные интересы и сохранить стабильность, а Российская Федерация может стать доминантой нового союза и гарантом безопасности для государств-членов союза, чтобы предотвратить давление со стороны США и подобные украинским кризис и события на собственных территориях. В случае начала процесса восстановления, обновления и углубления российско-грузинского геополитического и, более того, стратегического сотрудничества, могут быть решены имеющиеся проблемы в двусторонних отношениях. Для Грузии это, прежде всего, означает решение вопросов демаркации и делимитации границ и начало мирных переговоров с де-факто правительствами Абхазии и Южной Осетии хотя бы по вопросам возвращения беженцев и восстановления общей инфраструктуры, что может положить начало и урегулированию политической стороны конфликта с учетом новых политических реалий.

России и Грузии необходимо стимулировать различные социальные слои и группы общества на углубление контактов и взаимное сотрудничество. Акцент следует делать на интеллектуальной части общества, в частности, на углублении сотрудничества работников научных институтов, высших учебных заведений. Необходимо создать условия для обмена представительными делегациями социальных слоев и групп (в том числе профессиональных) всех государств постсоветского пространства, системный характер следует придать проведению научных, учебных и профессиональных тренингов, «круглых столов», семинаров, в работе которых будут принимать участие приглашенные и местные эксперты по вопросам евразийской интеграции, политологи и политики. Желательно создать аналитические интернет-программы, которые объединят и углубят сотрудничество между политологами, социологами, историками и другими заинтересованными субъектами постсоветских стран. 

Эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа, гл. редактор сайта НОК Андрей Арешев – остановился на проблемных гранях взаимодействия в рамках формирующегося евразийского экономического пространства. Так, в подписанном сторонами базовом договоре, не был преодолен или преодолен далеко не полностью целый ряд экономических противоречий между государствами-участниками. Некоторые положения Договора носят скорее рекомендательный, а не обязательный характер. Это в полной мере можно отнести, например, к разделу IX «Внешнеторговая политика», приобретающему в условиях развязанной Западом торговой войны против России принципиальное значение. Системные трудности при реализации проекта связаны также с деиндустриализацией экономик в предшествующий период, следствием которого является сохраняющийся до сих пор низкий показатель взаимной торговли. Это стало особенно заметно именно сейчас – после исчерпания первоначального эффекта, связанного со снятием таможенных барьеров между Россией, Казахстаном и Белоруссией. 

Договор о ЕАЭС подчеркнуто не затрагивает их взаимоотношения в сфере политики. Между тем, формирование Союза проходит в крайне непростых условиях. Экономический союз РФ, РБ и РК не может устроить инвесторов мирового эмиссионного центра, потому что он позволяет вырваться за пределы долларовой платёжной системы, о чем на Астанинском экономическом форуме прямо заявил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Нельзя также забывать об украинском кризисе и о других «горячих точках» на постсоветском пространстве, количество которых будет только нарастать. И здесь важно не забывать о тесной связке вопросов политики, экономики и безопасности. Никакие экономические проекты не могут состояться в условиях нестабильности, террора и войн. Следовательно, создание Евразийского экономического союза автоматически ставит новые задачи перед ОДКБ, которому в ближайшие несколько лет предстоит трансформироваться из консультативно-координационного клуба в полноценный военный союз. С другой стороны, последовательный отказ от любых механизмов внешнеполитической координации действий сторон означает лишь откладывание проблем в долгий ящик. 

Проект Евразийского Экономического Союза не следует рассматривать в качестве исключительно российского – в ходе его реализации учитываются интересы всех участников. Кстати, это вызывает немало вопросов внутри России. Например, при подготовке договора о создании Таможенного союза белорусская сторона протестовала против предложения Москвы о совместном таможенном контроле по периметру всей границы ТС, не желая подписывать никаких документов на таких условиях. Отмена декларирования товаров во взаимной торговле и передача Россией под контроль союзников внешних границ ТС стимулировала различные «серые» и откровенно контрабандные схемы, что стало ещё более серьёзной проблемой после введения западными странами против России экономических санкций и ответных мер со стороны Москвы. Увеличение незаконного товаропотока из стран ЕС в Россию способно привести к постепенному размыванию Таможенного союза как единого торгового пространства и, при определенных обстоятельствах, потери смысла его существования. 

Насущной задачей для Москвы и её партнёров является обеспечение координации действий, прежде всего по «чувствительным» направлениям, не только на бумаге или в ходе встреч руководителей трёх государств, но еще и на практике (например, в виде обязательных к исполнению совместных нормативных правовых актов, развивающих и конкретизирующих положения Договора).

Для Республики Армения проблемы, связанные с «серым» товаропотоком, могут оказаться не столь актуальными, прежде всего, в силу особенностей географического положения республики. Достаточно туманным пока представляется также вопрос с налогами, тем более, что общей налоговой политики в рамках ЕАЭС на сегодняшний момент не предусмотрено.

«Быстрый» эффект снятия таможенных ограничений может оказаться достаточно скромным вследствие отсутствия общих границ с «ядром» ЕАЭС и некоторыми иными факторами. В средне- и долгосрочной перспективе положительным эффектом могут стать изменение структуры и направления экономики страны вследствие изменений на рынках труда и капитала, модернизация предприятий, расширение рынков сбыта, смягчение транспортной блокады и возможность принимать участие в обеспечении государственных заказов на территориях стран ЕАЭС. 

Обрабатывающий сектор экономики Республики Армения имеет значительный потенциал развития. При этом имеется достаточное количество производственных сфер, слабо развитых либо развивающихся неэффективно, которые при наличии финансовых ресурсов и качественного менеджмента могли бы стать прибыльными. Диверсификация экспорта является важным направлением деятельности бизнес-структур, имеющих свободные средства и ищущих новые направления для инвестиций. К сожалению, этот вопрос прописан в Договоре о Евразийском Экономическом Союзе недостаточно четко. 

Участие Армении в евразийских интеграционных проектах никоим образом не связано с политическими ограничениями или так называемым «цивизизационным выбором», не вступает в противоречие с комплементарным внешнеполитическим курсом Армении, ориентированным на поддержание сбалансированных отношений со всеми центрами силы. В то же время этот процесс является осознанным выбором в пользу политической безопасности, привлечения иностранных инвестиций и стимулирования экспорта на традиционные рынки, свидетельством высокого уровня двусторонних российско-армянских отношений. 

Эксперт Института Евразии Георгий Векуа провел сравнение экономических моделей Грузии и Армении, продемонстрировав ошибочность мнения о Грузии как о маяке экономического развития. В стране уже почти 20 лет импорт хронически превышает экспорт, причем в последние годы дефицит внешней торговли достиг и превысил 5 миллиардов долларов в год. В структуре внешней торговли Грузии основной объем импорта приходится на страны ЕС и Турцию (48%), откуда в основном идут товары широкого потребления, машины и оборудование. Из стран СНГ импортируется лишь 24% товаров, причём основной объем в них занимают энергоносители. В структуре экспорта страны СНГ занимают 53%, а страны ЕС и Турция – лишь 29%. При этом, основная статья грузинского «экспорта» – реэкспорт подержанных машин западного производства в Армению и Азербайджан. Продукция грузинского агропрома почти полностью экспортируется в Россию и другие постсоветские страны. 

Торговля Грузии с Турцией и странами ЕС носит неравноправный и структурно перекошенный вид: Грузия является рынком сбыта товаров и оборудования из этих стран, а взамен направляет лишь сырье – марганец, медь, золото, а также удобрения. Экспорт из Турции и ЕС в Грузию превышает импорт из Грузии почти в пять раз. Аналогичное соотношение для стран СНГ составляет 1.28, то есть, превышение импорта над экспортом составляет всего 28% (данные за первые 7 месяцев нынешнего года). Таким образом, при заявленном Грузией намерении присоединиться к НАТО и ЕС, именно торговля с постсоветскими странами поддерживает экономику Грузии.

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве имеют шанс стать устойчивыми и успешными, если будет преодолен ряд проблемных вопросов. Среди них следует отметить националистические настроения в ряде стран, подогреваемые извне и оказывающие влияние на официальное руководство того или иного государства. 

Важно, чтобы новое объединение уже вскоре после его создания показало бы ощутимые и осязаемые результаты хотя бы в некоторых отраслях и сферах. Это даст важный политический и психологический импульс всему процессу и может стать притягательным фактором для других стран, которые пока не участвуют в курсе на евразийскую интеграцию. 

Для Грузии в этом смысле показательна ситуация в Армении, которая имеет серьезные шансы на присоединение к ЕАЭС. За последние 10-15 лет Грузия и Армения движутся разнонаправленными курсами: Грузия в сторону т.н. евроатлантической интеграции, в то время как Армения ориентируется преимущественно на постсоветские объединения, которые создаются с участием России. Грузия имеет выход к Черному морю, морские порты, политическую и экономическую поддержку со стороны США, ЕС, МВФ, Всемирного банка и иные преимущества. Тем не менее, Армения, находящаяся в неблагоприятном геополитическом положении, демонстрирует показатели экономического, социального и гуманитарного развития практически не уступающие аналогичным показателям Грузии. Более того, ВВП Армении на душу населения для большинства последних лет ненамного, но все же превышал показатель Грузии (данные МВФ). 

Если присоединение к ЕАЭС благотворно скажется на экономике Армении (хотя бы в нескольких ключевых отраслях), данный факт не может не остаться незамеченным в Грузии. Ближайшие годы покажут, сможет ли Грузия получить какую-нибудь серьезную выгоду от ассоциации с Евросоюзом (ещё не заработавшим в полную силу). Пока такой перспективы не просматривается, тем более, учитывая возможное осложнение экономических отношений с Россией, которая продолжает оставаться главным рынком сбыта грузинской аграрной продукции. 

Односторонняя ориентация на Запад не приносит Грузии никаких особых дивидендов – ни в экономической сфере, ни в отношении урегулирования территориальных конфликтов, ни по иным направлениям. Избранный курс создаёт для Грузии очередные проблемы и вызовы. Эти проблемы включают «ползучую исламизацию» ряда регионов Грузии, насаждение чуждых для общества культурных традиций и пр. Здоровая часть грузинского общества должна будет обратить больше внимания на эти вызовы, которые грозят самим основам существования грузинского государства и народа. 

Конечно, несмотря на меняющиеся общественные настроения, инерция «евроатлантического выбора», в том числе в экономической сфере, а особенно в сфере безопасности, является достаточно сильной. Это отмечалось в ходе обмена мнениями, где в качестве одного из примеров было названо намерение грузинских властей создать на своей территории тренировочный лагерь для подготовки так называемых «умеренных» боевиков «сирийской свободной армии». Если Россия, для которой подобные эксперименты представляют непосредственную угрозу, выберет путь более тесной увязки вопросов в сфере политики, экономики и безопасности – это может негативно сказаться на перспективах двусторонних торгово-экономических связей, получивших в предшествующий период существенный импульс.

Исламовед Вартан Хачатрян отметил тревожные тенденции на Ближнем Востоке, отметив недостатки и провалы американской политики в регионе. Сейчас, когда ИГ заняло Дер-Зор, была взорвана церковь Всех святых (причем произошло это в день независимости Армении). Общественное мнение в радикальных кругах, похоже определилось в том, что Армения является одной из целей этого исламского движения. Это окажет влияние на ситуацию на Южном Кавказе, в частности путем трансграничного перетока на территорию региона радикализма и носителей соответствующих идей.

Может ли быть выбор Армении вне контекста безопасности, кто может эту безопасность гарантировать? Особенно в ситуации, когда НАТО и страны Запада не дают никаких гарантий своим партнерам. Ответ на этот вопрос представляется очевидным. 

Георгий Гвимрадзе остановился на некоторых составляющих грузинского национально-политического проекта, отметив изначальную ставку на «возвращение в Европу», радикально-либеральные подходы к решению задач экономического развития и курс на тесный военно-политический союз с США и НАТО. В настоящее время в полной мере проявляются все негативные последствия такого выбора.

Исполнительный директор армянского филиала НОК Гагик Авакян остановился на предыстории евразийского интеграционного проекта, отметив значительную роль армянских интеллектуалов в его разработке. Однако их предложения по разным причинам игнорировались или отвергались, что толкнуло многих из бывших сторонников в стан противников евразийской интеграции. Существуют также причины политического характера, связанные со стремлением ряда участников ЕАЭС обеспечить себе более выгодные политические позиции.

Александр Крылов подвел итог дискуссии, в ходе которой было затронуто много актуальных вопросов, связанных с перспективами реализации евразийского интеграционного проекта и отметил её продуктивный и конструктивный характер. В ходе Круглого стола была показана историческая обусловленность проекта ЕАЭС как проекта региональной интеграции в условиях деградации значения ООН, неэффективности СНГ и развития дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве, были продемонстрированы потенциальные возможности ЕАЭС в плане обеспечения успешного и устойчивого социально-экономического развития, защиты интересов государств-членов на международной арене. 

Участники обсудили особенности развития интеграционных и дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве и перспективу превращения ЕАЭС в один из полюсов формирующегося многополярного мира. Был проанализирован опыт партнерства постсоветских стран с США и ЕС, на примере Грузии и других стран была продемонстрирована неэффективность партнерства с Западом в решении политических и социально-экономических проблем. 

В ходе Круглого стола было продемонстрировано, что проекты евразийской интеграции, осуществляемые Беларусью, Казахстаном и Россией, имеют целью не обслуживание интересов внерегиональных игроков, а соответствуют национальным интересам, призваны обеспечить успешное социально-экономическое развитие всех государств-участников. Россия и постсоветские государства в равной мере заинтересованы в мирном и стабильном развитии, в противодействии политике тех внерегиональных сил, которые стремятся дестабилизировать ситуацию на постсоветском пространстве. 

Были обсуждены возможные пути повышения эффективности российской политики в формате двусторонних отношений и в масштабах всего региона. Подчеркивалось, что избранный руководством РФ и чиновниками ЕАЭС подчеркнуто «технократический» подход не адекватен поставленным задачам, так как не предполагает надлежащего информационного сопровождения. В результате польза от проекта ЕАЭС не стала очевидной для населения России, а в других странах утвердилось отношение к ЕАЭС как к очередному «собесу», где проблемы будут решаться за счет российского бюджета. Как подчеркивалось на мероприятии, идея такого «собеса» стимулирует иждивенческие настроения, она является порочной и непопулярной в России. Вместо нее следует всемерно продвигать идею «кооператива», который создается для совместного решения проблем путем объединения усилий и общего труда. Другим недостатком «технократического» подхода является отсутствие духовной составляющей проекта ЕАЭС, которая могла бы стать альтернативой зашедшей в тупик западной модели «общества потребления» и вненациональным «западным ценностям». 

Освещение мероприятия в СМИ России, Армении и Грузии
(гиперссылки, скриншоты публикаций)
 

Загрузить материалы круглого стола с иллюстрациями (вариант, адаптированный для просмотра в сети Интернет)

Армения Евразийский Союз Научное общество кавказоведов



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info