На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ВИЗИТ ПРЕЗИДЕНТА АЗЕРБАЙДЖАНА В САУДОВСКУЮ АРАВИЮ: СДЕРЖИВАНИЕ ИРАНА И ВОЗМОЖНОСТЬ ВСТУПЛЕНИЯ В ОПЕК

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Михаил АГАДЖАНЯН | 01.05.2015 | 12:11

Президент Азербайджана нанёс «незапланированный и неожиданный» визит 5 апреля в Саудовскую Аравию: таким образом отметили рабочую поездку главы республики в крупнейшую монархию Персидского залива некоторые азербайджанские авторы.

Сложно предположить, чтобы визит на высшем государственном уровне мог быть настолько «незапланированным», что глава закавказской республики по каким-то неотложным соображениям решил посетить Эр-Рияд в экстренном порядке. Для этого не было видимых оснований, и, скорее всего, визит планировался заранее, а некоторая демонстрация его «неожиданности» преследовала определённый внешнеполитический умысел Баку, не в последнюю очередь, содержащий сигнал в иранскую сторону. 

Азербайджанский лидер с начала текущего года задал высокий темп своим зарубежным командировкам, успев посетить Турцию, принять у себя президента Пакистана и в первых числах прошлого месяца отправиться в Саудовскую Аравию. География общения Ильхама Алиева с зарубежными лидерами примечательна сама по себе и укладывается в русло основных внешнеполитических приоритетов республики. Баку расположен к тесному сотрудничеству с теми государствами, которые поддерживают его в карабахском конфликте и одновременно имеют весьма непростые отношения с Арменией (точнее, не имеют их вовсе). Турция, Пакистан и Саудовская Аравия так и не установили официальных дипломатических связей с противником Азербайджана по затяжному конфликту на Южном Кавказе. Более того, они питают самые недружественные чувства к Армении, что делает углубление связей с ними особенно привлекательным для азербайджанской стороны. Но на одном негативе по отношению к третьей стране прочный фундамент двусторонних партнёрств не построишь. И поэтому Баку демонстрирует широту охвата своих связей с указанными суннитскими державами Большого Ближнего Востока.

В визите Ильхама Алиева в Саудовскую Аравию в большей степени проявился экономический уклон в отношениях двух стран, но с очевидным геополитическим контекстом. Говоря о «незапланированности и неожиданности» визита, азербайджанские комментаторы чаще всего обращали внимание на его финансово-кредитную подоплёку. Якобы, в ситуации стабильно низких цен на нефть Азербайджан стал испытывать острый дефицит свободных денежных ресурсов, и решил обратиться за финансовым вспомоществованием к саудовским партнёрам. Возможно, визит Ильхама Алиева и преследовал одной из целей добиться саудовских кредитов по льготным ставкам во времена заметного ухудшения своих внешнеторговых показателей, обусловленного, в первую очередь, фактором серьёзного удешевления нефти на мировом рынке. Для республики, 40% ВВП, 65% бюджета и более 85% экспорта которой формируется за счёт доходов от продажи нефти, получение в оперативном порядке и по преференциальным расценкам кредитов на внешних рынках заимствования, на самом деле, выглядит заманчиво. Впрочем, позволим предположить, что содержательная насыщенность саудовского визита азербайджанского лидера выходила далеко за рамки пока не раскрытого кредитно-финансового потенциала отношений двух стран. Сроки визита настраивают на рассмотрение азербайджано-саудовского контакта на высшем уровне под более масштабной лупой разворачивающихся на Ближнем Востоке и Кавказе геополитических процессов. 

Ранее, 2 апреля в Лозанне было достигнуто рамочное соглашение стран «шестёрки» международных посредников и Ирана. Соглашение, как известно, далеко не окончательное, но оказавшееся весьма озадачивающим для некоторых соседей Ирана по Персидскому заливу. Что сулит намечающееся урегулирование отношений Ирана с Западом в целом и с США в частности той же Саудовской Аравии? Этот вопрос в Эр-Рияде пытаются системно осмыслить, и выработать на основе такого всеобъемлющего анализа новый инструментарий геополитического сдерживания Ирана. Снятие противоречий между Ираном и Западом, если такового вообще удастся достичь в обозримой перспективе, отнюдь не ведёт к урегулированию традиционно сложных, а порою и открыто враждебных ирано-саудовских отношений. В такой ситуации аравийцы не могут пренебречь любым шансом показать иранцам свою мощь и ресурсы влияния, в том числе и на таком сравнительно отдалённом от них направлении, как южнокавказское. Здесь естественным партнёром для саудовцев выступает Азербайджан. Между ним и Саудовской Аравией много общего. Это и нефтеэкспортно ориентированная экономика, и тяга к приобретательству на мировом оружейном рынке, и авторитарный уклон в государственному управлении. Плюс ко всему – взаимно разделяемое ощущение постоянного исхождения от Ирана «угрозы» своему суверенному существованию. 

Есть версия, на которой настаивают видные политологи, в том числе и в российском экспертном сообществе, что Азербайджан окунулся в избыточные закупки ударных вооружений и военной техники вовсе не только из соображений восстановления «конституционного порядка» в Нагорном Карабахе. Иран тревожит азербайджанское военно-политическое руководство не в меньшей степени, хотя об этом, по вполне понятным причинам, официальный Баку предпочитает говорить в приглушённом тоне. В любом случае, создание на северных границах Ирана сильного государства с потенциалом не только защитить себя от «перманентной иранской угрозы», но и готовностью продвигать свои интересы в отношениях с южной державой – заманчивая цель для Саудовской Аравии. Причём, цель, на пути к достижению которой может проявиться столь необходимая саудовцам суннитская солидарность на обширном пространстве Большого Ближнего Востока. Создание общего фронта Саудовской Аравии, Турции и Пакистана с подключением других суннитских держав региона в борьбе с Ираном являет собой масштабную геополитическую задачу. Азербайджан же может стать одним из важных звеньев в решении саудовцами «иранского ребуса».

Масштабность задачи требует зачастую нестандартных решений. И здесь азербайджано-саудовские отношения ещё могут удивить стороннего наблюдателя. Нефть в закавказской республике, в третьей по объёмам экспорта жидкого углеводорода стране на постсоветском пространстве, когда-нибудь закончится. С позиций сегодняшнего дня – это далёкая перспектива, но задуматься над ней азербайджанским властям приходится уже сейчас. Экономисты говорят об исчерпаемости нефтяных запасов Азербайджана в ближайшие 15-20 лет. Ныне республика в тесном сотрудничестве с консорциумом транснациональных компаний добывает нефть фактически на пике своих возможностей. С учётом того, что 82% общей добычи нефти приходится на одно юридическое лицо – «BP-Azerbaijan», правильнее говорить о монопольном извлечении западными энергокорпорациями, среди которых выделяется британский оператор, всей нефти на азербайджанском шельфе Каспия. 

В 2005 году в Азербайджане было развернулась робкая, но дискуссия о перспективе вступления республики в Организацию стран-экспортёров нефти. Выгодно ли это Азербайджану, или напротив – обременительно для него, пытались в середине «нулевых», во времена высоких цен на «чёрное золото», ответить местные эксперты. К общему знаменателю, как можно понять, тогда они не пришли. Но общий уклон скоротечной дискуссии всё же склонился к выводу о том, что Азербайджану следует сохранить статус «свободного игрока» на нефтяном рынке, не терять гибкости на мировых сырьевых площадках и не ставить свой нефтяной экспорт под «чужой контроль». К тому же у республики с консорциумом транснациональных корпораций «контракт века» по добыче и продаже жидкого углеводорода. Вступление Азербайджана в ОПЕК практически  неосуществимо в условиях действия этого контракта, и западные партнёры страны не будут воодушевлены его намерением приобщиться к мировому нефтяному картелю. Примерно на этой точке, около 10 лет назад завершилась дискуссия в Баку по вопросу членства в ОПЕК. 

Возникает вопрос о возможных сдвигах в осторожной позиции азербайджанских властей за последнее десятилетие. Нефть в республике добывается всё меньше и меньше, о чём свидетельствуют расчёты той же ОПЕК (1). А денег нужно всё больше и больше: повышение обороноспособности, численный рост населения с сопутствующим возрастанием социальной нагрузки на правительство и др. 

По оценкам российских специалистов, добыча на азербайджанском блоке «Азери – Чираг – Гюнешли», обеспечивающим 91-93% всей нефти республики, в 2020 году составит 23,3 млн. тонн, в 2030-м – 10,6 млн., в 2035-м – 7,2 млн. Но в период 2015-2017 годов добыча нефти будет примерно на уровне 2014 года – 41,9 млн. (2). Таким образом, если вопрос приобщения Азербайджана к «большой нефти» ОПЕК всё же значится в повестке, то Баку следует поспешить с заявкой. Ибо после 2017 года возможность обеспечить хотя бы тот минимум в около 800 тыс. нефтяных баррелей суточной добычи, который открывает дверь в картель, может не представится вовсе.

Азербайджан пока раздумывает над «опековской перспективой», и визит Ильхама Алиева в Саудовскую Аравию может стать определённым прологом к более предметному рассмотрению в Баку подобной заманчивой и одновременно далеко неоднозначной опции. Эксперты отмечают, что статус члена ОПЕК обязывает кандидата на вступление в картель обеспечить минимальный уровень своей суточной нефтедобычи в пределах 800 тыс. баррелей. Это примерно текущий уровень, на который Азербайджан вышел, а точнее «снизошёл», после пиковой суточной добычи в 2010 году в 1,07 млн. баррелей (около 62 млн. тонн в год). Впрочем, несмотря на неутешительное падение объёмов нефтедобычи и не менее настораживающие для Баку прогнозы на ближайшие годы, «дирижёр» ОПЕК в лице Саудовской Аравии готов принять постсоветскую республику в ряды этой Организации, даже если её объёмы добычи будут более чем скромными. 

Вступление Азербайджана в ОПЕК – куда менее проблематичная задача для саудовцев, чем, скажем, гипотетические аналогичные шаги России и Казахстана, продвигающих свой Евразийский проект. Азербайджан – внеблоковое государство, страна-участница Движения неприсоединения, в меру западная и «антиирански» настроенная республика для саудовцев. Притягательность для них этого «проекта», определённые обсуждения которого в предварительном порядке могли иметь место в ходе визита президента Азербайджана, несомненна. Последней страной, вступившей в ОПЕК, была Ангола. Это произошло в 2007 году. Расширение картеля – необходимое условие роста его влияния. 

Арабские политологи с тревогой говорят об установлении Тегераном фактического контроля над четырьмя «шиитскими столицами» Ближнего Востока – Багдадом, Дамаском, Бейрутом и Саной. Заметим, Баку тоже подпадает под определение «шиитская столица», хотя, как известно, с момента обретения независимости в 1991 году Азербайджан предпочёл тюркскую этническую солидарность принадлежности большинства своих граждан шиитской ветви ислама. Что может быть более заманчивым для саудовцев, чем не только недопущение попадания «шиитского» Баку под влияние Тегерана, но и постановка приграничной к Ирану закавказской республики под своё влияние. Пусть и делимое с Турцией, но влияние, ибо роль Анкары в качестве ведущего внешнеполитического партнёра Баку саудовцами не оспаривается.

Гипотетическое вступление Азербайджана в ОПЕК на этапе «заканчивающейся нефти» может серьёзно заинтересовать и саму прикаспийскую страну. Нахождение в ОПЕК, действующей под эгидой Саудовской Аравии, не ограничивается лишь соображениями экономической целесообразности. Сугубо экономическая составляющая, тем более, если она сведена лишь к двустороннему формату отношений Азербайджана и Саудовской Аравии, весьма незначительна. В качестве подтверждения отметим, что товарооборот Азербайджана и Саудовской Аравии в прошлом году свёлся к более чем скромным 14,7 млн. долларов, претерпев двукратное падение по сравнению с показателем 2013 года. Членство в ОПЕК для Азербайджана – это политическая поддержка на региональных и международных площадках, столь значимая для Баку в условиях неурегулированности карабахского конфликта и сохраняющейся «иранской угрозы». 

Нынешний политический режим Азербайджана считается в целом лояльным Западу. Между тем, пределы такой лояльности почти целиком обусловлены наличием тесных энергетических связей Баку с западными центрами силы. Для Азербайджана сближение с Западом и пустившие корни связи с западными транснациональными корпорациями стали не сознательным выбором, а необходимостью, диктуемой нефтегазовой специализацией страны. При этом на азербайджанское руководство оказывается большое «правозащитное» давление Запада. И, что особенно настораживает Баку, это давление прогрессирует по мере исчерпания ресурсной базы нефтяных месторождений республики. Саудовская Аравия, Турция, Пакистан готовы принять Азербайджан таким, каким он есть и желает оставаться. С Ближнего Востока в Азербайджан дует ветер не реформ, а, напротив, консервации внутриполитического режима. 

Примечательным нюансом визита Ильхама Алиева в Эр-Рияд стало нахождение рядом с ним супруги – Мехрибан Алиевой. Президентская чета Азербайджана все последние зарубежные поездки совершает именно в таком формате, и посещение жёстко консервативной Саудовской Аравии не стало исключением. Если передача власти в Азербайджане всё же состоится по прогнозируемому многими экспертами «аргентинскому» варианту «от мужа к жене», то пребыванию Мехрибан Алиевой рядом с супругом-президентом в саудовской столице не стоит удивляться. Пока у первой леди Азербайджана исключительно статус общественного деятеля и имидж сильного организатора. Очередным свидетельством тому должно стать успешное проведение в Баку первых Европейских игр, председателем организационного комитета которых является Мехрибан Алиева. После Евроигр-2015 перед Азербайджаном встанут новые задачи, могут появиться новые внешнеполитические ориентиры. Приобретённый же в ходе «незапланированного и неожиданного» визита президентской четы в Саудовскую Аравию опыт ещё предстоит конвертировать в политический капитал. И на этом пути вопрос вступления Азербайджана в ОПЕК может приобрести предметное звучание. Между тем, стоит напомнить, что по Уставу данной Организации, принятие нового члена возможно только при единогласном одобрении всеми государствами-основателями картеля. Помимо Саудовской Аравии, это Венесуэла, Кувейт, Ирак и Иран. Не трудно предугадать, что если в Тегеране заподозрят хотя бы малейший намёк на вовлечение Азербайджана в далеко «непрозрачные» планы саудовцев в отношении Ирана, то вступление Баку в ОПЕК будет заблокировано.

Примечания

(1) В ежегодном обзорно-аналитическом докладе ОПЕК «World Oil Outlook 2014» прогнозируется, что в 2015-2018 годы Азербайджан не сможет превысить планку в 900 тыс. баррелей суточной добычи, в 2019 году этот показатель снизится до 800 тыс. и далее по убывающей.
(2) Анатолий Тюрин, Состояние работ на нефть и газ в азербайджанском секторе Каспия, Научное общество кавказоведов, 25 марта 2015 г.

Специально для kavkazoved.info

Азербайджан безопасность Ближний Восток Иран политика и право энергетика



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
01.10.2019

Рассматривается роль ведущих мировых и региональных держав в геополитических процессах Кавказского...

17.09.2019

В уходящем летнем сезоне – закроется он примерно в ноябре – Северный Кавказ переживает настоящий...

11.08.2019

Отказ правительства от эксплуатации Амулсарского золотого рудника даже в случае позитивного экспертного...

05.05.2019

Джордж Сорос выступил с идеей подчинения армянского государства транснациональным «неправительственным» структурам

27.03.2019

В настоящее время выстраивается диалог между новой армянской властью и Россией. Кроме того, те шаги,...

04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info