На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

АЗЕРБАЙДЖАН УДВАИВАЕТ ВОЕННУЮ СТАВКУ В КАРАБАХСКОМ КОНФЛИКТЕ?

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Вячеслав МИХАЙЛОВ | 19.10.2015 | 00:00

Последняя неделя минувшего сентября накалила ситуацию в зоне карабахского конфликта до предела, за которым перспектива возобновления полномасштабных боевых действий стала просматриваться с большей вероятностью. Военная тактика Азербайджана претерпела существенные изменения. От разведывательно-диверсионных вылазок в тыл карабахских позиций азербайджанская сторона перешла к обстрелу оборонительных рубежей армянской стороны. ВС Азербайджана не только повысили уровень применяемых средств огневого поражения, включая дальнобойную крупнокалиберную артиллерию, но и нанесли удары по непосредственной территории Армении. В конце сентября приграничные районы армянской Тавушской области попали под прицел азербайджанских ракетно-артиллерийских установок.

С заключения бессрочного режима прекращения огня в мае 1994 года никогда прежде азербайджанская сторона не применяла в боевых условиях системы калибром 120 мм и выше. За прошедшие 20 с лишним лет не было зафиксировано и случаев целенаправленного обстрела населённых пунктов Армении на северо-восточном участке границы с Азербайджаном с задействованием ракетного и артиллерийского вооружения. В результате хотя и локальной, но агрессии азербайджанской стороны погибли мирные жители армянской приграничной области. Руководство Армении заявило о начале «актов возмездия», соразмерных карательных мер вглубь азербайджанской территории. Ситуация пока далека от перехода в очередную фазу значительного спада боевой активности. Огневые дуэли сторон продолжаются, с линии фронта приходят почти каждодневные сводки о погибших и раненых с обеих сторон.

Новые нюансы военной тактики азербайджанской стороны проявились на интересном этапе – весной текущего года, когда Баку, казалось, неизбежно должен был вступить в предолимпийскую фазу затишья. Однако именно предшествующий Первым европейским играм отрезок времени был отмечен усилением тенденции на обращение азербайджанцев к новым тактическим приёмам в полевых условиях.

Сезонный всплеск активности на карабахской передовой ожидался в конце лета, однако в этом году произошёл определённый сдвиг – с поправкой на политический календарь. Дело в том, что вскоре наступает годовщина предыдущего саммита президентов Армении и Азербайджана при посредничестве третьей стороны. Серж Саргсян и Ильхам Алиев были в гостях у главы Франции 27 октября 2014 года. Всего за прошлый год они встречались трижды, включая важнейший августовский саммит в Сочи, где при самом активном участии президента России Владимира Путина удалось в экстренном порядке погасить пламя намечавшейся тогда новой войны в Карабахе. 

Миновал почти год, а нового саммита всё нет и нет. Ещё в Париже, в Елисейском дворце, лидеры двух из трёх сторон конфликта, достигли предварительного согласия провести следующую встречу на полях юбилейной сессии Генассамблеи ООН. Часть минувшей весны и всё прошедшее лето международные посредники в лице сопредседателей Минской группы ОБСЕ развили большую активность. Они не только несколько раз посетили регион конфликта, но и поочерёдно организовали в своих столицах консультации с участием министров иностранных дел Армении и Азербайджана. Безрезультатно. Встречу в верхах на площадке 70-й сессии Генассамблеи ООН посредникам организовать не удалось. Президент Азербайджана Ильхам Алиев вовсе проигнорировал юбилейное заседание ООН, не присоединившись в Нью-Йорке к многочисленным главам государств и правительств. 

Надежда на проведение встречи азербайджанского и армянского лидеров до конца года, хотя и иллюзорная, но остаётся. Такими ожиданиями сопредседатели Минской группы поделились с общественностью. Впрочем, как отмечается, в том числе и бакинскими комментаторами, президенты Азербайджана и Армении не готовы к встрече. А если она всё же состоится, то не выйдет за рамки очередного раунда консультаций вокруг необходимых мер для поддержания стабильности в зоне конфликта. Серьёзного поиска путей выхода из карабахского тупика ожидать не приходиться.

Объяснить действия азербайджанской стороны армянские и сторонние эксперты попытались в привычной манере. Баку следует своему «алгоритму» повышения градуса напряжённости на линии соприкосновения войск перед каждой ответственной встречей дипломатов и политического руководства Азербайджана и Армении. Вот и в этот раз, когда в Нью-Йорке должны были пройти консультации глав МИД двух республик с участием сопредседателей Минской группы ОБСЕ, Баку пошёл по проторенной дороге. Азербайджанское руководство вновь демонстративно явило миру своё неприятие нынешнего статус-кво. 

Аргументация экспертов понятна, и, надо признать, до последнего времени подобная модель поведения Баку приносила ему определённые выгоды. Внимание России, США и Франции – стран-сопредседателей Минской группы – удавалось держать в периодическом тонусе именно военной эскалацией в зоне конфликта. Между тем, со временем у мировых держав выработалось условное «привыкание» к азербайджанской модели поведения вне стола переговоров по карабахскому урегулированию. На действия Баку не то, чтобы перестали обращать должное внимание (конечно, в азербайджанском понимании), а старались попросту переждать их, дать азербайджанским властям возможность выпустить «пар из котла» и на время угомониться. 

Таким образом, Азербайджан, как, фактически, единственный инициатор пересмотра сложившегося в регионе конфликта статус-кво, столкнулся с необходимостью обращения к новым методам демонстрации своего неудовольствия текущим положением дел. Выбор сделан в пользу повышения интенсивности обстрелов позиций противника, применения тяжёлых ударных систем и проецирования боевых действий на территорию Армении. 

Азербайджан сделал серьёзную заявку на переход в новую фазу военного противостояния, где бы он мог выбирать средства и методы дальнейшей эскалации при каждом удобном для него случае. 

Один из главных вопросов всех 20 лет относительного перемирия в зоне конфликта сводится к следующему: кто в условиях отсутствия международных миротворцев на линии разделения сторон контролирует ситуацию эффективнее и может навязывать противнику свою военную тактику? Азербайджан пытается уверить внешние силы и, почему бы и нет, самого себя, в том, что всё находится у него под контролем. Если надо снизить интенсивность боестолкновений, как это было в период проведения Евроигр-2015, Баку идёт на это. В случае постановки иной задачи, азербайджанская сторона пытается успешно выполнить и данную миссию.

Армянские стороны в лице ВС Республики Армения и Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики (НКР) с мая 1994-го предпринимают строго оборонительные действия. Военные задачи для Еревана и Степанакерта в целом решены по окончании первой карабахской войны. Оказалась ли работа армянской дипломатии безрезультатной за прошедшие годы или всё же есть какие-то подвижки на пути международного признания права Нагорного Карабаха самостоятельно определять своё будущее – другой вопрос. Но армянская армия выполнила свою часть работы и продолжает эффективно сдерживать противника на известных рубежах за многие километры от карабахской столицы. Что касается навязывания противостоящей стороне собственной военной тактики, то здесь необходимо признать «первенство» ВС Азербайджана. 

Баку удваивает ставку на военный сценарий развития ситуации в карабахском конфликте, преследуя свои интересы. Среди таковых можно отметить:

1) проецирование вооружённых действий на территорию Армении усиливает известную аргументацию Баку о двустороннем характере карабахского конфликта. По изначальной версии азербайджанской стороны, Нагорному Карабаху нет места за столом полноформатных переговоров. Майское соглашение о перемирии 1994 года, под которым стоит подпись и официального представителя НКР, тем самым Азербайджаном торпедируется. Баку добивается пересмотра трёхстороннего характера конфликта, закреплённого не только указанным соглашением, но и документами ОБСЕ середины 1990-х годов. Заметим, что обронённый недавно президентом Сержем Саргсяном тезис о Нагорном Карабахе как о «неотъемлемой части» Армении был ожидаемо истолкован азербайджанской стороной в качестве «доказательства» двусторонней природы конфликта;

2) активизировавшимся разговорам о необходимости создания механизма расследования инцидентов на линии прекращения огня Азербайджан придаёт выгодное для себя звучание, опять-таки с ориентировкой на двусторонний характер конфликта. Идея сопредседателей о таком механизме витает в воздухе с 2010 года, но так и не обрела своих предметных очертаний. Из последних заявлений, в частности, американского сопредседателя Минской группы можно понять, что созданию механизма все 5 лет противился именно Баку. Теперь, когда давление на азербайджанских дипломатов в этом вопросе выросло, возникла необходимость втягивания ВС Армении в вооружённое противостояние. Азербайджан «страхует» себя не только от трёхстороннего формата предлагаемого посредниками механизма, но и демонстрирует, например, своё неприятие в отношение ещё одной возможной меры военного характера. Это отвод тяжёлой техники, прежде всего, дальнобойной артиллерии сторон, за определённую линию, не позволяющий вести обстрел прилегающих населённых пунктов. Вопрос в том, от какого рубежа отводить технику. Логично, чтобы таковым стала нынешняя линия разграничения войск, де-факто установившаяся по итогам перемирия 1994 года. Но это абсолютно не устраивает Баку. Обстрелом северо-восточного региона Армении азербайджанцы, скорее всего, намекают на единственно приемлемую для них линию отвода тяжёлой техники в будущем, если вопрос войдёт в актуальную повестку первоочередных шагов по деэскалации в зоне конфликта. Это армяно-азербайджанская граница, где Тавушская и Гегаркуникская области Армении соприкасаются с Газахским, Товузским и Кедабекским районами Азербайджана, а также административные пределы бывшей Нагорно-Карабахской автономной области в составе Азербайджанской ССР;

3) Азербайджан достиг такого «критического» уровня милитаризации, после которого забрезжила необходимость перехода от избыточного накопления вооружений и военной техники к их применению в полевых условиях. Политическому руководству страны приходится держать ответ и перед своими налогоплательщиками, в последнее время столкнувшимися с новыми социально-экономическими тяготами, и перед военным сословием страны. Повешенное на стену «ружьё» перестаёт быть просто декорацией. Оно ставится на службу внутри- и внешнеполитическим интересам азербайджанской власти. Перед парламентскими выборами 1 ноября внимание общественности страны ещё больше ориентируется на коллективный образ врага в лице «мирового армянства». У правящей партии «Ени Азербайджан» нет никаких серьёзных проблем на зачищенном до основания политическом поле республики. Но в деле обеспечения высокого уровня электоральной мобилизации населения не будет лишним испытанный «карабахский ресурс» с отлажённым механизмом взвинчивания антиармянских настроений. Персонально Ильхам Алиев демонстрирует всем сомневающимся, что он настолько полно контролирует ситуацию внутри республики, что может накалять ситуацию в зоне конфликта даже в электоральный период. 

Во внешнеполитическом аспекте очередной виток военной эскалации устраивает Баку в не меньшей степени. Власти Азербайджана все последние месяцы пребывают чуть ли не на осадном положении, отбиваясь от нарастающей правозащитной критики Запада. Резонансную резолюцию Европарламента от 10 сентября в этом контексте можно считать определённым апофеозом взаимного раздражения Баку и евроатлантических столиц друг другом. Если в текст общеевропейского документа, пусть и рекомендательного свойства, включается предложение ввести адресные санкции против азербайджанских чиновников, то на это надо реагировать. Вот Баку и отреагировал, перенося дебаты с западных политических площадок на хорошо знакомое поле тревог транснациональных компаний за свои многомиллиардные инвестиции в азербайджанский нефтегазовый сектор;

4) известно, что без отмашки с турецкой стороны Азербайджан обязался не идти на возобновление полномасштабных военных действий. При этом Баку не только сохранил за собой свободу на локальные подрывы режима прекращения огня с учётом имеющихся азербайджано-турецких военно-политических договорённостей, но и, как можно понять, настраивается Анкарой на периодическую военную активность. Странным образом за «визитом разочарования» президента Турции 23 сентября в Москву, откуда турецкий лидер вернулся с пониманием того, что Россия вскоре приступит к активным военным действиям в Сирии, последовал всплеск такой активности ВС Азербайджана в зоне карабахского конфликта. 

В последнее время в экспертных кругах и среди политиков стало модным оперировать понятием «купирование рисков». Не отстают от интеллектуального мейнстрима и азербайджанские представители. Вот только получается это у них не очень ловко, с большой поправкой не на минимизацию, а именно увеличение рисков для общества и государственности прикаспийской республики. В азербайджанском понимании «купирование рисков», по всей видимости, означает обстрел населённых пунктов Армении и Нагорного Карабаха. Не в последнюю очередь, дабы спровоцировать отток населения противника вглубь его территории. Но тогда карательные действия армянских сторон могут вызвать куда более значительный поток новых азербайджанских внутренних переселенцев, которые устремятся поближе к политическим и экономическим центрам Апшеронского полуострова…

Приведённый перечень азербайджанской мотивации повысить градус накала обстановки в регионе конфликта военным инструментарием далеко не исчерпывающий. Впрочем, и его достаточно, чтобы почувствовать нынешний пульс азербайджанского целеполагания. 

Азербайджан удвоил ставку в военном измерении конфликта, но «вторая карабахская» для тамошнего руководства сопряжена со значительными рисками. Слишком велика вероятность нарваться на новую реальность в виде ограниченного, да и то весьма неоднозначного «военного успеха» при огромных политических, людских и материальных издержках. 

cпециально для kavkazoved.info

Азербайджан Армения безопасность воинское искусство / вооружения дипломатия Нагорный Карабах



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

22.07.2017

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт путь Саакашвили,...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info