На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

Как национальные меньшинства воображались нациями в 1920-х годах. Кавказ (II)

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Вера ТОЛЬЦ | 15.03.2013 | 00:00

Предыдущая часть

Своё представление о важности ислама для формирования «общекавказской цивилизации» Марр излагал перед другой аудиторией – в недавно созданной республике Азербайджан. Бывшие имперские ученые утверждали, что с точки зрения «национального возрождения» мусульмане Кавказа отставали от армян и грузин, и полагали, что в советском Азербайджане ученым отведена очень важная роль в деле национального строительства (677). Утверждая, что на Кавказе мусульмане гораздо меньше интересовались собственным прошлым, чем христиане, Бартольд в 1922 году выразил надежду, что создание республики Азербайджан исправит ситуацию, предоставив ее населению новые возможности культурного развития (678).

На самом деле в момент, когда в 1920 году Красная Армия установила контроль над недолго просуществовавшей независимой республикой Азербайджан, там уже имелись свои интеллектуальные и политические элиты, чьи представления о мире в национальных категориях начали формироваться в позднеимперский период. Они представляли себе Азербайджан как национальное государство тюрок Кавказа. Тем не менее эти национально мыслящие элиты были действительно гораздо малочисленнее, чем в Армении и Грузии. Что касается основной массы населения, по словам Йорга Барберовски, в первые послереволюционные годы жители Азербайджана идентифицировали себя как тюрки, мусульмане или просто крестьяне; мало кому был известен термин «азербайджанец», получивший более систематическое распространение только с 1930-х годов (679).

И тем не менее, несмотря на страшные этнические конфликты и применение властями политического насилия в широких масштабах в первой половине 1920-х годов (680), к середине этого десятилетия Баку с его новым университетом становится центром интеллектуальной жизни тюркских народов, живущих в Советском Союзе и за его пределами, привлекая к себе ученых и деятелей культуры из Татарстана, Средней Азии, Турции и европейской части России. Эти интеллектуалы особенно интересовались проектами формирования нации тюрок-мусульман на Кавказе. Их дискуссии проходили в контексте политики коренизации, которая в 1923 году стала ключевым элементом большевистского подхода к решению национального вопроса.

Барберовски определил основу этой политике в Азербайджане как «тюркизацию», подразумевавшую «создание привилегий для тюркского этноса и придание тюркскому языку статуса официального языка» (681). Но у этой политики был и еще один важный компонент – создание исторических и культурных нарративов для новоизобретенной азербайджанской нации. Именно в этой области, а также в языковой политике бывшие имперские востоковеды сыграли ключевую роль.

Бартольд внес свой вклад в это дело, прочтя курс лекций в Бакинском университете в 1924 году. Данный курс был опубликован Обществом по изучению и исследованию Азербайджана, учрежденным при участии Марра в том же году. В лекциях Бартольда много говорилось о важной роли мусульман Кавказа «в истории мусульманского мира» и всячески подчеркивалось величие средневековой исламской культуры – и ее превосходство над культурой Древней Руси (682).

Если Бартольд рассказывал азербайджанской аудитории о прошлом их страны, которое оставалось политически важным в настоящем, то Марр инструктировал ее о том, как достичь «национализации самой научной работы» (683). Отметив, что в Европе начиная с XIX века главная роль в национальном строительстве была отведена академическому сообществу, Марр предположил, что «национальная наука Азербайджана» должны сосредоточиться на «роли мусульманской культуры на Кавказе» (684). Как и Бартольд, Марр подчеркивал совместимость ислама с модернизацией. Согласно Марру, азербайджанские ученые должны были ниспровергнуть традиционные исследования Кавказа, проводимые грузинскими и армянскими специалистами, с которыми у самого Марра были давние разногласия (685).

Как утверждал Марр, одним из основных недостатков грузинской и армянской научных позиций было стремление представить Кавказ исключительно христианским и приуменьшить роль ислама, которая на самом деле была очень значительна даже в культурном наследии Армении и Грузии (686). (Следует отметить, что Марр никогда не порицал своих абхазских коллег за их даже более настойчивое нежелание признавать важность ислама для их сообщества.) «Само собой понятно, – заключал Марр, – что нельзя ожидать разрешения азербайджанских и туркологических проблем от традиционного академического понимания кавказоведения, сводившегося фактически к культурно-историческому изучению армянского и грузинского миров!» (687)

Марр настаивал на том, что в Азербайджане существовал массовый интерес к мусульманскому культурному наследию, который мог бы обеспечить общественную поддержку и благодатную аудиторию для местных научных исследований. Средневековая персидская поэзия, представленная, в частности, поэтом Низами, должна восприниматься и изучаться как часть национального наследия Азербайджана. По словам Марра,

К подлинному кавказоведению не в одной лишь территориальной плоскости не может не быть отнесен, должен быть отнесен, персидский поэт Низами. Правда, этим, казалось бы, самым безобидным и нейтральным вопросом, в азербайджанцах находящим, насколько мне известно, живой отклик, другим кавказским народам, как будто нечего интересоваться (688).

Марр объяснял далее, что Низами был «азербайджанским поэтом» не только потому, что провел большую часть своей жизни в Гяндже, расположенном на территории советской республики Азербайджан, но также и потому, что в поэзии Низами «для многих десятков, если не сотен слов, вовсе нет точного толкования или понимания в персидской речи; по-видимому, это местные как бы азербайджанизмы, внесенные в персидский текст и не находящие точного объяснения и в турецком». «Да, разве это не задача азербайджанских ученых обратить внимание на эту проблему об языке Низами...?» – риторически восклицал Марр (689). Здесь Марр, кажется, забывал о своем предостережении против написания сомнительных с научной точки зрения национальных исторических нарра-тивов, которые постулировали прямолинейную, неразрывную связь между людьми, населявшими территорию страны в далеком прошлом, и ее сегодняшними обитателями. Такое сомнительное использование древних и средневековых деятелей, как это предлагал Марр в отношении Низами, стало важным элементом создания канонов национальных культур в советский период.

Наиболее важные аргументы, приведенные Марром в его лекции, прочитанной в Баку в 1924 году, с точки зрения их воздействия на политику идентичности в Азербайджане вплоть до сегодняшнего дня касались автохтонности турок на Кавказе. Марр утверждал:

для исследователя этнической культуры Азербайджан столь же древен в Кавказском крае, как вообще человеческое его население. За существование его в более древние эпохи [-] ряд весьма распространенных культовых терминов и других нарицательных имен (690).

Описывая далее задачи «азербайджанской национальной науки» и поощряя среди азербайджанцев уверенность в себе как в нации и в новых научных учреждениях своей республики, Марр утверждал:

В данный момент лишь мимоходом коснусь того, что самые названия страны «Азербайджан» и язык «азери» свидетельствуют о давнишнем и глубоком внедрении турок в автохтонную среду, а названия эти, теперь вне всякого спора, местного яфетического происхождения <...> Все это требует самого внимательного кавказоведного рассмотрения, требует равного, само собой понятно, такого кавказоведения, которое не занимается одними грузинским и армянским мирами. Азербайджанские ученые должны ставить проблемы местные, общекавказские, туркологические... (691)

Вывод Марра о том, что язык и территориальное распределение «азербайджанских тюрок» на современном Кавказе «свидетельствуют о давнишнем и глубоком внедрении турок в автохтонную среду» этого региона (692), стал ключевым элементом многих научных исследований в Азербайджане в советский период и особенно после образования независимого государства в 1991 году. В посткоммунистическом Азербайджане на авторитет Марра все еще иногда ссылаются в поддержку аргументов об авто-хтонности тюрок на Кавказе (693).

В своей лекции Марр подчеркивал необходимость относиться «с величайшей осторожностью» к тому, что объединяет народы Кавказа, имеющие «общее яфетическое прошлое». Он отмечал не столько «чисто научную», сколько политическую важность этого положения (694).

В условиях беспрецедентного насилия на Кавказе в 1918-1920 годах и продолжавшихся после установления советской власти этнических конфликтов позиция Марра звучала пропагандистски и утопически. Кажется, Марр пытался добиться двух противоречащих друг другу целей. Одна из них заключалась в формировании «национального самосознания» у народов со слабыми до 1920-х годов традициями национальной политики – таких, как абхазы и азербайджанцы. При этом Марр призывал к преодолению господства армян и грузин, греков и европейцев, до сей поры определявших представления о Кавказе широких кругов. Марр объяснял своим слушателям, что все эти доминирующие группы виновны в манипуляциях историческими данными, совершаемых в свою пользу, и потому должны быть призваны к ответу за этот «грех» (695). Но при этом Марр также говорил о единстве и нерасторжимости исторического, культурного и даже языкового прошлого всех народов Кавказа. Все народы Кавказа были по-своему автохтонны, и все они нуждались в сотрудничестве, чтобы восстановить память о своем общем прошлом. По мнению Марра, такое сотрудничество могло бы содействовать гармоничному сосуществованию различных народов Кавказа в будущем. Первая часть послания Марра возымела долгосрочное действие, в то время как вторая осталась по большей части без внимания (696).

Источник: Вера Тольц. «Собственный Восток России»: Политика идентичности и востоковедение в позднеимперский и ранне-советский период. М.: Новое литературное обозрение, 2013. – 336 с. / Перевод с английского: Vera Tolz. «Russia's own orient». The Politics of Identity and Oriental Studies in the Late Imperial and Early Soviet Periods. Oxford University Press 2011.

Сноски
 
(677) О сравнительно медленных темпах распространения национальных представлений в российском Азербайджане см.: Swietochowski Т. Russian Azerbaijan, 1905-1920: The Shaping of a National Identity in a Muslim Community. Cambridge: Cambridge University Press, 1985.
(678) Данное замечание было сделано во втором послереволюционном издании «Сочинений» Бартольда. См.: Бартольд В. В. История изучения Востока в Европе и России. С. 481.
(679) Барберовски Й. Враг есть везде. Сталинизм на Кавказе. М.: РОССПЭН, 2010. С. 25.
(680) Там же. С. 171, 243-255, 418-419, 530-576.
(681) Там же. С. 311.
(682) Бартольд В. В. Место прикаспийских областей в истории му¬сульманского мира // Бартольд В. В. Сочинения. Т. 2. Ч. 1. М., 1963. С. 653-772.
(683) Марр Н.Я. Об изучении Азербайджана // ПФ АРАН.Ф. 800. Оп. 1.Д. 1837. Л. 3.
(684) Там же. Л. 3-6.
(685) См., например: Письма К. Дондуа Н.Я. Марру // ПФ АР АН. Ф. 800. Оп. З.Д. 333. Л. 1-3.
(686) Марр Н.Я. Этническая и национальная культура Кавказа. Л. 161.
(687) Он же. Об изучении Азербайджана. Л. 15.
(688) Там же. Л. 10-11.
(689) Марр Н.Я. Об изучении Азербайджана. Л. 10-11.
(690) Он же. Этническая и национальная культура Кавказа Л. 136-137.
(691) Марр Н.Я. Об изучении Азербайджана. Л. 13-14.
(692) Там же. Л. 13.
(693) Schenkel van W., ZuercherE.J. Identity Politics in Central Asia and the Muslim World. London: LB. Tauris, 2001. P. 24-25; LaruelleM. The Concept of Ethnogenesis in Central Asia: Political Context and Institutional Mediators (1940-50) // Kritika. 2008. Vol. 9. No. 1. P. 169-188, особ. P. 173-174.
(694) Марр Н.Я. Об изучении Азербайджана. Л. 13, 15, 17-18. См. так¬же: Марр Н.Я. Академия Наук и изучение народов Кавказа // ПФ АРАН.Ф. 800. On. 1. Д. 1409. Л. 17-18.
(695) Марр Н.Я. Этническая и национальная культура Кавказа. Л. 9.
(696) Об использовании прошлой и нынешней российской и местной историографии при выработке националистических идеологий в государствах Закавказья в посткоммунистический период см.: Шнирельман В.А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье. М.: Академкнига, 2003.

Азербайджан советское кавказоведение СССР этничность / этнополитика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

21.11.2017

Интервью главы Ассоциации политологов Армении Амаяка ОВАННИСЯНА.

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info