На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЯЗИ РОССИИ И НАРОДОВ «ЧЕРКЕССКОГО МИРА» ПРОВЕРЕНЫ ВРЕМЕНЕМ

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Алексей ЧИЧКИН, Андрей АРЕШЕВ | 21.05.2016 | 00:00

21 мая 1864 года завершились активные боевые действия на Северо-Западном Кавказе: территория причерноморского края окончательно вошла в состав Российской империи. События Кавказской войны и по сей день остаются предметом взаимоисключающих, порой диаметрально противоположных трактовок и интерпретаций. Так, во многих исторических работах, при описании сражений, поведения знаковых личностей и простых людей, героических поступков представителей обеих сторон, красной нитью проходила идея о взаимном неуважении, ненависти, презрении, культурно-цивилизационной несовместимости и вечной борьбе между русскими с одной стороны, и народами Северного Кавказа – с другой. Между тем, подобный политизированный подход, направленный на взаимное отчуждение народов, не выдерживает критики. При детальном рассмотрении событий более чем полуторавековой давности можно найти множество фактов и обстоятельств, вырисовывающих совершенно иную картину Кавказской войны. По справедливому замечанию кавказоведа Анзора Остахова, она предстает перед нами не беспощадной борьбой между русскими и горцами на истребление, а своеобразным рыцарским поединком, где участники мерились силами, искренне уважая друг друга, и где проигравший принял достойное поражение от достойного соперника, встав с ним после этого на общий исторический путь. Поля сражений Кавказской войны были не только театром кровавых баталий между русскими и горцами, но и полем, где созревали зачатки их мирных контактов. Столкновение русского воинства, победившего недавно нашествие «двунадесяти языков» и кавказских горцев, успешно отстаивавших в течение веков свою свободу от внешних завоевателей, породило у обеих сторон чувство глубокого взаимоуважения друг к другу, что нашло в полной мере находит отражение, в частности, в русской литературе того времени (1).

Безусловно, история взаимоотношений адыгов и русского народа была непростой и противоречивой, включая достижения и просчеты, но она развивалась поступательно. Апелляция исключительно к истории военного противостояния означает игнорирование очевидных достижений, полученных в ходе 150 лет совместного развития (2). Попытки отдельных внешних игроков возбудить так называемый «черкесский вопрос» в антироссийском контексте, стремление приклеить к драматичным событиям заключительного этапа Кавказской войны ярлык «геноцида» обрели особый размах в период подготовки и проведения зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году (3). После успешного завершения спортивного мероприятия, вызвавшего широкий позитивный международный резонанс, деструктивная пропагандистская активность на «черкесском фронте» снизилась, однако на рубеже 2015-2016 гг. наметились признаки очередной её активизации. В сентябре 2015 года проживающий в США черкесский активист Андзор Кабард объявил о создании общественной организации под названием «Черкесская полития» со штаб-квартирой в Лондоне. Авторами проекта предполагается, что он станет «центром кристаллизации черкесской транснации, под крышей которого будут формироваться прочие черкесские транснациональные институты – политические, образовательные, лоббистские и пр.». «Мы не собираемся больше ни у кого ничего просить – мы собираемся бороться за свое место под солнцем всеми законными методами, – поясняет Кабард. – Мы создаем черкесскую структуру, ориентированную на обслуживание сугубо черкесских нужд» (4).

Весной 2016 года в Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии уже в шестой раз отметили «День черкесского флага», в рамках которого прошли автопробеги, митинги и концерты. Несмотря на их относительно немногочисленный характер, местные наблюдатели отмечают, что число их участников растет и в этом году значительно превысило показатели прошлого года (5).

Вряд ли активисты «Черкесской политии» и ей подобных проектов, концентрируясь исключительно на негативе, будут заниматься популяризацией позитивного опыта многовековых российско-адыгских исторических связей, их огромного позитивного материала. Напомним лишь, что после завершения Кавказской войны от горских знатных родов отправляли мальчиков для службы и учебы в Петербург, и со временем в составе русской армии состояло немало частей, сформированных из представителей кавказских народов (Анапский горский эскадрон, Лабинский конно-иррегулярный эскадрон, Кавказско-горский конный полк, Терский конный полк, Лейб-гвардии Кавказско-горский полуэскадрон) (6). Большинство добровольцев Кавказской туземной конной дивизии, защищавших Россию в Первой мировой войне, были внуками, или даже сыновьями ее бывших врагов. Дивизия, и ее некоторые полки, в том числе, Кабардинский конный, своими подвигами, заслужили право получить Георгиевские штандарты: конники дивизии были до конца верны присяге, и в ее истории отсутствовали случаи дезертирства (7). Имена нескольких десятков кавказцев, в том числе адыгов, присутствуют в почетных списках полных Георгиевских кавалеров в Георгиевском зале Кремля.

«Оглядываясь назад, наряду с трагическим мы не должны забывать значимые, наполненные позитивным содержанием страницы истории русско-адыгских отношений, которые установились задолго до Кавказской войны. Вхождение в состав Российского государства помогло выстоять в борьбе с иноземными завоевателями, спасло наш народ от уничтожающей междоусобицы и бесконечных войн на Кавказе. Благодаря этому судьбоносному выбору, он сохранил свое место в мире, свою любимую землю, язык, культуру и сегодня в единой многонациональной семье народов Российской Федерации уверенно строит новую жизнь», - было сказано 21 мая 2013 года главой Кабардино-Балкарской Республики А. Каноковым в связи с очередной годовщиной окончания Кавказской войны (8). И эти слова полностью подтверждаются событиями не только XIX, но и XX века. Более того, они полностью применимы и к другим «адыгским» субъектам Российской Федерации. В частности, речь идёт о Республике Адыгея, население которой проявило в годы Великой Отечественной войны массовый героизм.

Известно изречение Гитлера в апреле 1942 года: «Если я не получу нефти Майкопа, Грозного или Баку, я буду вынужден покончить с этой войной». До поры до времени «спасали» для Берлина ситуацию нефть Румынии, германская синтетическая нефь (из угля), а также хром с кобальтом из Турции и Испании, и вольфрам и железная руда с марганцем из Португалии... Тем не менее, сложно было переоценить важность для захватчиков кавказских источников энергетического сырья, и вовсе не случайно один из основных ударов Вермахта в 1942 году пришёлся именно на Кавказ. Народам многонационального края был адресован призыв поддержать так называемых «освободителей»…

Однако расчёты германских и турецких стратегов на то, что адыги в числе первых составят авангард местных пособников СС и вермахта, либо непосредственно турецких войск, готовившихся к вторжению на Кавказ в 1941-1943 гг., полностью провалились. Наоборот: жители республики в канун вторжения в республику передовых частей вермахта (в середине июля 1942 г.) вывели из строя находящиеся на её территории нефтегазопромыслы. Да так, что некоторые объекты нефтегазодобычи не удаётся в полной мере восстановить до сих пор. В частности, речь идёт о скважинах и месторождениях так называемой «белой» нефти – аналога высококачественного бензина (такие месторождения имеются и в близлежащих Хадыженске, Апшеронске, Нефтегорске), что не требовало создания в республике собственной нефтепереработки.

Но почему прочитались агрессоры в Адыгее?.. Очевидно, несмотря на драматические события начла XX века, чреду революций и гражданскую войну, национальную политику советской власти, так же как и Российской империи, вовсе не следует мазать исключительно чёрной краской. После 1917 года политика Москвы в отношении адыгов, во многом определяемая И.В. Сталиным и Серго Орджоникидзе, под влиянием различных обстоятельств, претерпевала серьёзные изменения. В частности, учитывая стратегическое расположение адыгского населения, руководство страны пошло на максимально возможное для него благоприятствование.

По мнению специалистов, одной из главных целей административно-территориальных преобразований начала 1920-х годов было придание большей самостоятельности коренным народам региона через образование автономий различного уровня (9).

На этом этапе и позднее предпринимались серьёзные меры по укреплению национальной и культурной идентичности адыгских этнических групп Черноморского побережья. Вплоть до конца 1930-х годов работали национальные школы, выходили газеты на национальных языках. Продразвёрстка или коллективизация там проходили в этих районах больше формально, чем фактически.

27 июля 1922 года была создана Адыгейская (Черкесская) автономная область, ставшая предшественницей современной республики Адыгея. Выделение автономной области стало большим шагом для нуждающихся в сохранении традиций и национального быта черкесов Кубани. В декабре 1922 года это подчеркнул и I съезд Советов Адыгеи, который состоялся в ауле Хакуринохабль (10). Интересно, что в 1921 году в Горской АССР было принято постановления «О введении шариатского судопроизводства», де-факто действовавшее впоследствии и в Адыгейской автономной области. Можно утверждать, что в 20-е годы в Адыгее сосуществовало две судебно-правовые системы. При этом процесс рассмотрения дел в шариатском суде регулировался нормами так называемого «традиционного» или обычного права и другими квази-нормативными регуляторами, а в государственных судах судопроизводство осуществлялось в соответствии с нормами официального (государственного) права (11).

Карта примерных границ Адыгейской автономной области в 1923 году. Из фондов Российской Публичной библиотеки имени М.Е. Салтыкова-Щедрина, источник: АиФ

В 1922 году из ряда адыгских анклавов в Кубано-Черноморской области образуется Черкесская (Адыгейская) АО. Причерноморские шапсугские аулы остаются за рамками этой автономии и все же определяются в 1927 в отдельный национальный район (12). А в конце 1930-х годов автономную область Адыгеи со столицей в г. Кошехабль (центральный её район) включают в состав Краснодарского края. Территория области тогда составляла не более 5,1 тыс. кв. км, но, подчеркнём – впервые адыги получили национально-административную автономию в составе Советской России. В 1920-е – 1930-е годы в Адыгее были построены десятки промышленных предприятий, являлся консервный комбинат общей стоимостью в 650 тысяч рублей с предполагаемой производительностью в 4200 тысяч банок. На комбинате устанавливалась новая аппаратура и различные машины, впервые ввозимые в СССР. В 1928 году начинается строительство поташного завода производительностью 2000 тонн поташа в год, маслобойного завода, фабрики по переработке волокна кенафа и других предприятий. Особенно бурно развивается промышленность Адыгеи в годы первой пятилетки. В течение 1931-1934 годов в строй действующих предприятий вступил эфиро-экстракционный завод в районе аула Блечепсин. К 1932 году мощность консервной фабрики в поселке Яблоновском увеличилась с 7 миллионов условных банок до 32 миллионов банок, были введены в действие различные предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья, костролитовые заводы в совхозе «Чехрак» и «Адамий», завод по переработке кенафа в совхозе «Чехрак», реконструирован мельнично-маслобойный комбинат в селе Николаевском. Заметно возрос культурно-образовательный уровень местного населения (13), активно развивается национальное краеведение (14). 

Уже во второй половине 1930-х, наряду со всё более активным развитием местной экономики и социальной сферы (государство, например, дотировало там с конца 1920-х даже цитрусо- и чаеводство, эксперименты с хлопководством, возделыванием оливок и т.д.), по инициативе Сталина начались  территориальные приращения к Алыгейской АО. Крупный соседний город Краснодарского края, Майкоп, вместе с соседним районом стал столицей Адыгеи с 10 апреля 1936 года. К 1937 г. в Адыгее в 1937 г. существовало 52 промышленных предприятия, из них 21 было расположено в г. Майкопе, 31 – в сельских районах. В числе вошедших в состав области в связи с расширением ее территории были такие крупные предприятия союзного значения, как комбинат «Лесомебель» имени А.А. Андрухаева, дубзавод «Красный Октябрь», механический завод имени М.В. Фрунзе. В 1930-е гг. появились новые отрасли в промышленности: пищевая, деревообрабатывающая, мебельная, станкостроительная, обувная, швейная и др (15). Всё это не могло не повлиять на политическую ориентацию подавляющего большинства адыгов, проживавших на территории СССР.

В феврале 1941 года в состав Адыгеи был включён горный Каменномостский район (часть Тульского района Краснодарского края) с центром в одноименном городе, вскоре переименованном на адыгский манер – Хаджох. Кстати, в этом районе еще в 30-х и раньше были разведаны немалые запасы высококачественных золотоносной руды, серебра, хрома, ванадия (16). Данная территория, заметим, расположена невдалеке от Сочи, Красной Поляны и границы РСФСР с Абхазией. Наконец, в конце апреля 1962 г. в состав Адыгеи был включен весь Тульский район Краснодарского края с одноимённым центром (юго-восточное Майкопа). При этом русское население, в целях сохранения этнополитического баланса, из передаваемых в состав Адыгеи районов не переселялось. Таким образом, по сей день доля русских в общем числе жителей Адыгеи – около 60%, в то время как адыгов свыше 25%.

Изменения административно-территориального деления Адыгейской АО, 1922-1962 гг.

В итоге, территория Адыгейской АО увеличилась почти до 7,8 тыс. кв. км: таковой она остаётся и сегодня. Темпы же экономического роста этого региона и повышения культурно-образовательного уровня населения здесь были одними из наиболее высоких на Северном Кавказе вплоть до первой половины 1970-х годов. Кроме того, в конце 1960-х годов республика получила прямой доступ к одному из крупнейших на юге РСФСР Краснодарскому водохранилищу, расположенному у кубанского берега Энемского (западного) района Адыгеи.

К 1963 году через тот же Энем стала проходить одна из транс-северокавказских стальных магистралей, но уже к началу Великой Отечественной войны именно через центральную Адыгею проходила основная в тот период железная дорога Москва – Туапсе – Сочи – Абхазия (Грузия).

Упомянутые и иные меры были нацелены на то, чтобы адыги, многие представители которых  когда-то были последовательными противниками России на Кавказе, стали её союзниками. После кончины в ноябре 1938 года турецкого лидера Ататюрка в Москве не исключали агрессии против СССР также и с южного направления и, соответственно, использования Анкарой национал-сепаратистской эмиграции в Турции и адептов пантюркизма на Кавказе. Подобного рода прогнозы не были безосновательными: к концу 1939 года был почти готов план совместного вторжения на Кавказ войск Турции, Великобритании и Франции, пресечённый окончанием советско-финской войны 12 марта 1940 года. При этом нелишним будет напомнить, что адыги, эмигрировавшие в Турцию после окончания Кавказской войны, попали не в обещанный рай, а были рассредоточены по окраинам страны в «горячих точках» и в наиболее неблагоприятных местах переживавшей не лучшие времена империи. С большими издержками интегрировавшись в новое культурно-духовное пространство, они оказались практически на грани полной ассимиляции среди турецкого и арабского населения Ближнего Востока. В отличие от них, российские черкесы, адаптировавшись к европейской цивилизации, сохранили при этом свою историческую родину, культуру, язык, самобытность и образ жизни (17). При этом длительное время именно турецкие власти, наряду с официальным Тбилиси при поддержке их западных партнёрами, выступали застрельщиками различных мероприятий на «черкесскую» тему с антироссийским привкусом. В контексте ухудшения двусторонних российско-турецких отношений после уничтожения в небе над Сирией 24 ноября 2015 года турецкой авиацией российского бомбардировщика Турция и Грузия, разумеется, при поддержке извне, могут вновь стать активным игроком на «черкесском» политическом поле.

Впрочем, деструктивные цели вряд ли будут достигнуты сегодня, как не были они достигнуты в суровые годы Великой Отечественной войны, ставшей грозным испытанием для всех народов многонационального Советского Союза. Захватив в августе 1942 г. территорию Адыгеи, оккупанты начали внедрять свой «новый порядок», сопровождавшийся кровавым террором. В течение пяти месяцев они истребили более 4 тыс. жителей Адыгеи, из них в одном только Майкопе было расстреляно более 3 тыс. человек – почти 10% жителей города, представителей всех национальностей, проживавших здесь, не согласившихся с новым порядком и оказавших сопротивление врагу, отказавшихся сотрудничать с ним (18).

Расчёт германских оккупантов н то, что им «подарят» высококачественную адыгейскую нефть, как было указано выше, не оправдался: немцы встретили на временно оккупированных территориях разрушенные скважины и взорванное добывающее оборудование (которое не успели эвакуировать в туркменский Красноводск, где в 1942-1946 гг. работал эвакуированный Туапсинский нефтеперерабатывающий завод). Многочисленные попытки гитлеровцев организовать добычу майкопской нефти оказались безуспешными (19).

Не стали жители Адыгеи и содействовать в поисках кратчайших горных путей к Сочи, Туапсе, Адлеру. Наоборот: местное население, в подавляющем большинстве, помогало партизанам, спецчастям НКВД или непосредственно создавало партизанские группы. Обратную реакцию в Адыгее вызывала также и протурецкая пропаганда (турецкие эмиссары в тот период работали и в Адыгее, и в соседних национальных регионах Северного Кавказа, а также в Грузии, Азербайджане, Центральной Азии, Крыму, Поволжье). В этой связи вызывает сожаление, что, к примеру, в книге «Сочи: путеводитель по городу» (Краснодар, 1962 г.) ни слова не сказано о роли Адыгеи и адыгов в успешной обороне районов черноморского побережья РСФСР, а также в укреплении обороноспособности северо-западных границ соседней Грузии (в Абхазии), об активных действиях партизан в Причерноморье...

Нелишне напомнить, что из сравнительно небольшого числа жителей Адыгеи (не более 350 тыс. в 1941 году), в годы Великой Отечественной войны более 15 тысяч, в том числе около 5 тысяч адыгейцев, были награждены орденами и медалями. Семь адыгейцев стали Героями Советского Союза (20). 

Таким образом, в достаточной степени продуманная, последовательная политика руководства СССР в Адыгее лишила оккупантов и их пособников какой-либо национальной, социально-политической и экономической опоры в крае. Но если публикации об этом и появлялись в послевоенные десятилетия, то, как правило, лишь в местных изданиях и всё более лаконичные. Причём, нередко для служебного пользования... Ответ на вопрос о причинах подобного рода практики до сих пор не совсем понятен.

Уже в позднесоветские годы некоторые демографические показатели – снижение рождаемости, повышение уровня смертности, старение населения – свидетельствовали о нарастающих неблагоприятных тенденциях, характерных, впрочем, и для РСФСР в целом (21). После 1991 года Адыгейская автономная область становится самостоятельным субъектом Российской Федерации. Постсоветское развитие республики, особенно в 1990-е годы, было сопряжено с рядом этнополитических и социально-экономических осложнений, причём некоторые из них не преодолены в полной мере и сегодня.

Железные  и автомобильные дороги Адыгеи

Так, регулярное прямое железнодорожное сообщение по линии Москва – Майкоп, действовавшее с середины 1970-х (периодически – и в довоенный период; в 50-х и 60-х) было в начале 2000-х годов отменено. Независимо от причин это решения, оно едва ли способствует дальнейшему активному развитию экономических и социокультурных связей между Адыгеей и остальными российскими регионами, важному для социально-экономической и этнополитической стабильности на Северном Кавказе. Кстати, в последний сталинский период (начало 1950-х годов) существовал проект железной дороги (почти 75 км) Хаджох – Красная Поляна – Сочи, но он после марта 1953 года он так и остался проектом... 

Развитие экономики республики, обладающей рядом конкурентных преимуществ, позволит в полной мере задействовать потенциал её роста, что будет способствовать решению широкого круга социально-экономических задач.

Примечания
 
(1) Остахов А. Аспекты исторической комплементарности на примере кавказской войны (1817-1864) // Материалы Международного форума историков-кавказоведов (14-15 октября 2013 г., г. Ростов-на-Дону) / Отв. ред. Черноус В.В. – Ростов-на-Дону: МАРТ, 2013. – С. 103-113.
(2) Мамсиров Х. Кавказ в 2013 г: свет и тени «черкесского вопроса» // http://www.kavkazoved.info/news/2013/12/03/kavkaz-v-2013-svet-i-teni-cherkesskogo-voprosa.html
(3) Подробнее см.: материалы научно-практических конференций: «Западный Кавказ между прошлым и будущим» (г.Сухум, 28-29 ноября 2012 г.); «Западный Кавказ: современные проблемы»(г. Ростов-на-Дону, 18-19 марта 2013 г.)
(4) Мамий С. «Черкесская полития»: тезисы и антитезисы // http://kavkazgeoclub.ru/content/cherkesskaya-politiya-tezisy-i-antitezisy
(5) Амелина Я. Гальванизированный труп «черкесского вопроса» // http://rusplt.ru/views/views_158.html
(6) Чмленко Ю. Что обрели черкесы в составе России // http://www.kavkazoved.info/news/2013/09/30/chto-obreli-cherkesy-v-sostave-rossii.html
(7) См.: Опрышко О.Л. Кавказская конная дивизия 1914-1917: возвращение из забвения. Нальчик, 2007 г.
(8) Обращение Главы КБР А.Б. Канокова в связи с 149-й годовщиной окончания Кавказской войны // http://intercircass.org/?p=4289
(9) Куваева А.А., Адзинова З.Ю. Административно- территориальные преобразования на Северо-Западном Кавказе в первой четверти XX века  // Вестник Майкопского государственного технологического университета. 2015. № 3. С. 20-26.
(10) Автономия из рук большевиков. Как рождалась современная Адыгея // http://www.adigea.aif.ru/society/archive/1216444
(11) Серопян Г.С. шариатское судопроизводство в Адыгейской автономной области в 20-е годы ХХ в. // Общество и право. 2009. № 4. С. 58-60.
(12) Цуциев А. Атлас этнополитической истории Кавказа. Карта 22 (1922–1928). Советское национально-государственное строительство // http://www.iriston.com/nogbon/news.php?newsid=470
(13) Кагазежев Р.Б., Кагазежев Б.С. Вопросы хозяйственного и культурного строительства в Адыгейской автономной области // Вестник Майкопского государственного технологического университета. 2013. № 3. С. 10-14.
(14) Бочкарева А.С., Емтыль З.Я., Хотина Ю.В. Краеведение Северного Кавказа как фактор интеграции в советское геополитическое пространство ( к истории адыгской интеллигенции) // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. № 111. С. 1520-1532.
(15) Басте Р.Ю. Итоги развития Адыгейской автономной области за время ее существования // Голос минувшего. Кубанский исторический журнал. 2013. Т. 3-4. С. 145-149.
(16) См., например, «Вестник золотопромышленника», М., 19.07.2010 г.
(17) Мамсиров Х. Указ. работа.
(18) Басте Р.Ю. Оккупация Адыгейской автономной области немецко-фашистскими захватчиками // Голос минувшего. Кубанский исторический журнал. 2015. № 1-2. С. 65-69.
(19) Там же.
(20) Чирг А.Ю. Адыгея в годы Великой Отечественной войны // в кн.: Великая Отечественная война: уроки истории и современность материалы Международной научной конференции. Министерство культуры РФ, Краснодарский государственный университет культуры и искусств. 2015. С. 5-9.
(21) Нажева Р.А. Демографические показатели населения Адыгейской автономной области по материалам всесоюзных переписей населения 1979 г. и 1989 г.: состояние и тенденции развития // Вестник Майкопского государственного технологического университета. 2015. № 3. С. 32-37.

Материал подготовлен в рамках проекта Научного общества кавказоведов, «Этнокультурная идентичность в контексте интеграционных процессов на постсоветском пространстве», при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации №79-рп от 01.04.2015 и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Союз пенсионеров России» 

Адыгея грант-2016 Россия Северо-Западный Кавказ черкесы экономика этничность / этнополитика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
24.07.2016

И. Алиев в своем выступлении на саммите в Варшаве высоко оценил «поддержку...

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

19.07.2016

Мэр Кисловодска Александр КУРБАТОВ: «Я стараюсь выстраивать политику города в таком направлении, чтобы...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
2016 год на Южном Кавказе:

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2017 | НОК | info@kavkazoved.info