На главную страницу Карта сайта Написать письмо

Публикации

ИГИЛ: СТАРАЯ НОВАЯ УГРОЗА ДЛЯ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА (II)

Публикации | ПОПУЛЯРНОЕ | Сергей МАРКЕДОНОВ | 06.05.2015 | 00:00

Начало

ИГИЛ: выход на северокавказский театр

На фоне относительного затишья и при сохранении массы нерешенных проблем, российский Кавказ все чаще упоминается в «связке» с ИГИЛ. Широкую известность «Исламское государство Ирака и Леванта» приобрело в июне 2014 года, когда их силами был захвачен Мосул, один из крупнейших и стратегически наиболее важных иракских городов. Тогда около 1300 боевиков захватили правительственные учреждения, что вызвало значительные потоки беженцев и дезорганизацию не только в отдельном городе и в стране в целом, но и на всем Ближнем Востоке.

Однако считать ИГИЛ новичком в ближневосточной политической игре не представляется возможным. В октябре 2006 года возникло «Исламское государство Ирак». Наиболее крупными терактами этой структуры стали взрыв автомобилей в центре Багдада (октябрь 2009 года), от которого погибли 155 человек и захват заложников в кафедральном соборе Сирийской католической церкви в иракской столице (октябрь 2010 года), унесший жизнь 58 людей (4). Через шесть с половиной лет «Исламское государство Ирака» стала называться ИГИЛ. В некоторых источниках его также называют «государством Ирака и Сирии»

29 июня 2014 года эта организация заявила о создании «халифата» на подконтрольных ей территориях. На сегодняшний момент у ИГИЛ два основных театра борьбы. Это - Ирак и Сирия. При этом стоит отметить, что, несмотря на требования жесткого следования шариату и претензии на защиту «чистого ислама», эта структура представляет собой «синдикат недовольных». В нем присутствуют и джихадисты, и бывшие офицеры иракской армии времен свергнутого Саддама Хусейна, готовых бороться с США, а также с шиитами Ирака. 

География участников «Исламского государства» широка. По различным оценкам, в ее рядах порядка 12 тысяч выходцев из разных стран мира, включая и граждан государств-членов Евросоюза (Великобритании, Франции, Германии). И хотя численность россиян (прежде всего, выходцев из республик Северного Кавказа и Поволжья) не столь велика (их оценивают от 500 до 2000 человек), этот фактор ни в коем случае не следует преуменьшать. По справедливому замечанию публициста Арсена Ибрагима, «сегодня “аш-Шишани” (так в арабском мире называют чеченцев и часто вообще выходцев из Кавказа - С.М.) уже звучит как бренд. Быть может, потому, что конфликты теперь глобальные, да и цели тоже. Имена, как с конвейера — точно так же, как «Пепси» или «Кока-Кола», — служат символами глобализации, а бренд набирает ценность благодаря критике больше, нежели от положительных отзывов». (5) В конфликт в Ираке и в Сирии вовлечены и выходцы из Панкиского ущелья (пограничный с Россией Ахметский район Грузии), а также таких грузинских регионов, как Аджария и Квемо-Картли. Их численность оценивается от 100 до 200 человек (6). Одним из центральных персонажей этой сирийско-иракской истории является Умар (Омар) аш-Шишани. Под этим именем известен Тархан Батирашвили (сын грузина и кистинки, как в Грузии называют чеченцев, населяющих Панкиси). В 2008 году он участвовал в «пятидневной войне», но затем не смог найти себя на военной службе. Впоследствии он выехал в Турцию, затем на Ближний Восток, где присоединился к ИГИЛ (7). Точных данных по поводу количества азербайджанцев в рядах ИГИЛ, однако, известно, что к началу 2015 года более 100 выходцев из этой страны было убиты в боях на Ближнем Востоке и порядка 40 стали жертвами внутренних разборок (8).

В начале сентября 2014 года сторонники ИГИЛ распространили видеозапись, в которой содержались угрозы в адрес президента РФ Владимира Путина (которому пообещали «падение трона») и заявления о готовности принять участие в «освобождении Чечни и всего Кавказа». (9) И хотя российский президент подвергся виртуальной атаке, в первую очередь, за поддержку сирийского коллеги Башара Асада, северокавказский контекст в этом «послании» тоже присутствовал. И совсем не случайно. Одной из важнейших причин российской позиции по Сирии (в том виде, в котором она последовательно отстаивается с самого начала гражданского противостояния в этой ближневосточной стране) является учет возможных последствий победы радикальных джихадистов в этой стране, соседних государствах, а также коллапса государственности, как таковой на Ближнем Востоке. Как бы то ни было, а уже к концу прошлого года на Северном Кавказе ряд полевых командиров обозначили себя сторонниками «Исламского государства», а не «Имарата Кавказ». Расколы внутри северокавказского диверсионно-террористического подполья бывали и ранее (в 2010 году Умаров разошелся с некоторыми полевыми командирами из Чечни). Однако они не выходили за пределы региона и проходили без вмешательства мощных сил извне (которые хотя бы отдаленно были сопоставимы с ИГИЛ). 

Новый вызов на фоне старых угроз

Между тем, считать «Исламское государство» в полной мере новым вызовом для российского Северного Кавказа было бы не совсем корректно. Для этого есть две веские причины. Во-первых, в последнее десятилетие наряду с дискуссиями о роли и формах ислама и процессов религиозного возрождения идеи и практики вооруженного джихада в северокавказском контексте заметно расширились. Вехами на этом пути стали трагедия в Беслане (сентябрь 2004) (10), нападение боевиков на Нальчик (октябрь 2005), провозглашение «Имарата Кавказ» и ликвидация т.н. «Чеченской республики Ичкерия» (октябрь 2007). С этого времени язык антироссийского движения на Кавказе перестал строиться вокруг сепаратистских символов и лозунгов. Появились новые символы антироссийской борьбы на Северном Кавказе. Вряд ли такие люди, как Саид Бурятский (1982 -2010 гг., Александр Тихомиров, по отцу - бурят, по матери - русский), Виктор Двораковский (род. в 1987 году, этнический русский из Махачкалы, приговоренный в 2012 году за свою деятельность к 23 годам колонии), Виталий Раздобудько (1978-2011, этнический русский, ставропольчанин) могли бы вдохновлять на борьбу защитников светского националистического проекта. На первое место вышли цели создания исламского государства (чьи границы в перспективе могут и не ограничиваться Северным Кавказом) и участия в глобальном джихаде против всех «врагов ислама» (включая не только Россию, но и США, Европу, Израиль). «Мы неотъемлемая часть исламской Уммы. Меня огорчает позиция тех мусульман, которые объявляют врагами только тех кафиров, которые на них напали непосредственно. При этом ищут поддержки и сочувствия у других кафиров, забывая, что все неверные — это одна нация. Сегодня в Афганистане, Ираке, Сомали, Палестине сражаются наши братья. Все кто напал на мусульман, где бы они не находились — наши враги, общие. Наш враг не только Русня, но и Америка, Англия, Израиль, все кто ведут войну против Ислама и мусульман», - заявлял в свое время лидер «Имарата» Доку Умаров. (11) Во многом именно поэтому он и сам «Имарат» были включены в «черные списки» американского Госдепа в 2010-2011 гг. Политический язык, используемый сторонниками «Имарата», также принципиально отличается от языка сепаратистов. На их главном интернет-ресурсе «Кавказ-центр» в материалах проводится последовательная антироссийская, антиамериканская и антиевропейская пропаганда. Так, например, войска США и Великобритании в Афганистане называются «оккупантами», «врагами». (12) Они также называют себя не «освободителями Чечни», а «моджахедами». Свою борьбу они рассматривают, как кампанию против «кяфиров» (неверных) и «мунафиков» (ложных мусульман).

Во-вторых, вооруженное насилие на Северном Кавказе и прежде не единожды рассматривались в контексте возможных внешнеполитических угроз для России. В 1990-х – начале 2000-х годов знаковой фигурой «исламистского интернационала» на Северном Кавказе был пресловутый «черный араб» Хаттаб (Хабиб Абдул Рахман, он же «Ахмед Однорукий»). На Северном Кавказе «засветились» такие персонажи, связанные с «Аль-Каидой», как Абу Омар Аль-Сейф, Абу Омар Кувейтский (Абу Дзейт), Муханнад (Абу Анас). Абу Хафс Аль-Урдани, хотя и высказывал публично свои симпатии в адрес Бен Ладена, но никогда не идентифицировал себя с известной террористической сетью. Были и другие фигуры меньшего масштаба (13). 

Тем не менее, ни «Аль-Каида», ни другие структуры не рассматривали Северный Кавказ в качестве приоритетных театров для своей борьбы, этот регион РФ был, скорее, маргинальным сюжетом в их деятельности, ареной самодеятельности отдельных персонажей. ИГИЛ - явление иного порядка. В нем намного сильнее выражен тренд «интернационализации». 

Таким образом, на смену слабеющему и теряющему силы «Имарату» приходит набирающий силу и драйв ИГИЛ, у которого намного меньше связей с российской северокавказской почвой, даже если его потенциальные и действующие сторонники оттуда родом. Они (как правило, представители младших поколений) формировались не столько под воздействием пропаганды отечественных исламистов, сколько от «электронных муфтиев» и носителей виртуального разрушающего знания. Для них не только Россия в целом, но и отдельно взятый Северный Кавказ с его особыми традициями исповедания ислама видится, как препятствие для утверждения «правильной веры» (14). И опасность этой «новой волны» необходимо адекватно осознавать уже сегодня, несмотря на все имеющиеся позитивные тенденции. 

Сергей МАРКЕДОНОВ, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Примечания
 
(4) Что такое «Исламское государство»?
(5) Сирийские «аш-Шишани» // kavpolit.com. - 2014. - 14 июля.
(6) Грузинским наемникам грозят тюремные сроки. - 2015. 14 января.
(7) Там же.
(8) Сколько азербайджанцев воюет за ИГИЛ? - 21 января. 
(9) Выходцы с Кавказа в рядах ИГ (ИГИЛ) - 25 марта. 
(10) В течение трех дней террористы удерживали 1100 заложников (главным образом учеников, их родителей и учителей школы). В результате теракта погибло 334 человека (включая и 186 детей в возрасте от 1 до 17 лет).
(11) Цит. по: Smirnov A. Is the Caucasian Emirate a Threat to the Western World?
(12) Изначально «Кавказ-центр» был основан в марте 1999 года, как «чеченский международный исламский интернет-ресурс». Однако впоследствии он трансформировался в исламистский информационный проект. Публикует материалы на русском, украинском, турецком, арабском, английском языках. Сайт «Кавказ-Центр» был запрещен по решению Никулинского районного суда Москвы в сентябре 2011 года. Сайт уже внесен в Федеральный список экстремистских материалов (п. 985).
(13) Markedonov S. Radical Islam in the North Caucasus. Report. Washington. Center for Strategic and International Studies.2010.
(14) Ахмет Ярлыкапов: «Исламское государство" завоюет Северный Кавказ через интернет. – 10 апреля. 

Материал подготовлен в рамках проекта Научного общества кавказоведов «Этнокультурное разнообразие России как фактор формирования общегражданской идентичности», осуществляемого при поддержке Общероссийской  общественной организации Общество «Знание» 

безопасность Ближний Восток Кавказ Общество «Знание» Россия терроризм



Добавить комментарий
Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваше сообщение:
   
Введите код:     
 
Выбор редакции
04.12.2017

О ситуации в Закавказье в современном геополитическом контексте, путях решения карабахского конфликта и идеологическом...

21.11.2017

Интервью главы Ассоциации политологов Армении Амаяка ОВАННИСЯНА.

22.07.2016

«Наши западники должны быть искренними и честными и объяснить народу, что ждёт Армению, если она изберёт...

11.07.2016

У нас сегодня пять направлений промышленного и сельскохозяйственного развития. Особенно хорошо развивается...

29.06.2016

В работе круглого стола, состоявшегося 25 марта 2016 г. в Институте мировой экономики и международных отношений...

20.06.2016

3 июня на своем очередном заседании Комиссия по внешним связям Национального Собрания Армении одобрила...

15.06.2016

Восточный фронт Германской войны простоял на территории Кореличского района Белоруссии почти два года....

18.11.2015

В середине августа с.г. в госслужбу по безопасности пищевых продуктов Минсельхоза Армении поступили...

10.05.2015

Сергей МАРКЕДОНОВ

21.01.2015

«Исламское государство» (ИГ) актуализирует угрозы в отношении соседних с Россией стран: в январе его...

Опрос
Сворачивание военных действий в Сирии

Библиотека
Монографии | Периодика | Статьи | Архив

29-й и 67-й СИБИРСКИЕ СТРЕЛКОВЫЕ ПОЛКИ НА ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ 1914-1918 гг. (по архивным документам)
Полковые архивы представляют собой источник, который современен Первой мировой войне, на них нет отпечатка будущих потрясших Россию событий. Поэтому они дают читателю уникальную возможность ознакомиться с фактами, а не с их более поздними трактовками, проследить события день за днем и составить собственное мнение о важнейшем периоде отечественной истории.

РУССКАЯ ОСЕДЛОСТЬ НА КАВКАЗЕ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX вв.
В исследовании раскрываются особенности формирования восточнославянской этносферы на российском Кавказе. Выделяется воздействие демографического фактора на результативность интеграционного процесса. Анализируются также конфессиональные аспекты проводившейся политики. Впервые в научный оборот автором вводятся сведения из различных источников, позволяющие восстановить историческую реальность освоения края переселенцами из центральных и юго-западных субъектов государства, в том числе представителями русского протестантизма (духоборами, молоканами, старообрядцами). Рассчитана на специалистов, всех интересующихся спецификой южных ареалов страны и теми изменениями, которые произошли в их пределах в период революционного кризиса и гражданской войны 1917– 1921 гг.

АРМЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Крылов А.Б. Армения в современном мире. Сборник статей. 2004 г.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ОСОБЕННОСТИ «ВИРТУАЛЬНОЙ» ДЕМОГРАФИИ
В книге исследована демографическая ситуация в Азербайджанской Республике (АР). В основе анализа лежит не только официальная азербайджанская статистика, но и данные авторитетных международных организаций. Показано, что в АР последовательно искажается картина миграционных потоков, статистика смертности и рождаемости, данные о ежегодном темпе роста и половом составе населения. Эти манипуляции позволяют искусственно увеличивать численность населения АР на 2.0 2.2 млн. человек.

ЯЗЫК ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА: ЛОГИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
Анализ политических решений и проектов относительно региональных конфликтов требует особого рассмотрения их языка. В современной лингвистике и философии язык рассматривается не столько как инструмент описания действительности, сколько механизм и форма её конструирования. Соответствующие различным социальным функциям различные модусы употребления языка приводят к формированию различных типов реальности (или представлений о ней). Одним из них является политическая реальность - она, разумеется, несводима только к языковым правилам, но в принципиальных чертах невыразима без них...

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС 2014 Г.: РЕТРОСПЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса...



Перепечатка материалов сайта приветствуется при условии гиперссылки на сайт "Научного Общества Кавказоведов" www.kavkazoved.info

Мнения наших авторов могут не соответствовать мнению редакции.

Copyright © 2019 | НОК | info@kavkazoved.info