На главную страницу Карта сайта Написать письмо

ИНТЕРВЬЮ

БЛИЖНИЙ ВОСТОК: «ИГ» ОГРЫЗАЕТСЯ, АМЕРИКА ОБУСТРАИВАЕТСЯ, ПРОБЛЕМЫ ОСТАЮТСЯ

ИНТЕРВЬЮ | ПОПУЛЯРНОЕ | Андрей АРЕШЕВ | 24.07.2017 | 13:47

На актуальные вопросы Интернет-издания "Кавказский геополитический клуб" отвечает политолог Андрей Арешев.

- Ближний Восток, которому мы уделяем немалое внимание в контексте в том числе и актуальных проблем Кавказа, традиционно богат на новости, отнюдь не всегда, к сожалению, позитивные. К примеру, многие вспоминали о второй годовщине подписания в июле 2015 года Совместного всеобъемлющего плана действий – политического соглашения между Тегераном и «шестёркой» международных посредников, ставшего возможным во многом благодаря позиции Москвы и Пекина. Тегеран и МАГАТЭ заявляют о том, что Иран выполняет свои обязательства в рамках СВПД; в этом признался и госсекретарь США Тиллерсон, хотя сами США своих обязательств не выполняют. Как бы Вы оценили развитие событий на Ближнем Востоке в контексте обостряющейся американо-иранской враждебной риторики, и на что следовало бы обратить особое внимание?

- С сожалением следует отметить, что СВПД, похоже, чем дальше, тем больше становится заложником жёсткого антииранского курса значительной части окружения Дональда Трампа, что делает перспективы полной и всеобъемлющей реализации данного документа менее определёнными. Похоже, американская сторона не торопится пройти свою часть пути и не горит желанием снимать односторонние ограничения. Более того, в начале февраля текущего года, уже при администрации Трампа, Вашингтон ввёл очередные санкции, используя в качестве повода испытания Ираном баллистических ракет. В середине июня сенат принял очередной дискриминационный документ, касающийся также третьих стран и организаций (в том числе и России), что является несомненным признаком, мягко говоря, недружественного отношения. Складывается впечатление, что американские законодатели и влиятельная часть администрации делают всё, чтобы в зародыше пресечь возможную «оттепель» в диалоге с Москвой.

Несколько дней назад американская администрация внесла в «чёрный список» очередные 18 организаций и лиц, якобы поддерживающих программу Ирана по разработке и испытаниям баллистических ракет, а также военные закупки и Корпус стражей Исламской Революции. Практически одновременно в Госдепе в очередной раз обвинили Тегеран в «поддержке международного терроризма», не удосужившись привести при этом мало-мальских доказательств. В свою очередь, 18 июля иранский меджлис принял законопроект о противодействии «американскому терроризму» на Ближнем Востоке. Постоянно подогреваются слухи о введении новых ограничений, при том, что чиновники американской администрации и Госдепа действительно признают: Иран добросовестно выполняет свои обязательства в рамках СВПД. Предпочитают рассуждать о «нарушении духа» договорённостей, но всё это, как говорится, в пользу бедных.

Тем не менее, определённые каналы к политическому диалогу между Тегераном и Вашингтоном имеются. Несколько дней назад за океаном побывал министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф, выступление которого во влиятельном «мозговом центре» – Совете по внешней политике – представляется нам весьма интересным. В очередной раз заверив собравшихся в мирном характере иранской ядерной программы, он на конкретных примерах продемонстрировал неэффективность так называемых «санкций».

«При заключении сделки мы договорились, что единственной структурой, ответственной за проверку ее выполнения, будет МАГАТЭ. И на данный момент МАГАТЭ уже семь раз заявляло, что Иран честно и полностью выполняет свои обязательства», – напомнил Зариф в интервью телекомпании CNN. Добросовестное выполнение обязательств иранской стороной увязано с постепенной отменой имеющихся ограничений, в чём объективно заинтересованы не только Тегеран, но и страны Европы и Юго-Восточной Азии, для которых Иран является важным торгово-экономическим партнёром, источником энергоресурсов и т.д. В частности, 3 июля французская «Total» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация подписали с Ираном контакт о разработке 11-й очереди газового месторождения «Южный Парс» на сумму почти в 5 млрд долларов и сроком на двадцать лет. Согласно иранским источникам, французский энергетический гигант будет обладать 50,1% акций консорциума, в то время как CNPC и «Петропарс» соответственно, 30%  и 19,9%.

Несмотря на неоднозначные оценки этой сделки и политики по налаживанию диалога с Западом в целом, речь идёт о дальнейшем выходе Ирана из международной изоляции, что выгодно далеко не всем, включая крупных бизнесменов на высоких государственных должностях, стремящихся переделать мировые энергетические рынки сообразно собственным интересам. Разумеется, искусственные торговые ограничения и далее будут использоваться в качестве рычага политического давления, что мы наблюдаем далеко не только в отношении Ирана. Конечно, каждый действует в интересах своей страны и своих корпораций, однако политика «выкручивания рук», тотального силового давления, чем дальше, тем больше становится неэффективной.

Некоторое время назад высказывались тревожные прогнозы о том, что склонный к импульсивным действиям Трамп под влиянием своего ближайшего окружения может решиться даже на односторонний выход из соглашения по иранской «атомной проблеме». Этот крайне опасный путь означал бы международную изоляцию Вашингтона, так как СВПД является многосторонним документом, международно-правовая легитимность которого закреплена соответствующей резолюцией ООН. Конечно, американцам не впервой действовать, ломая партнёров через колено, однако этого, скорее всего, всё же не произойдёт, так как подобный шаг был бы чреват для США значительными издержками в диалоге с европейскими партнёрами.

В то же время, можно прогнозировать усиление давления на Тегеран (как, кстати, и на Россию) введением дополнительных санкций и путём сколачивания различного рода «сдерживающих» альянсов. Применительно к России достаточно взглянуть, например, на поддержку режима Порошенко либо на стремление окружить границы нашей страны «кольцом» биологических лабораторий. Однако и «катарский кризис», и российско-американские договорённости по Сирии, имеющие некоторый шанс на реализацию, наглядно свидетельствует, что подобная линия является провальной.

Безусловно, политика Ирана в вопросе противодействия нелегитимным торгово-экономическим ограничений вряд ли может остаться без внимания в нашей стране, столкнувшейся после начала в 2014 году событий в Крыму и на Донбассе с проблемами до некоторой степени аналогичными. Вспомним хотя бы недавний скандал с компанией Siemens после того, как стало известно, что построенные при её участии газотурбинные установки были «незаконно» перемещены в «оккупированный» Крым (в реальности – из одного субъекта федерации в другой). Либо же – незаконный захват российской дипломатической собственности за океаном, отсутствие ответа на который (который соответствовал бы общепринятой практике) не может продолжаться вечно…

Буквально на днях в американском Конгрессе представлен новый санкционный проект против РФ и Ирана, выработанный совместными усилиями как демократов и республиканцев. Документ предполагает дальнейшие ограничительные меры в финансовой и нефтегазовой сферах, предписывает бороться с «Северным потоком» как угрозой «европейской энергетической безопасности». Кроме того, в случае принятия документа Трамп не сможет без согласования с Конгрессом отменять санкции против России.

Увы, не приходится ожидать от «наших западных партнёров» и отказа от традиционной для  них практики вмешательства во внутренние дела других государств. В этой связи весьма показательно недавнее сборище так называемого «национального сопротивления Ирана» в одной из европейских стран, где, в частности, небезызвестный Джон Болтон выступил с очередными эскападами, которым трудно даже подобрать дипломатическую оценку. Два дня назад этого господин в очередной раз призвал администрацию Трампа отказаться от «ядерной сделки» с Ираном, и подобного мнения придерживается далеко не он один. Не кто иной, как глава Пентагона Мэттис обвиняет Иран во всех смертных грехах, заявляя о невозможности нормализации отношений без смены режима. Не стоит забывать и о традиционном наборе обвинений: упомянутая «ракетная программа», «поддержка терроризма», «права человека» и другие.

Усиливается военная мощь США в Персидском заливе: по информации CNN, там проведено испытание системы лазерного оружия размещенной на транспорте-доке USS Ponce. Всё это, включая слухи об усилении иранской резидентуры ЦРУ, наводит на тревожные размышления – особенно на фоне терактов 7 июня в Тегеране, декларативную ответственность за которые взяли на себя террористы запрещённого в России «Исламского государства».

Не исключены, на мой взгляд, также попытки очередных обострений в различных районах Сирии. Упомянутые выше договорённости, достигнутые 7 июля по результатам встречи президентов США и России в Гамбурге, не по нраву слишком многим – как в самих США, так и в стане их региональных союзников.

- Недавно было объявлено о ликвидации в ходе воздушной операции ВКС РФ в Сирии главаря «ИГ». Как можно оценить ход борьбы с международным терроризмом в Сирии и Ираке, в том числе так называемое «освобождение Мосула»? Повлияет это на политику США и их союзников в регионе и за его пределами, и если да, то как?

- Что касается первой части Вашего вопроса, то, несмотря на противоречивый характер информации на этот счёт, совершенно очевидно, что проект «Исламское государство» движется к своему закату. Замечу, на ряде территорий Сирии и Ирака боевики этой группировки доказывают достаточно серьёзное сопротивление проправительственным силам, грамотно выстраивая оборону и одерживая порой тактические успехи. Тем не менее, если в январе 2015 года «халифат» контролировал 90,8 тыс. кв. км, то к концу июня 2017 года – только 36,2 тыс. кв. км, отмечает аналитик IHS Markit К.Страк. Таким образом, территория, контролируемая боевиками запрещённой в России террористической группировки, неуклонно сжимается, от неё отделяются анклавы и т.д. Имеются прогнозы, согласно которым в Сирии и Ираке вопрос с «ИГ» будет окончательно решён в 2018 году.

Уже сейчас мы видим неуклюжие попытки связать эти позитивные сдвиги едва ли не исключительно с деятельностью проамериканской т.н. «антитеррористической коалиции». Между тем, в реальности её варварские действия привели к чудовищным жертвам и разрушениям, что особенно ярко проявилось в ходе многомесячного «штурма Мосула». По оценкам ООН, на восстановления этого города, практически стёртого с лица земли, потребуется более миллиарда долларов. Масштаб разрушений, не поддающееся точному исчислению количество убитых и раненых гражданских лиц не идёт ни в какое сравнение с Алеппо, события в 2016 году, как мы помним, объектом многомесячного пропагандистского антироссийского и антисирийского воя так называемых «глобальных СМИ».

По мнению наблюдателей, так называемое «взятие Мосула» не означает решения имеющихся проблем и тем более устранения причин, разрывающих Ирак на части и порождённых, прежде всего, американской оккупацией в 2003 году. И сегодня дислоцированные в Ираке несколько тысяч американских военнослужащих соседствуют с десятками тысяч бойцов шиитских вооружённых формирований, что в случае продолжения авантюристического курса на конфронтацию с Ираном (в том числе в сиюминутно-тактических целях поднятия падающего рейтинга главы американской администрации) может стать запалом к очередному крупномасштабному региональному конфликту.

Мосул после «освобождения»

В попытке сделать прогноз на будущее, я бы также вспомнил опубликованный в 2015 году доклад Кавказского геополитического клуба «Исламское государство: сущность и противостояние», в котором отмечался во многом прикладной характер так называемого «международного терроризма», десятилетиями использовавшегося в качестве инструмента по решению широкого спектра задач. Замечу также, что рассуждения о проекте «ИГ» как о некоей «альтернативе» западной модели глобализации оказались полностью несостоятельными, что, впрочем, не исключает попыток встроить некоторых его бывших адептов в идейные смыслы борьбы за традиционные ценности (не исключено, что с дальним прицелом дискредитации этих ценностей как таковых).

Начало 30 сентября 2015 года российской контртеррористической операции в Сирии,  комплексная поддержка правительству в Дамаске, а также действия ряда региональных групп и движений сыграли в военных поражениях террористических и экстремистских группировок решающую роль. Благодаря действиям, в частности, Вооружённых Сил России, удалось сломать отлаженную, казалось бы, кровавую «игру», в финале которого – уничтожение очередного государства, что порождало немалые опасности, в том числе для самой России и её соседей.

Сегодня ракетные удары по объектам террористов и их скоплениям на территории Сирии с воздуха и с моря демонстрируют заинтересованным сторонам политическую волю и технические возможности по ведению военных операций на удалённом театре военных действий. Кроме того, укрепление возможностей Вооружённых Сил любой страны по противодействию внешним угрозам (конечно, не надуманным, а реальным) является важным фактором обеспечения национальной безопасности в нестабильном и турбулентном окружении.

Эффективные контртеррористические действия в Сирии подкрепляются активными политико-дипломатическими усилиями по реальному отделению «умеренной оппозиции», представленной, прежде всего, самими сирийцами, от поддерживаемых извне наёмников и боевиков террористических группировок, таких, как «Исламское Государство» и «Джебхат ан-Нусра».

Помимо последовательной борьбы с международным терроризмом, краеугольным камнем стран, выступивших гарантами режима прекращения огня в Сирии, является максимально быстрое продвижение процесса национального примирения и закрепление его результатов на земле. Несмотря на все сложности и «подводные камни», постепенно продвигается Астанинский процесс. К усилиям России, Ирана и Турции  присоединяются другие региональные игроки, в частности, Египет и Иордания. 22 июля в Каире Министерством обороны России и представителями ряда группировок были подписаны документы относительно «зоны деэскалации» в Восточной Гуте (комплекс предместий Дамаска, длительное время являющийся ареной ожесточённых столкновений).

Конечно, здесь остаётся немало вызовов, связанных, в частности, со стремлением некоторых государств максимально закрепить позиции лояльных им сил «на земле» с целью обеспечения преимуществ в будущих дискуссиях о послевоенном устройстве страны. Недавно турецкое агентство Anadolu распространило информацию об американских военных объектах в «курдских» районах северной Сирии (правда, укрепляются они с использованием и турецкой логистики, что почему-то не вызывает практических возражений со стороны Р. Эрдогана). Данные многих источников свидетельствуют, что такое нелегальное с международно-правовой точки зрения военное присутствие будет расширяться и укрепляться. К сожалению, не исключён и сценарий де-факто дезинтеграции в рамках международно признанных границ Сирийской Арабской Республики, о чем предупреждают многие российские и западные эксперты. Контроль над коммуникационными путями центральной и восточной Сирии, над энергетическими ресурсами этой части страны будет играть заметную роль в будущей борьбе. Ожидания же свёртывания поддержки американскими спецслужбами сирийских боевиков после контролируемых утечек в западные СМИ я бы сравнил со странными надеждами некоторых «экспертов» на прекращение поддержки с приходом Дональда Трампа проекта «Украина». Как будто его создавали долгие годы и даже десятилетия исключительно для того, чтобы в один прекрасный момент свернуть в угоду переменчивой внутриполитической конъюнктуре, либо же личным симпатиям и антипатиям…

- Можно ли ожидать серьёзных сдвигов в практике международных отношений, позволяющей появляться таким феноменам, как «ИГ»? Каким, на Ваш взгляд будет их общий вектор, в том числе и в том, что касается роли и места России в мире?

- К сожалению, терроризм и трансграничные террористические группировки, как фактор мировой политики и международных отношений и как средство решения геополитических задач, в обозримой перспективе вряд ли исчезнет. «ИГ» вовсе не было первым – достаточно вспомнить об «афганском» опыте недавно скончавшегося геополитика-практика Збигнева Бжезинского, о «Чеченской Республике Ичкерия», либо же о криминальном анклаве Косово, весьма вольготно себя чувствующим под сенью базы «Бондстилл». Кстати говоря, выходцы с Балкан также в немалом числе представлены в рядах террористических группировок в Сирии. Уже сейчас не только в России, но, я думаю и в других странах тоже, с тревогой наблюдают за перемещением экстремистских группировок на территорию Афганистана, где за ними чувствуется серьёзная поддержка. Думается, эта опасность актуальна и для Европы, чему была посвящена одна из недавних статей на сайте Кавказского геополитического клуба. Наверное, наработки на этот счёт российских правоохранительных органов были бы интересны, однако не думаю, что в нынешней Европе или кто-либо воспользуется по причинам политико-идеологического свойства.

Тем не менее, укрепление как двустороннего, так и многостороннего взаимодействия в сфере безопасности на евразийском континенте представляется безальтернативным. Выстраивание различных форматов взаимодействия в этой сфере позволит повысить предсказуемость в общей динамике международных отношений и, по крайней мере, частично снять царящую здесь турбулентность и напряжённость, подпитывающие ожидания если не скорого «конца света», то, по крайней мере, неизбежности крупного военного конфликта.

Впрочем, по большому счёту это паллиативные меры, ибо сужение ресурсной базы «акул мирового империализма» (воспользуюсь этим термином из арсенала советской пропаганды) предполагает их повышенное внимание к странам и регионам, которые являются перспективными с точки зрения очередных переделов рынка. Иран, Россия, Китай – безусловно, в этом ряду, а следовательно, конфликты неизбежны. Под империалистическую экспансию (употребляю эту конструкцию без особой эмоциональной нагрузки) подводится соответствующее информационно-идеологическое наполнение. Так что все, в том числе совершенно безумные, казалось бы, эскапады мэйнстримныхамериканских экспертов, политиков и военных – на мой взгляд, так или иначе, именно об этом.

«Он – Запад – никогда не будет считать вас не просто равными себе партнерами, он не будет считать вас даже существами, достойными в полной мере называться людьми. Вы ВСЕГДА останетесь для него в лучшем случае бензоколонкой, а в худшем – объектом, подлежащим, как бы это пополиткорректнее выразиться, аннигиляции, а ваша территория – полем заповедной охоты», – пишет в порыве откровенности гордящийся «званием» русофоба бывший сотрудник Российского института стратегических исследований (!) Александр Сытин, ставший в последние месяцы широко известным благодаря федеральным телеканалам (в связи с чем к их руководству возникает серьезный вопрос: с какой целью, мягко говоря, неадекватные воззрения т.н. «аналитика», долгие годы успешно мимикрировавшего под «своего» с целью сохранения престижной должности и соответствующей зарплаты, назойливо пропагандируются на российских (!) телеканалах? Какая цель при этом преследуется? «Свобода слова» и т.п. здесь совершенно ни при чем. Даже в своей области (в РИСИ он занимался Прибалтикой и Калининградом) до скандального ухода из института г-н Сытин был никому не известен, на телеканалы не приглашался, публичного интереса не вызывал. Очевидно, что эта пустая фигура раскручивается вполне осознанно, и если бы это происходило в американских масс-медиа, то не вызывало бы вопросов. – прим. ред.).

Сытин на мероприятии в РИСИ

Сытин на российском телеканале

Есть и более серьёзные подтверждения: в ходе конференции в Аспене глава комитета начальников штабов американской армии генерал Дж. Данфорд в очередной раз назвал Россию «наиболее серьёзной угрозой Соединённым Штатам». Как бы по случайному совпадению, 22 июля на базе в Норфолке американскому флоту был передан очередной мега-авианосец – главный корабль класса Ford стоимостью почти 13 млрд долл., способный принимать до 75 самолётов.

Конечно, трезвомыслящие голоса тоже есть, но слышны они пока гораздо меньше. Может быть, это связано с отсутствием идеологической альтернативы пребывающей в некотором кризисе неолиберальной глобалистской модели (национализм так или иначе в неё встроен, левая идея дискредитирована в предшествующие десятилетия, понятие «традиционных ценностей» некоторым образом размывается и т.д.). Не пытаясь обозначить здесь какие-либо контуры будущего, тем не менее, замечу (со ссылкой на некоторых наблюдателей), что, к примеру, победа Трампа в Америке стала возможной благодаря существенному запросу на перемены. Реальные шансы на успех имел сенатор-«социалист» Берни Сандерс, победа которого в рамках Демократической партии была украдена командой Хилари Клинтон, выступавшей как раз за сохранение статус-кво.

Неадекватность экспертных оценок, речей и практических действий политиков создаёт серьёзную опасность на будущее, в том числе на период разворачивания кампании по выборам Президента Российской Федерации в 2018 году. Ведь конкретные экспертные выкладки, нацеленные, в том числе, на радикализацию отдельных категорий граждан, вовсе не обязательно висят в безвоздушном пространстве, а являются инструментом практической политики.

Дети и подростки – безотказный политический инструмент не только в России. Фото uraldaily.ru

Кстати, накануне отличавшихся особо грязным характером президентских выборов в США российские дипломаты были предупреждены об уголовной ответственности в случае, если они появятся на избирательных участках. В то же время Москва исправно разослала американским наблюдателям приглашение посетить недавние парламентские выборы, чем они с удовольствием воспользовались. Не пора ли и здесь начать действовать в соответствии с принципом взаимности?

По материалам: kavkazgeoclub.ru

безопасность Ближний Восток политика и право Россия США терроризм



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
24.07.2016

И. Алиев в своем выступлении на саммите в Варшаве высоко оценил «поддержку...

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

19.07.2016

Мэр Кисловодска Александр КУРБАТОВ: «Я стараюсь выстраивать политику города в таком направлении, чтобы...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
2016 год на Южном Кавказе:

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...

РАДИКАЛИЗАЦИЯ ИСЛАМА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Монография посвящена вопросам влияния внутренних и внешних факторов на политизацию и радикализацию ислама в Российской Федерации в постсоветский период, а также актуальным вопросам совершенствования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму в РФ...

МИГРАЦИЯ И ЯЗЫК. ПУШТУНЫ В ПАКИСТАНСКОМ ВЫСОКОГОРЬЕ
Анализ миграционных процессов и этнолингвистической ситуации в различных частях иранского мира могут дать дополнительное понимание реалий Кавказского региона. Работа немецкого исследователя Маттиаса Вайнрайха, изданная Кафедрой Иранистики Ереванского государственного университета, посвящена вопросам языка и языковой среды пуштунских мигрантов севера Пакистана. Основная цель работы  - анализ роли пуштунских мигрантов в многоязычной среде региона и влияния этой среды на выбор модели коммуникации и языка общения. Книга, практически целиком основанная на полевом материале автора, может представлять интерес для широкого круга востоковедов, социологов и социолингвистов.



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2017 | НОК | info@kavkazoved.info