На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ПЕЧАТЬ НАКАНУНЕ И В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Эсмира ВАГАБОВА | 10.04.2015 | 12:35

С началом первой мировой войны изменилось и направление тематики газет. Стали появляться новые рубрики, выходили экстренные выпуски, листовки. В газетах и журналах возникли новые рубрики – «Война», «Военные известия», «События на фронте», «Вести с фронта» и другие, освещавшие ход боевых действий, поражение на фронтах и тяжелое положение в тылу, действия союзников и союзных войск, а внутренние проблемы страны отошли как бы на второй план.

Война затронула все стороны жизни общества, обнажила социально-поли-тические и национальные проблемы. Эти вопросы на протяжении всего военного времени освещались на страницах существовавших к тому времени, как русскоязычных («Каспий», «Баку», «Бакинские известия», «Закавказье» (до 13 февраля 1914 г.), «Молла Насредцин», «Кавказский телеграф», «Бакинец»), так и азербайджаноязычных («Ниджат», «Ени Иршад», «Ишыг», «Ени Икбал», «Басират», «Ачыг сёз») газет.

Следует отметить, что возникшая в начале XX в. сатирическая печать в годы первой мировой войны приобретала еще большую популярность. Например, давая оценку журналу «Молла Насредцин» (1), газета «Бакинский день» писала, что этот журнал – «лучший друг прогресса и беспощадный враг застоя, невежества и беспросветной темноты» (2). «Полюбуйтесь на “Моллу Насредцина”, – писал о первом номере (9 апреля 1906 г. Тифлис) в редактируемой им газете «Иршад» известный журналист Ахмед бек Агаев. – Сколько ума, мысли, какое совершенство, какой вкус!» «Молла Насредцин» стал профессиональным, целенаправленным иллюстрированным сатирическим журналом, продолжившим традиции Г. Зардаби и М.Ф. Ахундова. На его страницах, как и в других органах азербайджанской периодической печати, часто предметом общенародного обсуждения становился женский вопрос.

За равноправное положение азербайджанских женщин выступал и Г. Минасазов, который в своих рассказах описывал их бесправное положение, как в семье, так и в обществе, и выступал за предоставление им экономической свободы. «Пока наши женщины, подобно женщинам других народов, не получат должного знания и воспитания и не научатся делать все то, что делают они, мусульмане всегда в экономической борьбе будут биты и от материальных невзгод никогда не освободятся» (3).

В 1911 – 1912 гг. вышла женская газета «Ишыг», издателем которой был видный публицист и переводчик Мустафа бек Алибеков, а редактором – его жена, врач Хадиджа ханум. Эта газета выходила еженедельно по субботам. В ней освящались вопросы литературы, домоводства и детского воспитания. Она помогала раскрыть талант многих азербайджанских журналисток, писательниц и поэтесс. По оценке Ю.В. Чеменземенли, высказанной в письме к X. Алибековой, «издание газеты для женщин является священной миссией» (4).

На содержании самой печати, которой в это время придавалось особое значение, сказывались законы, принимаемые правительством царской России.

Так, еще накануне первой мировой войны, в 1913 г., было принято Уголовное уложение, согласно которому предусматривалось суровое наказание за «государственную измену», под которой понимались и так называемые «оскорбления в печати войска или воинской чести», что грозило заключением в тюрьму на срок от 2 до 16 месяцев (5).

28 января 1914 г., за несколько месяцев до начала войны, был опубликован первый «Перечень» сведений, которые запрещалось сообщать в печати: изменения в вооружении армии, флота, формирование воинских частей, проведение маневров, сборов, хотя об этом могло говориться в публичных выступлениях (6). А 20 июля 1914 г. было подписано «Временное положение о военной цензуре», которое также предусматривало недопущение опубликования в печати произносимых в публичных собраниях речей и докладов, которые могли навредить военным интересам государства (7). Царскому досмотру подлежали не только газеты, журналы, книги, рисунки, но и вся почтовая и телеграфная корреспонденция, тексты и конспекты публичных выступлений. В последующих 3-м и 4-м «Перечнях» запрещалось писать даже о содержании писем и телеграмм, о потерях на войне, о моральном положении в армии и волнениях среди жителей (8). Гражданская цензура была передана в руки департамента полиции (9).

Разработанный министром внутренних дел Н. Маклаковым (1871–1918) в 1913 г. проект закона о печати, в начале 1915 г. был вынесен на рассмотрение Государственной думы (10), о чем сообщали «Русские ведомости» (14.Х.1915), а в марте 1916 г. был утвержден Закон о военной цензуре (11).

Естественно, что все эти законы соответствовали духу времени и преследовали, прежде всего, как защиту государственной тайны, так и сохранение самой государственной власти.

Накануне первой мировой войны Бакинское градоначальство, по образцу российских градоначальств (Петроградского, Одесского и Московского), решило издавать собственную ежедневную газету под названием «Ведомости Бакинского градоначальства», о чем свидетельствует переписка наместника Кавказа с градоначальниками Москвы и Одессы, обнаруженная нами в архиве (12).

Как видно из переписки, наместник на Кавказе граф Воронцов-Дашков «не признал возможным возбуждать вопрос о разрешении издания при Бакинском градоначальстве специальных ведомостей», считая, что «“Бакинские губернские ведомости” вполне удовлетворяют той цели, которую должны будут преследовать ведомости градоначальства, а потому проект издания указанных ведомостей должен быть оставлен» (13).

Решение вопроса об издании «Ведомостей...» затянулось на три года, хотя Бакинский градоначальник считал, что «управлять градоначальством без официального органа не представляется возможным» (14). Таким образом, бумажная волокита и бюрократизм не позволили газете «Ведомости Бакинского градоначальства» выйти в свет.

Несколько слов стоит сказать и о еженедельном сатирическом журнале «Лек-лек» («Аист»), издававшемся в азербайджанском городе Иревань. Первый номер журнала, который печатался в типографии «Луйс» на азербайджанском языке, вышел 22 февраля 1914 года (15). В журнале критиковали религиозный фанатизм, непросвещенность и чиновничий произвол, публиковались сатирические рассказы, стихи, фельетоны. «Лек-лек» распространялся и далеко за пределами Иревани: в Баку, Елисаветполе (Гяндже), Тифлисе, Средней Азии, Тебризе и Тегеране (16). Главной задачей журнала было просвещение народа, борьба за изучение родного языка и литературы (17). Редакторами журнала были Джаббар Аскерзаде и М.М. Фатуллаев.

В 1914 г. предполагалось издание еще одного журнала на азербайджанском языке – «Чынгы» («Искра»), Однако вместо этого 1 января 1917 г. вышел первый номер журнала «Бурхани-хагигат». Этот научно-политический и художественный журнал издавался один раз в две недели на 8 страницах. Редактором журнала был А.Р. Зейналабдинзаде, издателем – Г.М. Алиев. В журнале работали Мирза Джаббар Мамедов, Джаббар Аскерзаде, Вахид Муганлинский, Тахвил Иревани, Сария ханум (18). Наряду с общественно-политическими вопросами, на страницах журнала широко освещались вопросы домоводства, воспитания детей и гигиены. Несмотря на злободневность тем, журнал просуществовал всего несколько месяцев.

В 1914 г. в Баку вышел новый иллюстрированный еженедельный сатирический журнал «Мезели» («Смешной») на азербайджанском языке, куда, оставив «Бич», перешел работать художник А. Азимзаде. В этом журнале были помещены 300 цветных карикатур, принадлежавших его кисти. Журнал «Мезели» разоблачал взяточников, высмеивал духовенство, освещал военные события. За все время вышло 42 номера журнала, и в октябре 1915 г. он был закрыт.

Также в годы первой мировой войны стал выходить еженедельный юмористический журнал на азербайджанском языке «Тути» («Попугай»). Редактором черно-белого сатирического журнала был Дж. Буниятзаде, издателем – Т. Нагиев, художником – А. Азимзаде. В журнале публиковались карикатуры художников Г. Мамеда и М. Алиева.

Еще задолго до первой мировой войны газетное дело переживало финансовый кризис. Резкое сокращение количества газетных объявлений уменьшило крупную статью дохода. Расходы по газетному делу возросли. Цены на все печатные материалы увеличились почти вдвое, причем особые затруднения вызывала доставка бумаги, повысилась также оплата труда занятых в типографии рабочих. При таких условиях стало ясно, что периодическая печать в Баку может продолжить свою работу и пережить трудное для нее время лишь при повышении цен на свою продукцию. Поэтому редакции газет «Каспий», «Баку», «Кавказский телеграф», «Бакинец», «Ени Икбал» и их издательства вынуждены были увеличить продажную цену отдельных номеров бакинских газет на 1 копейку. Это подорожание, объявленное временным, вводилось с 23 сентября, а для иногородних – с 1 октября. Увеличились также цены на все объявления в газетах – на 25% (19).

В начале 1914 г. количество газет вновь стало возрастать. Они превращались в доходное предприятие, становясь выгодной сферой приложения капитала. Принося значительный доход, периодические издания превращались в прибыльные предприятия, что, естественно, в правительственных кругах не осталось незамеченным. Тогдашний министр внутренних дел И.Л. Горемыкин выдвинул проект обложения периодических изданий 5% сбором с объявлений для покрытия расходов «цензурного ведомства». Но этот проект не получил поддержки, поскольку против него высказался С.Ю. Витге, стремившийся всегда поддерживать хорошие отношения с периодической печатью (20).

В годы первой мировой войны журнал «Нефтяное дело» продолжал освещать, в частности, падение цен на нефть, а также состояние нефтяной промышленности. Отмечалось, что положение катастрофическое. Журнал обращал внимание на то, что война истощила и в конец дезорганизовала страну, но она могла «оказать и организующее влияние, которое сказалось бы в устранении той системы правления, какая царила при старом режиме и которая совершенно стесняла экономическое развитие страны». Однако «министерская чехарда» старого режима сменилась «министерской чехардой» нового режима (21).

Большое место на страницах журнала «Нефтяное дело» отводилось вопросам строительства рабочих поселков на бакинских промыслах, ставших предметом обсуждения на различных съездах бакинских нефтепромышленников. Также журнала сообщал об увеличении съездом ассигнований на нужды войны до 1 млн руб., в том числе, и на организацию помощи раненым (22).

В журнале было размещено положение о премии имени Э.Л. Нобеля, учрежденной БО ИРМО, состоявшего из 15 параграфов, первый параграф которого гласил, что она будет «выдаваться за лучшие труды или изобретения по отраслям знаний, неразрывно связанным с нефтяным делом» (23).

Накануне первой мировой войны – 25 мая 1914 г. – премия была назначена «за лучшие труды по добыче нефти или наукам, близко соприкасающимся с нею, например, геология нефти» (24).

В годы первой мировой войны стал выходить печатный орган партии «Мусават» газета «Ачыг сёз». Газета говорила о развитии и равноправии всех народов и народностей Кавказа, о том, что «достигнуто это может быть лишь при приобретении ими тех или иных прав и преимуществ, какими пользуются отдельные группы граждан внутренней России» (25). Для того, чтобы завоевать это право, писала «Ачыг сёз», «необходимо, с одной стороны, чтобы пришло в движение само кавказское мусульманское крестьянство, с другой, чтобы соседние нам племена питали к нам уважение и относились доброжелательно и сочувственно к нашим нуждам и потребностям» (26).

Идея национального самосознания и национального возрождения, разра-батываемая азербайджанскими просветителями и представителями прогрессивной национальной буржуазии еще в начале XX в. (27), получила свое дальнейшее развитие в работе лидера партии «Мусават» М. Расулзаде (1884–1955) «Национальное возрождение».

Статья Расулзаде «Карта мира изменится войной», опубликованная в первом номере газеты «Ачыг сёз» (1915 г.), вызвала бурные дискуссии в общественной среде. Современная эпоха была охарактеризована автором следующим образом: «Этот путь, ужасы которого мы сейчас наблюдаем, показывает, что наша современность – век наций» (28). В другой статье – «Дорога, которую мы выбираем», также опубликованной в первом номере «Ачыг сёз» Расулзаде писал: «Мы – тюрки по языку, тюрки по национальности. В первую очередь наша цель – сохранить независимость тюркской литературы, тюркского искусства, тюркской истории и тюркской культуры. Блестящая тюркская культура – наша святая цель, наша яркая путеводная звезда» (29).

Давая оценку местной прессе со страниц газеты «Ачыг сёз», известный азербайджанский просветитель и публицист Омар Фаик Неманзаде (1872– 1937) с сожалением отмечал: «Наша пресса больше освещает жизнь других народов, но не нашу собственную. Это очень бросается в глаза и свидетельствует о том, что у многомиллионного русского мусульманства нет определенной общественно-политической мысли, нет общественно-политического идеала. Отказываться же от признания этой истины, а тем более обойти ее молчанием – есть умышленное введение в заблуждение и народа, и правительства» (30).

Говоря о том, чтобы мусульманам, как и русским, были дарованы права и их считали полноправными гражданами России, а не какими-то пасынками, О. Фаик призывал освещать в прессе все общественно-политические вопросы, невзирая на то, будут ли удовлетворены требования мусульман, или нет. «Мы должны дать знать о своих нуждах, если не правительству, то прогрессивной части русского общества» (31). Долг печати – «не ссорить соседей, а примирять их и устанавливать между ними дружественные связи» (32).

Важно отметить и тот факт, что раньше, согласно принятому 1 января 1874 г. «Уставу о всесословной воинской повинности», призыв в армию не распространялся как на казаков, так и на народы Южного Кавказа, Средней Азии и Сибири, которые вместо этого платили денежный налог. Хотя, надо заметить, что существовали немногочисленные «инородческие войска» – иррегулярные конные части, в состав которых на добровольной основе могли записываться представители мусульманских народов Кавказа (33).

26 июля 1914 г. с началом первой мировой войны генерал-адъютант, глав-нокомандующий войсками кавказского округа граф И.И. Воронцов-Дашков обратился через военного министра к царю с просьбой использовать «воинственные кавказские народы» для формирования войсковых частей. И уже 27 июля последовало высочайшее соизволение «сформировать из туземцев Кавказа на время военных действий несколько войсковых частей» (34). 23 августа 1914 г. был издан приказ Николая 11 о создании Кавказской туземной конной дивизии, просуществовавшей до октября 1917года (35).

Стоит обратить внимание на тот факт, что положение мусульманских женщин, будучи и без того удручающим (это и вопросы о женской занятости и низкой заработной платы, нарушения техники безопасности и производственных аварий (36), в период первой мировой войны было намного хуже положения других женщин. Государство не выплачивало мусульманкам пособия, о чем можно узнать из периодической печати военных лет, например, из газеты «Ачыг сёз», где была опубликована статья Таги Шахбази «Новое положение и наши женщины» (37).

На страницах еженедельного журнала «Бабаи-Амир», редактором и издателем которого был А. Музниб Муталлимзаде, говорилось о невыполнении властями обещания открыть для женщин так называемый «стол по трудоустройству» (38). В этом журнале публиковал свои стихи известный азербайджанский поэт и драматург Джафар Джабарлы (1899–1934), выступавший за соблюдение прав женщин (39).

Мысль об издании специальной газеты для азербайджанских женщин воз-никла весной 1915 года. Предполагалось, что ее возглавит женщина-журналист Шафига ханум Эфендизаде. В газете «Ени Икбал» она писала, что «дело тормозится условиями военного времени, при которых чувствуется недостаток в газетной бумаге непомерно вздорожавшей, обстановка же работы типографий крайне тяжелая» (40). В издававшемся в этот период в Баку сборнике «Дирилик» она опубликовала серию статей по женской проблематике, в которых затрагивала вопросы гражданских и политических прав женщин (41).

Многочисленные материалы о женском вопросе печатались в 1915–1916 гг. в газете «Ачыг сёз». Они были посвящены в основном положению азербайджанских женщин, их общественной, благотворительной деятельности и образованию. В перепечатке из газеты «Тарджуман» и в статье «О наших женщинах» был поднят вопрос о положении женщин: «Разделение общества на две части – мужчин и женщин – приводит к горьким результатам» – говорилось в ней (42). А в сборнике «Дирилик», издаваемом в Баку в годы войны, была опубликована статья Гусейна Талята «Женский вопрос – феминизм», в которой автор высоко оценивал борьбу американских и европейских женщин за равноправие с мужчинами и за получение избирательного права (43).

На страницах периодической печати обсуждалась роль азербайджанской интеллигенции и буржуазии в вопросах защиты своих прав. Так, газета «Басират» писала: «Наша интеллигенция, как и наши богачи, должны понять, что нация ни на шаг не продвинется вперед в своем развитии, пока они будут только и заниматься тем, что ежедневно наряжать своих жен в новомодные костюмы и украшать их шею множеством жемчужных ожерелий и возить их в разные увеселительные места. Если наша интеллигенция будет находиться в состоянии сна и беспечности, в состоянии бездействия, что же тогда произойдет, интеллигенция является одним из ответственных элементов нации» (44).

Известный политический деятель, депутат М. Джафаров, выступая на заседании IV Государственной думы, отмечал, что «никогда мрачная практика национального угнетения не достигала таких размеров, как в настоящее время освободительной войны. Никогда бездушный централизованный бюрократический механизм не издевался так над национальными чувствами инородцев России и не уродовал их бытовых и духовных особенностей, как в настоящий момент» (45).

7 марта 1917 г. в помещении Городской управы состоялось общее собрание бакинских журналистов, работавших в периодической печати. Была принята резолюция, в которой выражалось доверие и готовность поддерживать Временное правительство в осуществлении объявленной им программы, говорилось о защите свободы печати, о воздержании от партийной полемики в течение переходного времени, а также о созыве общего собрания журналистов для обсуждения возникавших вопросов.

В апреле 1917 г. было образовано Общество мусульманских писателей и журналистов, а 28 апреля того же года на первом учредительном заседании общества был принят устав и определены его цели – забота о духовном, профессиональном и материальном развитии своих членов и поощрение начинающих тружеников пера (46).

Для реализации этой задачи общество подготовило широкую программу литературной деятельности, была создана особая литературная комиссия, которой «вменялось в обязанность устройство литературно-художественных вечеров, собеседований, докладов и рефератов, лекций и т.п.» (47). 27 октября (9 ноября) 1917 г. был принят декрет Совнаркома «О печати» (48), с которого начался запрет изданий по политическим мотивам. Закрытию подлежали органы прессы, призывавшие к прямому сопротивлению или неповиновению правительству, к уголовно наказуемым действиям, сеющим смуту клеветническими извращениями фактов. В документе указывалось, что принимаемые меры временны и будут отменены «по наступлению надлежащих условий жизни». И как правильно отметила С.Ф. Варламова, «всякие ограничения, если они останутся, должны базироваться на правовой основе, обеспечивающей как свободу научной информации, так и охрану сведений, составляющих государственную, военную, коммерческую и иную тайну» (49).

Подводя итоги рассмотрению деятельности азербайджанской печати накануне и в годы первой мировой войны, важно отметить, что, несмотря на всевозможные бюрократические препоны, преследования и гонения, до февраля 1917 г. в Азербайджане выходило большое количество газет и журналов, как на русском, так и на азербайджанском языке. Азербайджанская интеллигенция при поддержке национальной буржуазии на страницах периодической печати поднимала важнейшие вопросы общественно-политической, экономической и культурной жизни страны – национальной идентичности, национального возрождения, роста национального самосознания, прав и положения азербайджанской женщины в обществе, пережитков прошлого, дальнейшего развития самобытной азербайджанской культуры.

ВАГАБОВА Эсмира Рагим гызы – доктор философии по истории, старший научный сотрудник Института истории им. АА. Бакиханова НАН Азербайджана

Примечания
 
1. 4 марта 1906 г. было получено разрешение от Тифлисского губернатора на издание Дж. Мамедкулизаде в г. Тифлисе еженедельного юмористического журнала «Молла Насредцин» на азербайджанском языке.
2. Бакинский день. 16.VI.1907, № 4.
3. Кавказское слово. 26.VIII.1916, № 189; подробно о «Газете-копейке» см.: БЕРЕЖНОЙ А.Ф. К истории отечественной журналистики: конец XIX – начало XX в. СПб. 1998; История отечественной журналистики: Документы и материалы. СПб. 2003, с. 113.
4. ГУСЕЙНОВ III. «Ишыг»-95. Первый печатный орган для азербайджанских женщин. - Гюнай. 15.VII.2006, № 28; Иршад. 10.IV.1906, № 86.
5. ЛЕМКЕ М. 25 дней в царской ставке. Пг. 1920, с. 362.
6. Собрание Узаконений и распоряжений правительства. СПб. 1914.
7. БЕРЕЖНОЙ А.Ф. Ук. соч., с. 18–19; Собрание узаконений и распоряжений правительства, 1914, отд. 1, № 170, с. 2821–2822; Правительственный вестник. 22. VI. 1914.
8. ЛЕМКЕ М. Ук. соч., с. 51; Собрание узаконений..., № 203, с. 3027.
9. Новая газета. 30.1.1915.
10. Русские ведомости. 4.XII.1915.
11. Государственная Дума IV созыва. Сессия четвертая. Стенограф, отчет. СПб, стб. 3160–3162; ЕСИН Б.И. Из истории русской журналистики начала XX века. М. 1984, с. 28.
12. Государственный исторический архив Азербайджанской Республики (ГИА АР), ф. 46, оп. 2, д. 384, л. 4–5об., 12, 15–15об., 16-19.
13. Там же, л. 20.
14. Там же, л. 30–ЗОоб.
15. МАМЕДОВ И.С. Об истории, исконной земле и горькой судьбе азербайджанцев, изгнанных из нынешней республики Армения. Баку. 2009, с. 300.
16. Центральный Государственный исторический архив Грузии (ЦГИАГ), ф. 968, д. 523, л. 1.
17. МАМЕДОВ И.С. Азербайджанская печать в Армении. Автореф. канд. дисс. Ереван. 1971.
18. ЕГО ЖЕ. Об истории, исконной земле и горькой судьбе азербайджанцев..., с. 301.
19. Баку. 26.IX.1915, № 214; 27.IX.1915, № 215.
20. БОХАНОВ А.Н. Буржуазная пресса России и крупный капитал. Конец XIX в. –
1914 г. М. 1984, с. 41; Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 776, оп. 21, ч. 1, д. 100, л. 20.
21. Нефтяное дело. 23.XII.1917, № 23–24, с. 2–3.
22. Там же, 9.11.1915, № 3, с. 35-36; 23.VII.1915, № 14, с. 1043.
23. Там же, 8.1.1914, № 1, с. 24–25.
24. Там же, с. 25.
25. Кавказский телеграф. 4.1.1916, № 2.
26. Там же.
27. Каспий. 23.1.1905; 19.XII.1906.
28. Ачыг сёз. 1915, № 1. Цит. по: ГАСАНЛЫ Дж. Русская революция и Азербайджан. Трудный путь к независимости (1917–1920). М. 2011, с. 53.
29. Там же.
30. Баку. 14.XI.1915.
31. Там же.
32. Там же. 24.XI.1915.
33. 1 января 1874 г. был принят «Устав о всесословной воинской повинности», в соответствии с которым воинской повинности подлежало все мужское население, без различия состояний, с 21-летнего возраста. Срок службы в сухопутных войсках составлял 15 лет – 6 лет действительной службы и 9 лет в запасе (на флоте срок действительной службы составлял 7 лет). Призыв не распространялся на казаков, народы Закавказья, Средней Азии и Сибири. Русская армия. Советская военная энциклопедия. Т. 7. М. 1979, с. 167–175; Революция и гражданская война в России: 1917-1923 гг. Энциклопедия. М. 2008.
34. http://www.savash-az.com/rasskazi/tkdiv.htm.
35. Дикая дивизия, как ее тогда называли, состояла из трех бригад шести кавказских туземных конных полков (каждый в 4 эскадрона). 2-я бригада, например, состояла из Татарского конного полка (состоявшего из азербайджанцев, который формировался в Елисаветполе) и Чеченского конного полка (состоявшего из чеченцев). Во главе стоял младший брат царя, великий князь Михаил Александрович. Таким образом, была сделана попытка распространить призыв на «инородческое» население, которое до этого было освобождено от несения воинской повинности.
36. Бабаи-Амир. 15.VII.1915, № 13; 1.IV.1916, № 12; См.: АЛИЕВА Л.А. Положение женщин Азербайджана в период военных конфликтов (на примере фактов 1-ой Мировой войны). – Известия БГУ, серия гуманитарных наук. 2012, № 4, с. 90.
37. Ачыг сёз. 4.VIII. 1916, № 250.
38. АЛИЕВА Л.А. Ук. соч., с. 89-90.
39. Бабаи-Амир. 2.VIII.1915, № 17; 9.IX.1915, № 21.
40. Баку. 5. XI. 1915, № 247.
41. Дирилик. 16.XII.1914, № 7.
42. Ачыг сёз. 17.V1II.1916, № 261.
43. Дирилик. 1.II.1915, № 10.
44. Баку. 4.III.1916, № 51.
45. Госдума. Стенографические отчеты. Сессия пятая. СПб. 1916, с. 84; СЕИДЗАДЕ Д. Азербайджанские депутаты в Государственной Думе России. Баку. 1991, с. 34.
46. Каспий. 3, 7.III. 191.7; 30.IV.(13.V).1917, № 95.
47. Там же.
48. Декреты Советской власти. Т. 1. М. 1957, с. 24–25.
49. ВАРЛАМОВА С.Ф. Спецхран РНБ: прошлое и настоящее. – Библиотековедение. Вып. 2. М. 1993, с. 82.

Опубликовано: «Вопросы истории» 2014. - № 12.

Азербайджан историография модернизация СМИ / Интернет традиционализм



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

21.11.2017

Интервью главы Ассоциации политологов Армении Амаяка ОВАННИСЯНА.

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info