На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

МАСС-МЕДИА КАК ФАКТОР ГРАЖДАНСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Публикации | Антон ЧАБЛИН | 06.07.2016 | 23:05

Один из важнейших вызовов для России сегодняшнего дня, оказавшейся на новом витке экономического кризиса, связана с необходимостью интеллектуальной мобилизации общества для поиска новых моделей и концепций посткризисного устройства. В свою очередь, создание такой коммуникативной среды, в которой как индивиды, так и структуры гражданского общества смогут усваивать стандарты политической культуры, – это и есть одна из важнейших функций масс-медиа.

Причем масс-медиа выступают и как среда для передачи норм гражданской культуры между иными гражданскими институтами, представляющими организованные интересы различных социальных групп, так и в качестве инструмента для коммуникации между гражданским обществом и властью. При этом ни в коем случае не стоит воспринимать масс-медиа в качестве «четвертой власти» – то есть как неформальное «дополнение» к трем существующим ветвям государственной власти, поскольку это искажает саму суть существования масс-медиа как социального института, имеющего функцию гласности, открытости и защиты прав и свобод граждан.

Однако сама свобода прессы в современной России постоянно подвергается испытаниям. В журналистской среде происходит постепенная деградация морально-этических и профессиональных стандартов. В то же время усиливается и становится все более разнообразным по форме административное давление органов власти и крупного бизнеса (в том числе государственного) на масс-медиа. Об этом свидетельствуют и примеры, аккумулируемые «Фондом защиты гласности», мониторинговая служба которого с начала 2016 года выявила в регионах Северного Кавказа более десяти фактов давления на масс-медиа. Это, в частности, нападение группы неизвестных молодых людей на микроавтобус, в котором ехала группа российских и иностранных журналистов, близ границы Ингушетии и Чечни (9 марта); задержание сотрудниками МВД журналиста издания «Новое дело» Идриса Юсупова в Махачкале (9 апреля); обыск сотрудников МВД в квартире обозревателя газеты «Черновик» Умара Бутаева (18 апреля) и многие другие.

Институт масс-медиа в условиях экономико-политического структурного кризиса играет исключительно важную роль в процессах гражданской интеграции в целом в Российской Федерации, но в особенности – в ряде регионов, характеризующихся наиболее сложной этнонациональной и конфессиональной картинами, к которым относится и Северный Кавказ. Внимание ученых-коммунициологов приковано именно к таким регионам, масс-медиа которых могут не только выступать в качестве фактора интеллектуальной мобилизации общества, но также и использоваться социально-политическими группами влияния в качестве инструмента распространения моделей социальной вражды, этнических, национальных, расовых стереотипов, человеконенавистнических идеологем. 

Чтобы объективно оценить, в каких условиях существует в настоящее время институт масс-медиа в регионах Северного Кавказа, нами был проведен сопоставительный экспресс-анализ ключевых показателей, характеризующих различные аспекты развития информационного общества. В настоящее время к данной проблематике привлечено большое внимание экспертного сообщества страны, однако, стоит отметить, что исследования, позволяющие ранжировать субъекты в зависимости от различных количественных показателей, были проведены только Ассоциацией распространителей печатной продукции, а также Комитетом гражданских инициатив совместно с Фондом «Медиастандарт», исследовательской группой «Циркон» и исследовательской компанией «Максима». 

Помимо этого, регулярный мониторинг отдельных индикаторов в регионах России проводят на постоянной либо нерегулярной основе, в частности:

Фонд защиты гласности (конфликты в медийной среде),

Национальная служба мониторинга (информационная открытость глав регионов и их активность в блогосфере),

агентство «РИА-Аналитика» (проникновение Интернета в регионах)

агентство «Смыслография» (восприятие регионов в англоязычных масс-медиа),

агентство «Медиалогия» (информационное благоприятствование главам регионов и региональных столиц, информационная активность губернаторов-блогеров),

Агентство распространителей печатной продукции (развитие рынка периодической печати),

Институт статистических исследований и экономики знания Высшей школы экономики (информационная открытость региональных органов управления образованием),

агентство «Инфометр» (информационная открытость органов исполнительной и судебной власти, правоохранительных ведомств),

Российское агентство правовой и судебной информации (информационная открытость органов судебной власти),

агентство CNews Analytics (информатизация регионов),

Фонд поддержки независимых региональных и местных средств массовой информации «Правда и справедливость» (расходы региональных бюджетов на информационное обеспечение деятельности органов власти),

агентство BrandAnalytics (проникновение социальных сетей в регионах),

агентство TNS (зрительская аудитория телеканалов и Интернет-сайтов),

другие.

В рамках данного исследования были проанализированы 36 индексов (они приведены в таблицах 1-3). В ходе проведения экспресс-исследования массив обработанных данных был кластеризирован в три частных индекса, характеризующих различные аспекты развития информационно-коммуникационной отрасли (информационного общества) в регионах Северного Кавказа:

бюджетное финансирование отрасли,

состояние инфраструктуры отрасли,

массово-психологическая эффективность деятельности отрасли.

Таблица 1.

Финансирование информационно-коммуникационной отрасли регионов Северного Кавказа

 

Расходы на СМИ (консолидированный бюджет) в 2014 году, млн. рублей

Расходы на СМИ на душу населения в 2014 году, руб.

Расходы на ИКТ в 2014 году, млн. рублей

Расходы на душу населения на ИКТ в 2014 году, руб.

Расходы на ИКТ в 2016 году (план), млн. рублей

Федеральные субсидии на развитие информационного общества в 2014-2015 годах, млн. рублей

 

1

2

3

4

5

6

Дагестан

562,0

188

211,6

71

298,2

30,0

Ингушетия

160,8

351

200,1

437

115,2

34,0

Кабардино-Балкария

342,6

399

530,4

618

21,7

21,0

Карачаево-Черкесия

72,8

155

26,2

56

18,7

0

Северная Осетия

84,5

 

120

130,0

185

126,5

12,0

Ставрополье

156,0

56

115,2

41

122,6

20,9

Чечня

1077,1

793

246,2

181

600,9

0

СКФО

2454,8

255

1459,7

152

1303,8

117,9

Россия

42666,1

292

63198,9

432

61810,8

 

Таблица 2.

Инфраструктура информационного общества регионов Северного Кавказа

 

Домашние хозяйства, имеющие персональные компьютеры и доступ к Интернету (2013)

Доля населения, регулярно пользующегося Интернетом (2013)

Доля населения, пользующегося персональным компьютером (2013)

Число абонентов фиксированного широкополосного доступа в Интернет, на 100 тысяч населения (2014)

Число абонентов мобильного широкополосного доступа в Интернет, на 100 тысяч населения (2014)

Средняя абонентская плата за доступ к сети Интернет (2014), рублей

 

7

8

9

10

11

12

Дагестан

33,9%

4,3%

25,4%

1,9

52,9

569

Ингушетия

1,0%

2,7%

1,8%

0,3

53,8

1316

Кабардино-Балкария

36,6%

22,1%

23,6%

8,5

65,3

514

Карачаево-Черкесия

42,8%

19,3%

22,7%

7,5

56,9

640

Северная Осетия

65,2%

 

44,8%

46,6%

7,8

65,7

560

Ставрополье

68,7%

34,1%

39,5%

11,4

67,6

495

Чечня

16,0%

4,6%

6,3%

2,2

66,5

1935

СКФО

 

 

 

5,9

61,4

 

Россия

 

 

 

17,0

64,5

 

Таблица 2. Продолжение

Инфраструктура информационного общества регионов Северного Кавказа

 

Телефонная плотность фиксированной связи (включая таксофоны) на 100 человек населения (2014)

Проникновение подвижной сотовой (радиоэлектронной) связи, на 100 тысяч населения (2014)

Доля домашних хозяйств, имеющих телевизор (2014)

Доля населения, имеющего возможность принимать 5-8 программ наземного эфирного аналогового телевещания (2014)

Охват населения радиовещанием (2014)

Доля населения, использовавшего сеть Интернет для получения государственных и муниципальных услуг (2014)

 

13

14

15

16

17

18

Дагестан

1,8

115,4

100

32,6

98,3%

0,2%

Ингушетия

1,5

114,0

99,9

73,9

88,3

1,8%

Кабардино-Балкария

14,3

140,5

100

77,7

98,1%

2,6%

Карачаево-Черкесия

11,9

129,2

99,8

80,0

91,1%

2,1%

Северная Осетия

23,3

141,4

99,9

55,6

98,5%

2,1%

Ставрополье

19,3

156,1

99,9

34,6

69,7%

4,1%

Чечня

1,3

122,7

91,3

48,6

98,4%

8,0%

СКФО

10,0

133,0

99,0

45,4

 

2,9

Россия

26,8

190,8

99,6

62,1

 

10,6

Таблица 2. Окончание

Инфраструктура информационного общества регионов Северного Кавказа

 

Средняя заработная плата сотрудников сферы медиа относительно средней заработной платы по региону (2015)

Средняя заработная плата сотрудников сферы медиа в регионе относительно средней заработной платы по всей сфере медиа в России (2015)

Совокупный тираж периодических печатных СМИ в регионе на душу населения (2015), экземпляров

Обеспеченность объектами по распространению периодической печати: киосками и павильонами прессы (2014), количество жителей на 1 объект

Количество зарегистрированных СМИ, распространяемых на территории региона (в том числе электронных)

Число юридических лиц, имеющих профильный ОКВЭД

 

19

20

21

22

23

24

Дагестан

84%

75%

107

10057

406 (176)

622

Ингушетия

87%

93%

46

10786

55 (11)

15

Кабардино-Балкария

86%

84%

223

8994

96 (25)

251

Карачаево-Черкесия

85%

80%

209

11203

86 (26)

165

Северная Осетия

86%

85%

414

8186

113 (28)

292

Ставрополье

88%

95%

759

5055

408 (142)

1446

Чечня

88%

97%

64

20045

80 (13)

35

СКФО

 

 

 

 

 

2826

Таблица 3

Психологическая результативность восприятия массовой информации в регионах Северного Кавказа

 

Уровень доверия к региональным и местным СМИ (2015)

Уровень критического восприятия массовой информации (2015)

Уровень проверки и оценки воспринимаемой массовой информации (2015)

Средний бюджет времени на просмотр ТВ (2015)

Средний бюджет времени на посещение Интернета (2015)

Уровень обращения к медиаустройствам (2015)

 

25

26

27

28

29

30

Дагестан

58%

33%

76%

59%

76%

40%

Ингушетия

52%

41%

78%

45%

73%

41%

Кабардино-Балкария

66%

37%

77%

56%

70%

50%

Карачаево-Черкесия

71%

37%

78%

58%

72%

47%

Северная Осетия

65%

40%

84%

56%

72%

51%

Ставрополье

67%

37%

80%

51%

72%

50%

Чечня

77%

24%

71%

52%

71%

40%

Таблица 3. Окончание

Психологическая результативность восприятия массовой информации в регионах Северного Кавказа

 

Информационная открытость высшего исполнительного органа госвласти региона (2015)

Количество медиа-конфликтов (2013-2015), в том числе убийства журналистов

Коммуникационный рейтинг регионов в англоязычных СМИ (2015), балл

Индекс информационного благоприятствования губернатору (2015)

Индекс цитируемости губернатора-блогера (2015)

Индекс информационного благоприятствования губернатору в сфере ЖКХ (2014)

 

31

32

33

34

35

36

Дагестан

19,0%

15

(1 – Ахмеднаби Ахмеднабиев)

98

29.178

37

3.428

Ингушетия

35,6%

3

42

28.437

131

1.801

Кабардино-Балкария

39,2%

4 (1 –Тимур Куашев)

44

10.284

-

-

Карачаево-Черкесия

38,4%

0

16

9.452

-

-

Северная Осетия

29,6%

2

34

8.252

-

-

Ставрополье

47,9%

7 (1 – Николай Потапов)

62

34.384

-

1.337

Чечня

17,0%

1

88

97.860

3.477

-

СКФО

 

32 (3)

 

 

 

 

Россия

 

957 (9)

 

 

 

 

Выводы

1. Отсутствуют публичные, общедоступные рейтинги, которые касаются различных социально важных аспектов развития информационного общества (в частности, рейтинг развитости блогосферы в отдельных регионах, проводимый агентством BrandAnalytics, публикуется частично; частично публикуются также данные рейтинга регионов по расходам консолидированного бюджета на информационное освещение органов государственной власти, проводимого Фондом поддержки независимых региональных и местных средств массовой информации «Правда и справедливость»).

2. Различные социально важные рэнкинги и рейтинги развития информационного общества обновляются крайне нерегулярно (в частности, рейтинг развития интернет-среды в регионах страны агентства «РИА-рейтинг»; рейтинг информационной открытости глав регионов Национальной службы мониторинга; рейтинга регионов по уровню внедрения «Универсальной электронной карты»).

3. Регионы Северного Кавказа (и в первую очередь три республики Восточного Кавказа – Чечня, Ингушетия и Дагестан) имеют заведомо низкий уровень развития инфраструктуры информационного общества, например, в части массовой компьютеризации, продвижения мобильной связи и даже телевидения, сети распространения печатной прессы.

4. Количество и активность стейкхолдеров информационного общества крайне неравномерно в пределах Северного Кавказа, варьируя от минимума в двух вайнахских республиках (Чечне и Ингушетии) до максимума в Ставропольском крае.

5. Специфична ситуация в Чечне, где при рекордно высоких бюджетных расходах на информирование и информационном благоприятствовании главе региона отмечены два антирекорда – наименьший в стране уровень критичности при восприятии массовой информации (24% опрошенных) и самый низкий уровень открытости правительства (17%).

6. Отличается спецификой ситуация в Дагестане, где на фоне относительной слабой развитости информационно-коммуникативной инфраструктуры высоки как количество, так и активность (в том числе взаимная конфликтность) стейкхолдеров медийного рынка.

7. Три республики Западного Кавказа (Северная Осетия, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария) при наличии ряда различий в целом схожи по дизайну информационно-коммуникационной среды – слабая развитость инфраструктуры, которую региональные власти пытаются преодолеть, но при этом число стейкхолдеров низко, и как следствие, низок и уровень плюрализма мнений.

Источники данных:

1-2 – данные исследования «Индекс развития медиасферы в регионах России» (Комитет гражданских инициатив, фонд «Медиастандарт»)

2-6 – данные обзора CNews Analytics

7-9 - данные рэнкинга агентства «РИА-рейтинг»

10-18 – официальные данные Росстата РФ

19-21 – данные исследования «Индекс развития медиасферы в регионах России»

22 – официальные данные Минкомсвязи РФ

23 – официальные данные Роскомнадзора РФ

24 – данные ЕГРЮЛ, расчеты автора (ОКВЭД 22.12, 22.13, 92.20)

25-30 – данные социологического опроса, проведенного в рамках исследования «Индекс развития медиасферы в регионах России»

31 – данные агентства «Инфометр»

32 – данные базы «Медиаконфликты» Фонда защиты гласности

33 – данные рэнкинга агентства «Смыслография»

34-36 – данные рейтингов агентства «Медиалогия»

 


Материал подготовлен в рамках проекта Научного общества кавказоведов, «Этнокультурная идентичность в контексте интеграционных процессов на постсоветском пространстве», при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации №79-рп от 01.04.2015 и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Союз пенсионеров России» 

грант-2016 Кавказ коммуникации Россия СМИ / Интернет



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
24.07.2016

И. Алиев в своем выступлении на саммите в Варшаве высоко оценил «поддержку...

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

19.07.2016

Мэр Кисловодска Александр КУРБАТОВ: «Я стараюсь выстраивать политику города в таком направлении, чтобы...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
2016 год на Южном Кавказе:

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2017 | НОК | info@kavkazoved.info